HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2021 г.

Владимир Орданский

Картофельное пурэ

Обсудить

Повесть

 

Правильно поступает тот, кто относится к миру, словно к сновидению. Когда тебе снится кошмар, ты просыпаешься и говоришь себе, что это был всего лишь сон. Говорят, что наш мир ничем не отличается от такого сна.
«Сокрытое в листве»

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 10.11.2010
Оглавление

3. Глава 3
4. Глава 4
5. Глава 5

Глава 4


 

 

 

Отец Евтерпий, будучи извещен о предстоящей ему миссии, выказал пожелание иметь при себе ассистента из числа известных ему студентов спецсеминарии, где преподавал он курс экзорцистики. Нужно ли говорить, что по кратком размышлении из всех кандидатов выбрал он наиболее продвинутого в данном предмете семинариста Николая Фукуду. Связались с ректором, тот благословил и направил куратора Федечку, не посвященного, конечно, в курс дела, предупредить Пурэ. Федечка, явившись в дортуар, объявил своим кротким голосом:

– Фукуда, в понедельник поедешь на спецзадание с отцом Евтерпием. Повтори материал за полугодие, подготовься.

Слышавшие это ехидные однокашники Николая тотчас же принялись насмехаться над ним, предлагая наперебой различные варианты подготовки к поездке с экзорцистом и высказывая самые нелепые и непристойные предположения о сути самого спецзадания. Пурэ попытался отговориться нездоровьем и другими причинами, но Федечка твердо заявил, что дело это решенное и утвержденное самим ректором.

Тогда Николай отправился в кабинет отца Лупиана, полагая, что сможет убедить того заменить его каким-либо другим семинаристом, тем более что всегда находились желающие сделать карьеру тем способом, о котором, как ошибочно помышлял Николай, здесь шла речь. Однако было уже поздно, и ректор давно отбыл.

Проведя бессонную ночь с пятницы на субботу, Пурэ решительно явился в учебную часть, где написал заявление на академ в связи с неотложными семейными делами, а затем, невзирая на попытки завканцелярией удержать его, тут же покинул стены семинарии и прибыл в японское посольство. Там ему объяснили, что по своему делу он должен обратиться к третьему советнику, по прозвищу Лохматый, но того нет, и не будет, так как советник этот находится сейчас где-то на Дальнем Востоке, сопровождая в важной поездке чуть ли не самого Ресурсенко, который решает там какой-то вопрос насчет каких-то островов. Не добившись толку, Николай поехал прямо в аэропорт. Промыкавшись там почти до вечера в ожидании рейса на Токио, он с тяжелым сердцем поднялся по трапу и занял свое место у иллюминатора рядом со здоровенным чернокожим бандюком.

Поначалу полет проходил нормально, однако через пару часов Николай заметил, что стюардессы стали вдруг необыкновенно предупредительны по отношению к нему. Каждая из них, следуя мимо, обязательно осведомлялась, все ли у него в порядке, и не хочет ли он чего-нибудь. Когда всем пассажирам раздали обед, стюардесса с любезнейшей улыбкой предложила ему свежие фрукты и очень дорогое саке за счет заведения. Николай не знал, что и думать. Вначале он решил, что служительниц привлекает его красивая внешность и юный возраст, но вокруг были не менее симпатичные молодые люди, а сидевший рядом нигериец каждый раз хватал приблизившуюся девушку за юбку, но так и не добился даже тени того внимания, которое окружало Фукуду.

Наконец, из кабины пилотов вышел командир экипажа и лично предложил Николаю перейти в бизнес-класс, где уважаемому юному господину определенно будет удобнее скоротать время столь долгого еще полета. Появление в салоне бизнес-класса молодого человека с потертым рюкзаком, в джинсах и кедах вызвало поначалу даже легкое недовольство расположившихся там пассажиров, однако, капитан шепнул что-то двоим-троим из них, и ропот мгновенно стих. Напротив, все начали почтительно кланяться Пурэ, а одна очень красивая девушка в бриллиантах откровенно строила ему глазки.

После вторично поданного персонально для него обеда Николай задремал и увидел довольно необычный сон. Снилось ему, что идет он поросшим высокой зеленой травой полем по направлению к широкому озеру, посреди которого белеют небольшие песчаные островки. И вот, когда он был уже вблизи берега и готовился шагнуть в оказавшуюся тут же лодку, чтобы добраться до одного из этих островов, из-за раскидистой старой ивы, склонившей свои листья прямо в воду, вдруг вышел пес рыжей масти, коего издалека легко было принять за лисицу. Животное, не торопясь, подошло к остановившемуся на берегу Пурэ и, взглянув ему в глаза, заговорило на киотском диалекте:

– Благородный юноша! Я послан богиней Аматэрасу предупредить тебя. Когда ты будешь на пути к своему острову, появятся люди, которые захотят отправить тебя назад. Не слушайся их, как бы они ни просили, ни под каким видом не возвращайся и даже не оглядывайся!

Промолвив эти слова, пес исчез, будто это был призрак. Изумленный Николай уселся в лодку и начал грести, как вдруг налетел сильный ветер и лодку стало раскачивать. Пурэ открыл глаза. Самолет уже приземлился в Токио, и стюардесса осторожно трясла его за плечо. Потом она донесла рюкзак Пурэ до поданного персонально для него микроавтобуса. Через минуту он уже был в VIP-зале. Не успел Николай оглянуться по сторонам, как в зал торопливо вбежали мужчина и женщина, одетые в традиционные японские наряды, и, низко кланяясь, упали коленями на расстеленный на полу ковер. Пораженный до глубины души Николай, видевший до этого дня подобные сцены только в фильмах Куросавы, узнал своих родителей.

– Матушка, батюшка! – вскричал он. – Что с вами? Как вы здесь?

Но коленопреклоненные старики, не в силах вымолвить ни слова, лишь продолжали кланяться, подобно игрушечным божкам, частенько устанавливаемым японцами на панелях своих автомобилей перед лобовым стеклом, и только слезы неудержимым потоком лились по их морщинистым щекам. Николай обнял их, и так втроем они оставались недвижимыми, пока их не заставил вздрогнуть громкий голос, возгласивший:

– Добро пожаловать, Фукуда-сан!

Перед столь неожиданно восстановившимся семейством стоял тот самый тщетно разыскиваемый Николаем в Москве третий советник посольства. Его волосы были в некотором беспорядке, зато глаза светились радушием, а рот был искажен невероятно широкой улыбкой, обнажившей, казалось, не только все 32 безупречно смоделированных зуба, но также десны, верхнее нёбо и часть трахеи.

После того, как советник пригласил семью Фукуда в небольшой уютный ресторан, где им было предложено многообразие рыбной японской кухни, справедливо славящейся исключительной свежестью и богатством ингредиентов, все разъяснилось. Николай, наконец, узнал правду о том, какое задание ему предстояло. А правда, к сожалению, заключалась в том, что предыдущей ночью отец Евтерпий благополучно запил, и главный нарколог со всей определенностью заверил Владыку, что бухать он теперь будет не менее, как недели две, после чего еще примерно столько же потребуется на отходняк. Это означало, что отданный значимым лицом приказ никак не мог быть исполнен, разве что…

– Нет-нет, что вы! – в ужасе воскликнул молодой Фукуда, поняв, какое дело ему предлагается. – Я всего только раз проводил изгнание самостоятельно, да и бесенок был не очень сильный.

– Послушай, Фукуда, – понизив голос, заговорил советник, безуспешно боровшийся с торчащими в стороны волосами при помощи расчески, искусно выделанной из массива японской вишни. – Твое дело рассматривалось в императорской канцелярии. Пойми же, наконец: нашей империи нет дела до чужих демонов, но ситуация сложилась, как нельзя более благоприятная. Мы высказали свои условия, и русские их приняли. Если ты сделаешь то, что они хотят, мы получим назад один остров и три скалы, за которые безуспешно бьемся вот уже пятьдесят лет! Ты ведь самурай, Фукуда. Так послужи своему императору! Только подумай: один остров и три скалы!

Третий советник не стал упоминать о том, что в случае успеха затеваемого предприятия ему был твердо обещан пост второго советника, что было бы неслыханным достижением для представителя семьи худородных землевладельцев с самого севера Хоккайдо. Вместо этого он толкнул кулаками в спины престарелых родителей Пурэ, и те снова начали кланяться, как заведенные. Отец вдруг поднял седую голову и, глядя прямо в глаза сыну, произнес твердым голосом, слегка только дребезжавшим от волнения:

– Сынок! Не знаю я, чего хотят от тебя все эти высокие господа, которые столь спешно привезли нас сюда на военном вертолете, но если это не противно учению Исы Курисуто, поступи, как настоящий воин из клана Фукуда. А мы с твоей матерью будем молиться за тебя.

Бедная матушка Николая при этих словах только затрясла головой, изо всех сил сдерживая рыдания и незаметно рвя под столом на части платок из рисового полотна, судорожно сжатый в ее натруженных крестьянских руках.

Далее все происходило будто бы во сне. Этапировав стариков на родину, советник отдал необходимые распоряжения, и вот уже наш Пурэ вновь летел, на сей раз чартерным рейсом, догоняя ушедшее далеко на запад дневное светило. В самолете были для него припасены все необходимые для подготовки к действу учебные пособия, включая даже излюбленный отцом Евтерпием могилянский требник в факсимильном издании.

Сам не свой, погрузился Николай в чтение, и только свербило что-то у него в голове, но не мог он понять, что. Как вдруг, на словах «или от стремнины или от рова или от езера» вспомнился ему давешний сон о собаке, и такая тоска схватила самое сердце его, что, казалось, сейчас же вскочил бы, да и выбежал вон, оставив и бейсболку, и рюкзак на багажной полке, да только куда бежать-то из «Дакоты», следующей на высоте 9000 метров над озером Байкал?

Долго тянулись томительные часы путешествия, но настал конец и им. Доставленный в штабной вагончик возле Дворца, окруженного тремя рубежами оцепления, предстал Николай Фукуда непосредственно пред ясные очи Владыки.

– Задачу знаешь? – вопросил Преосвященный, пытливо глядя прямо в глаза молодому семинаристу.

– Так точно, – по уставу ответил Пурэ, приняв соответствующую стойку.

– Доложи.

– Читаю псалмы, каноны по пакету №1. Если к утру объект не обратится полностью в прах, а овладевший им демон не улетучится, на вторую ночь читаю Киприану, Иустине по пакету №2. Ежели и тогда враг продолжит упорствовать, на третью ночь по пакету №3 даю полную отчитку с применением требника Могилы, – четко, как учили, доложил Николай.

Суровые очи Преосвященного смягчились, и что-то отеческое отразилось в его взгляде, когда потрепал он по щеке бесстрашного самурая.

– Ну-ну. Сам я нынче отбываю на экуменический гей-парад в Рио, но руку, так сказать, держу на пульсе. Вот тебе от меня на удачу крест, сам в нем служил. Ни пуха, ни пера, солдатик.

– К …, – начал было Пурэ, но осекся.

– К черту, к черту, – согласно кивнул головой Владыка и, усевшись в бронированный «Мерседес», помчался в Домодедово.

Тут обступили Николая ответственные лица, и, окружив плотным кольцом, заговорили все одновременно, крутя беднягу Пурэ во все стороны и пытаясь втолковать каждый свое, отчего ему казалось, будто это рой громадных черных мух жужжит и тычется в лицо, кусая и донимая его.

Ректор отец Лупиан гладил Николая по голове, приговаривая:

– Отслужи, Пурэ, только отслужи, и безотлагательно с красным дипломом поедешь в какой сам захочешь приход. Да еще бабла огребешь изрядно.

Комендант зиккурата, вытирая пот со лба и шлепая Фукуду по лопаткам, шептал на ухо:

– Ты, сынок, его не бойся. Так-то психика у него добрая. Ну, пошумит, обложит всех оппортунистами, потом грянется оземь и трое суток как шелковый. А мы тебе как раз подгадали, вчера только циммервальдил!

Сумрачный безопасник от Преосвященного хлопал его по плечу и совал в руку телефон в окладе из легированной стали:

– Держи мобилу. Будет совсем невмоготу, жми три семерки. Войдем, всех загасим.

Советник посольства, одевшийся, несмотря на страшную жару, в двубортный черный костюм и выливший целую банку геля на волосы, которые все одно приходилось поминутно приглаживать, глядел на Николая, как положено, свирепым взглядом и, тыкая указательным пальцем ему в грудь, рычал сквозь зубы:

– Фукуда! Помни! Один остров и три скалы! Один остров и три скалы!

Однако более всего мечтал сейчас Пурэ о том, чтобы каким-то чудесным образом нарисовался перед ним опохмеленный отец Евтерпий и, ущипнув за ягодицу, возгласил:

– А ну, пошли, красивенький, вставим им по самое не балуйся!

Но этому уж точно не суждено было сбыться.

 

 

 


Оглавление

3. Глава 3
4. Глава 4
5. Глава 5
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.



Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?
Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!