HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 г.

Архив публикаций за июль 2015

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  [2015]   2016  2017  2018 

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   [июль]   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


31 июля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Праздник потребления»

Жизнь большинства одесситов, да, я думаю, и большинства жителей всего постсоветского пространства, к сожалению, ни лёгкой не назовёшь, ни, тем более, праздничной. И всё же удобно взглянуть на сегодняшний день сквозь призму праздника. Во-первых, все мы погрузились в полосу празднования Нового года. Но главная причина даже не в этом. А в том, что в современном обществе потребления, к которому мы все так или иначе принадлежим, сама атмосфера праздничности, согласитесь, всячески стимулируется. Что особенно понятно из рекламы как постоянного фона нашей жизни.

К тому же в этом году вышло сразу несколько фильмов о восхождении, что ли, на праздник потребления. Это первая в истории экранизация творчества Виктора Пелевина, фильм «Generation П» – о символическом взятии вершины Вавилонской башни.

Не таким важным, но, безусловно, событием стал фильм «ПираМММида» – всё о тех же рубежных девяностых, и где другой очень талантливый рекламщик, в данном случае работающий на Мавроди, обучает общество весело карабкаться на пирамиду. Прежде всего – на пирамиду всё возрастающих потребностей.

И в таком обучении, естественно, помогает стимулирование праздничного настроения. Причём, специфика в том, что, помимо праздничности, в обществе ведь культивируется индивидуализм, хотя любой праздник это как раз объединение. Вот и получается, что за праздничной интонацией, транслируемой с того же телеэкрана, так или иначе маячат хищные инстинкты...

30 июля 2015

Юрий Гундарев

Рассказ «Двойной юбилей»

Так случилось, что семидесятилетний юбилей Жана Сергеевича и семидесятилетие издательства детской литературы, в котором он верой и правдой отработал без малого пятьдесят лет, приходились на один день – 10 октября.

В конце сентября Жану Сергеевичу позвонила бывшая коллега, когда-то лучший в городе корректор, Роза Григорьевна:

– Жан, привет, как поживаешь?

– О, Розочка, рад тебя слышать. Как там все наши?

– Жан, короче, – голос Розы Григорьевны звучал, как всегда, звонко и делово, – чисть перья, скоро всех увидишь. Правда, минус Закусило. Месяц назад коньки отбросил – меньше надо было жёлчи копить… Звонили из отдела кадров: нас всех собирают десятого октября, будут вручать какие-то грамоты, потом фуршет. В общем, тебе официально позвонят. Это я пока так, психологическая подготовка. Сам прикинь: какой же юбилей без тебя, старик, – без виртуозного редактора, без легендарного Жана?

– Ну, Розка, ты, как всегда, ходячая метафора и гипербола в одном лице.

И началась подготовка. Тщательная, предусматривающая самые мельчайшие мелочи...

29 июля 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 21. Итак, друг мой...»

Холмоуотс

«Итак, друг мой...».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

28 июля 2015

Сергей Жуковский

Сборник стихотворений «Моей руки недвижимая тень…»

Я виноват.

Что полюбил.

И пыль в муравчатое поле,
и пал степной в сердечный пыл
я превратил своей любовью.

Я виноват.

Что оберег
моей любви поддался сглазу.

Раёк очей твоих померк.

Проказы вылились в проказу.

Я виноват.

Ручьи речей
не стали речкой полноводной.

Что нынче сделался ничей,
а ты не сделалась свободной,
я виноват.

Моя вина
в вине не может быть утоплена,
когда по-прежнему хмельна
моя душа тобою допьяна.

Апрель опрел.

А май омыл
лицо
слепым на солнце плачем.

Я виноват.

Что полюбил.

Тебя – мой ангел.

И – палач мой…
27 июля 2015

Александр Сапир

Статья «Коэффициент интеллекта как универсальное мерило человеческой цивилизации»

В издательстве АСТ вышла книга «Расы. Народы. Интеллект. Кто умнее?». Автор – Ричард Линн, заслуженный профессор психологии в отставке Университета Ольстерa, «один из старейших и авторитетнейших представителей Британской школы психологии». Книга посвящена весьма щекотливому вопросу, который в силу понятных причин («политкорректность») не находит своего развития и даже умалчивается во многих странах, в том числе в Соединенных Штатах и России – вопросу в различии интеллектуальных способностей между расами и народами, населяющими землю.

Р. Линн занимается этим вопросом с 1991 года. Несмотря на весьма настороженное отношение к подобным исследованиям со стороны общественности и государственных органов, исследования продолжаются, и в этой сфере научной деятельности проделана огромная работа по созданию научных методик и накоплен большой фактический материал. В книге приведены результаты многих десятков результатов тестирования IQ (коэффициента интеллекта), убедительно доказывающих, что когнитивная функция сознания во многом определена генетически и существенно отличается для различных рас и народов. Всего же Линн по данному вопросу проанализировал около 500 работ различных авторов помимо собственных многочисленных исследований.

Книга опубликована на английском языке в 2006 году. С тех пор вышли новые работы Линна, расширяющие и дополняющие материал книги. В статье «Расовые различия в интеллекте: креативность и творческие достижения» Линн пытается ответить на вопрос: почему народы Восточной Азии, обладая более высоким IQ, чем европейские, тем не менее, уступают им в творческих достижениях – в количестве Нобелевских и Филдовских лауреатов на один миллион популяции?

В других своих трудах Линн пытается на основе различий в IQ объяснить глобальное неравенство в накоплении и богатстве наций. Этому вопросу посвящены две книги Ричарда Линна и его соавтора, Тату Ванханена, заслуженного профессора политических наук в отставке Университета Тампере, «IQ и богатство наций» (англ. IQ and the Wealth of Nations, 2002 года издания) и «IQ и глобальное неравенство» (IQ and Global Inequality) (2006 год). На русский язык книги не переведены.

Таким образом, Р. Линн и Т. Ванханен универсализируют и распространяют понятие IQ на вопросы глобальной экономики и мирового развития.

Остановимся на всех этих вопросах более подробно...

26 июля 2015

Алексей Курилко

Рассказ «Проза жизни»

(Исповедь криминального авторитета)

 

...Когда я сдохну – все мы, как говорится, ходим под вышкой – меня примет Хозяин Небес, если Он существует, и начнёт ковырять мою грешную душу.

– Лютый, волк, – так скажет Он, – ко мне дошёл слушок, что ты знавал минуты счастья. Колись, матёрый: так, нет?

– Было дело, – отвечу я Ему. – Вилять перед Тобой не стану.

– Расскажи-ка поподробней, пожалуйста.

– Без проблем, командир. Представь: ночь, луна, у самых ног покорно плещется тёплое море, в него то и дело падают звёзды, а мы сидим с ней плечо к плечу и хохочем без причины, как хохочут только дети и обкуренные.

– И всё? – разочарованно спросит Господь.

– И всё, – коротко отвечу я.

Наверняка его задавит жаба, тогда Он разревётся, как баба, бросится мне на грудь и, подбирая сопли, заноет:

– Я тоже хочу смеяться без причины… на берегу моря… плечо к плечу… Я устал. Я одинок. Мне тошно, Лютый…

Бог одинок… Боги всегда одиноки!..

25 июля 2015

Александр Левковский

Рассказ «Мёртвое море»

Сицилийская тюрьма Уччардоне в Палермо издалека вовсе не напоминает собой мрачное заведение, где содержатся печально знаменитые мафиози. Когда мы высадились из потрёпанного такси на Виа Дука делла Вердура и взглянули на тёмные, покрытые кое-где мхом стены Уччардоне, мы не смогли вначале отличить эту приземистую крепость от сотен других старинных зданий, разбросанных по этому старинному острову.

Только подойдя поближе и увидев несколько рядов колючей проволоки по верхнему обводу стен и сторожевые башни по углам, мы убедились, что это действительно тюрьма и что где-то в глубине её лабиринтов сидит Ариэль и ждёт нас.

Мы с Ксенией шли впереди, а Шошана брела сзади, поминутно вытирая слёзы и всхлипывая.

– Валя, – попросила Ксения, – скажи ей что-нибудь ободряющее. Ты ведь отец, в конце концов!

– Скажи ты. Ты вот-вот будешь её приёмной матерью.

– Я не знаю иврита, – пробормотала она.

– Скажи по-английски.

Ксения остановилась и обернулась к Шошане.

– Listen, my dear, – промолвила она и взяла Шошану за руку, – there’s no need to cry. In a couple of minutes we’ll see Ariel, and everything would be okay. («Послушай, не надо плакать, дорогая. Через пару минут мы увидим Ариэля, и всё будет в порядке»).

Шошана обняла Ксению за плечи, и вот так, в обнимку, они и вошли в самую знаменитую сицилийскую тюрьму.

В вестибюле нас ждал израильский консул…

24 июля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Юрий Норштейн»

Осень, подарившую нам праздник в виде мультипликационного фестиваля, можно назвать особой ещё и потому, что этой осенью отпраздновал свой семидесятилетний юбилей, пожалуй, главный поэт от мультипликации, можно сказать «наше всё» – Юрий Норштейн. Его «Ёжик в тумане» и «Сказка сказок» признаны лучшими мультфильмами всех времён и народов. И в этом смысле юбилей Норштейна не менее значим, чем то, что в этом же году семьдесят пять лет студи «Союзмультфильм». Сам Юрий Борисович как подлинный художник и поэт больше всего любит как раз осень с её первыми заморозками. А кроме того, эта увядающая природа в её печальной красоте буквально дышит в каждом из его гениальных мультфильмов.

Художник даже признаётся, что часто импульсом к их созданию становились такие вещи, как сорванный с дерева порывом осеннего ветра лист, сама причудливая траектория его беспокойного одинокого полёта. Бывало, ключевым художественным образом оказывалась сорванная ветром, но уже не с дерева, а с головы героя, соломенная шляпа и, соответственно, уже её тревожный полёт в холодном осеннем небе. Ну а бывало, творческим порывом к созданию всего мультфильма оказывался не визуальный образ, а звуковой. Оказывается, что из шороха камыша родился мультфильм о Цапле и Журавле, где снова осень определяет всю красоту, всю поэзию мультфильма.

А если ещё учесть, что аристократичного вида птицы расхаживают в полуразрушенном дворянском гнезде, то уходящая натура здесь проявлена во всех смыслах. Эта умирающая усадебная жизнь, кстати, придаёт мультфильму почти чеховскую интонацию. И недаром Норштейн озвучивать аристократичных птиц позвал Смоктуновского, блестяще тогда игравшего в спектакле «Вишнёвый сад». Так мультфильм, с которого сам Норштейн и ведёт отсчёт своего стиля, ещё и стал метафорой уходящей интеллигенции, всего аристократического сословия. И отсюда в нём так называемая поэтика руин.

Мультфильмы Норштейна невозможно представить без живописных атмосферных явлений, и прежде всего, без тумана. Собственно, вслед за Цаплей и Журавлём был мультфильм о Ёжике, где туман уже выступил едва ли не самостоятельным персонажем. Впрочем, само пространство в картинах Норштейна всегда словно бы дышит вместе с героем. И такому явлению даже придумали специальный термин «Туманность Норштейна»...

22 июля 2015

Сергей Бойко

Повесть «Эра Веры»

...Погожим летним днём Алёна неторопливо ехала замысловатыми зигзагами на дамском велосипеде. На Алёне было лёгкое светлое платье без рукавов и шляпка от солнца, на ногах – сандалии. Велосипед катился по безлюдному шоссе, прямому как линейка. Дорога протянулась через поля, посадки и перелески – от одного края горизонта до другого.

Скрип велосипедных педалей, стрекот кузнечиков и шуршание шин по дороге – вот и все звуки, которые сопровождали Алёну в этом бесконечно долгом и длинном пути. Встречный воздух остужал лицо и грудь и развевал волосы. Не думалось ни о чём. Алёне оставалось только крутить педали – скрип… скрип… – да следить за дорогой.

Когда впереди блеснула река, дорога пошла под едва заметный уклон, к тому же Алёна чуть поднажала на педали, и велосипед послушно побежал быстрее – скрип-скрип-скрип! – всё теми же прихотливыми и вертлявыми зигзагами. Ветер норовил сорвать шляпку с головы, остужал лицо и грудь и развевал локоны.

Асфальт дороги был разбит снарядами. Объезжая воронки, осколки и хвосты неразорвавшихся мин, Алёна лихо подкатила к блокпосту, нажала на тормоза и соскочила с велосипеда.

Впереди была река. Мост через реку был взорван.

Алёна прислонила велосипед к бетонному блоку. Навстречу ей из-под навеса вышел молоденький ополченец с автоматом наперевес, совсем мальчишка. Перепоясанный ремнём бушлат был ему явно велик. Стараясь выглядеть старше своего возраста, он казался моложе, чем был на самом деле. Он спросил Алёну строгим ломающимся голосом:

– Что вам здесь надо? Вам здесь нельзя!

– А тебе можно? – парировала Алёна и добавила: – Хлопчик, ты почему не в школе?

– Каникулы, – просто ответил тот.

Алёна понимающе кивнула.

– А мне – туда! – указала она на другой берег.

– Туда нельзя! – сказал молодой ополченец и наставил на неё автомат. – Вы кто?

Алёна посмотрела на разрушенный мост, на реку, подумала и сказала:

– Вера.

– Наконец-то! – обрадовался ополченец; он убрал автомат за спину и улыбнулся. – Мы вас давно ждали. Проезжайте! Только поскорей. А то начнётся...

22 июля 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 20. Вон Мориарти...»

Холмоуотс

«Вон Мориарти...».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

21 июля 2015

Игорь Белисов

Статья «Замутнение. Опыт популярной политэкономии»

...Исследования Сверхмодерна прочно связаны с коммунистической традицией, базовые основы которой были сформулированы в марксизме. Именно в марксизме была сформулирована проблема отчуждения, частным и наиболее ярким случаем которой явилась эксплуатация. Сверхмодерн прямой наследник "Красного проекта", попытка реализации которого была предпринята в СССР и в ряде других стран. Недостатком "Красного проекта" была излишняя материалистичность, отсутствие метафизического понимания мира, хотя определённые попытки перенести "Красный проект" на метафизическую почву были предприняты, в частности, в рамках Русского космизма и в работах отдельных философов и писателей. Тем не менее, все прорывы и достижения "Красного проекта" становятся базовой основой Сверхмодерна, той точкой, с которой он стартует к новым высотам.

Философия симпатичная. Для человека, пожившего в разных формациях, начиная с эпохи развитого социализма и развенчания коммунизма в СССР, и кончая эпохой олигархического капитализма и развенчания олигархии в постсоветском пространстве, есть что сравнивать и из чего выбирать – выбирать хотя бы в фантазии. Между двумя этими развенчаниями более актуален, разумеется, кризис сегодняшний, кризис не просто локально-имперский, а кризис глобальный, кризис цивилизации – кризис постиндустриального общества, кризис общества потребления, кризис Постмодерна как философской ауры этого общества. Какими бы терминами ни маскировалось нынешнее положение дел, в политэкономическом плане это кризис капитализма.

В этой ситуации есть соблазн примкнуть к движению коммунистов – по естественному мотиву «сколько можно терпеть?». В самом деле, за прошедшую четверть века постсоветский трудящийся человек сыт по горло прелестями капитала. Нам становится всё ясней, что демократические волеизъявление, декларируемое как достижение новейшей Росси и бывших союзных республик – не более чем жалкая фикция, ловко маскирующая собой вытеснение народа за предел реальной политики, а экономические свободы, якобы доступные всем, для абсолютного большинства обернулись жёсткой эксплуатацией.

Здесь мне вспоминается говорухинское «Так дальше жить нельзя», был такой фильм. Это прозвучало в 1990-м году. Иными словами, мотив «сколько можно терпеть?» двигал людьми и тогда. Через год СССР развалился. На коммунизме поставили крест. Дальше – инфляция, нищета, разворовывание страны, криминальные капиталы и, наконец, создание государства, управляемого олигархами.

Так, как на излёте СССР, жить было «нельзя».

А так, как теперь – можно?..

20 июля 2015

Александр Карабчиевский

Драма в двух действиях «Соломенная фея»

...Жанна. Продай меня!

Максим. Согласен, что ты – моя единственная драгоценность, но не представляю...

Жанна. Я не шучу! Ты говоришь серьёзно, и я серьёзно. Продай меня.

Максим. Как ты это себе воображаешь?

Жанна. Пока не знаю. Но я не очень плохая?

Максим. Для меня ты – лучшая женщина в мире.

Жанна. Врёшь, конечно. Но слышать приятно. Любовников у меня нет. И ты знаешь, что их нет. Я в постель без любви не лягу и в проститутки не пойду. Не буду спать с кем попало и терпеть половое хамство. Ты понимаешь, о чём я говорю.

Максим. Да. Обо мне.

Жанна. Дубина! При чём здесь ты?

Максим. Я здесь при всём...

Жанна. Настоящая женщина должна себя уважать. Но нам очень нужны деньги. И если какому-нибудь доброму и не противному человеку потребуется моё тепло, моё внимание, и может быть, даже немножко секса... Что ж, я готова, я смогу.

Максим. Ты хочешь сказать, что за деньги готова спать с кем попало?

Жанна. Почему же с кем попало?! Только с хорошим, состоятельным человеком, и как я сама захочу. Неужели это труднее, чем в санитарки идти? Или грязнее, чем твои трусы стирать?

Максим. Н-нет, ясное дело, нет.

Жанна. Ну, вот видишь. Есть же Интернет, в котором ты целыми днями что-то ловишь. Поищи там хорошего человека. Может быть, кому-нибудь понадобится душевное тепло. Участие. Забота. Музыка. Так, как мы живём, дальше продолжаться не может. Пора начать новую жизнь...

19 июля 2015

Галина Мамыко

Рассказ «В отпуск из ада»

Немало размышляла я над тем, надо ли раскрывать тайну написания этого текста. Но долг перед памятью дяди превысил. Я очень мало знала его, моего богатого родственника. Мы жили в разных городах, практически никогда не общались. От мамы я слышала драматическую историю его жизни, его несчастной супруги, погибшего малыша. Иногда эти люди приходили мне на ум, и я шла в церковь ставить заупокойные свечи. Как-то я зашла в храм помолиться, и усталость сковала тело, глаза закрылись, и я на лавочке в сумрачном углу, за спинами богомольцев, задремала, пока шла служба. Мне привиделось странное явление. Дядя, опаляемый огнём, взывал ко мне и протягивал руки. Это видение было совершенно ясным, реальным, словно я сама присутствовала в том кошмаре, откуда что-то кричал мой горемычный родственник. Я прислушалась, и какие-то слова донеслись до моего слуха: «Надо, чтобы люди знали, что здесь такое, скажи им, возьми, возьми, пусть знают…». Дядя швырнул что-то в мою сторону, и тут же всё исчезло. Я пришла в себя. Странно. Что это было? Я будто побывала в ином мире. Руки и лицо до сих пор как бы горели от близкого огня. Вокруг по-прежнему разносилось тихое молитвенное пение. На меня никто не смотрел. Я поднялась в намерении уйти, но споткнулась о какой-то предмет. Толстый блокнот лежал под ногами. Наверное, кто-то выронил, будет искать, надо пойти, отдать служащим, пусть вернут владельцу. Я взяла в руки находку и обомлела. На обложке было написано: «Загробные воспоминания Михаила К. Отпуск из ада. Экзамен в рай»....

18 июля 2015

Записки о языке

Статья «Как русская буква "Ф" стала иностранкой»

Стоит чуть пристальнее вглядеться в историю, и обнаруживаются чудные вещи, противоречащие здравому смыслу. Логика говорит одно, а историческая наука – совсем противоположное. У историков выходит так, что древние римляне, ещё до Христа, бродили по италийским улицам в металлических доспехах с мечом наперевес, лихо управляли лошадьми и все, как один, уже с самого утра были чисто выбриты и надушены.

А морские военные корабли (тягловой силой которых были мускулистые подневольные рабы), состоящие из нескольких высотных ярусов (что само по себе уже требовало наличие вёсел длиной в 25 и более метров), изготовлялись, надо полагать, не одним лишь топором с пилой, которых в то время принципиально не могло быть. Понимают ли историки, что ни промышленного оборудования, ни топоров, способных хотя бы срубить корабельное дерево, не говоря о его распиливании на доски и брусья, вплоть до 11 века от Р. Х. в принципе не могло быть?

Как же всё просто и примитивно у историков! Ни понимание развития технологий, ни здравый смысл, который регулярно обходит стороной эту уважаемую науку, их не волнует. Блаженны трудяги-историки, ибо не ведают что́ творят! Интересно было бы посмотреть на такого историка, который перед выходом из дома пытается выбрить себе бороду в отсутствии лезвия и вообще чего-либо стального и острого!

А ведь та же надуманная проблема лежит и в плоскости вопроса о существовании в русской языковой культуре буквы «Ф» (стало быть, и в остальных славянских языках). Напомним, что славянская филология определённо, однозначно и категорически заявляет – «Русский язык никогда не имел собственного звука «Ф», а, стало быть, и собственной буквы «Ф»!..

17 июля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Михаил Алдашин»

Сегодня нам предстоит знакомство с мультипликатором уже нового поколения, во всяком случае, уже так называемого постсоветского периода, и уже не украинским, а российским. Он ученик таких столпов отечественной мультипликации, как Юрий Норштейн, Фёдор Хитрук, Эдуард Назаров. И вот у этих гениев когда-то был курс поразительно талантливых студентов – впоследствии он получил название «звёздный курс» – там учились Александр Петров, Иван Максимов и наш сегодняшний герой Михаил Алдашин.

Сам Алдашин говорит, что у него были такие учителя, что как-то просто стыдно делать плохое кино. Именно поэтому он уже успел поработать в Америке, в Японии. Скажем, его мультфильм «Рождество» стал образцом авторской анимации последних десятилетий, и не только на постсоветском пространстве.

Мультфильм собрал огромное количество призов, скажем, приз Святого Луки в Германии. И вообще, критики называют эту работу шедевром высокого примитивизма. Действительно, художник соединил детский рисунок с его простодушностью, непосредственностью, фольклорную незамысловатую живопись с её теплотой изображения и, наконец, раннехристианскую иконопись с её ещё как бы наивностью изображения. И вот – получилась такая святая простота.

К слову сказать, у Михаила Алдашина над столом уже давно висит высказывание Григория Сковороды, что Господь в мудрости своей сделал всё сложное ненужным, а нужное – несложным. И, судя по всему, этого принципа художник придерживается всегда, будь то рукотворная анимация или компьютерная. Вообще, Алдашин доказывает, что хорошему художнику компьютер не помеха. Недаром его мультфильм «Букашки» имел какой-то феноменальный успех и собрал призы по фестивалям всего мира.

А ещё интересно, что все мультфильмы у Михаила Алдашина очень разные. Даже сложновато определить единый стиль его мультипликационных работ. Хотя, конечно, есть и то, что их объединяет – это обязательный юмор и обязательный минимализм. Может, поэтому у Михаила Алдашина чувствуется такая стойкая любовь к насекомым – мультфильм «Букашки» говорит сам за себя. А есть и другие, ещё ранние его работы, где тоже изучается жизнь простейших со всеми их радостями и горестями...

16 июля 2015

Лариса Маркиянова

Рассказ «Одна на миллион»

Отчаянно хотелось любви. До слёз, до судорог, до истерики. До умопомрачения. До смерти. Любви настоящей, большой, искренней. Единственной. Бывает ли сейчас такая? Очень может быть, что практически такое уже не случается. Разве что одна на миллион. Потому, как время сейчас такое, когда всё бегом, всё мимолётно, всё на поверхности. Это раньше, в прошлые века, люди делали всё основательно, чувствовали глубоко, думали не спеша, любили навсегда. А сейчас время фастфуда и фаст остального. И даже любовь стала какой-то искусственной, несерьёзной, расчётливой и мелкой. Любовь наспех. А чаще всего любовью стали называть быстрые, технически отработанные и часто случайные случки, о которых тут же и забывали. «Пойдём, займёмся любовью». Как говорится, ни уму, ни сердцу. Нет, я, конечно, не ханжа, а современная женщина. И как современная взрослая женщина время от времени хожу на интимные свидания со знакомым мужчиной, который мне нравится, да и встречи доставляют приятности и радости, так необходимые человеку для нормального существования.

И всё же отчаянно хотелось любви. Настоящей. Той, которая душу возвышает, сердце и тело наполняет восторгом и радостью и даёт ощущение себя истинной женщиной, божественным существом.

А любви не было...

15 июля 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 19. На этот раз вы здорово заблуждаетесь!»

Холмоуотс

«На этот раз вы здорово заблуждаетесь!».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

14 июля 2015

Илья Поляков

Рассказ «Пашкин сон»

...Она была моя ровесница. И она была прекрасна.

Отца своего она не помнила совсем, а мать помнила, но не видела трезвой.

Её воспитанием занималась тётка, пьющая чуть менее матери, которой она была нужна как козе баян.

Иногда в процесс включалась бабушка. Но бабушка была так подвержена Альцгеймеру, что зачастую по пути забывала, кого и как собиралась воспитывать.

В девятый класс её не взяли, а из училища выгнали при поступлении. Она не была умной, но определённую жилку практичности жизнь ей привила, а потому она собралась замуж за придурковатого тракториста из соседнего села, который был старше её лет на пятнадцать. Родители и опекуны были рады дать любые справки и бумаги для ЗАГСа, только бы сбагрить её, но тракторист соглашался жениться не раньше осени, а к началу лета сломал по пьяной лавочке ногу и лежал теперь на вытяжке в районе.

Невеста была по-своему огорчена, но при отсутствии финансирования в район ухаживать за женихом мотаться не могла, а потому безвылазно торчала в деревне.

Молодёжи, кроме меня, в деревне не было, на неё внимания не обращали и не контролировали, тракториста никто не любил, а он никому, кроме себя, не верил. Поэтому она ничего не боялась, а в случае залёта собиралась обвинить в этом своего инвалида. Всех такое положение вещей устраивало...

13 июля 2015

Рая Чичильницкая

Рассказ «Капкан»

Миссис Гросс проснулась с привычным тошнотворным ощущением страха и раздражённости. Спала она мало и беспокойно, погода менялась, давление падало и в целом день обещал быть неприятным.

Зима в этом году затянулась дольше обычного, или так ей казалось. Холода и осадки здорово надоели, и она на улице не была уже месяцев пять. Ну, может, не пять, а меньше, но всё равно прилично. А ведь раньше без свежего воздуха жить не могла: так любила выходить в парк под окном и там часами сидела на скамейке, наблюдая за белками, собаками и детьми.

А теперь…

Что сказать, за этот один только год сдала она здорово. Резко ушли слух и зрение, а на их место пришла жуткая неуверенность, усилились боязни, и появилось незнакомое безразличие ко всему. Нет, не столько безразличие, сколько нежелание. Не желалось ни одеваться, ни мыться, ни приводить себя в порядок, ни выходить на улицу. Всё стало медленным и тяжёлым, как движения насекомого, увязшего в клейком меду.

Накануне на неё кричали, угрожали, а теперь уж точно придут убить.

Кричала Алина, которую она считала хорошей, и вот тебе, пожалуйста... Какой рот открыла! Да она ж просто ненормальная! Так кричать! И за что?! Скорее всего, наркоманка. Впрочем, все они хороши. Все с какими-то легендами, фальшивыми паспортами, хвостом личных проблем. Кого ей только посылают?! Нелегалов, лгунов, преступников... А всё потому, что некому заступиться... одна-одинёшенька, как перст, и никому до неё дела нет.

В таких мыслях начался день. В них он и продолжился. А откуда могут взяться другие мысли? Жизнь у неё, что ли, такая приятная? Какая жизнь, такие и мысли. Как говорил кто-то из знаменитых, «бытие определяет сознание», и был совершенно прав...

12 июля 2015

Цитаты и классики

Цитаты из произведений «Диккенс. "Большие ожидания". Особенности.»

Отбор и группирование цитат, вступительное слово и комментарии Владимира Соколова

 

«Большие ожидания» относятся к жанру т. н. «романа утраченных иллюзий», весьма распространённого в европейской литературе XIX века (Бальзак «Утраченные иллюзии», Гончаров «Обыкновенная история», Теккерей «История Эсмондса, эсквайра», В. Скотт «Квентин Дорвард» – да, да, несмотря на то, что действие романа отнесено в XV век, это история молодого человека XIX века) и др. У Диккенса каждый второй роман либо относится к этому жанру, либо соприкасается с ним своими мотивами.

В «Больших ожиданиях» главный герой, Пип, сын и воспитанник кузнеца, мечтает вырваться из беспросветной среды гниющей английской деревни, и благодаря феноменальному случаю ему это удаётся. Он становится джентльменом. Однако джентльменство оборачивается для него отнюдь не радужной стороной.

Ещё «Большие ожидания» – роман воспитания. Когда герой не только утрачивает иллюзии, но и «прозревает», обретает опыт и становится человеком в полном смысле слова (романы о Мейстере Гёте, «Зелений Генрих» Келлера, а прежде всего «Эмиль» Руссо). Пип, простой деревенский мальчишка, испорченный неожиданно свалившимся на него богатством, вновь обретает вкус человеческих ценностей...

11 июля 2015

Александр Левковский

Очерк «О национальной гордости и национальных злодеях»

Среди многочисленных откликов на мою статью «Руководство по восстановлению утраченной невинности» мне встретился пространный комментарий, который меня удивил – и даже весьма. Если читатель помнит, я в своей статье подверг осуждению и проклятию создателей Советского государства, убийц и палачей, виновных в гибели миллионов безвинных жертв, – Владимира Ленина и Иосифа Сталина. Но вот писатель-комментатор (назовём его для краткости У.) обращается ко мне в негодовании:

«Однако, вы-то оскорбляете нас. Вот так, лёгкой рукой очерняя сначала Ленина, мол, сифилитик, потом Сталина, мол, тиран, деспот, вы, в конце концов, оскорбляете всю ту страну, весь тот народ, что имел честь, совесть и ум – жить здесь. Как вы этого-то не понимаете?»

То есть, уважаемый У., по-видимому, считает, что убийцы и преступники мирового класса, Ленин и Сталин, настолько стали общепринятой и неотъемлемой частью российского общества, настолько слились с ним, что он считает осуждение их в печати – оскорблением русского народа...

10 июля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Давид Черкасский»

Продолжаем разговор о мультипликации. И сегодняшнего нашего собеседника можно назвать лицом украинской мультипликации периода её расцвета. Давид Янович Черкасский – человек удивительно гармоничный, и в жизни весёлый, с лёгкостью смотрит на вещи, и свои остроумнейшие мультфильмы создавал как бы играючи. А это ж, бывало, не просто полнометражные мультфильмы, а целые мультсериалы. Собственно, его «Капитан Врунгель» стал первым сериалом в советской мультипликации. Потом был многосерийный «Доктор Айболит», двухсерийный «Остров сокровищ».

И как-то уж так случилось, даже непроизвольно для самого Давида Яновича, что эти три главных его шедевра оказались связаны с морем, с морской романтикой путешествий. И отсюда-то в каждом из них бегает целая армия матросов и пиратов и, соответственно, все важные сюжетные события, да и сама жизнь мультипликационных персонажей разворачивается прямо на палубе корабля. И тем более забавно, что и наша встреча с человеком, придумавшим эти мультфильмы, состоялась как раз на палубе. А всё благодаря международному мультипликационному фестивалю «КРОК», который каждую осень проходит именно на судне. Этой же осенью якорь был кинут в Одесском порту.

Вначале почётные гости и участники фестиваля сошли на берег, отправившись в кинотеатр «Ю-Синема», где состоялся показ мультфильмов, пресс-конференция, ну а потом, уже совсем поздним вечером, вернулись все на судно. И мы, конечно, тоже всё сделали, чтобы попасть на этот мультипликационный фестивальный корабль...

9 июля 2015

Влад Чучалин

Роман «Никогда»

В большой художественной прозе есть целый пласт литературы, мало знакомый рядовому читателю: про такую принято ронять свысока: «все знают, но никто не читает». Джеймс Джойс, Томас Манн, Франц Кафка, Марсель Пруст, Юкио Мисима – такие громкие имена, при всей своей непохожести, объединены именно этим: элитарностью. Читать их без специального настроя и некоторой подготовки, значит обречь себя на непонимание и неизбежный вердикт: «Чушь!». Возможно, именно это предощущение недоступности для современного обленившегося сознания и привело нашего нового автора к столь отталкивающему псевдониму. Мы предложили ему не обрезать таким образом и без того нелёгкие пути к читательскому вниманию и публиковаться под реальным именем.

И вот – перед вами роман Влада Чучалина «Никогда». Это, вне всякого сомнения, новаторский текст: большинству читателей ни с чем подобным сталкиваться не приходилось. Гладкое, приятное глазу изложение удивительным образом сочетается в нём с немыслимым препарированием реальности. Жизнь его героев, плавно перетекая из секунды в секунду в пределах нашей трёхмерной вселенной, в один и тот же миг оказывается вывернута наизнанку и скручена в запутанные узлы в закоулках параллельных миров, многомерных пространств и вневременных континуумов. И выясняется, что заурядная квартира, домашний кот и рядовой абитуриент на деле (например, с многомерной точки зрения) могут оказаться: одна – узловой станцией всемирной истории, второй – проводником в вечность, а третий – самим…

Впрочем, оборвём себя на полуслове и предоставим читателю самостоятельно разобраться, откуда взялась вселенная и куда она денется, когда и как это случится, кто в этом виноват и что теперь нам всем с этим делать – по Чучалину. Наше дело – по возможности сориентировать читателя в предстоящем путешествии, которое потребует от него интеллектуальных и эмоциональных усилий. Надеемся, что привычка потреблять и развлекаться ещё не отбила в нём способности использовать эти усилия по назначению – чтобы взбираться, а не скатываться.

 

Главный редактор журнала «Новая Литература»

Игорь Якушко

8 июля 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 18. В деле о "Сокровищах Агры" меня смущает только одно...»

Холмоуотс

«В деле о "Сокровищах Агры" меня смущает только одно...».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

7 июля 2015

Константин Гуревич

Сборник стихотворений «Зимняя фантазия 2»

Ни о чём не сожалею,
Даже более того –
Видеть голые аллеи
Мне приятнее всего.

Опустевшие равнины,
Нивы, топи и луга,
Лишь деревья-исполины,
Точно копья для врага.

Проступают непонятны
И становятся легки
На земле, как будто пятна
Снеговые мотыльки.

Всё в природе опустело
И забыться хочет сном –
Только белым, только белым
Пусть всё будет за окном!

И за утренней метелью
Наступают холода
Новогодней канителью,
Что, увы, не навсегда.
6 июля 2015

Валерий Казаков

Рассказ «Человек в квадрате»

...Между тем мечта посетить Францию Алексея не отпускала.

Он выпросил в леспромхозе, где работал сборщиком живицы, два дня отгулов и решил походить по инстанциям. А вдруг «Единая Россия» и правда поможет как-то решить его вопрос. Ему бы только воздухом Парижа подышать, послушать его разноголосый гул. Ему бы только посмотреть, что за люди французы. Узнать, о чём они говорят, чем интересуются?

На следующий день рано утром Алексей с воодушевлением направился к огромному зданию районной администрации. Это здание тоже было квадратным. Только этот квадрат возвышался над всем городом, как ещё один собор Святой Троицы.

Алексей походил по гулким коридорам этого монументального строения, постоял перед высокими дверьми в разные кабинеты и незаметно растерял всю свою решительность. Язык у него отчего-то сделался деревянным, настроение испортилось, а левая рука так и норовила почесать холодеющий затылок.

Набираясь смелости, Алексей два раза заходил в туалет, мыл там руки и смотрел сам на себя в широкое зеркало. Видел в нём испуганное лицо чужого человека. И не мог понять, отчего этот человек так волнуется? Чего он боится? Потом спускал в унитаз порцию воды и выходил наружу.

Наконец в середине длинного коридора на четвёртом этаже он нашёл нужный кабинет. На двери кабинета было написано: «Референт по работе с молодежью, представитель партии «Единая Россия» Хохрякова Тамара Минеевна».

Алексей нерешительно постучал в высокую дверь, потом слегка приоткрыл её, сделал шаг внутрь светлого кабинета и... от сильного волнения забыл, что ему тут нужно...

5 июля 2015

Зоя Горская

Рассказ «Радуга детства»

У многих из нас в памяти прошлых лет сохранились дорогие сердцу отметины. Они не являют собой масштабы крупного события, но по значимости индивидуально для каждого человека представляют нечто большее. Хранятся визуально либо на слуху, и мы тащим их по жизни, иногда, в суете – забываем, а вспомнив – радуемся как первой встрече.

Не помню, откуда и как долго на моей памяти хранятся эдакие характерные уличные персонажи. Обычно с восходом солнца появлялись они во дворах, площадях, переулках. Громкими голосами врывались в жизнь спящего города, оповещая, что наступило утро – новый день.

– Точу ножи, ножницы! – кричал точильщик в длинном чёрном фартуке и нарукавниках, скинув с плеча тяжеленное точило.

– Молоко, молоко! – понеслось по переулкам оторвавшееся «а-о-о». Конечно же, это напев молочницы. Вся в белом, натуральный сметанный пудинг, только розовощёкое чело сверкало глазками из-под панамы.

– Хозявы, крысы, мыши! – оглашал округу представитель горсаннадзора таким громовым голосом, что с ним невозможно было не согласиться.

И только один человек молча ехал на телеге, которая всё за него говорила сама...

4 июля 2015

Александр Левковский

Роман «Самый далёкий тыл. Глава 16»

авторский перевод с английского
Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

НКВД Приморского края был широко разветвлённой организацией, имевшей в своём составе «Большой дом» во Владивостоке (с внутренней тюрьмой в подвале), отделения в Находке, Уссурийске и Советской гавани, шесть тюрем и особую пристань для транспортировки политических заключённых в Магаданскую область по Охотскому морю – в царство вечной мерзлоты.

В этом мрачном списке числился также уютный двухэтажный дом, расположившийся на живописном берегу озера Хасан, в трёх часах езды от Владивостока. Если б существовали в Советском Союзе клубы американского образца, то этот дом, несомненно, был бы одним из самых роскошных. Это был «Дом отдыха НКВД», где высокие чины этого всемогущей организации вместе со своими семьями наслаждались комфортом, невиданным и недоступным для советских людей – особенно во время войны.

Трёхкомнатный номер на втором этаже, с просторным балконом, выходящим на озеро, был в постоянном распоряжении «Хозяина» – начальника НКВД, генерала Фоменко. В течение недели номер был обычно заперт, но в воскресенье генерал прибывал сюда в караване, состоящем из трёх машин, в сопровождении своей супруги, почти задыхающейся от полноты.

Но за прошедший год генерал предпочитал одинокое времяпрепровождение в Доме отдыха, без своей жены, детей и даже без своих верных помощников. Правда, его пребывание на озере Хасан не было таким уж «одиноким». В большинстве случаев доктор Анна Борисовна Берг занимала соседний двухкомнатный номер рядом и проводила больше времени в его просторной спальной комнате, чем в своей кровати за стеной...

3 июля 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Евгений Сивоконь»

Если украинскому кинематографу уже давно поставлен диагноз «затяжная кома», то в случае с украинской анимацией как-то поневоле напрашивается игра слов: «анимация – реанимация», мол, «пациент скорее…». Но на самом-то деле мультипликация на Украине находится в более здоровом состоянии, чем кино. Вот уже более двадцати лет живёт Международный фестиваль мультипликационных фильмов, фестиваль с чисто украинским названием «КРОК». Проходит он поочерёдно то на Украине, то в России. А уникальная его особенность в том, что это единственный в мире водоплавающий фестиваль. То есть проходит на корабле, вот ещё и с заплывом в Одессу. В общем, пока что, к счастью, мультипликация на Украине наплаву, и этой её непотопляемости мы во многом обязаны нашему сегодняшнему собеседнику – Евгению Яковлевичу Сивоконю. Ведь почти все украинские мультипликаторы нового поколения как раз его ученики. Скажем, Степан Коваль, получивший за свой мультфильм двадцать семь призов на различных международных фестивалях, включая Берлинский. А надо сказать, что до этого вообще из всех украинских режиссёров такой награды удостаивалась лишь Кира Муратова. Ну и сам Евгений Сивоконь, помимо того, что воспитывает чемпионов, своими собственными мультфильмами тоже собирает призы на престижных европейских фестивалях. Впрочем, обо всём по порядку…

2 июля 2015

Саша Николаенко

Роман «Клетки»

...Антон Павлович вёл один-ноль.

Северо-западный ветер налетал порывами, сбивая прицел. Было прохладно. Майский полдень лежал в колодце двора рваными слоями. Солнечные зайцы трепыхались на козырьках подъездов. Качались акации.

Тем временем из тени арки выползла многообещающая тень человека с большой головой, похожей на раздутый мыльный пузырь серого оттенка. Антон Павлович подобрался, блеснув глазами.

Тень неторопливо вскарабкалась на тротуар и потянулась к первой подъездной. Антон Павлович мгновенно произвёл свои демонические подсчёты. Учитывая все погодные факторы и скорость передвижения тени, плевать следовало сразу, ещё до появления обладателя мыльного пузыря. Антон Павлович надулся жабой, подался вперёд всем телом, и «Тьфу!» – выдав крепкую, достойную голкипера НХЛ подачу, замер над перилами.

Из арки, держа под мышкой зелёного цвета папку с рецензиями и приглашениями на лит-конференцеалле с чтением стихов и банкетом, появился литературный критик Семён Борисович Добужанский.

Семен Борисович шёл, обратив гладко выбритое, свежее лицо к балконам в надежде случайно обнаружить в одном из них Антон Павловича Райского.

Дело было в том, что Добужанскому случайно оказалось по дороге занести Антон Павловичу приглашение на Лит-конференцеалле. На конверте был указан адрес литератора, но не указан подъезд.

Счёт сделался два-ноль. Обомлев от неожиданности, оба служителя Мельпомены уставились друг на друга.

Семён Борисович медленно извлек из нагрудного кармана синий платочек и так же медленно утер высокий бровяной лоб.

Антону Павловичу ничего не оставалось, как провалится сквозь землю. Залившись багрянцем, Антон Павлович виновато привстал на цыпочки и приветливо помахал ненавистному критику.

Критик слабо махнул платочком в ответ...

1 июля 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 17. Мы пойдём другим путём!»

Холмоуотс

«Мы пойдём другим путём!».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Алексей Филиппов. Дядя Ваня (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!