HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 г.

Архив публикаций за июль 2010

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  [2010]   2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018 

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   [июль]   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


31 июля 2010

Полина Рэй

Рассказ «Колодец»

...Никакие книги, размышления и философские рассуждения не способны приблизить человека к пониманию того, что есть Смерть.

Лишь реальный опыт тех, кто перешагнул эту грань, мог бы помочь. Да вот беда – обратно никто не возвращался, а если и возвращался, так память не сохранилась.

Алекс почти до дыр зачитала «Жизнь после смерти» Лобсанга Рампы. И изо всех сил представляла себе тот парк и дворец, выписывая в воображении мельчайшие детали и подробности, тысячи раз проходя свой посмертный путь.

Зачем?

Чтобы убедить себя, что все так и будет.

Чтобы победить страх.

Но он не спешил покидать ее, цепкими когтями впиваясь в сердце. С каждым новым приступом слабости или долгим кровотечением, он настигал ее, накрывал с головой ледяной волной. Казалось, что даже сердце останавливается, и тошнота подступает к горлу. Спокойно и властно он сжимал ее горло спазмом, уверенный, что и эта жертва никуда он него не ускользнет.

И сразу забывались все ухищрения разума, все прочитанные книги, и вся созданная память о чудесном парке, в котором ее ждут…

30 июля 2010

Арома Лайм

Сборник стихотворений «Астрономия счастья»

В лунной горелке времени
Солнце зажгло фитиль.
Солнечное затмение –
Это любовь светил!

Снова на Млечной улице,
Прямо средь бела дня,
Солнце с Луной целуются,
Видом своим пьяня.

Манит Селена чарами,
Счастье созрело – жни!
Дарит кольцо венчальное
Деве своей жених.

Рвы не страшны и рытвины –
Даль всё равно светла.
Что же в окно раскрытое
Грустно глядит Земля?
29 июля 2010

Джон Маверик

Рассказ «Сотвори себе кумира»

…Видишь вон того огненного мотылька на стекле? Нарисуй его, и на твоем холсте появится яркая картинка, веселая, радующая глаз. А мотылек снимется с окна и упорхнет; и ты будешь думать, что он все тот же, а он – пустой внутри. Потому что ты похитил у него и присвоил его душу, его легкий, живой огонь, который делал его таким солнечным, беззаботным, светлым. Нарисуй дерево... Нет, не бойся, оно не засохнет. Оно будет цвести и плодоносить еще долго. Но спустись к нему холодной осенней ночью, положи руку на ствол, и ты почувствуешь – в нем нет больше тепла, – распаляясь, Цви говорил все более торопливо, словно боялся, что его перебьют. Лицо его странно оживилось, а тонкие пальцы нервно вцепились в мягкую обивку кресла, так, что даже косточки на них побелели. – Писатель, воссоздавая в книгах свои внутренние миры, отдает их нам. Ты слышал, как я сказал – отдает, они не принадлежат ему больше, и никогда  не будут принадлежать. Нет, конечно, он помнит их, нередко слово в слово. Но для него они мертвы, статичны. Что-то безвозвратно ушло, перелилось в аккуратно сброшюрованные листы бумаги. Это огромная жертва. Развлекая нас занимательными историями, человек разрушает себя изнутри. Страшно, – Цви глубоко вздохнул и закрыл глаза. – То, что делает художник еще страшнее. Он опустошает не только собственное сознание, но и окружающий мир…

28 июля 2010

Голос Из Трубки

Сборник стихотворений «Субъекты»

Вот и сломано все, как часы, но швейцарских зон,
будто солнечный луч погрузился в небес изгиб
и сгинул.
Сезон зонтов навевает всем полусон,
улыбки раздирают рот на полу-куски.

Этот видео-каст каждый божий день в глазах,
пасторы не простят, они накладут табу…
Оглянись назад,
может и ты в гостях
у семейства звезд, что поспешно свернулись в табун.

Он ли тот, что горит,
ты ли та, что кричит «люблю»
(наблюдать за танцем огня в афганских зыбучих песках),
искать
открытость, но натыкаться на люк,
и эту минутную слабость не покажет канал «дискавери».

Ночь-словно рай для болеющих светобоязнью,
берега морфея смывает, как черную тушь
по-другому все:
вечер вскрывает пакетики с язвами.
и по коже струятся не губы
а подлый контрастный душ.
27 июля 2010

Борис Горн

Повесть ««Индок» охотится за пауками»

…В коридоре Ивану Ивановичу бесцеремонно загородила дорогу школьница, которую он отправил домой из запущенного сада. Ростом ученица оказалась не намного ниже Ивана Ивановича.

– Давайте, Вы ничего не будете никому говорить! Вы меня там не видели!

Бедный Иван Иванович! Он не хотел вспоминать об этом эпизоде, но проблема сама явилась к нему в образе, как ему сначала показалось, напуганного ребёнка.

Как оказалось, ребёнка зовут Оля.

– Значит, я должен лгать твоим родителям? – вздохнул Иван Иванович, входя в роль воспитателя. – И классному руководителю?

– А Вас никто не просит врать! – горячо выдохнула Оля, – можно просто не говорить об этом, вот и всё! С родителями я не живу, я живу у деда. Он старый, глухой и может расстроиться, – в голосе девочки зазвучали игривые нотки, – дед может меня избить! – добавила Оля усмехаясь.

Девчушка не отрывала взгляда хитрых, щедро накрашенных глаз от Ивана Ивановича. Заметив насмешку, он насторожился, – а ведь эта девочка уверена в своей силе! И наверняка я не первый, кому она зубы заговаривает! В чём же дело?

– А я тогда не скажу, что Вы в старом саду водку пьёте! – растягивая гласные, с лукавой улыбкой произнесла Оля, добивая противника. – А тот второй, это ваш приятель? Он тоже учитель?

– Нет, он – поэт! – в замешательстве выдохнул Иван Иванович…

26 июля 2010

Владимир Корнилов

Сборник стихотворений «Не живут здесь без веры в Православную Русь…»

Словно сказка живая
В расписных теремах, –
Так Сибирь вековая
Нынче вся в кружевах.
...Зимний утренний морок
Всюду мглист и тягуч.
За окном минус сорок –
Даже воздух колюч.
А мороз – аж дымится...
В белых шубах дома...
Но в сибирской столице
Мне по нраву зима.
Коль метель, – то до неба,
В рост медвежий снега.
Здесь не меряно хлеба
И богата тайга.
Здесь вином и закуской
В праздник вас угостят.
Коли пир, – так по-русски,
А обиду простят.
Если горе без меры –
Боль разделят и грусть.
... Не живут здесь без веры
В Православную Русь.
22 июля 2010

Леонид Борозенцев

Сборник стихотворений «Жизнь на причале»

Жизнь на причале – чаинками в кружке –
Не отрекусь, не прочту, не нарушу
Чёрные линии, дни, многоточия –
Тайны порочные, мысли межстрочные.

Не удержавшись позёмкою, искрами,
Белыми буквами, снежными числами,
В ноги бросаясь случайному имени,
Не прошепчу на прощанье: «Верни меня…»

Жизнь на причале с разбитыми лодками,
Чайным отчаяньем, искрами ломкими
С окнами в небо, дождями весенними –
Светом молитвенным в дни воскресения.
17 июля 2010

Михаил Вишняков

Сборник стихотворений «Час багряного солнца»

В час багряного солнца, когда над землёй затихают моторы,
когда век наш, как пахарь, свои завершает труды,
я пришёл к вам поэтом полынных и горьких просторов,
и живу на земле, ожидая высокой звезды.
Словно вестник дозорный, гляжу я в пространства земные:
спят кочевья, степные луга, и над ними вдали
мои песни встают, как в апреле пожары ночные,
выжигая усталые травы, кустарники и ковыли.
Как я жил! Как любил до страдания, до потрясенья,
моя родина, вольные степи твои.
Если время проходит, как дождик, над полем весенним,
не оплачут его, не освищут мои соловьи.
Что же миру оставить? Знобящие горькие крики,
да один из вопросов, который в душе берегу:
«Ты сумел бы, мой друг, на окраинах дальних и диких
не устало и нежно приветить берёзку в снегу?»
Забайкалье – табунные, терпкие, вьюжные степи
обострили во мне и любовь, и крутую тоску.
…Я принёс вам стихи. Вы послушайте трепет
этих диких коней, остановленных мной на скаку.
16 июля 2010

Сергей Жуковский

Сборник стихотворений «Чёрно-белое кино»

…вот так всё
крутишь понемножечку,
унылый осязая дождь,
серебряною чайной ложечкой
водовороты…

И поймёшь,
хлебнув лишь только,
что – ах, кара –
тебе,
рассеянному,
знать –
опять забыл насыпать сахара…

Опять…
15 июля 2010

Любовь Шифнер

Очерк «Неразгаданная Мать Тереза»

…Казалось, всё есть: еда и крыша над головой, благородное занятие. Но вдруг в жизни матери Терезы случился эпизод, который в корне изменил всю её судьбу. Она увидела лежащую у входа в больницу женщину. Тело больной было покрыто коростой и заживо гнило. Поместить в больницу умирающую медики отказались. Вот как мать Тереза вспоминала об этой несчастной: «Я не могла возле нее находиться, ее коснуться, переносить ее запах. Я убежала. И стала молиться: «Святая Мария! Дай мне сердце, полное чистоты, любви и смирения, чтобы я могла принять Христа, Христа коснуться, любить Христа в этом разрушенном теле». Я вернулась к ней, я к ней прикоснулась, я вымыла ее, я помогла ей. Она умерла с улыбкой. Это был для меня знак, что любовь Христова и любовь к Христу сильнее, чем моя слабость»…

14 июля 2010

Александр Побегаев

Сборник стихотворений «Харакири-бар»

Хочешь, я приглашу тебя в харакири-бар?
Там, под клубный угар,
Семь самураев, на глазах у всех, сделают себе караоке,
Ты удивлена? Я тоже в шоке!
Какой кошмар!
Скорей! Скорей зови бармена!
Чтобы он, твердой рукой, пальцами супермена,
Налил тебе свежевыжатого суши, добавил лед,
Приготовил салат из только что пойманной фудзиямы,
Но береги уши! Здешний камикадзе отвратно поет!
А туалетная комната за углом и по коридору все прямо и прямо…
Если, конечно мой путеводитель не врет!
Зато у меня появится достаточно времени для размышления!
Например, о том,
Что я мог бы сейчас,
С какой-нибудь длинноногой сакурой
На берегу океана
Лежать,
Наслаждаясь ароматом цветущей гейши
Все так реально!
Ведь мне всего тридцать пять –
Это отличная пора для охоты за дикими японскими кабанами!
Да и делать-то по большому счету ничего не надо –
Глотнуть абсента, войти в очередное пике,
Крикнуть «Банзай!», взмахнуть руками…
И тогда
Без особого труда покорятся
И самая недостижимая вершина горы Сакэ
И до дыр исхоженный туристами пик Мураками…

Хочешь, я приглашу тебя в харакири-бар?
13 июля 2010

Полина Рэй

Рассказ «Шел дождь...»

…Они грустили о дожде. Представляли себе, как он пойдет в апреле или в мае. Гадали, прогремит ли гром вместе с первым дождем, и увидят ли они радугу. Строили планы на летние дожди. И ловили в ладони снег. Белые пушистые хлопья летели с неба, сверкали под ногами, медленно таяли в руках. Снег ведь тоже дождь. На время ставший ледяными кристаллами.

Их вечерние беседы стали более короткими. Мороз не позволял долго стоять под полюбившимся фонарем. А иногда и жгучий ветер загонял их в теплое укрытие.

Она почти набралась смелости пригласить его на чай. Пообещала себе, что завтра непременно скажет об этом вслух. Но на следующий вечер Его и Берта не оказалось на месте. Впервые за последний год они не встретили ее после работы.

Почти всю ночь Она не спала, страшные картины мелькали в воспаленном мозгу. Под утро она уговорила себя, что завтра найдется какая-нибудь простая и даже смешная причина этому отсутствию. Они будут пить чай у нее дома и снова все станет хорошо.

Но и на следующий вечер фонарь сиротливо светил на дорогу. И свет его был еще более тусклым, чем обычно, как будто и он был расстроен, что встреча не состоялась…

12 июля 2010

Ольга Кортусова

Сборник стихотворений «Простая песня»

Это – простая песня.
Бим-бам-бом.
Когда он пришёл к ней в гости,
она вышивала крестом.
Пока она с ним говорила
об этом, а может, о том,
она его полюбила.
Бим-бам-бом.
Она его целовала.
Бим. Бам. Бом.
Но им было этого мало.
БИМ! БАМ! БОМ!
И под большим секретом
Бим-Бам-Бом!
он рассказал мне летом,
как всё случилось потом.
И песня была б допета,
Но!
Бим! Бом! Бам!
Я не нашла ответа,
что делать с любовью нам.
11 июля 2010

Елена Зайцева

Критический обзор «Карапузы и конфузы (№49)»

О сборнике Дины Измайловой «А из пуза карапузы…» совсем недавно написала Анастасия Бабичева – «это не просто сказанное верно, это еще и сказанное красиво». Давайте-ка ещё раз посмотрим, насколько это красиво и верно. Там есть на что посмотреть, главки так и называются, действия.

Вот счастливая мама двух карапузов делится своим счастьем: нет никого-ничего прекраснее их, они такие свободные и яркие, «я вижу лишь две рожицы в сияющей рамке под голубыми небесами», «меня переполняет уверенность в исключительности моих детей»…

А вот наши исключительные карапузы в часпиковом трамвае:

 

– Вонючка! – радостно повизгивал Гриша.

– Какашка! – парировал Паша, совсем подмяв его под себя.

– А ты попа! – неожиданно выдал Гриша, ошарашив на мгновение брата так, что тот ослабил хватку и Гриша смог выползти на свободный край трамвайной скамейки и принять достойную позу.

– А ты – писька! Вонючая причём, – быстро нашёлся Павлик, после чего они разразились оглушительным смехом, и, преисполнившись абсолютным взаимопониманием, увалились друг на дружку…

9 июля 2010

Анастасия Бабичева

Критическая статья «Сборники (№21, часть 3). Возвращение в полынную сказку: о сборнике стихотворений Р. Вереска»

...Городская поэтика Ленинграда в этом сборнике чрезвычайно показательна. Так сложилось, что для современной российской культуры (именно культуры, а не только литературы) тема Ленинграда, Петербурга, Питера – под всеми известными именами – уверенно оформилась в целую субкультуру, в отдельный и полноценный культурный пласт. И даже не будучи ленинградцем, петербуржцем или питерцем, внимательный читатель угадывает эту поэтику еще до того, как одно из имен города или одна из его многочисленных узнаваемых примет называются прямо. Вот и у Родиона Вереска Ленинград – не по имени или приметам (точнее, не столько по ним), но по ощущению: по настроению внесезонного сплина; по дефициту солнца – не только как климатическому феномену, но как образу мысли; по совершенно особой цветовой и звуковой гамме, более всего близкой излому осени; даже по особому языку – немного усложненному и болезненному, чуть резкому, с особым лексическим строем, с особой ленинградской номинативностью:

…Плоский мощёный остров. Волны цвета индиго.
Одиночеству триста лет, и плесень грызёт фасады.
Нечем запить таблетку. Не к кому плыть на льдине.
Детство – слепая зигота, юность – хламидомонада.

(«Хламидомонада»)

 Так и определенная специфика существования, зафиксированная в текстах Родиона Вереска, в наибольшей степени возможна именно в Ленинграде. В небольшом по объему сборнике «Хламидомонада» написан (хотя и не завершенный) цикл жизни, цикл года: от лета с обратной внутренней хронологией до нулевой точки отсчета, до января. Но в этом цикле нет весны с ее традиционной символикой – нет обновления, рождения вновь. В сборнике возможно и желанно не возобновление, не новое начало, но только возврат – возврат в лето наизнанку (от августа к июню), во вселенскую осень, в природу зимы...

8 июля 2010

Михаил Кобец

Рассказ «День второй. Меланхолия»

...Не все ли равно, что приносит человеку успокоение в жизни – водка, онанизм и литература или деньги, здоровье и власть? Какая разница?

Быть может, занятия литературой и онанизмом даже более полезны, с учетом возможной смерти, чем занятия бизнесом и стремление к власти?

Я пишу уже достаточно долго. Но без особого успеха. А если совсем точно – то ни успеха, ни славы литература мне не принесла. Одни только проблемы. Алкоголизм, трудности с эрекцией, неврастения и больное сердце. А начиналось все хорошо. То есть глупо и романтично. Как оно обычно и бывает у всех влюбленных, воспринимающих свои чувства как единственно правильные и неповторимые. Понимаете? Нужно рассказать о себе, о чувствах своих и переживаниях. Ведь это так важно – чтобы мир увидел и восхитился моим великолепием и неповторимостью. И даже страданием. Но и страдать хочется не одному, запершись в своей квартире, а на публике, у всех на виду. Ведь я такой талантливый и удивительный. Я единственный и замечательный, а мир так несправедлив ко мне. Поэтому пусть миру будет стыдно.

Вот так или примерно так я думал. Нет, не думал, но чувствовал так, даже не догадываясь об истинном значении своих чувств. Но что оказалось? Все оказалось довольно банально и скучно. И даже не в том дело, что многие из моего окружения думают о том же и так же. Пусть не совсем одинаково, но в принципе без особых отличий – работа, дом, семья, здоровье, кладбище. Однако же не в этом оказалась наибольшая банальность. Все даже гораздо проще. Миру нет до меня никакого дела. То есть абсолютно. Есть я или нет меня, хороший я или плохой, бедный или богатый – для мира все едино. Белое превращается в черное, а черное превращается в дым...

7 июля 2010

Николай Спиридонов

Рассказ «Мишал»

...– Здравствуйте. Предъявите ваш паспорт. Откройте рюкзак. Что это такое?

Внутри у меня похолодело. В руке у таможенника был Чандлер. Я объяснил происхождение книги.

– Мне надо посоветоваться с начальником.

Он ушел, унося Чандлера, а я малодушно перепрятал Библии из рюкзака под матрас. Возвратившись, таможенник вернул мне книгу и паспорт. Я с дрожью ожидал досмотра на советской стороне границы. Положение было безвыходным. Я вез контрабанду религиозной литературы в страну победившего атеизма, прекрасно понимая возможные последствия этого поступка. Пересекая границу, я ощущал, как погружаюсь в привычную плотную среду, как внутрь гигантской могучей мышцы. Расслабленная, она лениво принимала меня, но в любой момент могла напрячься и раздавить как муху. Живя в Союзе, я не осознавал ее существования, как не чувствуешь работы здорового сердца и не осознаешь воздуха которым дышишь. Мишал был прав: прятать книги было бессмыссленно. Можно было только молиться. Именно так и проникали в Союз редкие томики Священного Писания. И в Чопе на этот раз меня почему-то не досматривали. Таможенники деловито перетряхивали чемоданы и сумки словацкой семьи, моих соседей по купе...

6 июля 2010

Ольга Кортусова

Сборник стихотворений «Крылатая кошка о трёх головах!»

Выклёвываюсь из буквы О,
определив себя птицей.
Не вылупиться. В пальто –
на улицу, с жизнями слиться
других. Выявить, наконец,
в состоянии эмбриональном
след от ног моих – крест на крест
или след башмачков хрустальных.
Но это почти невозможно, как
увидеть себя чужими глазами.
И вот опять – волка вокал
под мутными небесами
от безысходности.
В глуби души
клепсидра мерит
мгновенья, как годы.
И как уже надоело жить
тварью неопределённой породы!
Это случилось несколько лет назад.
На крыше моего дома сидела кошка.
У неё были небольшие, но сильные крылья и три головы, посаженные на гордые шеи и глядящие в три разные стороны.
5 июля 2010

Ирина Власенко

Рассказ «Пиррова победа»

...Степаниде с детства все давалось с трудом, тогда, как Танечке – будто с неба сваливалось. И белокурые вьющиеся волосы, и тонкие красивые черты лица, и дорогая заграничная одежда, и способности, которые от щедрости души, она готова была раздавать направо и налево. Девочка и пела, и танцевала, и стихи сочиняла. И даже рисовала лучше всех в классе. А Степаниде приходилось все это буквально отвоевывать у жизни. Единственным её талантом была, пожалуй, математика. И то в области сравнений и подсчетов.

А еще она умела драться и отбирать чужие игрушки. Рано начала работать и познала «любовь». Будто соревнуясь с Танькой, и матерью стала, еще училища не закончив. Пока Танечка прилежно училась в педагогическом институте, Степанида втихую скупала краденное у дружков своего очередного сожителя. И сама приворовывала на складе, куда её устроила мамаша. Она смачно ругалась матом, любила выпить и в компании мужчин чувствовала себя, как рыба в воде. Желание выбраться из социальных низов, сделало её отталкивающей и жёсткой. Она сама воспитала дочь, занялась торговлей, а в девяностые на гребне волны и собственном горбе  вынесла свой бизнес. Ей было уже под пятьдесят, но она как ломовая лошадь перлась напролом, сбивая мужиков и колышки шатких законов нового демократического государства. У неё была своя мечта! Яркая целлулоидная кукла в красном кружевном платье!..

3 июля 2010

Родион Вереск

Рассказ «Переезд»

…Иногда Лене казалось, что в маленьком невидимом пространстве, которое её окружает, остановилось время. Ученики вырастали, становились директорами и депутатами, покупали шикарные квартиры на Кутузовском и строили коттеджи. А она вставала в половине седьмого, варила макароны, будила сына, потом надевала тёплый плащ, выходила во двор и начинала разгребать снег. Такое ощущение, будто тебя посадили в пустой зал ожидания. Все уехали, а ты осталась… Старый сетчатый забор всё больше покрывался ржавчиной, у веранды гнил фундамент, а в крашеных зелёных трубах шипел газ. Газопровод провели как раз в тот год, когда посёлок присоединили к Москве. Вскоре узкие деревенские улицы закатали асфальтом и пустили по ним автобусы. Это было, конечно, большим облегчением. Теперь, чтобы попасть в город за продуктами, можно было не заталкиваться в переполненные электрички, которые пахли мочой и разлитым по полу пивом. В остальном всё оставалось по-прежнему. По железной дороге день и ночь проносились поезда. Товарняки громыхали своими засаленными цистернами, пассажирские – в сгущающихся сумерках сверкали квадратиками окон. Умирали старики, другие ими становились…

2 июля 2010

Зоя Гарина

Рассказ «Подвал»

...Ей и вправду показалось, что болезнь отступит, и боль сейчас пройдет, стоит только попить свежего горячего куриного бульона.

Гармошка закрыла глаза. Вся ее беспутная жизнь в одно мгновение пронеслась перед глазами и отчего-то после вихря видений тех событий, что уготовала ей судьба, в большинстве своем страшных и жестоких, привиделась то, что с ней никогда не случалось: она, Гармошка, невероятно красивая и молодая, в белом длинном платье со шлейфом, царственно стоит на паркетном полу огромного зала с колоннами, а напротив, в трех метрах от нее, у мольберта рыжеволосый художник пишет ее портрет. Откуда-то сверху, издалека стала звучать тихая мелодия вальса, заставив ее, Гармошку, медленно и плавно закружиться в танце. Гармошка вальсировала, и шлейф ее платья развевался, как будто обдуваемый сильным ветром.

«Это мои крылья!» – крикнула Гармошка художнику и засмеялась.

От ее смеха – словно тысячи солнц зажглись разом – появился яркий свет и наполнил все пространство колонного зала. Гармошка подняла голову вверх и засмеялась громче: там, вверху, под самым потолком кружили кудрявые ангелы. «Там-тадам-тадам!» – дудели они в золотые рожки.

Гармошка вдруг почувствовала, что она невероятно счастлива, поскольку вся ее нищенская жизнь, полная тягот и унижения, конечно же, только привиделась ей, да и не Гармошка она, а Галина, красавица, без единой морщины, стоит сейчас в этом колонном зале, и художник пишет ее портрет...

1 июля 2010

Эдуард Учаров

Сборник стихотворений «Гениям»

Кому герой, кому большой злодей,
Создатель нового в истории закона,
Оставивший полмира не у дел,
Теперь, египетским подобно фараонам,
Улёгся горевать свою печаль:
Намакияжен криво, в пиджачишке куцем…
Возмездием ему – на лбу печать:
«Лишён возможности в гробу перевернуться».
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Алексей Филиппов. Дядя Ваня (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!