HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Владимир Орданский

Картофельное пурэ

Обсудить

Повесть

 

Правильно поступает тот, кто относится к миру, словно к сновидению. Когда тебе снится кошмар, ты просыпаешься и говоришь себе, что это был всего лишь сон. Говорят, что наш мир ничем не отличается от такого сна.
«Сокрытое в листве»

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 10.11.2010
Оглавление

1. Глава 1
2. Глава 2
3. Глава 3

Глава 2


 

 

 

Итак, Пурэ учился уже на третьем курсе и все чаще представлял себе, как, получив диплом, возвращается домой, где ждут его полные счастья и гордости старики-родители. Матушка, конечно, приготовит его любимое блюдо, и он, неторопливо вкушая картофельное пюре, будет рассказывать различные истории, приключившиеся с ним за время учебы, припоминая, конечно, те из них, в которых он выглядел достойным восхищения, а при необходимости слегка и привирая, что, впрочем, кажется нам вполне извинительным для молодого человека, хотя бы и самурайского происхождения, только что завершившего столь важный жизненный этап.

Не мог и предположить этот достойный юноша, какие испытания уготовала ему судьба, и насколько отличным будет его возвращение на родные острова от той картины, которую рисовало его питаемое светлыми надеждами воображение.

Однако, следует признаться, что выбранная нами для начала повествования точка отсчета не дает возможности охватить взглядом полную картину происшедшего, так что придется нам перенестись еще далее в прошлое, и дабы не повторилась раз уже допущенная ошибка, думается, наиболее подходящим временем будет конец XIX века.

Практиковал тогда у Черных ворот в германском городе Трире чародей, сколотивший немалый капиталец на продаже сатане доверчивых душ. Будучи отягощен еще вдобавок грехом гордыни, задумал он однажды превзойти своего предка, пражского каббалиста, знаменитого тем, что вызвал когда-то к жизни глиняного великана, утихомирить которого потом стоило немалого труда. Взяв в помощники духовидца Фрица по прозванию Ангелок, извлек трирский колдун из хрустального шара целый легион бесов, принявших на время человеческий облик. И если раввина из Праги с глиняным гастарбайтером помнят нынче лишь узкие специалисты, то германский его потомок известен стал всем. Но о том, чтобы загнать темных духов на место постоянного проживания, увы, и речи быть не могло. Подумали-погадали два чернокнижника и постановили: «У Европы только одна альтернатива: либо подчиниться игу славян, либо окончательно разрушить центр этой враждебной силы – Россию». Туда-то, на многострадальную русскую землю, и отправили они свою черную рать.

Предводитель демонской когорты, избравший себе людское прозвище «Ильич», изрядно покуражился, крутя в бараний рог не только простых смертных, но даже и своих бесенят, которые, намучившись его беспределом, задумали батьку извести. В ход пошли и яды, и серебряные пули с нанесенными на них соответствующими гиероглифами, и многое другое, о чем добропорядочному обывателю и знать-то не следует, но благодаря чему постепенно земная жизнь Ильича напрочь прекратилась.

Тогда приспешники его, желая, чтоб могучая сила демона и далее была с ними, постановили воздвигнуть на площади зиккурат, откуда покойник пособлял бы им, не слишком при этом докучая и не вмешиваясь в процесс принятия решений. Так и сделали. Однако ж, хотя зиккурат и был оборудован по всем правилам, со временем стали появляться проблемки. Дело в том, что при помещении мумии внутрь гробницы профессор Мардукянц произвел необходимые халдейские процедуры, каковые, по его заверению, должны были обеспечить полное спокойствие лет приблизительно на 99. Но профессор, как водится, сгинул в 37-м, а сыну его, хотя и дослужившемуся до «акадэмика», далеко было до отца.

Какое-то время все происходило в штатном режиме. По субботам дежурный офицер чертил чем надо вокруг гроба незримый круг, расписывался в черной книге, потом, прикуривая, бормотал себе под нос: “мэт”, и гуляй, как говорится, Вася. Но году в 56-м, дождавшись, пока многие чертовы слуги уберутся к себе в преисподнюю, начала мумия шалить. По первому разу, когда Ильич просто приподнялся в гробу и, погрозив пальцем, что-то там прокартавил насчет архимерзавцев, караульный немедля тронулся умом и побежал по площади в направлении Минина с Пожарским, дико крича: «Вечно живой! Вечно живой!» и имитируя штыковую атаку. Призвали незамедлительно «акадэмика», но все, на что тот сгодился, было составление новой методички по несению караульной службы, согласно которой следовало окружность чертить пожирнее, а так называемую «печать», то есть специализированное запретительное заклинание (СЗЗ), произносить погромче и с выражением.

Сказать по правде, все эти старания оказались мумии, как припарки. Чем дальше, тем все более она распоясывалась, и в 80-е уже чуть не каждую неделю стали поступать от караульных донесения о том, что по ночам объект совершает левитацию, чертя в воздухе пентаграммы, занимается выкрикиванием экстремистских лозунгов и производит порчу государственного имущества, как то: светильников, напольных покрытий и ритуального реквизита.

Многие годы не зарастала народная тропа к таинственной ступенчатой пирамиде. Любопытно было обывателям посмотреть на всесильного когда-то чародея, что недвижно лежал теперь в стеклянном гробу. Автору самому многократно доводилось неторопливо шагать в этой процессии, а однажды даже наблюдать забавную сценку: маленький мальчик в маечке с надписью “Hurghada”, приехавший, по всей видимости, вместе с родителями только что из Египта, где, конечно, имел возможность лицезреть натуральных Рамзесов и Тутмосов, лежащих под белыми простынями в наполненной аргоном витрине, шел теперь через зиккурат, держа за руки маму и папу, и все пытался сказать что-то, но бдительная стража прерывала его, поднося палец к устам. Выйдя, наконец, на свежий воздух, малыш, переполненный впечатлениями, вскричал: «Мама, папа, а прикольная мумия, правда!?», чем вызвал немалое озлобление у шествовавших впереди престарелых демонопоклонниц.

Теперь же приходилось то и дело закрывать зиккурат на косметический ремонт, а на это время опускать объект спецлифтом в подземный отсек. Но пребывание в святой русской земле неотпетого мертвеца с таким статусом всякий раз приводило к особо тяжким последствиям, каковые известны каждому, кто немного интересуется самоновейшей историей государства российского. Что ни профилактика – то или война, или взрыв какой, а то пожар да засуха. И хотя вся верхушка и собиралась на смотровой площадке зиккурата по два раза в году, силясь посредством групповой медитации как-то застабилизировать процессы, дабы не пошли вразнос, по всему было видать, что дело дрянь.

Посовещавшись с присными и затребовав сообразный ситуации астрологический прогноз, одно значимое лицо (по некоторым, хотя и не вполне заслуживающим доверия сведениям, был это не кто иной, как сам Ресурсенко), пригласило к себе в апартаменты Владыку. Перетерев политкорректно о том, о сем, перешли они к главному.

– А что, Преосвященный, не пора ли уже конкретно порешать с мумией, – начало издалека значимое лицо, теребя пальцами образок на письменном столе. – В лом уже этот бардак, да и в мировом сообществе на сей счет неблагоприятное мнение имеется, так, нет?

– Так-то оно так, Ваше превосходительство, – ответствовал Владыка. – Но, с другой стороны, ежели, не дай Бог, чего случись, так вот тебе и вот!

На лице значимого лица изобразились было старания постичь всю глубину загадочной сентенции, высказанной иерархом, но вскоре хозяин апартаментов убедился в тщетности своих интеллектуальных усилий:

– Ты, это, поясни.

– Я, Ваше превосходительство, к тому, что лежит себе и лежит, а тронешь, мало ли что приключится, да и народные волнения не исключены.

– Тебя за этим и призвали, Преосвященный, чтобы ничего не приключилось, – живо возразило значимое лицо. – А за народ ты не беспокойся, народ у нас грамотный, поймет. Ребята вон уже тендер громоздят. Подтянем хозяйствующих субъектов – мадам Тюссо и прочих. Будет любо-дорого смотреть. Опять же интеграция, инновация и чего там еще… Короче, от тебя одно – тупо отпеть и шабаш. А что к чему, зачем да почему – это мы сами разберемся. И учти: астрологи нам дают на все про все две недели, а дальше у них там Сатурн куда-то зайдет, и мы попали года на два.

Что тут скажешь – старший приказал. Стали кумекать насчет площадки, да ведь думай не думай, а лучше Дворца все равно не найдешь. Здесь, предполагаем мы, надобно сделать кое-какое разъяснение. Аккурат лет за пять до описываемых событий задумал наш градоначальник возвести собор, каких не было еще в столице. Натурально, заручились одобрением Преосвященного, изыскали приличествующих проекту инвесторов и, перекрестясь, взялись за дело. Нагнали басурман, а тем все одно, что строить – церкву ли, аквапарк. Не успели оглянуться, как фундамент был готов, а бюджет весь кончился. Крякнул градоначальник и выкатил еще. Так, за пять лет, с Божьей помощью и целевым финансированием, отгрохали красоту небывалую: колонны малахитовые, стены все крыты мрамором каррарским, да что там говорить, золота одного пошло миллионов на сорок. Понравилось шибко иерархам, что в духе модернизма предусмотрены оказались особые покои для отдохновения – в картишки перекинуться, шоу с танцорками поглядеть и подобное. Не то, конечно, чтобы попустить, к примеру, Шнура скакать в чем мать родила, прикрывая срамные части музыкальным инструментом, но артистки оригинального жанра без верхней одежды вполне приветствовались, отчего, бывало, стыдливая сожительница которого-нибудь из иерархов, прикрывая глазки пальчиками, шептала:

– Батюшка, не смотри, грех-то какой!

На что батюшка, поглаживая бороду, успокоительно возражал:

– Ничего, матушка, ничего.

После сдачи-приемки состоялась презентация, каковую служил сам Владыка, и уже ближе к концу, когда позвали к столу, произошел презабавный инцидент: один старичок-псаломщик, будучи в совершенном восхищении от увиденной роскоши, вздохнул и молвил:

– Ну, чисто дворец! Я чай, такого и у царя не бывало!

Все бы ничего, да микрофон еще не отключили. Дружно посмеялись присутственные лица над простодушным псаломщиком, ан словечко-то и прилипло: Дворец! И повелось с тех пор как средь иерархов, так и средь значимых лиц – называть меж собой новый собор Дворцом. К примеру, спрашивает один служивый другого: где, мол, завтра крестят внучку такого-то? Да где, само собой, во Дворце. Или: где такая-то шансонетка дает закрытое представление для своих? Ну, во Дворце, опять же.

 

 

 


Оглавление

1. Глава 1
2. Глава 2
3. Глава 3
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!