HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Архив публикаций за июль 2020

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018  2019  [2020]  

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   [июль]  


13 июля 2020

Виктор Сбитнев

Критическая статья «От Моны Лизы до… дяди Коли»

О поэтическом сборнике Елены Балашовой «Рядом с вами»

 

Жизнь отдельно живущего провинциального человека, а к тому же женщины, весьма размеренна, нетороплива. И вовсе не оттого, что особо ничем не заполнена или, как говорят в народе, ему (ей) просто делать нечего. А потому, что само течение жизни живущий одиноко, не снедаемый мелочами провинциал ощущает гораздо явственней, нежели с утра до ночи вписанный в суетную вереницу не исчезающих докук горожанин, а тем паче, обыватель большого полиса. Примерно так, на мой взгляд, воспринимает бытие поэтесса Елена Балашова из приозёрной Чухломы, где мир человека и мир природы слиты почти так же, как сто, двести, а то и все триста лет назад...

12 июля 2020

Артём Донгур-оол

Сборник миниатюр и рассказов «Детский мир»

Вдовый отец двух малолетних уснул у себя дома на полу. Восьмилетняя Даша и шестилетний Андрейка заботливо укрыли отца одеялом, положили подушку под голову. Засобирались в гастроном. Девочка со слезами сказала братику:

– Папа совсем ради нас себя не жалеет, мучается. И всё чтобы мы могли сдать бутылки и купить себе покушать.

Сестра с братом понесли одну авоську на двоих. В ней гремели пустые бутылки, мытые детскими руками. По дороге в гастроном Андрейка замечтался: «Побыстрей вырасту и буду помогать папе пить, вот тогда-то у нас будет много пустых бутылок».

11 июля 2020

Александр Бакаянов

Рассказ «Двадцатый»

..Я начал думать об этом, наверное, вот тогда, когда мальчиком-гимназистом возвращался домой с ранцем на спине, а была метель. Не жестокая эта метель была – но пушистая, весёлая кутерьма юрких хлопьев, похожих на... похожих на сошедших с ума бабочек! Я думал об этом, карабкаясь по раскисшему склону какой-то горы в Галиции, оскользаясь, падая, поднимаясь вновь – навстречу пулемётному огню. Я думал об этом, сидя под разноцветными фонариками Монпарнаса за столиком летнего кафе, целуя узкую ладонь девушки, похожей на диковинного зверька. Я думал об этом, сплёвывая горечь поражения пополам с желчью в свинцовую волну пролива. Думал, отбиваясь от москитов, которые нередко бывали страшнее партизан, в джунглях. Думал, откинувшись на заднем сиденье шевроле, опрокинув лицо в звёздный прибой – пока она что-то там колдовала над заевшим зипером моих блуджинс. Думал, глядя в иллюминатор на солнце, багровое, сплющенное, тонувшее куда-то за край земли, прижимая к груди оплетённую бутыль с полгаллоном ирландского виски – думал, что никакие, пусть хоть самые ужасные ужасы не являются ещё трагедией. Трагедия начинается с человека.

Трагичен ли человек, приходящий в этот мир, а затем покидающий его? Что ж, только сам человек и может ответить на этот вопрос – при условии, что он точно знает, какой смысл вкладывает в это слово, «трагедия».

Эй, человек, ответь, трагичен ли человек?..

10 июля 2020

Виталий Семёнов

Сборник рассказов «Истоки счастья»

...Например, вы руководите заградотрядом во время карантина. Ваш отряд не даёт заражённым или, возможно, лишь потенциально заражённым людям покинуть место своего обитания. Изолированные люди истощены, вымотаны, они просят помощи, они пытаются прорвать ваше заградительное оцепление. Старики, дети, женщины со слезами на глазах взывают о помощи. Вас просят выпустить их из зоны изоляции, иначе они обречены умереть от болезни или голода. Вы отдаёте приказ своим солдатам остановить толпу, стрелять на поражение. Солдаты отказываются стрелять в беззащитных, плачущих детей и женщин. Вы сами, лично вы открываете убийственный огонь по приближающейся толпе. Позднее, уже после снятия карантина, окажется, что никто из той толпы, ни один человек не был заражён. Вы, лично вы, собственноручно расстреляли здоровых, безоружных, беззащитных, своих. И правильно сделали в тех условиях. Вы должны были пожертвовать меньшим количеством людей, чтобы спасти большинство. Чтобы отвести даже потенциальную угрозу от большинства. Вы командир! Вы обязаны будете это делать.

В истории масса примеров, когда командиры разных уровней из разных эпох и разных народов давали слабину, жалели подчинённых, проявляли человечность и тем самым проигрывали сражения, обрекая уже весь свой народ на поражение, порабощение или вымирание. И наоборот, в нужный, ответственный момент жестокое, бесчеловечное поведение, умение жертвовать близкими людьми, спасало государства, нации и меняло ход мировой истории.

Вы готовы перестать быть людьми, вы по-прежнему хотите стать командирами, хотите руководить? Обратного пути уже не будет, единожды покомандовав, отмыться не сможете уже никогда, вы лишь всё больше будете увязать во власти и грехах. Никто не передумал? Вот ты, Солдат, не передумал?..

9 июля 2020

Лачин

Рассказ «Гоб»

У городских ворот сидели мужчины всех возрастов, опустив глаза, повторяли: «Адду́б. Адду́б». Спросила одного, что б это значило. Отвечали: «Ани́ма – Адду́б». Верно, жутковатый городок, стоит ли входить? Но спутник улыбнулся печально: будто есть иные города, будто есть у нас выбор, и вошли: безлюдно и тихо, осмотрели готический чудный собор; утомясь, отобедать уселись. Лакей, невзрачный и печальный, спросил, как им город. Спасибо, уютен. Поблагодарили Кисотси́рха? Кого?

Кисотсирха. Хозяина всего в этом городе. Впервые слышим. Лакей покачал головой: вам будет плохо.

Поковыряв без аппетита, пошли искать квартиру. Хозяйка пышнотела, неряшлива. Сказала шёпотом: благодарите Халлу́ за удачную сделку. Но кто он, и где его можно найти?

Он невидим, неслышим. Он хозяин всего. Это дурно, что не знаете о нём. Очень дурно. И захлопнула дверь.

Всю ночь он слышал за дверью шорох, будто кто-то силился подслушать. Я боюсь, говорила она, бессонно глядя в потолок. Кого? Сего хозяина неведомого. Но он же невидим, неслышим. И, наверное, неосязаем. Зато другие осязаемы, сказала она...

8 июля 2020

Татьяна Воронова

Сборник стихотворений «Охотник за светом»

Кто здесь пан, кто пропал – я судить не берусь,
Хоть в карманах советов под сто.
До чего же весёлая вещь эта грусть –
Жаль, об этом не знает никто!

Прячешь в узел мечту о наёмном тепле,
А кругом-то – всё синь-высота…
Хлеб небесный в руке… ну и горький же хлеб!
Но другим – ты не будешь сыта.

Кто там скажет вдогон… Нет, мил-друг, отвяжись:
Время слов под заём отошло.
До чего же безгранняя вещь эта жизнь –
Что с того, если смерть за углом...
7 июля 2020

Ыман Тву

Рассказ «Мыши»

...Картонь подскочил с кровати и принялся судорожно вслушиваться в темноту – как он ни подготавливал себя к тому, что раз уж у него в комнате водятся мыши, то рано или поздно они обязательно будут скрестись, к самому поскрёбыванию он всё же оказался совершенно не готов.

Впрочем, отдышавшись, Картонь сообразил, что он ошибся – мыши точно не были источником звука, заставившим его подскочить. Просто кто-то аккуратно скрёбся в дверь Картоня. Очень тихо, но при этом весьма настойчиво.

Кто бы это мог быть, Картонь не имел ни малейшего понятия – последние лет двадцать никому не приходила в голову мысль приходить к нему вот так, посереди ночи. Поэтому, не торопясь встав с кровати, одев трико и включив настольную лампу, Картонь недоверчиво подошёл к двери и какое-то время прислушивался к странной просьбе войти, исходящей от не менее странного незнакомца.

– Кто там? – наконец спросил Картонь.

Ответа не последовало. Вместо этого нежданный визитёр вновь несколько раз провёл пальцами по двери Картоня. Он явно не хотел называть своё имя вслух и тем самым настаивал на тайном характере своего визита. Теперь Картонь не сомневался, что причиной этого самого визита могли быть только мыши. Простым совпадением тут и не пахло – в первый же день, как он обнаружил нору грызунов у себя в комнате, ночью к нему в дверь начали скрестись таинственные люди. И хотя открывать дверь Картоню не хотелось, он понимал, что рано или поздно ему всё равно сделать это придётся...

6 июля 2020

Художественный смысл

Критическая статья «По проторённой дорожке»

...Мне было 16 лет. И я был летом… в пионерском лагере. Не могу теперь объяснить, как такие великовозрастные там оказались. После обеда был мёртвый час. А отобранные были посланы сторожить лагерь от посторонних. Мне достался пост на мосту через узкую, но глубокую протоку. Мост утопал в тени деревьев. Я сел на перила и принялся болтать ногами. Сидел – сидел. Птицы заливались. Я слушал. Или нет. Это аберрация памяти. Я, наверно, насвистывал сам. Песни. Вдруг… Что-то произошло. Я подумал, что кто-то идёт. Хоть окрестные жители знали, что к нам нельзя, и не приходили. Но мало ли что, подумал. Не зря ж ставят охрану – меня вот. Повсматривался в чащу – никого не вижу. Но чувствую, что что-то произошло. Подумал, со мной, может, что? Мысленно обежал всё своё тело. Нет. Со мной всё в порядке. Значит, всё-таки снаружи что-то. Я соскочил с перил и стал вслушиваться и вертеть головой. И – понял. Все птицы замолкли! – Я всё мгновенно понял. Поднял голову и посмотрел на солнце. Куска его уже не было. – То было начало полного солнечного затмения. 30 июня 1954 года в 14 часов, как теперь можно узнать в Интернете.

Пока я не понял, что случилось, я переживал так называемое изменённое психическое состояние...

5 июля 2020

Михаил Ковсан

Повесть «Кара-н-тин 2»

...Ковчег плывёт по обочине мироздания, вдали от пассажирских, товарных и прочих путей.

Ковчег плывёт, за собой оставляя зло не наказанным, добро не восторжествовавшим. Днище ковчега ракушками обросло, словно атлантидовым прошлым – днище каждого из ковчежцев, из которых, как улей из сотов, он в единую громаду слагается.

Ковчег плывёт над прежними, из жизни прошлой, почти чужой, городами, полями и всем остальным, что прожито и полузабыто, стало достоянием памяти и владением мифа.

С незапамятных времён – заложник взбунтовавшихся вод – плавал ковчег, в будущее не заглядывая, понимая: слишком стар и огромен, чтобы у берега, в камышах принцесса его отыскала, младенца спасла себе на радость, народу своему на погибель...

4 июля 2020

Мария Купчинова

Рассказ «Год 1913. Несравненный»

...Бал закончился конфузом. У депутата Государственной Думы пропал золотой портсигар, украшенный рубиновыми камнями, негоциант лишился часов с золотым брелоком в виде плюющейся ядом змеи, а полковник не нашёл свой бумажник. Впрочем, он-то не слишком огорчился: как обычно, денег в портмоне не было…

Подозрение пало на артистов кабаре, но проведённый полицмейстером, по совместительству тайным вздыхателем баронессы, обыск их вещей ничего не дал. Зато на втором этаже особняка, в личных покоях хозяйки обнаружили бесчувственную Сонечку и хлопотавшую над ней перепуганную Катерину. С платья девушки исчезла дорогая старинная камея – подарок бабушки.

Баронесса билась в отчаянии и красиво заламывала руки, полицмейстер не менее красиво и галантно утешал её, а едва девушка пришла в себя, оба, забыв о вечных сплетниках-слугах, кинулись с вопросом:

– Сонечка, детка, что с тобой сделал этот негодяй?

В ответ раздался волнующе глубокий смех счастливой женщины:

– Он меня… поцеловал. И совсем не негодяй, – помолчала, подыскивая слово, – он – несравненный…

3 июля 2020

Яна Ка'ндова

Рассказ «Что зажато в кулачке»

Бушевала гроза. Маленькое кресло у оконца беззвучно раскачивалось; сидевший в нём гном напевал себе под нос какую-то песенку, также неслышную за грохотом. В углу тёмной и мрачной каморки, озаряемой вспышками молний, копошился в куче сена пушистый зверёк и ворчал. Гном не слышал, но знал, что существо ворчит, и знал почему – потому что ворчание его, начавшееся из-за чего-то уже давно забытого, не доходит до ушей хозяина. Зверёк был очень забавный, размером с белку, с белым и пушистым мехом и с большими круглыми ушами по бокам головы; вид у него был пресмешной, но когда начинал он бормотать и ворчать по обыкновению своему, то гном покатывался со смеху. Бормотание его не было совсем бессмысленным, просто он был похож на старичка, выжившего из ума. Иногда он даже удостаивал хозяина беседой, но бывало это очень редко и совсем недолго, и почти также непонятно, как и бормотание.

Гном не услышал стука, он ощутил его как-то по-другому; кто-то слишком большой для жилища ломился в дверь.

«Не нужно ль отворить? – подумалось ему. – На улице ведь непогода…»

Засеменив ко входу, задумался. Ведь всё-таки большой – поймает и съест. Но нет. Зачем кому-то средь грозы и ночью ломиться в маленькие норки, чтобы съесть? В такую погоду голод не выгонит наружу. И открыл. На пороге стоял…

2 июля 2020

Дмитрий Аникин

Цикл стихотворений «Песни неволи и воли»

Побежали – никого

нет за нами. Даль пустынна.

Ради бога своего

Русь укроет неповинных

 

во снега, белы снега –

хладней смерти, ближе неба;

тяжесть зимняя легла –

глубже сна, белее хлеба...

1 июля 2020

Алексей Горшенин

Рассказ «Морские волки»

...Ему стало грустно. Через каких-нибудь десять минут Лена сойдёт на берег, и увидит ли он её потом ещё?

– Ты здесь живёшь? – спросил Женька.

– Нет. К родственникам в гости. Вечером обратно.

– Значит, можем ещё увидеться, – облегчённо сказал Женька.

– А ты этого хочешь?

– Конечно! – воскликнул Женька.

Лена посмотрела на него со знакомой уже полуулыбкой и сказала:

– Назад я, скорее всего, последним рейсом.

– Буду ждать, – пообещал Женька.

Капитан опять прошёл мимо них, и снова их с Леной взгляды встретились и заискрили в месте пересечения. Завидев капитана, Женька вскочил и бросился вниз к аппарели. Паром уже почти достиг причала. Женька сделал рубке отмашку. Аппарель с глухим ворчанием опустилась на бетон. Паром по инерции ещё громоздился на пирс, до предела сжимая упругий каучук кранцев, но через мгновения, словно бы обессилев, чуть отступил и замер. Обдавая Женьку выхлопными газами, машины стали съезжать на берег. За ними следом покидали паром пассажиры, которых ждал поселковый автобус.

Лену Женька догнал уже у автобуса. Она засмеялась и протянула ему мягкую тёплую ладошку.

– Пока!

– До вечера! – откликнулся Женька, а про себя подумал: «Скорей бы день прошёл!»

Ладошка Лены шевельнулась в его руке. И у Женьки снова перехватило дыхание – таким многообещающим показалось ему это совершенно обычное и естественное для кого-то другого движение…


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.07: Виктор Сбитнев. От Моны Лизы до… дяди Коли (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!