HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Архив публикаций за апрель 2012

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  [2012]   2013  2014  2015  2016  2017 

январь   февраль   март   [апрель]   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


30 апреля 2012

Анна Бабинова

Авторская колонка "Нобелевская премия" «Рене Сюлли-Прюдом»

Альфред Нобель, шведский физик и инженер, умер в 1896 году, завещав распределять доходы от его вложений ежегодно в виде премий «тем,  кто в течение предыдущего года принёс наибольшую пользу человечеству». В завещании Нобеля указывалось пять направлений: физика, химия, физиология и медицина, содействие установлению мира во всём мире и литература.

Нобелевская премия по литературе, как и по остальным вышеперечисленным направлениям, была присуждена впервые в 1901 году. Человеком, первым получившим эту премию, стал поэт Рене Сюлли-Прюдом (1839–1907). В то время он был широко известным в академических и литературных кругах, ро впоследствии ситуация изменилась, и теперь о нём мало что известно даже на его родине, во Франции. Помимо получения первой в истории Нобелевской премии в области литературы, он также основал премию для молодых французских поэтов.

У поэта была сложная жизнь. С рождения у него была серьёзная болезнь глаз, и из-за этого ему пришлось отказаться от карьеры инженера. Публиковаться он стал с 1865 года, и сразу заслужил признание во Франции. Через пять лет, буквально в течение нескольких дней, умирают его мать, дядя и тётя. В том же 1970 году начинается франко-прусская война, и Рене идёт добровольцем в армию. Во время осады Парижа у него произошло значительное ухудшение и без того слабого здоровья: у него отнялись ноги...

29 апреля 2012

Екатерина Шишкова

Авторская колонка "Грехи писателей" «Эрих Мария Ремарк»

Ни для кого не секрет, что гениальных людей всегда сопровождал какой-нибудь порок или грех. Не редко говорили, что талант и порок идут рука об руку. И в этом не было ничего отталкивающего, напротив, это всегда приближало недосягаемых гениев к так называемым «простым смертным».

У каждого был своя причуда, свой порок.

Например, Эрих Мария Ремарк (1898–1970), знаменитый немецкий писатель, страдал алкоголизмом и неудержимой любовью к женщинам. Его неоднократно называли «великим любовником» и «Казановой своего времени», а алкоголизм прослеживался даже во всех его произведениях – чаще всего его герои не расставались со стаканом.

Не раз историками и учёными упоминалось то, что Ремарк заливал алкоголем в себе отголоски войны и низкую самооценку. Для него это было своего рода анестезией. Не смотря на то, что Эрих стал знаменитым писателем, он считал, что всё это незаслуженно. Всему виной была его неуверенность в себе и склонность к глубокой самокритике. Он говорил с читателем о выпивке через своих героев: «Алкоголь – это друг, с которым приятно провести время». Эта пагубная зависимость ещё объяснялась вспыльчивостью и амбивалентностью его характера. Когда его затяжные запои заканчивались, он всегда винил себя. «Сколько времени выпито и прокурено… Когда я, наконец, займусь работой…»

Его вторым пороком, как уже говорилось выше, были женщины...

28 апреля 2012

Евгений Алексеев (Джед)

Сборник рассказов «Кинематограф»

Утренняя спокойная благодать ступила своими босыми ножками в неухоженный сад, как всегда: с робкой надеждой на великодушие наступающего дня. На то, что даст он время насладиться текучей, мерцающей ранью. Спутанные ветви аллеи, заросшая лужайка уже пролили на себя молоко зябкого тумана, пробиваемого кое-где розовыми лучами восхода.

Стив просыпался рано. Раньше, когда с ним была Джейн, они подолгу валялись в постели, нежась, играли в тигрицу и тигрёнка – забавную любовную выдумку его юной жены... О... Джейн была горазда на выдумки, да и Стив не отставал от неё ни на шаг, ни напрягаясь, ни особо шевеля извилинами – он тоже мог придумать для них целый день, целый вечер, и полную приключений сумасшедшую ночь... Кусок жизни, который они то съедали жадно, а то смаковали, перемазывая друг друга шоколадом наслаждения, поливая шампанским искристой нежности пополам с колкой остротой чувств и ненасытностью желаний...

Теперь пришли новые привычки: нынче он вставал до восхода солнца и смотрел в сад.

Бесцельно, повинуясь внутреннему механическому ритму.

Стив вставал, наблюдал восход, принимал душ, пил чай на веранде и делал так же механически и бесцельно ещё массу разных, зачем-то необходимых, дел и движений, произносил слова в телефон, фиксировал ответ и всё время отмечал карандашом котировки. Играл в единственную доступную ему теперь игру...

Уже с минуту Бостон надрывался в хриплом лае, всеми силами пытаясь вышибить калитку и порвать в клочья того, кто стоял за ней.

Стив очнулся от оцепенения, которое всегда охватывало его при виде собственного утреннего запущенного сада, запахнул халат и пошёл к собаке.

– Иди сюда, Босс! – он открыл дверь будки, загнал недовольного стража ворот внутрь и выглянул в оконце, что было прорезано на входе, у двери...

27 апреля 2012

Игорь Филатов

Эссе «Жуки»

...Давайте честно: если бы участники знаменитого квартета не заработали совокупно несколько миллиардов долларов, любили бы их так же горячо и повсеместно? Ответ очевиден – конечно, нет. Хотим мы или не хотим, богатство выделяет человека из толпы и окружает его голову сиянием, будь то Стив Джобс или Пэрис Хилтон. Девять десятых скромного обаяния сэра Пола в его девятизначных доходах.

Вы спросите: разве он их не заслужил? Без сомнения. Так же, как и тот, кто производит чупа-чупсы, гамбургеры и туалетную бумагу. Если на время оставить в стороне музыкальные оценки, то непреходящее значение группы «Битлз» именно в том, что она сделала музыку крупнейшим бизнесом, сравнимым с продажей автомобилей, одежды, спиртного и т.п. До них музыка к таким высотам и близко не поднималась. По сравнению с их достижениями добитлзовская эстрада (включая Синатру и Пресли) – просто мышиная возня. Именно с их лёгкой руки стало ясно, что песенка как продукт ширпотреба ничуть не хуже гамбургера.

Гости канала «Культура» с воодушевлением загибали пальцы, перечисляя вклад квартета в мировую культуру: «Биттлз» первыми собрали публику на стадионе, первыми организовали мировой тур, первыми выпустили сколько-то там миллионов пластинок и, наконец, первыми ввели в текст песен лёгкую социальность и рефрен «е-е». Сравните достижения коммерческие и музыкальные, и делайте выводы. Уж не знаю, ставить ли им это в заслугу, но не подлежит сомнению, что именно «Битлз» – родоначальники и первые представители того самого Шоу-Бизнеса, который мы имеем на сегодняшний день...

26 апреля 2012

Ольга Козьменко

Рассказ «Бархан и Швайка»

Откуда появился Бархан в нашем дворе, уже никто и не помнил. Крупный пёс, не то чёрный в рыжих подпалинах, не то рыжий в чёрных подпалинах, был породистой немецкой овчаркой. Он давно прижился и давно привык к жильцам нашего дома. Пёс был умным, он прошёл хорошую школу общения с человеком. Казалось, Бархан понимает всё, о чём идёт речь, только не может выразить словами свои мысли. Ходили легенды, что когда-то он то ли охранял границу нашей Родины, то ли помогал милиционерам ловить бандитов, в общем, подробностей о его прошлой жизни уже никто вспомнить не мог.

Бархан жил возле нашего подъезда в конуре, которую своими руками смастерил заядлый собачник-сосед, дядя Гена. Он кормил Бархана по часам, объясняя интересующимся, что «собака благородной породы должна соблюдать режим», сделал для него ошейник с металлической пластинкой, на которой была выгравирована кличка и адрес нашего дома, на случай, если собачники вздумают поймать пса и заточить в своей колымаге. Соседи подшучивали: «Ген, ты ещё свой телефон напиши». Но дядя Гена серьёзно говорил: «Увидят ошейник и ловить не станут, ведь сразу видно, что собака домашняя». Хотя вряд ли Бархан позволил бы незнакомым людям набросить на себя верёвку. Но люди хитры и непредсказуемы…

Пёс уважительно относился ко всем жильцам дома, но старика любил безгранично, так, как это могут делать только собаки. У него моментально менялось выражение глаз, когда он даже издалека видел своего друга. Бархан не бежал навстречу, заискивающе пригибаясь и размахивая хвостом, не падал на спину, демонстрируя свою преданность, он трусил ровной рысью, подбегая, брал в пасть кисть правой руки деда, небольно, слегка, прижимал её зубами, как будто здороваясь. Дядя Гена останавливался, ласково трепал его по умной голове, приговаривая: «Ну, здравствуй, Бархаша. Соскучился?» Так они вместе доходили до дома...

25 апреля 2012

Виктор Лисин

Сборник стихотворений «Дом на Энгельса»

Меланхолия утра в стеклянном стакане
разливается мерно лавандовым чаем,
одиночество медленно время качает,
наполняя пейзажи приятной печалью.

Я сижу беззаботно на стройном диване,
изучая кристальные строки Бальмонта,
на страницах слезами весенними мокнет
золотой романтизм, –
             нынче вовсе
                      не модный.

За окном неуклюже спешат человеки,
поднимаются плавно в цене сигареты,
по аллеям проносятся отзвуки ветра,
отыгравшего песни всесильного ретро.

Обрываются утра прохладные струны,
разливаются тени лавандовым чаем,
одиночество медленно время качает
наполняя пейзажи приятной печалью.
24 апреля 2012

ВладимирD

Миниатюра «Почему сегодня не завтра?»

Просыпаясь рано утром, Сашка всегда спрашивал себя: почему сегодня – не завтра? Завтра ещё ничего не надо делать. Завтра ещё ничего не происходит. Завтра ещё можно не идти в школу, не делать уроки, не мыть после себя посуду и не выгуливать Эйнштейна. Последнее было самым нелюбимым обязательством Сашки перед сегодня.

Но как ни хотелось бы ему, а всё же приходило новое сегодня. День за днём. Он собирался, шёл в школу, выносил мусор, учил уроки, гулял с Эйнштейном, как всегда, до конца улицы и обратно. Вечером садился на диван и смотрел, как отец, лениво развалившись в кресле, переключал каналы.

Сашка никак не мог понять, почему люди не могут делать то, что им нравится. Ведь это совсем несложно. Но вместо этого люди делают всё, что угодно, только не то, что им хочется. И больше всего Сашку раздражало то, что эти люди и его заставляют делать всё, что ему не нравится. Читать, учить стихотворения, рисовать в альбоме глупые рисунки, заправлять постель, чистить зубы и ещё много чего.

Вот бы наступило завтра, думал Сашка, тогда ничего не надо было бы делать из всего этого...

23 апреля 2012

Сергей Прохоров

Рассказ «Прерванный полёт»

...– Стёпа-а-н! Стё-о-пушка-а! – парит над песчаной отмелью реки, над серебрёнными переливами волн высокий грудной голос матери Степана, Марии, выбивающей на мостке кучу настиранного белья. – Не заходи глубоко в воду – уто-о-нешь!

А вода в реке такая прохладно-ласковая, так нежно облегает всё тело, что не хочется выходить на берег, на горячий песок под пекло июльских лучей.

Семилетний мальчик Стёпа, закинув вверх голову и жмурясь от солнца, из-под ладоней смотрит в небо, в котором плавно парят два ястреба, словно греясь, купаются в лучах солнца, а над ними ещё выше тянется длинный белый след от едва различаемого в небе крестика-самолёта.

«Вот бы мне так высоко», – размечтался Стёпа и представил, как взмывает над берегом, речкой, над мостком, где мамка выжимает бельё. Аж дух захватило. «Вырасту, выучусь, буду лётчиком», решил юный мечтатель и снова услышал призывной бархатный голос матери:

– Иди сюда! Помоги мне!

Мария уже уложила в двухколёсную тележку тазы с бельём и впряглась в неё. Степан, упершись руками в задний борт тележки, толкнул её, помогая матери...

20 апреля 2012

Анна Останина

Рассказ «Бесхребетина»

К чести Володи, не было никаких криков, обвинений, и вообще тех некрасивостей, от которых он всегда старался бежать. «Какая же ты бесконфликтная личность!» – восклицали его коллеги и знакомые, а старшая сестра нашла для него более короткое и ёмкое определение: бесхребетина.

– Я не потому, что спорить не умею… – оправдывался он, – мне просто противно ссориться. Как будто в помойное ведро лезть.

В этот раз всё было красиво. Володя всё продумал: повязал бабочку на шею, и приветливую улыбку – на лицо, без шума и драки объявил о своём решении и сказал, что переедет вечером. А вещи свои заберёт в один из выходных, когда Тани не будет дома, чтобы почем зря её не травмировать.

Таня смотрела на него злыми глазами, лицо у неё было красное – вот-вот лопнет, волосы сбились, старая футболка обвисла на плечах. Володя почувствовал угрызения совести – когда они встретились первый раз, Таня была хохотушкой, высокой, стройной, привлекательной. То, что он видел сейчас, была полная её противоположность.

– Тань, ты не принимай близко к сердцу, – попробовал было выдавить он, и в этот момент его красивая подготовленная речь прервалась, скрутилась в комок от одной этой фразы, – просто мы не подходим друг другу…

19 апреля 2012

Инна Винель

Сборник стихотворений «Прилетай на чашечку луны»

Прилетай, я что-то заскучал,
Как давно не пели мы стихи,
Не бросали волны на причал,
Кораблям не слали ветерки.

Прилетай, смотри, как ночь мила,
В самый раз для тонких сигарет,
Для бокала терпкого вина –
Я купил на лучшей из комет.

Прилетай на чашечку луны,
Посидим, послушаем закат.
Похрустим галетами мечты,
Поглядим, как звёзды в лужах спят.

Набережной жёлтые огни
Будем в косы времени вплетать,
Фотовспышки мартовской весны
На ветвях рябиновых качать.

Прилетай, я что-то заскучал,
Заболел, поник, сам весь не свой.
Даже мир все краски растерял –
Прилетай, раскрась его… собой…
18 апреля 2012

Иван Ампилогов

Рассказ «Воздух»

Шёл дождь. Он оставлял следы на окне, когда ветер задувал его туда. Маленькие капли вдруг появлялись на стекле, а потом они вновь шелестели в кустах и мочили гравий дрожек. В доме горело электричество, день был тёмный, сумрачный; на небе были тучи.

Вера закрыла дверь в комнаты, чтобы запах кухни не попадал туда и не застаивался там: она этого не любила. Скоро должен был вернуться муж, и она поставила греться на плиту большую миску супа. Свой завтрак она уже съела и теперь смотрела в окно.

Её знобило. Повсюду в доме было сыро, только на кухне у плиты могло быть уютно. Вера одевалась по утрам в толстый свитер и шерстяные спортивные штаны. На не любила этот дом с тонкими бетонными стенами. Вокруг был лес, и в ноябре он был мокрым, тихим и холодным. С неба сыпался дождь, и облака закрывали горы наверху. Ей не нравилось здесь жить, она с большим удовольствием поселилась бы внизу, в посёлке, среди людей, а сюда, в жилище лесника, редко кто заглядывал.

За окном она видела кусты смородины и угол гаража, на крыше которого разросся виноград – туда прилетали дрозды клевать оставшиеся синие ягоды. Дальше виднелись светло-коричневые верхушки необлетевшего дубового леса, а на другом берегу ручья – зелёное пятно сосен с серыми стволами. Зимой они иногда покрывались снегом, и это было очень красиво. Серые дубовые листья держались на ветвях круглый год, и оттого лес казался густым и шуршащим, даже когда намокал под дождём. Сверху были скалы, над ними – яйла, а вниз от кордона вела грунтовая дорога, где были посёлок, магазины, школа, гостиницы и море...

17 апреля 2012

Сергей Юревич

Сборник стихотворений «Из писем ефрейтора Е. самому себе»

Так что нам походкой, слезою изломанной,
завязанных в тугой узел ног шагами,
осталось лишь принять уготованную
смерть – залпом, а жизнь небольшими глотками?
Или в запое с видом на искренность,
с раздутым щеками небритыми парусом,
ходить, волнам улыбаясь из милости,
неправильным курсом под правильным градусом?
Что нам – пенять и менять по невыгодному,
сдавая, сдаваясь, этажность снижая
до величин, известных (ему одному),
не видеть зерна, но искать – урожая.
Нам дело – у (утра) в гостях полусонного
будто курить, и ждать, когда вон та,
прямая, вчерашней слезою гранёная –
удивлённо поднимется бровь горизонта.
16 апреля 2012

Виктор Панфилов

Сборник миниатюр «Возрастное»

...Внук приходит с работы серый и тусклый. Смотрит на обеденный стол, где остался недоеденный стариком ужин. Демонстративно, так, чтобы тот видел, выбрасывает остатки еды в мусорное ведро. Молчание, повисшее между этими двумя людьми, можно резать ножом. Молодой боится того, что без выброшенных в мусор килокалорий дед ослабеет и сляжет окончательно; будет ходить под себя и питаться только с посторонней помощью. Старый пристыжено отводит глаза: да, жалко выбрасывать еду, жалко усилий, приложенных к тому, чтобы она оказалась на этом столе. Но не стоит и пытаться объяснить, что иногда просто воротит от пищи, да и запоры, и газы мучают всё сильней и чаще…

А внука, на фоне эксклюзивных проблем, терзают видения беззаботного, радостного детства. Где всё так таинственно и удивительно, загадочно и интересно. Где, кстати, этому, тогда ещё нестарому человеку, отведена такая важная, яркая и значительная роль. Парня часто мучает стыд за свою чёрствость, холодность и эгоизм. Понимает напрасную свою вспыльчивость, но не может заставить себя относиться к старику терпимей, мягче. Злится на разбросанные везде тряпки, которыми подтираются текущие безудержно выделения. Досадует на работающий (под него так приятно дремать) вхолостую ТВ, единственное оставшееся развлечение деда. Как угнетают его умение мешаться под ногами, когда торопишься, занимать надолго туалет, его путаные речи, напоминания о важных (на самом деле – совсем незначительных) делах…

Как быстро этот человек одряхлел… Как стал немощен… Как трудно заставлять себя ухаживать за ним, купать его, подбирать за ним разбросанные по столу крошки и объедки, кутать в одеяло, слушать многочисленные жалобы. И сознавать, что когда-то, ещё недавно, он для тебя делал то же, но гораздо более легко: добрее, спокойнее, терпимее. А ещё тяжелее, постоянно видя его рядом, осознавать, что подобная участь ожидает в ближайшее время уже – родителей. Неужели, о боже, неужели и они будут такими?!!

13 апреля 2012

Олеся Брютова

Роман «Дорога в Сумерках»

...Наверное, любому из нас хотя бы разок казалось, будто, если заглянешь в комнату именно сейчас, увидишь там нечто невиданное, удивительное, необычное... и жуткое.

Чувство незримого присутствия… кому он не знакомо?

Тени, бегущие по краю взгляда; образы, вспыхивающие там, где они лишь чуть-чуть – и вот-вот… Легкое касание невесомых пальцев, странный голос, услышанный в одиночестве. Чужое дыхание на затылке.

В эти мгновения серая реальность искажается, плывет, струится – будто смотришь на нее сквозь густое марево летнего дня. А та сторона проглядывает через ткань повседневности непередаваемым ощущением тайны.

Маленький голый мальчик в окне заброшенной дачи, жуткий мертвец, лежащий в темной ванной, старик, скорчившийся под твоей детской кроваткой – у него неимоверно длинные руки, и он обязательно схватит ими в темноте. Девочка, которая когда-то где-то повесилась, но отчего-то именно тебе не дает заснуть, качаясь в изголовье. Что еще?

Уверена, каждый может продолжить список.

Как, откуда все это появляется в нашей голове?.. И разве кто-нибудь может захотеть, чтоб подобное в ней появилось?

Хотя, если что-то желает появиться, оно не спрашивает соизволения на это. Разве нужно твое соизволение, чтоб глаза впились в замечательно уродливое лицо, а уши прислушивались к мерзкому, отвратительному рассказу?

Детские кошмары любят тебя. Взрослый скепсис и язвительное знание жизни – плохое оружие против них. Ведь достаточно лишь мельком увидеть какую-нибудь памятную детскую вещицу, кадры дурацкого фильма ужасов, вчитаться в книжную страницу… и вот ты опять стыдливо включаешь свет в коридоре, прежде чем по нему пройти.

А ведь часто ужас рождается из самых беспечных детских грез и вполне безобидных игр. Почему?

Неужели кто-то действительно идет рядом с нами – и все время пытается, обогнав нас, поймать в западню?

Неужто реален Тот, Кто прячется в стенном шкафу?

Нет. Это неудобные вопросы. Их никогда не надо себе задавать.

А вдруг найдется ответ?

Что ты тогда будешь с ним делать – с этим ответом?!

И потому надо всегда подбирать правильные слова – небрежно, невзначай. «Навеяло», «послышалось», «почудилось», «глюкнуло». И задумываться над этим не стоит.

 

Только зачем-то твоя рука – снова и снова – тянется к знакомому книжному переплету. Ей движет не то обреченность, не то – любопытство, не то – загадочное, непонятное, извращенное желание страха...

11 апреля 2012

Лиза Стрелкова

Миниатюра «Как правильно есть лягушек»

Когда я родился, дома никого не было, а на столе лежала записка: «Суп на плите, котлеты в холодильнике». В детстве это был мой любимый анекдот, только я не смеялся, а воспринимал его очень серьёзно. Родители всегда были рядом, и даже когда они уходили на работу, мне казалось, что они всё равно где-то здесь со своим супом с котлетами. С советами, решениями. Что есть, где спать, с кем дружить, во сколько приходить домой. Мне казалось, думать, что ты один – значит становиться старше, а старше быть очень хотелось.

Маленьким я был поразительно терпелив. Я мог несколько часов пролежать во ржи, потому что это самое надёжное место, чтобы спрятаться. Колосья выше меня. Я лежу посреди поля, в рот лезут сухие травинки, на зубах песок, босые ноги замёрзли, всё тело чешется, муравьи заползают под майку и кусаются, а в колени врезаются мелкие камешки. Но я терпеливо лежу, потому что если встану, то меня тут же найдут – и это будет позор. Мне жутко неудобно, но, в конце концов, я всё равно засыпаю.

Сейчас я большой и у меня бессонница. Я лежу на дорогих простынях, каких-то очень полезных и натуральных, за кучу денег. И матрас у меня тоже полезный, особой жёсткости. Он набит чем-то с труднопроизносимым названием. Когда я был маленьким, я не знал таких слов, не знал, как выглядит морская трава, которая тоже есть в моём матрасе. Мне казалось, это что-то съедобное, типа морской капусты, только ещё полезнее. А сейчас я знаю точно, что это единственное, на чём я могу спать, чтобы не болела спина. Всё равно, кстати, не очень помогает. Не знаю, как повернуться. На левом боку колет сердце, на спине – мучает одышка. На животе – нечем дышать, да и шея затекает. Если лечь на правый бок, то бывает, можно отрубиться, подремать пару часов...

10 апреля 2012

Сергей Юревич

Рассказ «Маленькая китайская зажигалка, вальс»

...Как-то Жора объяснил, почему он мой сосед, а не я – его. Дело было после супа, но до игры.

Мы спускались с городского холма к морю, рискуя попасть под дождь. Жора нёс кота на руках, тот жмурился, что-то урчал и стеснялся. Я шёл на шаг впереди и представлял, что это кот несёт Жору, а Жора довольно урчит. Один из них сказал, что всюду одно и то же, разницы нет и это не новость. Что все ответы разносят по свету тяжёлые серые тучи, похожие на смятые полосы газетной бумаги. И что событие предупреждает духота, а ближе к земле типографским браком движется облако чёрных птиц. Что с любой из четырёх сторон задует ветер, на миг вокруг стихнет, но вдруг загремит лавиной пустых медных тазов, и на черепичных крышах разобьются первые капли заголовков. Один из них сказал, что тёмный лист разрежет блистательная и яркая стрела, за нею неминуемо грохнет следующий таз – и так до тех пор, пока тема не исчерпает себя. Тогда в лужу вчерашней сенсации упадёт загадочная точка, даст круги и запустит волну.

Я шёл на шаг впереди и сообразил: о том, что он мой сосед, а не я – его, Жора узнал из газет. Но воображение и ветер упорно и умело помещали Жору на руки коту, и я решил, что кот как раз и стесняется редкого таланта читать газеты. Показалось море, зелёное, как столовая клеёнка, разговоры стихли, я сбавил шаг...

9 апреля 2012

Наталия Корнеева

Рассказ «В Никитском ботаническом саду»

...– Вы ведь москвичка, – грустно говорила мне Рая, – вы не знаете, не понимаете, что такое – жить в глуши. Боже мой, там дни тянутся, как годы! Представьте себе, у нас в городе всего один рейс автобуса, всего один, и тот редко ходит, а так целый день посреди дороги куры в пыли валяются, и вокруг – никого!

– Мама, катер! – вдруг встрепенулся мой сын.

Я заслушалась Раиным рассказом и забыла, что нам пора уже на причал, что сын проголодался, а обед в пансионате через час.

– Бежим скорей! – скомандовала я, и мы бросились бежать с крутой горы к морю.

Успели, прыгнув с трапа на палубу в последнюю минуту, и катер плавно рванул вдоль берега.

И только тут я заметила, что Раи рядом нет. Она осталась стоять на высокой горе, и её фигурка стремительно удалялась от нас. «Фу ты, чёрт, как неловко получилось. Человек мне всю свою жизнь рассказал, а я даже не попрощалась», – смутилась я про себя. А фигурка Раина всё ещё была видна. Мне стало как-то тоскливо, не по себе. «Действительно, – думала я по дороге в пансионат, – мы, москвичи, какие-то немилосердные. Живём, как у Христа за пазухой, а до других нам дела нет. Даже на простое сочувствие нас не хватает. Надо будет вечером разыскать эту Раю и пригласить её к нам чай пить».

6 апреля 2012

Виктор Герасин

Повесть «Шалица»

– Всё, – сказали Тамаре в исполкоме. – Завтра будьте готовы. И не вздумайте увёртываться, вам же хуже будет.

– Куда уж хуже, – вздохнула Тамара, не поднимая головы, – а может...

– Никаких может! Если вам ваши дети – игрушки, то обществу они небезразличны и далеко не игрушки. И вы знаете прекрасно об этом. Вам шли на уступки, верили, старались помочь. Но вы... Вы даже в эту последнюю неделю не удосужились побыть вместе с детьми. Вы устроили отвратительную пьянку. Сколько можно терпеть? Да и что теперь говорить, когда есть решение, которого мы отменить не вправе.

– А у вас дети есть? – спросила Тамара, так и не подняв головы.

– Есть! – резко ответила зампредседателя. – И не советую давить на это. Есть дети! И они при мне! Я их не бросила, как это делаете вы!

– Счастливая, – вздохнула Тамара. – Дай вам бог всем... Пойду я.

Вышла из кабинета, долго шла по коридору. Остановилась. Привалилась спиной к стене. И чувствовала себя так, будто по ней проехали тяжеленным катком, которым укатывают асфальт на дорогах. Каток этот все косточки её измял, раскатал в блин, притёр к земле. Даже боли не было в теле, только в голове ещё где-то в отдалении тупо побаливало. И от этого поташнивало. Похмелье, что ли, ещё не вышло или есть хотелось, так как забыла уже, когда ела что-либо горячее.

Где-то резко хлопнула дверь, Тамара вздрогнула, подняла глаза. И испугалась. Чуть ли не вплотную к ней стояла и прямо глядела на неё знакомая женщина. Нет, это же она сама! Это всего лишь её отражение в высоком зеркале, укрепленном на стене напротив...

5 апреля 2012

Сплэтни Прачек

Рассказ «Вспомнить Главное»

...Ознакомительная лекция о целях и задачах эксперимента произвела на Цыпочку столь сильное впечатление, что работать вечером он просто не мог. Сидя в машине, он всё ещё был в аудитории. Мысленно.

– …Раз уж мы не в силах изменить Условия, необходимые для свершения нежелательного для нас Ключевого События в реальности… – то тыча синим маркером в узлы хитросплетений воспроизведённых на доске схем, то с остервенением подчёркивая очередной термин из списка основных понятий собственной теории, выписанных в столбец с краю, объяснил человек в халате, – …то мы сделаем это виртуально. После завершения процедуры мемопрограммирования на уровне нейронных связей ваше отношение к прошлому жизненному опыту кардинально изменится. Вы иначе станете воспринимать происшедшее. Так, будто всё произошло не как случилось, а по желаемому вами сценарию. Понимаете? Чувство вины уйдёт и потянет за собой весь комплекс Следствий, порождённых нежелательным Ключевым Событием. Таким образом, освободившись от основной Зависимости в выборе Символов Ассоциативного Ряда, необходимого для организации процесса ежедневного мышления, вы, в буквальном смысле, начнёте свою жизнь заново! Не в прямом смысле, конечно (что было бы поистине фантастично), – он положил маркер на полочку, – но эмоционально…

«Заманчиво», – думал Цыпочка, барабаня пальцами по ободу рулевого колеса и озирая пёструю от витрин и вывесок оживлённую улицу невидящим взглядом. «Сменить взгляды на жизнь. Это как раз то, чего мне сейчас конкретно и не хватает». Несколько раз люди подходили к его автомобилю, стучали в окно, но, так и не дождавшись от водителя реакции, уходили «ловить» другую машину. Обуянный странным возбуждением, он пропустил весь вечерний час пик, предоставив брать и беспрепятственно увозить куда угодно всевозможных клиентов прочим «бомбилам»...

4 апреля 2012

Елена Маючая

Рассказ «Красные бабочки»

...Она видела красных бабочек. Много лет. Когда он заходил в их ресторан пообедать, и она приносила дымящийся, кровоточащий ростбиф, прилетали бабочки. Они кружились над её головой, задевали её бледное лицо нежными крылышками, а потом устремлялись прямо в сердце, и от того цвета вокруг усиливались в десятки раз, в воздухе начинали летать мыльные пузыри, в каждом из которых было по букве, и одна из них точно «л», и ей казалось, что можно просто протянуть руки к небу, и в них упадут самые яркие звёзды.

Дэйв доедал ростбиф, оплачивал точно по счёту и всё никак не мог запомнить, что её зовут Клэр. Не оборачиваясь, уходил в другую, недоступную для неё жизнь. И бабочки исчезали, мир вокруг тускнел, от мыльных пузырей не оставалось и следа.

Но однажды Клэр, глядя Дэйву в глаза и чувствуя, как сердце наполняется красными бабочками, прошептала:

– Я люблю тебя.

Он посмотрел на неё и назвал сумму.

– Но у меня столько нет, и вряд ли когда-нибудь будет, – призналась она.

Дэйв пожал плечами и предложил «в таком случае не беспокоить».

Красные бабочки на этот раз остались в её сердце и стали питаться нектаром, сочащимся из него, заставляя Клэр думать, много думать. Наконец решение было найдено.

– Я достану деньги, – сказала она, когда он в очередной раз забыл её имя.

– Молодец, детка. Это будет самая лучшая ночь в твоей жизни. Вот, держи адрес.

Она сжала клочок салфетки и исчезла на два месяца.

Дэйв жадно втягивал белую пыль. Звёзды сыпались к ногам дам, прошедших уже более половины пути. Коллекция очков от «Армани» пополнялась. Настоящая любовь была совсем рядом...

3 апреля 2012

Елена Зимовец

Сборник стихотворений «На дне небес»

читать по звёздам, словно по губам, 
любить вслепую, верить в неизбежность, 
не доверять запальчивым словам 
за их сиюминутную небрежность, 

молчать, не нарываясь на ответ, 
быть мастером незаданных вопросов, 
узнать судьбы неразличимый след 
на водной глади, и гадать по росам, 

в кругу друзей, где жаркий спор кипит, 
блеснуть уменьем не давать советов, 
учиться, понимая суть обид, 
умению прощать уже за это, 

знать смыл несчастий, цену неудач, 
не попрекая Небо, мир и ближних, 
когда молчаньем обойдёт Всевышний 
моей молитвы безутешный плач, 

и быть собой – в себе, в миру – никем – 
дано мне – так… неведомо зачем. 
2 апреля 2012

Валерий Румянцев

Рассказ «Кома»

...Возвращение домой. Последние часы в Грозном. Я бывал здесь до войны и потому, хотя и с большим трудом, способен ориентироваться в усеянном руинами городе. Но я не смотрю по сторонам. Я полностью полагаюсь на водителя и погружаюсь в мысли о доме. За пару кварталов до Минутки мы попадаем в пробку. Я выхожу из машины. Впереди догорает перевёрнутый «Мерседес». Рядом танк и кучка распалённых солдат, что-то доказывающих патрульным. Очередное ЧП. Как мне всё это надоело! Ну, ничего. Скоро буду дома и постараюсь все забыть. Я повторяю это снова и снова, хотя прекрасно понимаю, что забыть не удастся. Ничего не удастся забыть.

Свежий весенний ветер. Ветер странствий, ветер перемен. Он всегда волновал сердце.

И сейчас он мягко толкает меня в лицо, зарождая надежду на лучшее. Я полной грудью вдыхаю воздух и щурюсь от яркого солнца. И не замечаю мимолетный солнечный блеск на крыше полуразрушенного здания в стороне от дороги. Я не слышу выстрела, не слышу испуганного крика водителя. Я успеваю заметить только его искажённое лицо, и небо обрушивается на меня всей своей синевой. И начинается бесконечная карусель из чудовищной мешанины фантастических и реальных видений. И черноглазый мальчик на крыше, сжимающий в руке снайперскую винтовку, – это лишь одна из бесчисленных картинок калейдоскопа…

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!