HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Владимир Орданский

Картофельное пурэ

Обсудить

Повесть

 

Правильно поступает тот, кто относится к миру, словно к сновидению. Когда тебе снится кошмар, ты просыпаешься и говоришь себе, что это был всего лишь сон. Говорят, что наш мир ничем не отличается от такого сна.
«Сокрытое в листве»

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 10.11.2010
Оглавление

4. Глава 4
5. Глава 5
6. Глава 6

Глава 5


 

 

 

Вот и наступает та часть нашей повести, ради которой, собственно, и городился весь огород. Многоопытный читатель, пожалуй, уже догадался, что будет дальше, и, кривя губы с некоторым пренебрежением к автору, толкует сейчас своим ближним, ловящим, затаив дыхание, каждое его слово:

– Да уж известно все заранее, читывали у классика, читывали. Не могут нынешние сами ничего придумать, так берут сделанное другими и переиначивают на свой манер, как будто это дяди Гришин белый китель с обтянутыми материей пуговицами, который Тамарка вначале перелицевала себе на брючный костюм, а когда располнела, как свинья, так, что на ее туше брюки совсем уж лопались по швам до неприличия, пошила своей дуре Фаиночке из него шорты в обтяжку с махрами по низу, и теперь уже никак не сказать, что это тот самый мундир, в котором дядя Гриша заседал в Особом совещании, а хочется отметить, что мало их, гнид, тогда перестреляли, вот бы и этих, сегодняшних… ну и так далее.

Мы же, принимая подобно св.Себастьяну большую часть критических стрел, направленных в наш адрес, хотим только, в качестве оправдания, напомнить дотошному читателю следующее: ничто не ново на нашей почве, и часто бывает (а разве не об этом же говорит нам ситуативная психология?), что и хочется все изменить напрочь, ан так накатало дорожку, что летишь по ней кубарем и мечтаешь уже не свернуть на свой, особый путь, а хоть куда-нибудь докатиться и, отдышавшись, провести остаток дней, не вспоминая вовсе о том, что пережито, а коли вспомнится ненароком, то спешно принять стакан reformado de oro, закусить соленым рыжиком, да и забыться сном.

Так что продолжим пока нашу историю, благо, развязка близка и неотвратима, как госэкзамены, если перефразировать незатейливую присказку, популярную во времена оные средь студентов спецсеминарий.

С дрожащим, как испуганный кролик, сердцем надел Пурэ облачение, повесил на шею полученный от Преосвященного тяжкий крест и вошел в главные двери Дворца, кои незамедлительно закрылись за ним, и смачный лязг засова за спиной в некоторой степени успокоил его, поставив перед фактом: назад дороги нет. Оглядевшись по сторонам, заметил наш юноша, что все было приготовлено согласно правилам: посредине располагалась кафедра с куском освященного мела, на столике рядом лежал запас свечей, а стеклянный гроб с мумией, недавно доставленный из зиккурата спецкатафалком, стоял спокойно перед алтарем. Положив принесенные с собой фолианты на кафедру, Николай произвел двукратное очерчивание круговой зоны безопасности, расставил по окружности свечи на нужном расстоянии друг от друга и зажег их, конечно, не дай Бог, не зажигалкой, а, как положено, добыв огонь с помощью кресала и трута, привезенных из Иерусалима.

Теперь можно было и приступать. Начал Пурэ с Псалтыри и шел ровно почти до третьего часа, когда остро захотелось ему по малой нужде. На этот случай намечалась штрихами временная дорожка, зачитывалось краткое СЗЗ и вперед. Но прихватило Николая весьма неожиданно, и, видя спокойное состояние объекта, решил он слегка нарушить инструкцию, тем более что частенько наблюдал, как в таких обстоятельствах поступает отец Евтерпий. А тот, бывая порой и под серьезной мухой, чертил по-быстрому круг вокруг объекта и бежал, задрав рясу и на ходу расстегивая штаны, в нужник. Так же сделал и Пурэ, однако, то ли круг вышел негерметичным, то ли покойник был не чета другим, а только, вернувшись, увидел он картину, заставившую похолодеть его сердце: Ильич вместе с гробом потихоньку, на небольшой высоте, барражировал по линии зоны безопасности, стремясь, очевидно, пересечь путь Николаю и не дать тому войти в круг там, где он из него вышел, а по иному-то было и не войти.

Поняв, что за плачевная участь ожидает его, останься он вне круга один на один с Ильичом, Пурэ припустился бегом, но тот, почуяв его присутствие, тоже ускорился. Приподнявшись в гробу и сморщинив кожу у глаз, правил он своим воздушным судном, подобно кормчему, что ведет корабль меж рифов и мелей к достижению великой цели. Синие губы его стали насмешливей и тверже, и, думалось, никто и ничто не будет в силах остановить его. Вот уже восставшая мумия оказалась перед самым входом в зону, и тогда Пурэ, сняв с себя крест, метнул его прямо перед наползавшим гробом, из-за чего тот с визгом притормозил на мгновение, да так резко, что Ильича чуть не выбросило через лобовое…, э-э, ну, в общем, понятно, о чем речь, а Николай в тот же миг, согнувшись до самого пола, прокатился подобно нижнему брейкеру по зеркально гладким плитам на скользкой подошве своих китайских кед, оставленных в последний момент на ногах ввиду отсутствия на вещевом складе спецобуви 36-го размера, да так вышло у него ловко, что влетел он в зону безопасности за долю секунды до того, как Ильич наглухо перекрыл проход.

О, как разозлился обманутый демон! Лицо его совершенно преобразилось и не напоминало более физиономии доброго дедушки, носящего в карманах жилета пригоршни конфет и раздающего их детишкам направо и налево. Нет! Теперь оппонент Пурэ предстал в своем истинном обличии: из раскрытой пасти показались длинные кривые клыки, глаза стали красными, как знамя, коим он был покрыт, когда еще лежал себе в гробу, спокойно сложив руки; остатки шерсти на голове поднялись дыбом подобно прическе индейца из племени ирокез. Не успел Николай надеть повисший на кафедре крест и вновь приступить к исполнению псалмов, как Ильич возопил жутким голосом, так, что крик его зловещими раскатами отдавался по всему Дворцу:

– Повторять за реакционными профессорами невероятный вздор, сплошную идеалистическую тарабарщину! Понятно, что за подобного обскуранта, наряженного в шутовской костюм, ухватились обеими руками имманенты! Смерть им! Раздавить железной рукой!

Но дух бусидо уже говорил в юном самурае, и вот, возвысив свой голос и набрав в легкие побольше воздуху, грянул он в ответ:

– Божий вечный, избавляющий человеческий род от плена дьявола! Освободи раба Твоего от всякого действия нечистых духов! Повели злым демонам отступить от души и тела раба Твоего, не находиться и не скрываться в нём! Да удалятся они от создания рук Твоих! Во имя Твоё святое и единородного Твоего Сына и животворящего Твоего Духа!

Аминь!

Словно молния поразила Ильича. Содрогнулись все члены его, лицо почернело, конечности свело судорогою. Казалось, еще пара таких апперкотов, и зловредный демон навсегда оставит беззаконно отхваченное им когда-то тело. Но велика оказалась сила бесовская. Юзом, задним ходом, задевая бортом за колонны, отгреб он кое-как подальше от вошедшего в силу Пурэ и затаился, восстанавливаясь после шока. Более не левитировал он до самого утра и не выкрикивал дьявольских своих инвокаций, только кривил синюшную щеку и порыкивал злобно:

– У-у, лакеи поповщины! Опиум для народа!

Так прошла первая ночь. Пропел петух в выданной силовиком мобиле, и Ильич, вновь розовый и благостный, улегся, задрав вверх бородку, а Пурэ вывели под руки семинарский психолог Файнштейн, от коего исходил невыносимый запах чеснока, и начальник охраны Дворца, на всякий случай державший подмышкой аккуратно отесанный осиновый колышек. Доставив с необыкновенными предосторожностями Николая в спецномер отеля на Балчуге и выставив соответствующее обстоятельствам охранение, начальство распорядилось насчет меню, включавшего наряду со всякой там осетриной в брусничном соусе и седлом ягненка с каперсами еще и картофельное пюре.

Николай, однако, был настолько утомлен событиями прошедшей ночи, что лишь ткнул пару раз вилкой в блюдо с картошкой и, убедившись, что сварена она на воде с добавлением сливочного масла, упал на роскошную постель и тут же заснул. Во сне привиделся ему Ильич, почему-то в малиновом халате, перехваченном атласным пояском с кистями. Сидя в шезлонге у бассейна с бокалом мартини в руке, демон свысока поучал семинариста:

– Демонолектика, щенок, есть учение о том, как могут быть, и как бывают, и как становятся тождественными противоположности, при каких условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга, почему ум человека не должен брать эти противоположности за мертвые, застывшие, а за живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в другую.

Произнося сии заклинания, Ильич иллюстрировал их следующим образом: одна половина его лица становилась вдруг мертвой, ну то есть совершенно неживой, вплоть до того, что кожа, мгновенно истлев, слезала, оставляя голый череп, как слезает чулком шкура у гадюки при линьке, тогда как другая половина продолжала говорить, хотя и довольно неразборчиво, благодаря тому, что часть лицевых мышц в это время отсутствовала, да и пол-языка, видимо, не пожалел он ради красного словца. Через минуту на мертвой половине вновь появлялась кожа, на которой пробивалась редкая рыжеватая шерсть, из пустой глазницы выкатывался бешено вращавшийся глаз, и вся эта часть начинала гримасничать, подмигивать и всячески проявлять свою живость и подвижность, а тем временем другая полуголова мерла на глазах, испуская трупный запах и теряя один за другим коренные зубы.

Во сне силился Николай найти нужные слова, чтобы противостоять искушению лукавого духа, но не мог ничего припомнить, кроме молитвы на освящение воды, и повторял растерянно:

– И елика аще что в домех… яко да вси почерпающии…

И хохотал радостно демон, и бормотал совсем несуразное о каком-то рабкрине, а потом протянул вдруг костлявую руку и потрепал Фукуду по щеке. И столь невыразимо ужасным было прикосновение его ледяной десницы, что Николай подпрыгнул на постели и заорал диким голосом, так что пытавшийся разбудить его советник сам отскочил на приличное расстояние и, чтобы не упасть, принужден был схватиться обеими руками за гобеленовой выделки портьеру, изображавшую забавы мирных поселян где-то на юге Франции.

Еще несколько минут приходил в себя Николай, не сразу узнавший советника, подстригшего свою непокорную шевелюру так коротко, что голова его просвечивала сквозь коротенькие, как иголки у новорожденного ежика, волосинки, напоминая большую желтоватую луну с хорошо различимыми выщербинами кратеров и темно-серыми волдырями холмов, которая восходит иногда мартовскими ночами, вдохновляя поэтов и нарушая покой метеочувствительных. При этом отметим, что дипломат по-прежнему выглядел, как взъерошенный мартовский кот, из тех, что, бывает, вопят по ночам, прижавшись задом к дымоходной трубе на крыше и косясь блестящим глазом на желтую луну.

Ополоснувшись в умывальнике, и, наконец, успокоившись, Фукуда понял, что проспал весь день, и пора уж ему возвращаться туда, куда, скажем откровенно, возвращаться совсем не хотелось. Но, назвавшись груздем, полезай, брат, в лукошко, где дожидаются тебя порой такие сморчки, что вари их хоть в восьми водах, а вывернет тебя с этого супчика так, что долго еще будешь кушать на обед кислое молоко и восстанавливать флору кишечника.

Едучи на службу в посольском лимузине, Николай слушал вполуха эмоциональный рассказ советника о льготах по проезду на общественном транспорте, уже любезно предоставленных его достопочтенным родителям, воспитавшим столь преданного императору сына. Когда же подъехали они на место, Лохматый протянул Николаю что-то длинное и плоское, завернутое в тряпицу.

– Фукуда! Если не поможет тебе русский Бог, умри, как самурай, – мрачно произнес он и опять завел свою шарманку об одном острове и трех скалах. Тогда Пурэ, не утруждая себя поиском соразмерной этикету формулировки, попросил советника заткнуться, и тот, невзирая на вопиющее нарушение субординации, выполнил команду на раз.

 

 

 


Оглавление

4. Глава 4
5. Глава 5
6. Глава 6
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!