HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Архив публикаций за сентябрь 2010

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  [2010]   2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018 

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   [сентябрь]   октябрь   ноябрь   декабрь  


30 сентября 2010

Василий Тихоновец

Эпистолярный роман «Девять писем любимой женщине»

...Так сложилось, что я два дня и две ночи просидел у постели его жены. Сильный жар после выкидыша. Она металась в бреду, а я протирал некрасивое женское тело уксусом, не имея иных средств, кроме просроченных антибиотиков. Стадо оленей вырезали два года назад. Аптечка осталась. Приходилось использовать. Что ж ещё? Двести километров до больницы. Умрёт? И полупьяная эвенкийская деревня. И неисправная рация… Точно, умрёт. И ни одной моторной лодки… все ушли вниз. Я думал об этом спокойно. И легко представлял женщину мёртвой. И мысленно долбил могилу в вечной мерзлоте. Я не испытывал к ней ничего, даже равнодушия. Она – никто. Всего лишь ставка в азартной игре. Меня не интересовала её жизнь, я просто хотел выиграть. Я записывал любое действие Смерти: все скачки температуры и давления. По часам. Каждый злобный ход или отступление. И отвечал, чем мог. Всё сложилось против её жизни. Но я был уверен: она не умрёт. И знал причину: я не дам. Потому что не умею проигрывать.

И вдруг она пришла в себя. А я, к несчастию, в этот момент не оглох…. Она сидела в постели, открыв в горячке всё безобразие измученной плоти, и призывно смотрела на меня. И я услышал то, что не следовало слышать: «Мы должны ему отомстить…». И она сбивчиво рассказала о признаниях мужа, ставших причиной выкидыша. И я узнал о его любви… к моей невесте…. Их любви. И понимал: это не бред. Я протирал чужое раскалённое тело уксусом, и привыкал к унизительной роли обманутого жениха. И задавался вопросом: от кого беременна моя… или уже не моя?.. невеста? Как ответить, не веря правдоподобным словам?

Признаюсь, я обдумывал мельчайшие детали предстоящего убийства...

29 сентября 2010

Александр Жиляков

Сборник стихотворений «Вера»

Сентябрь на исходе. Плюс десять. И ветер
Метет по дороге листву. И на свете
Грядут перемены – от жеста и взгляда,
Трактующих время, – до снега и хлада;
И прежних обид замыкается круг –
К чему их копить, мой таинственный друг? 

Сентябрь на исходе, и мы забываем
Короткую моду прогулок трамваем;
И день невесомый, как нить паутины,
Парит в синий омут, где клин журавлиный
Размыт тишиной; и вдогонку заря
Выводит скупой силуэт октября…
28 сентября 2010

Яна Кандова

Рассказ «Хозяин могил»

...Но не их он боялся, этих немощных стариков, пахнущих смертью; неудачников, похожих на серых призраков; черных вдов и вдовцов с потусторонними глазами; любителей древности и защитников культуры, не видевших ничего, кроме пыльных камней и засохших жуков. Любой из двух его толстощеких детей одной рукой справится с полумертвыми страдальцами. Он научил детей всему, чему мог научить, чему надо учить в мире тигров, змей и стервятников, они будут крепко стоять на ногах в этой жизни и ничего не бояться. Как не боялся их отец, не боялся до последнего времени, до времени, когда под его руководством начали рушить старое кладбище.

Он пьет вторую бутылку. 1:15. Рабочие скоро устроят ночной обед, будут отламывать вонючими руками куски чурека, резать истекающие соком помидоры, зачерпывать горстями овечий сыр. Какое-то время не будет слышен стук лопат, и тогда может явиться она. И от одной этой мысли его бросает в жар. Он вытирает платком пот с одутловатого лица и складчатой шеи и тихо смеется...

27 сентября 2010

Михаил Вишняков

Сборник стихотворений «Последний ветер»

Нахоложен лесной тишиною,
спит снежок на плече у зимы.
Бог с ней с этой пропащей страною,
есть ещё не пропащие мы.

Пережив не одно потрясенье,
смуту общую и тарарам,
стерпим всё и во дни воскресенья
восстановим порушенный храм.

Вознесётся он ввысь куполами,
будет звон и сиянье пойдёт.
Нас антихрист пугает словами,
дело делает русский народ.

Над безверием, над нищетою,
озаряя надеждой сердца,
Божий храм восстаёт над Читою,
как Всевышняя воля Творца.
24 сентября 2010

Дмитрий Болдырев

Повесть «Подполковник Батарыкин»

...Мухи летали в помещении вполне сытые и довольные. Уверенные в завтрашнем дне мухи. Что им делать в библиотеке? Хоть бы ленту от мух повесили. Тихо было, и Лида сидела, скучая за чашкой чая, чьего-нибудь визита не чая, неустроенность бытия про себя отмечая, настольную лампу включая и выключая.

– О! Товарищ подполковник! – всколыхнулась она, увидев вошедшего. – Вспомнили обо мне, наконец-то!

Но кто теперь способен смутить Батарыкина В.В. глубоким вырезом на блузке? Кто способен привести его в замешательство обильной плотью? Оробеет ли он, услышав кокетливые речи?

– Я, Лида, о тебе не забывал. О тебе, Лида, я всегда п-помню. О тебе, Лида, п-птицы мне поют, ветер шумит и радио рассказывает.

Лих был взгляд подполковника. Уверен его голос.

– И я вас, Виктор Васильевич, забыть не могу. Запечатлелись вы у меня в сердце, – хитро сказала Лида. Пошутить ей хотелось.

Батарыкин В.В. уселся поудобнее, улыбнулся доброжелательно.

– Ну, раз так, давай!

– Чего? – не поняла Лидия.

– Книжку давай! П-про любовь.

Подполковник положил свою ладонь на руку Лиды. Мягкая. Тёплая. Сколько доброго сулил его взгляд.

– Про любовь? – переспросила Лида. В неожиданное для неё место поворачивался разговор.

Подполковник спешил. Дела служебные. Много дел. Некогда рассиживаться. Подошёл он к библиотекарше, руки на плечи положил.

– П-про любовь, Лида. Именно п-про любовь. П-пухлую, увлекательную книжку.

– А вы что же, Виктор Васильевич, читаете такие книжки? Может, вам газету свежую дать?

– Какую ещё газету?

Руки подполковника поспешили вниз.

– «Красная звезда», – пролепетала Лида, чувствуя, как пуговицы расстёгиваются на её блузке. Нарывалась она на рифму.

– Розовый закат и голуб-бые дали.

Дали. Ещё как дали!

– Виктор Васильевич, вдруг войдёт кто-нибудь! – каприз был в её голосе.

Войдёт. Кто-нибудь непременно войдёт.

Очень просто. Самое простое, что только можно придумать. Природа вообще стремится к простоте. Только человек склонен всё усложнять. Чем дольше живёшь, тем сложнее делаешь всё вокруг себя. А всё просто на самом деле. Правда, когда в первый раз было, растерялся несколько. Куда запихивать, как – не понял сразу. Но потом ничего – разобрался. Дикое какое-то дело, глупое. Если вдуматься, идиотизм, а не занятие для взрослого человека. Но и есть – тоже глупо. Куски чужой плоти в дыру на голове запихивать. Всё абсурд.

Но сколько мыслей об этом. Сколько внутренних противоречий. Лет в шесть сообщили старшие мальчишки, что такое возможно. Так не поверил. Такой дикостью показалось! Как это так можно? Зачем? И сказали, что непременно буду этим заниматься. Вот тогда стало понятно, в какие жёсткие условия поставлен природой.

Нет, ну разве при таких мыслях можно кончить? Да что ты ещё рот открыла, дура? Дышит. Как это, интересно, у них получается? На что похоже? Никогда, наверное, не узнаешь.

Конечно. Два полюса. Две противоположности. Пропасть между ними. Хотя говорят, что в каждом мужчине есть женские черты и наоборот. Говорят. А что это значит? Не берусь предположить. Вот им нравится, когда в них запихивают всякое. Как такое может нравиться? Какие уж тут черты к чёрту! Нет. Пропасть.

Однако же, надо и кончить как-нибудь. Вдруг и вправду войдёт кто-нибудь. Вот будет номер! Я не могу начать, не кончив. Я могу кончить, не начиная. Всё из начала в конец, а из конца – начало. Нужно, однако ж, потише, а то чашку со стола уроним. Ну, что ты трепещешь, что вздрагиваешь? Книжку тебе про любовь? Какая уж тут может быть книжка? Про что книжка?

Правда, тут дело в антураже, в деталях. Сейчас, к примеру, нет никакой книжки. Но вот если войдёт кто-нибудь, тогда-то книга и получится. Он подумал, она подумала, они сказали. Презабавная книга. Пре…

Кажется вот. Нет, не кажется. Вот. Вот оно. Есть...

23 сентября 2010

Андрей Медведев

Сборник стихотворений «Черви сомнения»

Игра на раздевание с Судьбой,
Красавицей с глазами чёрной кошки.
Вот карты розданы. И первый ход за мной…
Я выиграл Любовь… Ты оголила ножки.

Но в следующей – весь козырь у тебя.
Я расстаюсь с удачей, как со скальпом,
И с той, которая, меня любя,
Уехала навек с соседом в Альпы.

Колода новая. Я снова на коне!
И ты, под музыку, бросаешь на пол что-то…
Я поднимаю... стринги, и ко мне
Приходят должность и хорошая работа.

Иду ва-банк. И все тузы со мной.
Ты топлесс. Я смеюсь, и ты хохочешь!
Мне – вилла за высокою стеной,
Собака, дети – в общем, всё что хочешь…

Но кто-то там с колодою шалит.
Похоже, проигрался я вчистую.
В меня стреляют, я почти убит…
Реаниматор достаёт другую.

И снова от азарта бьёт озноб!
Блефую. На тебе одна лишь юбка…
Коли добьют, то брось её в мой гроб,
Моя изменчивая проститутка…
22 сентября 2010

Юджина

Сборник стихотворений «Раж (9 любовных полуяпонских миниатюр)»

Шепчешь, шепчешь свой восторг,
Поешь свою тихую радость, обнимая меня.
Иногда мне стыдно, что мы не слишком несчастны.
21 сентября 2010

Джон Маверик

Рассказ «На краю степи»

...В тот вечер Эгон не стал возвращаться в больницу, не вернулся он туда и на следующее утро. А быстро побросал в дорожный рюкзак кое-какие личные вещи, половину буханки хлеба и бутылку минеральной воды и вышел из дома в сырую, перламутрово-серую предрассветную муть. Было четыре часа утра, и утонувшие в серебристой дымке улицы городка еще не начали просыпаться. Ни пения птиц, ни лая собак не было слышно в хрупкие, застывшие мгновения на изломе ночи и дня. Стелящийся по мокрому от росы асфальту туман скрадывал звук шагов. Эгон шел, щурясь на темные, подслеповатые окна спящих домов, и тихо было у него на душе... непривычно тихо и светло. Он принял решение и больше ни о чем не хотел думать. И никакой доктор Энджел, будь он дьяволом или человеком, был ему не страшен.

По петляющему вдоль пустынных заводских корпусов переулку Эгон вышел к грузовому вокзалу, где чутко дремали под светлеющим небом длинные, похожие на гигантских черных змей, товарные поезда. Забрался на открытую платформу, положил рюкзак под голову и лег, глядя на быстро разгорающийся горизонт. Когда первые лучи солнца пробились сквозь тускло-стеклянную гряду облаков, Эгон почувствовал, как товарный состав мягко тронулся и, стремительно набирая скорость, покатился по гладким рельсам.

Какое прекрасное, волнующее, удивительное приключение – вскочить на полном ходу в вагон летящего в неизвестность поезда. Без цели и смысла, как в далеком детстве. Отправиться в путь только ради и во имя пути. Не думать ни о прошлом, ни о будущем, а смотреть, как перетекают друг в друга яркие, обманчивые пейзажи за окном. Потом закрыть глаза и отдаться бессмысленному колдовству однообразных движений, равномерному покачиванию и постукиванию колес, раствориться в них и перестать существовать.

У поезда есть место назначения – у тебя его нет. И не может быть. Как не может быть цели у несущейся в смертельном пике птицы, на долю секунды зависшей между землей и небом, чтобы в следующий миг рухнуть на острые камни или воспарить в облака. Для тебя это поезд – в никуда. И только он может привезти тебя к счастью...

20 сентября 2010

Марина Киевская

Сборник стихотворений «Вдоль стрелки хронометра»

Мой день. В годах прошедших, словно в западне.
За будущее с прошлым –
расквитавшийся.
И не впервой косить по скошенному мне.
Найдётся стебель, знаю я –
оставшийся.

И голос свыше: «Всем невзгодам вопреки
Слиянье двух сердец в одно. Вы – помните!»
А я… Я – чувствую тепло твоей руки
На выцветших
сырых
обоях
комнаты.
17 сентября 2010

Александр Строганов

Сборник стихотворений «Пианизм»

Поэт в расцвете лет нуждается в тоске.
Так ветер в сентябре скрывается в деревьях.
Качается тишайшая пора на волоске
Как бледный шарик с ярмарки безделья.

Встречает круглый гул скандалов и друзей
Как неживые поезда без пассажиров,
Без драм и фраз и чертиков везенья,
С годами записавшихся в сатиры.

Он нянчит звук, как ходят за больным
Безропотно и скучно. По ошибке
За день безлюдный платит золотым
Налившимся кровоподтеком слитком.

Украдкой от родных он обнимает ночь
Как осужденную за страстность малолетку,
И на прогулках выдает за дочь,
И учит грамоте по письмам на салфетках.

Он помнит вас. Он не забыл
Как вы его в затылок целовали.
Но он теперь вам не добавит сил.
Он – есть и нет его. Он – шорох в зале.

Он – в голосе, но нем. Он ищет знак в тоске,
Единственный, что в вензелях невидим,
Как ищут смерть, как строят на песке,
Как за любовь любимых ненавидят.
16 сентября 2010

Константин Миллер

Пьеса «Горшочек каши – 2»

Олег:

Нет, боюсь, что мне уже достаточно. (Отодвигает свой стакан на край стола.) Вы мне, Андрей, что-то рассказать хотели.

 

Андрей:

Нет-нет, я не забыл, я вот только не знаю, с чего эту историю начать. Очень уж это необычно, то, что я вам рассказать хочу. Но прошу вас, сразу же не подумайте, что я сумасшедший или перепил (сами видите, выпили мы совсем немного). Не знаю, поверите ли вы в это или нет, но я, здравомыслящий человек и государственный чиновник, находящийся в служебной командировке, поверил в это, поверил моментально, с первой же минуты, и верю до сих пор. Поэтому, если вам все это покажется некоей выдумкой, не старайтесь меня переубедить или начать вызывать всякие срочные службы в белых халатах.

 

Олег:

Ого! Да вы и впрямь меня заинтриговали, начинайте же, прошу вас.

 

Андрей (тушит в пепельнице сигарету и раскуривает новую):

Как вы уже знаете, я был в этих краях с финансовой проверкой детских домов и школ, и нашел ситуацию просто катастрофической; об этом мы уже тоже достаточно поговорили. (Наливает в стакан минеральной воды, но не пьет.) Пару дней назад, так же, как сейчас с вами, сидели мы с одним моим хорошим приятелем (он учитель истории в одной из местных школ) и выпивали такой же коньяк. Да и разговор, который мы с ним вели, был очень похож на наш сегодняшний: бардак да воровство. И вдруг он мне говорит: «А ты знаешь, что случилось на днях в детдоме «Веселый скворец»?» Я, признаться честно, обомлел, потому что совсем недавно был там с проверкой; ну, думаю, проглядел чего-то. А приятель мой продолжает тем временем: «Так вот, объявился у нас в городе какой-то чудак...»

15 сентября 2010

Владимир Колотенко

Рассказ «Фора»

Гроб устанавливают на крепкий свежесрубленный стол, покрытый тяжелым кроваво-красным плюшем. Мне приходится посторониться, а когда гроб едва не выскальзывает из чьих-то нерасторопных рук, я тут же подхватываю его, чем и заслуживаю тихое "спасибо". Пожалуйста. Не хватало только, чтобы покойничек грохнулся на пол. С меня достаточно и того, что я поправляю складку плюша, задорно подмигивающего своими сгибами в лучах утреннего солнца, словно знающего мою тайну. Нет уж, никаких тайн этот ухмыляющийся плюш знать не может. Боже, а сколько непритворной грусти в глазах присутствующих! Большинство искренне опечалены, но есть и лицемеры, изображающие скорбь. Я слышу горестные вздохи, всхлипы... Ничего, пусть поплачут. Не рассказывать же им, что покойничек жив-живехонек, цел и невредим, просто спит. Хотя врачи и констатировали свой exitus letalis*. Причина смерти для них ясна – остановка сердца. Я это и сам знаю. Но знаю и то, что в жилах его еще теплится жизнь, а стоит мне подойти и сделать два-три пасса рукой у его виска, и покойничек, чего доброго, откроет глаза. Дудки! Я не подойду. Я его проучу...

14 сентября 2010

Алексей Борычев

Сборник стихотворений «Болото»

Зажигая огни на просторах вселенной
И свивая тугие спирали галактик,
Некто сильный, могучий, разумный, нетленный –
Превеликий стратег, виртуознейший тактик –

Навсегда одарил бытие красотою,
Воссияла она неземными лучами,
И с тех пор между ней и простой добротою
Происходит сражение днями, ночами.

По какой-то неведомой странной причине
Изменяются формы вещей и событий,
Так что доброе – злого скрывает личина,
Все проблемы решает пустяк позабытый.

То, что было красивым, становится гадким,
Похвала замещается патокой, лестью.
Превращаются явные вещи в загадки
И являются нам неприятною вестью…

Призадумался Мудрый Творец, и былое
Поменял на грядущее!.. Стало иначе:
Доброта в красоту обратилась, а злое –
Превратилось в ничто, не имея отдачи.
13 сентября 2010

Лачин

Статья «Поцелуй Демона»

...Странности сыплются из нашей героини, как из рога изобилия. Хрупкое, улыбчивое существо преисполняется яростью, если ей говорят, что сделанное добро на небесах ей окупится райским блаженством. Добро делается по собственному хотению, а не по указанию свыше – среди граждан нефтеносной республики, где она проживает, подобное встречается не чаще, чем ее врожденная болезнь.

Оккультный дурман, буржуазная психология, попсовая культура, матерщина, национализм, эротомания – разбиваются об этот хрупкий облик, как об скалу. Вдвойне странное обстоятельство, если учесть, что Кандова: семьдесят восьмого года рождения – в этом поколении скал уже очень немного. В «утонченном, почти неземном» теле (как часто о ней вспоминают), сидит стальная воля.

Эту волю можно охарактеризовать и как моральный принцип. Мораль превыше всего. В одной из бесед с Кандовой автор статьи развивал мысль, высказанную советским искусствоведом Прокофьевым: для итальянской культуры главным является понятие Красоты, для испанской – Истины, французской – Разума, русской – Справедливости. Дальше собеседник Кандовой упоенно вещал: он де не может выбрать, какое из этих понятий важнее. И тут улыбчивая, немногословная слушательница нежданно преобразилась, отчеканила с властным вызовом: «Справедливость». Контраст с недавней улыбчивостью был впечатляющим...

10 сентября 2010

Андрей Медведев

Философское эссе «Мир. Текст. Я»

...Весь мир есть текст, доходящий к нам, в значительной части, информационными и художественными текстовыми потоками. Даже наше чувственное восприятие одето в текстовую оболочку.

Мы заперты в клетке собственного разума. Отсюда вся мистика и философия. Отсюда желание изменить свою точку сборки, поиск чуда в изменённых состояниях сознания, бегство в искусство, элитарность, фантастику и поэзию. Отсюда алкоголизм и наркомания, преступность и прочие девиации. Всё это – формы стихийного бунта против своей же ограниченности и обусловленности.

Однако наши попытки выйти за пределы собственного разума до сих пор были тщетными.

Если сравнить наше мировосприятие с замкнутым помещением, что в своё время делал Платон в мифе о пещере, то никто так и не вышел живым за её пределы. Все наши медитации, интеллектуальные изощрения, даже изменение точки сборки (по Кастанеде) – это только смена обоев, перестановка мебели или, в лучшем случае, ломка старых перегородок и новая планировка. И всё… А как же Рай? Самадхи? Нирвана? Это уже вопрос веры. Не хотелось бы никого обидеть, но утешение в вере – это реакция на отсутствие выхода и обречённость в понимании невозможности познать мир и себя. Или, что хуже, – результат воспитания. В этом случае это, как правило, безнадёжно. Гораздо легче возложить ответственность за собственное непонимание на абсолютизированную абстракцию. И не имеет значения, как эта абстракция будет называться – Богом или Материей...

9 сентября 2010

Михаил Левин

Сборник стихотворений «В тихом омуте»

Не верю, не верю! Нашла дурачка!
Я нынче другой: я сорвался с крючка,
Когда про меня ты решила со вздохом:
Напрасно ловила – похоже, что сдох он,
Какие мы нежные, Боже ты мой,
Но хватит рыбалки, пора и домой.

И в этот момент расхотелось мне в вечность,
Тогда, всем нутром о железо калечась,
Я сплюнул, последнюю тратя слюну,
Махнул плавником и ушёл в глубину.
…Наживкой – твоё запоздалое «жалко».
Не верю! Не женское дело – рыбалка…
8 сентября 2010

Михаил Ковтун

Рассказ «Старое пианино»

Сон... Я – вроде не я… Офицер лейб-гвардии Преображенского полка. Маман на меня смотрит и говорит: «Ах, Николя, как к лицу тебе эта форма». Сегодня праздник… Соберутся товарищи из полка… Жена сидит, на пианино играет, улыбается… Нет. За стол к нам нельзя, улыбаюсь… О будущем ребенке думать надо. Ну, не обижаться! Сыграй, милая, что-нибудь печальное… Что-то сердце растревожилось. Может, чувствует что-то... Календарь на стене перекидывает лист... Август месяц. Высочайший манифест Государя Императора об объявлении войны Германии и Австро-Венгрии. Наш полк уходит на войну. Толпы провожающих на улицах… Музыка... «Вернитесь с победой! Смерть тевтонам!» ...Вернемся. Жена провожать не пришла... Рожает. Так, видно, и не увижу своего сына… Снова календарь перекидывает листки… Мазурские болота… Война. Как же она не похожа на наши мечты… Голодные солдаты с пустыми винтовками, интенданты пропали где-то... Чем воевать? А тевтоны прут. У генералов в глазах растерянность… Не знают, что делать. Эх, Матушка-Россия… Вечный бардак. Приказ поступил – выбить немцев с опушки леса. Поднимаю взвод: – «Вперед, братцы! За веру, царя и отечество»… Последнее, что увидел – пламя на тупом рыле пулемёта… Потом вспышка и провал…

7 сентября 2010

Артур Шоппингауэр

Сборник стихотворений «Потеха времени»

Ещё на запахи весны
Тревогой сладкой отзываюсь,
Ещё полёт даруют сны,
И я летать не отрекаюсь.
Ещё Любовь моя жива,
Я верен Вере и Надежде.
Не плёл я лести кружева,
И не поддакивал невежде.
Ещё я чуждою бедой
Казнюсь и глубже и больнее…
Но сад мой, битый лебедой,
Теперь и глуше и бледнее.
Я не спешу с лопаткой в сад,
Я устаю от круговерти.
Живу всё как-то невпопад,
Всё чаще думаю о смерти.
И цепенеет сердце, ждёт.
Кого-то слушает сторожко.
Потом качнётся и пойдёт,
Как улицей проходит кошка.
6 сентября 2010

Алексей Курганов

Рассказ «Вежливый Саша»

Саша, толстенький розовощекий мальчик восьми с небольшим лет, ученик второго класса обычной средней школы номер два, открыл подъездную дверь и вышел на улицу. На улице было тихо, относительно пустынно, относительно прохладно и по-утреннему солнечно. На лавочке, справа от двери, сидел Сашин знакомый по имени Володя. Володя употреблял наркотики, и сейчас его лицо выражало физические страдания.

– Здравствуйте, Володя, – вежливо поздоровался Саша. Володя, прекратив раскачиваться и непонятно мычать, медленно поднял на него тоскливый взгляд.

– Скока время? – спросил он хриплым голосом.

– Девять часов, – ответил Саша.

– Щас сдохну, – пообещал Володя и, обессилено закрыв глаза, откинулся на спинку скамейки...

5 сентября 2010

Владимир Лозовой

Сборник стихотворений «Стихи зрелого возраста (сборник стихотворений)»

Изучи же меня, завершив все дела, на досуге.
Глубоко и внимательно, как незнакомый предмет.
Отложи микроскоп – попытайся добраться до сути.
И, уверен, найдёшь во мне то, чего, кажется, нет.

Убедись обнаженьем себя, что любима глазами.
Щебетанием глупостей выяви леность ушей.
Изогипсы чувствительных точек посредством касаний
Расчерти на распластанной навзничь фигуре моей.

Посчитай мои рёбра – увидишь, что выпадет нечет –
Извлеченной частицей себя ощутить не забудь.
Изучи осязанием икр эти крепкие плечи.
Осязанием внутренних мышц изучи мою суть.

Не стесняйся отдаться фантазиям экспериментов –  
Убедись, что трактат «Камасутра» писал дилетант.
И финальный экстаз наших внутренних аплодисментов
Наградит любопытства к учению скрытый талант.
4 сентября 2010

Елена Янге

Интервью «Интервью с Сергеем Пархоменко»

...Работа начинающего автора с издателем заключается, прежде всего, в том, чтобы совершить осознанный, разумный выбор этого самого издателя. Обращение автора в издательство останется бессмысленной тратой времени для обеих сторон, если автор не потрудился выяснить, куда он, собственно говоря, обращается, и не способен членораздельно сформулировать, зачем он это делает. Общение автора с его будущим издателем начинается с изучения автором издательского рынка: направлений деятельности и специализации разных издательств, структуры их «репертуара», круга их интересов, наличия среди их продукции тех или иных жанровых и тематических серий, коллекций и т.п. Автор обязан на основании глубокого и полного знания книжного рынка совершить точный и ответственный выбор: определить того единственного издателя (или, может быть, достаточно узкий круг нескольких издателей), которому он сделает обоснованное, серьезное, содержательное предложение. Рассылать написанную книгу веером по всем известным автору электронным адресам, устраивать ковровую бомбардировку по всем и всяческим издательским сайтам, по существу, становясь узкоспециализированным спамером, заваливающим своими рукописями всю «издательскую базу» – бессмысленно и оскорбительно для обеих сторон.

Следующим этапом становится подготовка написанного (а в редких случаях – еще только задуманного) произведения к этому предложению издателю. Автор обязан составить для самого себя ясное представление о том, для кого предназначено его произведение, чем оно отличается от аналогичных произведений, выходивших в последнее время, каковы его жанровые и тематические особенности, его объем и технические характеристики, какова степень его готовности, в какие сроки оно может быть окончательно завершено. Все это он должен уметь связно и разумно изложить в своем предложении. Для этого, несомненно, понадобится грамотно составленный синопсис произведения. Рядом с ним должен фигурировать значимый и достаточно объемный фрагмент текста, дающий ясное и правдивое представление о его стилистических особенностях, об авторском языке, интонации, об уровне мастерства писателя. Крайне желателен также проработанный план книги, ее оглавление или хотя бы описание ее структуры, композиции.

И это – только самое начало. Это – работа автора на этапе предложения издателю. Самое интересное начинается дальше…

3 сентября 2010

Виктор Шляхин

Новелла «Эвтаназия»

За собственным криком он уже не различал другие звуки. Инъекция, кратковременное забытье, прерывистый сон – и опять напряжение опухших, воспаленных голосовых связок, переходящее в утробный, первобытный стон, также громко отражающийся внутри черепной коробки и приумножающий невыносимую боль. Слезящимися глазами он следил за секундной стрелкой, медленно отсчитывающей бесконечность, бесконечность страдания. Солнечный луч, проникший через щель между шторами, будто издеваясь, полоснул по сжавшимся в точку зрачкам. В комнату вошла тень. На ее лице, наверное, уже навсегда застыла маска милосердия, такая полуулыбка, полугримаса, плотно сжатые, растянутые губы и безнадежно бесцветные глаза. Волосы были спутаны и неопрятны. В руках она держала чашку с клюквенным морсом.

– Попей немного, – раздался хрустящий шепот.

В этих словах не было ничего, кроме усталости и привычки. Он разорвал спекшиеся губы и сделал глоток. Острие невидимого осинового кола пошло снизу вверх по телу, навстречу каплям горячего напитка. Он попытался дотронуться до ее руки, но не смог. Уже восемь месяцев, как она ушла с работы и проводила нестерпимо долгие дни на дороге из кухни в спальню и обратно...

2 сентября 2010

Алексей Сомов

Сборник стихотворений «Инвэйдерс маст дай. Пять стихотворений»

Я хотел бы умереть как Брендон Ли –
в идиотском гриме, на съемках какого-нибудь «Ворона»,
от случайной пули партнера (вот ведь влип),
с героином и водкой в венах поровну.

Потому что пока тебе прет карта,
пока у судьбы не начались ломки,
важно вовремя свалить из осточертевшего кадра,
но при этом навсегда остаться на 35-миллиметровой пленке

молодым и красивым, естественно, а как еще,
и чтобы в обеих руках по раскаленной волыне,
чтобы все девочки вытирали влагу с покрасневших щек,
а все мальчики удавились от зависти и уныния.

А кому охота в старости лысиной сверкать,
трястись в поисках насущного молока и хлеба
и каждое утро кормить собой маленького хищного зверька,
который уже выел большущую дыру слева?

Нарисуй на моей роже клоунский лик,
поцелуй в разбитые губы на ветру пронизывающем.
Я хотел умереть как Брендон Ли,
только поздно и незачем.
1 сентября 2010

Алекс Ведов

Философское эссе «Созерцатель»

Я хочу рассказать тебе о великом круговороте Жизни и дать тебе возможность увидеть собственное место в этом потоке. В этом я вижу свою задачу. Если ты поймёшь меня, такое видение даст тебе возможность самому себе ответить на все вопросы, которые ты считал главными для себя и вообще для любого думающего человека. Эти вопросы не давали тебе покоя с той поры, как ты обрёл способность задумываться о том, что такое окружающий мир, как и почему он возник и куда движется, кто ты сам, зачем ты в нём появился и куда идёшь.

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!