HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2018 г.

Архив публикаций за январь 2007

2001  2002  2003  2004  2005  2006  [2007]   2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018  2019 

[январь]   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


30 января 2007

Андрей Кожан

Миниатюра «Конец Моахары»

Никто не тревожил Моахару уже несколько тысячелетий, и он с упоением отдавался своему любимому занятию – он размышлял. Ему доставляло огромное удовольствие постигать суть вещей путем умозаключений. Ведь мир так велик и сложен в своем многообразии!

Его сосед Туара был уже глубоким стариком и лишь постоянно жаловался на этот неизлечимый недуг. Поэтому Моахаре с ним было неинтересно. Он был еще молод и мечтал, что когда-нибудь у него появится интересный собеседник, такой же как он любитель мечтать и размышлять об устройстве мира.

И вот однажды в страну, где жил Моахара, пришли люди, внеся ненужную суету и нарушая привычное течение мыслей. Это случилось ранним утром, когда снег только-только начал подтаивать под натиском пригревающего солнца. Поначалу Моахара не обращал на них внимания, приняв за обычных букашек и даже раздражался из-за нарушенного ими привычного спокойствия. Но люди с непостижимой скоростью начали изменять окружающий мир, обустраиваясь на новом месте, и к середине дня Моахара заметил, что они уже успели выстроить небольшой поселок. Он очень удивился их способности изменять для своих нужд окружающую обстановку, и это обстоятельство привлекло его внимание к ним...

29 января 2007

Елена Кантор

Рассказ «Чертовщина»

...Сергеич напрочь застрял на мусорной свалке. Какой улов пустых бутылок после праздников. Отлично. Он даже о таком и не помышлял. Вот унести бы все. Но как? Да, ладно. Не самое страшное. Он вынырнул из контейнера, вдохнул крепкого морозца, собрался волочить поклажу, но вместо этого опять полез в контейнер. На этот раз ему удалось прощупать более низкие слои. Скрипнула металлическая коробка, еще раз скрипнула, слегка повернулась и легла набок.

– Да, я ж не задевал ее! – буркнул Сергеич, но коробка продолжила движение.

Наверняка, это были крысы. Сергеич выругался, сплюнул, однако не прекращал разглядывать танцующую коробку. Крышка приподнялась, высвободилась черная лапка, вторая. Сергеич замер. Что-то вылезало из коробки...

26 января 2007

Елена Зайцева

Критический обзор «Проза жизни (или наоборот) (№26)»

В психушке Максима спрашивают:

– Тебя за что сюда?

– За реальность.

О как. Браво, смешно (или: право, смешно…). Кстати, о смешном. Вся порнушка тут «фарсовушка». И весь попс тут фарс. Так что ещё раз: не напугайтесь. Как я, например, когда во первых строках «в воздухе, по-летнему сухом и жарком, повеяло свежестью». А потом ещё и «лёгкий бриз» стал нагонять «слабые волны» к берегу. Нууу, думаю, сейчас будет сто двадцать страниц босыми ногами по золотому песку. Но обошлось. Это автор так шутит. Это вообще текст-шутка, текст-небрежность, текст-«просто так», в нём нет литературной печали тажбулатовских «Снегирей», нет метафорических тщаний следующего текста, о котором ниже («ваше высокохудожественное окно, озаряющее нашу костную мглу аки светоч просвещенного милитаризма»). Но почему-то эта шутка кажется серьёзнее. И даже, вот парадокс (и даже нет никакого парадокса!), – чище...

24 января 2007

Александр Крастошевский

Сборник стихотворений «Солнечный Супермен»

Очень глупо и жалко, что ты умерла,
Уж лучше б осталась инвалидом или впала в кому.
К тому же я знаю, что если бы ты была,
Всё остальное тоже было бы по-другому.
      Психолог сказал мне, что смерть – это естественный процесс
      Что по молодости лет я воспринял это чересчур близко.
      Но Любовь – она ведь не подводится под возрастной ценз,
      Её не выкинешь из памяти, не сотрёшь как файл с диска.
Это раньше я мог слушать россказни мудрецов,
Созерцать высокохудожественные изваяния,
А теперь – кончено.
Всё.
Покатилось лицо.
И хрен уже выйдешь из этого состоянья.
      Можно, конечно, спокойно жевать бутерброды,
      Глядя, как умирают дети в грязном хлеву,
      Но это всё равно, что считать, что все живые – уроды,
      Потому что в отличии от мёртвых они живут.
И когда в метро я вижу их слишком живые лица,
И надпись «НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ» на двери на просвет,
Я понимаю, что всё бы отдал,
чтоб к тебе прислониться,
А тебя – нет...
23 января 2007

Виктория Сушко

Рассказ «Может быть»

...Похоже, что жизнь – лишь череда ошибок, и ошибкам нет конца, но иногда, пробираясь сквозь причудливые заросли мрачного леса впереди, где-то за горизонтом, маячит нежный зелено-голубой свет. Ветви деревьев раздирают лицо и руки в кровь, вонзаясь в юную плоть, и я иду дальше, плачу, так как чувствую, что не успеваю, опять не успею, и где же этот свет, где он…

Только ошибка за ошибкой. А ведь поначалу все было так просто, серо и одиноко, и думалось с тоскою, что так и будет – такая жизнь и стало быть, все тем и кончится. А потом однажды, вдруг и необратимо – все изменилось. И я старалась не причинить боль ни себе, ни другим; я мечтала о счастье. Ошибка – одна за другою. Я страдаю. Но зато теперь точно знаю, что жива. Я живая. Улыбаюсь, улыбкою разрезаю черноту беспросветности. Все было. Все будет. В отчаянии сжимаю маленькими ладошками податливую плотность пустоты, вдруг упавшей на меня откуда-то из бездны ночного неба – вот оно, свалилось, и ничего не поделаешь. Ночь, далекие ледяные звезды, маленькая планета Земля, я и пустота. Я со своей пустотой. Смотрю на нее и думаю: может, подарить кому, вдруг еще понадобится…

Рассекаю пространство чужого, теперь навеки чужого города, размазываю предательскую соленую дрянь по лицу, и как же это угораздило меня родиться такой дурой… Не могу увязать одно с другим, установить необходимые связи, завязать узелочки-бантики. Все рассыпается вхлам и что теперь делать...

22 января 2007

Татьяна Быченко

Сборник стихотворений «Письмо в Америку»

В этом мире, где все как один равны,
Где так мало событий и много слов напрасных,
Кармические причины рассматриваются со стороны
На то рассмотренье согласных.

Я, например, как смиренный лев,
Коему царствовать в царстве вечно,
Подхожу к событиям исключительно слева, –
Стало быть, довольно беспечно.

– Франтовство, – говорят приближенные, а также враги,
Коих тоже не счесть (ввиду иного мировоззренья;
к тому же, у нас места богов и богинь
заняты, и перетасовывать лень их).

Ты же, вопреки астрологическим предсказаниям,
Отменяя божественные знамения,
Каждый раз представляешь иное название
Все того же стихотворения.

Стихотворения, как понимаешь, на одну и ту же тему,
Где напрочь отсутствуют какие-либо вопросы,
И над которым чудной скользящей тенью
Проносятся заурядные грозы прозы,

А также угрозы легкому и беспечному существованию
В этом мире, где все, как ни странно, равны,
Потому что ни встречи, ни расставания
Не видятся со стороны

На такое видение несогласных, –
И это единственное, пожалуй, отличие
Очень счастливых и очень, увы, несчастных
От всех остальных, не соблюдающих правил приличия.

Ну что же, Гораций, Луцилий, Конфуций,
                                                      а также мой бесподобный Гром,
Устраивая революции, вспоминай о том,
Что в этом городе, душном от пыли и зноя,
                                                      человеческие умы
Превращают в иное
                                    пришедшее со стороны.

Со стороны уходящего в вечность солнца
И полной луны, случающейся прежде времени, как всегда.
И прежде времени тянутся в полночь сонные
Поезда...

И все – прежде, прежде времени, и ничего на потом,
Луна – как тетка беременная с большим животом...
Смотрю – и загадываю желание:
Стать для тебя – желаннее

В этом мире, где все как один равны,
Где так мало событий и много слов напрасных...
19 января 2007

Соломон Воложин

Критическая статья «Красота ДОЛЖНА спасти мир!»

Теперь мне некому, когда-то же я не любил дарить цветы. Покупные. Особенно на 8-е Марта. Бесило, что они бешено дорожали к этому дню. Красота как бы губила мир.

 

Я шел-гулял себе по длинной дороге, погода отличная, и вспомнился накануне прочитанный вкусный такой рассказ – «Снегири» Александра Тажбулатова. Ну так там красиво были описаны красные снегири на первом снегу. С ранетками. Как будто воочию видишь. И этот первый снег. И слышишь ту тишину, обволакивающую вместе со снегом всю природу. Всю природу. Не меньше. Так красиво. Не рассказ, а как бы восклицательный знак.

– Так уж и восклицательный? – въедливо спросил «я»-обычный интерпретатора в себе. И окружающее пространство для «я»-обычного пропало.

– Да, восклицательный, – сказал «я»-необычный. – Вот Бабель тоже сочно писал, но – безобразие. Красоту он видел – наступящей в исторически скором будущем. Советский был писатель. Верил… А Тажбулатов – современный. Не может верить в современную красоту, потому и кричит, а не говорит.

– Ну почему кричит? Очень даже спокойно описывает, например, разговор торговок цветами.

– Вот именно, что разговор, что торговок и что именно цветами. А главное – описывает. Не дает диалогом, чтоб мы сами наслаждались сочностью их речи, а описывает.

18 января 2007

Александр Костюнин

Рассказ «Рукавичка»

...Ребята, робея, вставали из-за парты и, понурив голову, выдавливали одно и то же: «Я не брал, Алла Ивановна».

– Так, хорошо, – зло процедила наша учительница, – мы все равно найдем. Идите сюда, по одному. Кондроева! С портфелем, с портфелем…

Светка Кондроева, вернувшись к парте, подняла с пола свой ранец. Цепляясь лямками за выступы парты, она, не мигая уставившись на учительницу, безвольно стала к ней приближаться.

– Живей давай! Как совершать преступление, так вы герои. Умейте отвечать.

Алла Ивановна взяла из рук Светки портфель, резко перевернула его, подняла вверх и сильно тряхнула. На учительский стол посыпались тетрадки, учебники. Резкими щелчками застрекотали соскользнувшие на пол карандаши.

А цепкие пальцы Аллы Ивановны портфель всё трясли и трясли.

Выпала кукла. Уткнувшись носом в груду учебников, она застыла в неловкой позе.

– Ха, вот дура! – засмеялся Леха Силин. – Ляльку в школу притащила.

Кондроева, опустив голову, молча плакала.

Учительница по домоводству брезгливо перебрала нехитрый скарб. Ничего не нашла.

– Раздевайся! – хлёстко скомандовала Алла Ивановна...

17 января 2007

Юлия Чикомасова

Рассказ «Еще один прекрасный матадор»

...Очевидно, время движется не линейно, и не замыкается в кольцо, нет, оно похоже на воронку. Там, где пересекаются скорбь и отсутствие надежды, возникают такие воронки, стоит только закрыть глаза, и тебя затянет. И еще, Вера увидела это ясно, время конечно, у него есть дно. Или вершина, это зависит от того, кто смотрит.

«Скорбь, доведенная до абсолюта, до точки, должна оканчиваться, иначе Ты все очень плохо придумал, или это еще не точка? Что еще должно свалиться на мою дурную голову? Прости меня, я напилась, но мне так…Только не оставляй меня одну, пожалуйста! Мне очень страшно».

Веру уносил густой поток времени. Мимо проплывали обрывки музыки, она попыталась поймать их, но они исчезали. Какие-то силуэты прошлого возникали во мгле. Плавно, как тонущий лист, проходила витки лет память, пока не натолкнулась на девочку, стоявшую на обрыве.

Это было зимой в Геленджике, в 80-ом. Вера тогда пробралась сквозь заросли можжевельника и оказалась высоко над морем, точнее, между перламутровым небом и штормовым морем.

От красоты, случается, слепнут, поэтому она скрыта, разбросана тут и там малыми дозами. Должно слиться воедино слишком многое, чтобы гармония оглушила, переполнила до боли, до мысли о бессмертии. В тот ветреный день все сошлось. Много раз потом она приходила на это место, там, и правда, было хорошо, но больше встречи не происходило. Чудо не повторилось тогда. И если бы позже ее спросили: «Чего хочет твоя душа?» – она бы, наверное, вспомнила об этом дне...

16 января 2007

Павел Комаров

Рассказ «Дракон»

...Когда я подрос, и мои внутренние органы сложились в устойчивую структуру, дракон усыпил меня в неурочное время так, чтобы ему никто не сумел помешать. Дракон двумя пальцами вынул душу из тела, поместил ее в полупрозрачный сосуд, висящий в воздухе, и, надев марлевую повязку, склонился над обездвиженным телом. Он вырезал сердце, легкие, почки и мозг, а также распорол кожу вдоль всех крупных мышц, как раз над сплетением нервов и сосудов.

Мозг был переделан, разрезан на куски, которые демон переставил как части головоломки. Мышцы были укреплены штырями, и прикручены особо твердыми болтиками. Мое сердце дракон просто выбросил, вынув откуда-то совсем другое, даже не из мышц, а из какого-то другого материала. Новое сердце было лучше, гораздо тверже, оно билось ровно, чаще и мощнее прежнего.    

Все кости стали не мои, крышка черепа закреплена на шарнирах, а глазные яблоки заменены двумя прозрачными камнями с линзами, снабженными диафрагмами. Сдув с меня пылинки, дракон, чтобы снять мое недовольство, пригласил меня на пикник в заброшенный уголок пространства, прямо у границ необитаемой вселенной, где текла холодная речка, и высились поросшие елками горы. Зверь накормил меня мясом, после мы кидали камни в тихий омут, глядя, как вода колышет ровный слой оранжевой хвои, устилающей поверхность тихого озера, и еще дракон поймал для меня бурундука...

15 января 2007

Зоя Матиас

Рассказ «Панацея»

...Около шести часов утра семидесятилетний Некрасов, сжимая в руке тюбик зубной пасты «Чебурашка», прокрался по коридору к дверям женского отделения дома престарелых. В палате номер семь дружно посапывало несколько пенсионерок, целомудренно прикрытых одинаковыми зелеными одеялами до самых подбородков.

Некрасов, ужасно скрипнув старыми коленками, совершил смертельный номер: опустился на четвереньки и подобрался к ближайшей с краю кровати Минеевой. Соорудив при помощи «Чебурашки» из лица старушки нечто вроде верхушки торта, Некрасов выдавил остатки пасты на высунувшуюся из под одеяла руку Магомедовой и совершенно довольный собой, на карачках удалился из комнаты.

Без двадцати восемь, отвешивая одиннадцатую порцию манной каши, дежурная по кухне Москаленко в очередной раз затейливо помешав черпаком в котле, обнаружила в горячей жидкой массе свою вставную челюсть, странным образом исчезнувшую позавчера. В целях экономии пищевых продуктов о находке умолчала.

Седенькая Романцова к завтраку не вышла. В это утро она и не вспомнила о еде. Ее крепко занимало совсем другое. Старушка в который раз добавляла в ванну воды погорячее, в надежде отпарить от поясницы оренбургский пуховый платок. Чьи-то умелые руки нашли способ добавить в тюбик с мазью от ревматизма немного клея-герметика...

12 января 2007

Сергей Горшков

Рассказ «Баллон»

...Я сидел за кухонным столом, пил крепкий чай и смотрел на свое отражение в маленьком зеркале в оправе из слоновой кости. Почему-то казалось, что это поможет мне наладить диалог с самим собой, чтобы расставить все вчерашние события по местам и объяснить родителям, которые должны вернуться с работы, что же вчера со мной произошло. Все мысли про баллон, сопли и клубные трусы, валявшиеся теперь где-то под кроватью, я старался прогнать из головы. «Мои родители – интеллигентные люди: мама – учительница в младших классах, папа – программист, что они подумают, если я расскажу всю правду? Да я сам теперь не знаю, было ли это на самом деле или нет!!! Может мне это приснилось? Как я хочу, чтобы это был лишь сон, глупый сон», – подумал я, смотрясь в зеркало. Но отражение усмехнулось и заставило вспомнить про соседа с баллоном, про сопли, про деда Пыль, про незнакомую мне науку когологию, профессором которой он вчера представлялся, и ещё про кучу разных нелепостей, наслаивающихся одна на другую и не позволяющих мне найти хоть какое объяснение всему произошедшему. Объяснение могло быть только одно: я схожу с ума.

Я уверился в его безальтернативности, когда четыре часа назад вбежал в квартиру и зайдя в свою комнату, не обнаружил там никаких тазиков с блевотиной, никаких грязных одеял и подушек – вокруг было пугающе чисто: постель заправлена, вчерашняя моя одежда висит на стуле ничем не запачканная, и по всей квартире чувствовался расслабляющий запах благовоний. Я обыскал комнаты, надеясь увидеть тайный лаз, ведущий в соседнюю квартиру. Но нашел лишь маленькое зеркальце в оправе из слоновой кости с надписью на непонятном языке. Увидев в нем свое отражение я очень сильно испугался. Странным образом отражение отводило глаза в сторону, то есть невозможно было встретиться со своим собственным взглядом. Как нашкодивший ребенок, оно прятало глаза от своей няньки. В панике я снял красные трусы и зашвырнул их под кровать, бросил зеркальце и заперся в ванной комнате...

11 января 2007

Ольга Олгерт

Сборник стихотворений «Вершины междустрочий»

Спи, мой садовник, ведь это ещё не смерть,
Зёрна твоих желаний взойти успеют,
Буду тебя баюкать, стихами петь,
Думать стихами, ждать до утра Борея.

Спи, мой волшебный, ведь это уже не жизнь,
Каждый способен создать свой счастливый эпос,
Я улетаю туда, где мечтой дрожит
И ожидает Астрея бессонно Эос.
10 января 2007

Евгений Толмачев

Рассказ «Про Шапку Найса и Зеленоглазку»

...Каждый несовсем обычно одинок, это их нормальное состояние. Возможно, если бы Два Несовсема могли бы быть вместе, то наверное вся Бесконечность бы сжалась до точки, а потом бы расцвела и превратилась в новую Вселенную. Это было бы потрясающие зрелище со множеством спецэффектов. Но скорей все было бы гораздо проще - они наверно счастливы. Но такого не бывает, Несовсем всегда одинок. У него могут быть друзья, скорей всего их даже не так уж мало, еще у них могут быть любимые, но тем не менее, внутри у них всегда одиноко...

9 января 2007

Петр Белосветов

Рассказ «Окно»

...Машка подцепила своего пылкого Казбека прямехонько на рабочем месте, в пансионате «Морской прибой». Яркая, спортивная, почти натуральная блондинка, с низким контральто и такими же вырезами на тесных блузках, – мечта одинокого состоятельного отдыхающего. А в нынешние продвинутые времена – и отдыхаю-щей. Ничего удивительного! Сексуальная раскованность, и вообще, и в частностях – удел людей состоятельных. Говорить об этом вслух, а тем более широко, как-то не принято. Ясно и без того, что с мозолистыми руками и взмыленной задницей становится абсолютно не до запретных утех.

Так что липли и дамочки, разве что в меньших количествах. Волны оголодавших самцов все также, неутомимо бились о дверь директорского кабинета, исходя похотливой пеной, пуская радужные пузыри, терзая ворсистый песчаный ковер на полу и высохшие морские звезды на стеклянном столике.

Роман с Коленькой-Казбеком был завершен, как и биллион предыдущих. Однако прагматичная Машка никогда не стремилась обрубить отношения окончательно. Брошенному мужику она всегда оставляла главное – надежду. Надежду на еще одну встречу, на редкий спонтанный секс, на романтически-ностальгический ужин, нежное кокетство по телефону и, конечно же, «настоящую, преданную дружбу».

Совсем недавно извлекаемая из подобной дружбы практическая польза вызывала у нашей Наденьки всестороннее осуждение. Вот. Осуждение, видишь ли, в ней вызывало. Теперь же оно мгновенно сменилось тщательно скрываемым восхищением.

В каком-нибудь культурном журнале под такое дело непременно нашли бы грациозную формулировку. Чтоб красиво, и, в то же время, читателей прихватывало за соответствующее место. Скажем, резкая смена приоритетов. Или: предчувствие истины. А? Что – забирает? Так это и понятно! Потому что красиво. Нравится? Потому что отвлекает. В романах всегда так: любовь асексуальна, печаль – картинна, одиночество – благородно и трагично, даже чья-нибудь нелепая смерть – и то, повод для триллера. Кому интересна наша скучная и грязная жизнь? Где самая большая проблема – это мизерная зарплата, самая большая мечта – неутомимый мужик, а самая леденящая ситуация – негаснущее окошко в доме напротив?

Ковыряться мне пухлым пальчиком в заскорузлых проплешинах на скамейке милицейского предбанника, думает Надя. Если б не Машка – как питдать ковыряться. Так что не надо, не надо здесь про приоритеты. И про благородные седины на отеческих висках утомленных полковников – тоже не надо.

Приоритеты вообще обладают неприятной способностью изменяться в такт сокращениям сфинктера. Приоритеты определяют идеалы. Отсюда проистекает хроническая неустойчивость последних и трагическая склонность к идеализации половых партнеров. Так она думает, наша Надя, именно так. Лежит себе на кровати, толстая и голая, хлещет дешевое отвратительное пойло с претенциозным названием «коньяк дагестанский», а больше, собственно говоря, она не думает ни о чем. Можем ли мы осуждать ее за это?..

8 января 2007

Андрей Елагин

Рассказ «Максим-лесник»

...– Все вы, русалки, озабоченные.

– Да, – проурчала Ритель, – так уж мы устроены.

Хм, русалки. По сути утопленницы, возращенные к жизни водяным. Они хладнокровные, но обладают вполне человеческим разумом и воспоминаниями о прошлой жизни. Любое тепло вызывает у них кайф, в любом месте и любого происхождения.

Ритель провела рукой от шеи до паха, немного замедлясь на груди, отчего её соски задорно подпрыгнули.

Ширинку стало рвать.

– Ты всё ещё меня хочешь? – любопытная Ритель не могла удержаться.

– После того, как я тебя утопил, или после твоей мести?

– Хм… – Ритель задумалась. – Конечно, после мести, но раз уж на то пошло….

Это было ещё тогда, когда Ритель была человеком. Мы занимались любовью прямо на этом месте, где я сижу сейчас. Один раз. Второй раз. Она сводила меня с ума. Я ещё не испытывал такой звериной страсти ни к одной женщине. Третий раз был в воде. Я нежно обхватил её великолепные волосы, и легонько потянул под воду. Ей понравилась моя игра, и она стала работать ртом. Вскоре ей перестало хватать воздуха, но попытка всплыть не увенчалась успехом – я был в экстазе, отрешённый от мира, и на автомате держал очень крепко. Ритель была растеряна и сопротивление, до того, как она захлебнулась, было не долгим.

Я вынес её мёртвую на руках и с ещё теплым телом довёл дело до конца в третий раз, грубо и бездушно. После Ритель отправилась в вольное, но не долгое плавание.

У раков был бы достойный ужин, но развратник-водяной решил пополнить свой гарем, дав утопленнице, если можно так сказать, «жизнь», правда, в несколько ином качестве...

7 января 2007

Александр Тажбулатов

Рассказ «Снегири»

Человек осторожно выходит с рынка. Ест булочку и старается не упасть. Скользкие туфли. Он медленно проходит мимо ряда цветочниц. В стеклянном окне каждого короба подсвеченные лампами цветы. Яркие. Букеты в разноцветных пластиковых пленках, с бантами из цветных лент. В одном из окон веточка пихты, для «композиции» – Новый год... Бродяга поскользнулся, взмахивая руками пытается удержать равновесие, но у него не получается... Он падает, коснувшись рукой тонкого стекла самодельной цветочной витрины, и оно рассыпается почти без звука... Ветка пихты выпала наружу. Авторитетная, знающая секрет счастья в семейной жизни женщина, отставив в сторону руку с сигаретой, медленно поднимается со стульчика, стоящего за разбитой витриной, пытаясь понять, что произошло. Когда, наконец, понимает, выходит из-за короба к пожилому человеку, который сидит в снегу, поджав ноги, и прижимает к себе порезанную о стекло руку. Торговка смотрит на битое стекло и цветы. На затихших товарок и снег, испачканный кровью, потом переводит взгляд на старика у своих ног. Немытая голова с копной седых волос, осенняя куртка, слишком короткие брюки, а на ногах лаковые летние туфли. Женщина садится на корточки перед бродягой и смотрит ему в лицо. Совсем седая борода. И серые, как седина, мутные глаза. Такие бывают у младенцев сразу после рождения. В них еще нет страха. Боли. Ничего. Человек не пытается встать, он просто глядит на тепло одетую женщину, которая уже занесла руку с забытой сигаретой широко. По-бабьи. Для тяжелой и хлесткой пощечины. Не ударила. Остановила руку. Больно. Из уголков глаз старика вдруг появились две капли. Они медленно сначала, потом, смешиваясь с растаявшим снегом, все быстрее побежали по темной коже вниз... То ли еще будет....
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.01: Андрей Евпланов. Стерва (повесть)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!