HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Владимир Орданский

Картофельное пурэ

Обсудить

Повесть

 

Правильно поступает тот, кто относится к миру, словно к сновидению. Когда тебе снится кошмар, ты просыпаешься и говоришь себе, что это был всего лишь сон. Говорят, что наш мир ничем не отличается от такого сна.
«Сокрытое в листве»

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 10.11.2010
Оглавление


1. Глава 1
2. Глава 2

Глава 1


 

 

 

Иной искушенный читатель, даже еще и не открыв сию книжицу, сразу заметит:

– Что ж это за название такое: «Картофельное пурэ»? И о чем только думал автор, давая своему опусу подобное заглавие? Да неужто невдомек ему, что теперь, когда отечество наше выбивается из сил, подымаясь с колен и спеша тут же превратиться в нанодержаву, вряд ли найдется желающий потратить свое время на прочтение чего-то, так нелепо именуемого? И если пребывает автор в плену столь никчемных иллюзий, то пускай глянет хотя бы одним глазком в словарь г-на Даля и убедится, что нет в русском языке такого словца, как «пурэ». Нет, да и не было никогда!

Но автор, однако, рискнет предположить, что, коли уж искушенный читатель добрался до этой строки, то, возможно, и далее уделит он толику своего драгоценного внимания предлагаемой повести, тем более что история, заключенная в ней, обещает быть в высшей степени любопытной и весьма необыкновенной. Точнее, обещает это все тот же незадачливый автор. Что же до названия, разъяснится со временем и оно.

Итак, история наша начинается в ту ничем не примечательную минуту, когда недоучившийся семинарист Николай Фукуда пристегивает ремень безопасности в самолете «Боинг», направляющемся из Москвы в Токио.

С другой стороны, разве можно сказать, что какая-то история началась ровно в эту минуту и ни мгновением раньше? Если подумать, то поневоле приходишь к мысли о том, что у нас не успеет закончиться одно, как выясняется, что уж давно началось другое, нередко прямо противоположное первому, а сторонники наиболее крайних теорий положительно уверены, что нет никаких начал, ни концов, и вообще, по жизни, все сущее есть только сон Создателя мира, длящийся вечно, в коем сне и пребываем все мы в виде неких, с позволения сказать, идеальных фантомов.

Так и в случае с Николаем, предполагаем мы, что началось все гораздо раньше, и есть даже подозрения, что все описанные далее события – всего лишь сон и грезы то ли Всемогущего Творца, то ли самого семинариста, прикорнувшего в мягком самолетном кресле рядом с предприимчивым нигерийским финансистом, направлявшимся как раз в Японию, чтобы расширить свое дельце за счет простодушных островитян.

Посему ничто не мешает нам начать немудреную эту повесть со дня, пожалуй, трехлетней уже давности, когда Николай прибыл из далекой и вызывающей у немалого числа наших соотечественников любопытство и даже некоторый душевный трепет Японии в белокаменную российскую столицу, чтобы духовно напитаться в одной из семинарий, коих немало было в последние годы научреждено. Сам Николай происходил из старинного рода, отдельные представители коего служили еще регенту Фудзиваре, отличаясь, касаемо вопросов чести, истинно самурайским духом, так что многие воины, даже и из других кланов, частенько, попав в щекотливую ситуацию, обращались за советом к кому-нибудь из рода Фукуда.

Говорят, что однажды к прапрадеду Николая явился молодой самурай. Хотелось бы привести, как полагается, его настоящее имя, но, к несчастью, история его не сохранила, а, с другой стороны, что нам за дело до его имени? Так вот, этот юноша рассказал прапрадеду нашего героя, что во исполнение поручения министра по чрезвычайным ситуациям при дворе регента был он направлен в Кобе с важным посланием к тамошнему правителю. Прибыв в город, он в сопровождении оруженосца направлялся в резиденцию губернатора, когда конь его захромал. Самурай продолжил путь пешком и был уже в получасе пути от дворца, как вдруг с телеги торговца рыбой, проезжавшей как раз мимо, свалилась корзина с карпами, да так неудачно, что пара здоровенных рыбин шлепнулись прямо на ноги самураю, обдав всего его вонючей слизью, отчего не только его новые варадзи приобрели вовсе неприглядный вид, но и сам он теперь испускал такой запах, как будто только что вылез из груды отбросов возле рыбного рынка, проведя там всю предыдущую ночь.

Самурай, имя которого нам неизвестно, потянулся было за мечом, но остановился, подумав, что находится при исполнении, а, значит, не надлежит ему без крайней необходимости отвлекаться на разборки с простолюдинами. Приказав оруженосцу примерно наказать виновного, сам он принялся отчищать свою обувь в ближайшей канаве, досадуя, что не имеет при себе благовонных притираний, чтобы заглушить мерзкую вонь от конкретно тухлой рыбы, которую негодяй-торговец наверняка намеревался сбыть с немалым барышом в какой-нибудь сомнительной харчевне.

Тем временем, как только оруженосец, спеша исполнить приказание, начал изо всех сил колотить ножнами по спине неуклюжего продавца тухлятины, на крики последнего сбежалась целая толпа его приятелей, таких же мерзавцев, пропивавших в соседнем кабаке заработанные невесть какими пакостями деньги. Не обращая никакого внимания на то, что перед ними находится приближенный благородного господина, пьянчуги взялись метелить его, приспособляя для этого вырванные из ближайшей изгороди колья, а один из прощелыг, беззубый и лишенный трех пальцев на правой руке, охаживал слугу молодого самурая подобранной в грязи рыбиной.

Спасшийся кое-как бегством оруженосец предстал перед своим хозяином поистине в жалком виде: шапка была безвозвратно утеряна, одежда разорвана, из головы выдран клок волос, а по покрытому синяками лицу стекала кровь вперемешку с рыбной чешуей. Хозяин в гневе кинулся на поиски обидчиков, однако тех и след простыл. Слонявшиеся по улицам Кобе оборванцы, к коим обращался с расспросами молодой самурай, наверняка, знали, где скрываются негодяи, но делали вид, что им ничего неизвестно.

Так, ни с чем, посланник прибыл в резиденцию и поспешил передать находившееся при нем послание губернатору, которым был принят довольно холодно, во-первых, ввиду опоздания, а во-вторых, из-за отвратительной вони, распространяемой им по всему дворцу, отчего молодая супруга губернатора, ожидавшая в то время первенца, принуждена была, сбросив гэта, спешно бежать в отхожее место, где испытала мучительный приступ рвоты, что было весьма некстати потому еще, что незадолго до этого они с супругом прекрасно пообедали черепаховым супом с креветками.

Завершив свой рассказ, молодой самурай спросил у Фукуды совета, как ему поступить: строго наказать своего оруженосца, либо вернуться в Кобе, где принять все меры к разысканию виновных и жестоко покарать их, или же плюнуть и забыть. Прапрадед нашего героя, будучи эталоном самурайской чести, разрешил дело, высказав такое мнение:

– Раз твой слуга был избит простолюдинами, значит тебе нанесено оскорбление. Коли ты сам не смог разделаться с уличной шайкой, то также потерял лицо. Таким образом, ты дважды обесчещен, что унижает и твоего господина. К тому же, ты опозорился при дворе губернатора. Частично ты мог бы разрулить этот расклад, зарубив своего оруженосца на месте, прямо там, в Кобе, но теперь уже явно поздняк метаться. Поэтому тебе остается только умереть, как подобает самураю, чтобы смыть позор с имени своего клана. Ведь путь самурая – это путь смерти, – закончил он, глядя на собеседника, согласно старинному обычаю, свирепым взглядом.

Слезы радости и умиления потекли по лицу молодого воина. Он был невыразимо счастлив, что Фукуда нашел столь простой выход из, казалось бы, неразрешимой ситуации. Тут же, не откладывая в долгий ящик, юный самурай выполнил обряд сэппуку, и мудрый наставник лично снес ему голову мечом.

Немало подобных историй рассказывают о добродетелях также и других членов этого славного рода, изрядно послужившего к процветанию островной империи.

Когда же в Японию, влекомый миссионерским рвением, направил свои стопы из России равноапостольный святитель Николай, многие пребывавшие прежде в заблуждении японцы открыли для себя свет истины Спасителя, коего любовно именовали Иса Курисуто, и стали верными сынами православной церкви. Были в их числе и предки нашего Николая, получившего при крещении имя в честь весьма почитаемого в Японии святителя. Родители его, будучи людьми скромными и богобоязненными, не желали ничего более, как чтобы единственный сын их стал священником, выучившись в лучшей семинарии и будучи рукоположен на святой русской земле. Это похвальное желание было в свое время доведено до императорской канцелярии, и делу дан ход.

Вскорости к ректору митинской спецсеминарии отцу Лупиану поступило соответствующее представление по линии инстанций, и Николай был без помех зачислен на курс. Невзирая на неважное знание русского языка, учился он со всем тщанием, за что быстро удостоился многих похвал от учителей. В особенности преуспевал он в таких трудных предметах, как экзорцистика и антинекромантия, чему немало способствовало то обстоятельство, что, проживая до сих пор в стране, где весьма силен культ усопших предков, а также синтоистское многобожие, Николай имел немалый опыт общения с духами, включая и довольно зловредных, и нисколько не боялся тех покойников, которые по какому-либо недоразумению остаются на некоторое время как бы живыми.

Что касается его новых товарищей, встретили они нового однокашника с самого начала неприветливо. Претила им его излишняя, по их разумению, аккуратность, а также чрезмерное, как воображали они, почитание новичком старших по возрасту семинаристов, не говоря уж о педагогах и воспитателях. А так как придраться к себе особого повода Фукуда не давал, затеяли наиболее проказливые из соучеников потешаться над его внешностью и особенно над неправильным произношением русских слов. Стоило Николаю на переменке сказать что-нибудь, вовсе даже не располагавшее к веселью, как тут же находился пересмешник, который, хохоча во все горло, бежал по длинному семинарскому коридору меж рядов высоких, завешанных белыми шторами окон, и, кривляясь и изображая при помощи пальцев узкие глаза юного японца, повторял сказанное, так исковеркав к потехе прочих сорванцов, что потомок самураев выглядел в глазах однокорытников совсем уже конченым дебилом.

Однажды завязался меж студентов разговор о том, кто из них какие блюда предпочитает в смысле здорового питания. Тема эта, впрочем, была не совсем случайной, ибо кормежка в семинарии хотя и не позволяла ни в коем случае испытать муки голода, однако, далеко отстояла от прелестей домашней пищи, к каковой имело привычку большинство учеников. Один из товарищей, происходивший из плодородной кубанской земли, живописал неповторимый вкус вареников с вишней, да так красноречиво, что у некоторых из присутствовавших физически потекли слюнки. Второй припомнил, как матушка его готовит тушенного в сметане кролика, третий рассказал об ушице, сваренной на костерке прямо у щучьего озера, четвертый назвал сашими магуро из тунца. Когда же черед дошел до нашего восточного гостя, тот простодушно поведал, что более всего по вкусу ему картофельное пюре. При этом он, не будучи тогда силен в русской фонетике, произнес последнее слово, как «пурэ». Можно представить себе, какой подняли хохот остроумцы из числа его одноклассников, которым и всякий повод потешиться был хорош, а тут поводов налицо было сразу два. Во-первых, насмешило их то, что Фукуда не в состоянии представить себе ничего вкуснее давленой картошки, а во-вторых, уж больно всех прикололо вот это самое «пурэ». Новая шутка в несколько минут разнеслась по семинарии, и с этого дня все ученики, от мала до велика, именовали Николая не иначе как Пурэ. Прозвище так прилипло к несчастному японцу, что даже некоторые из преподавателей реально путали фамилию и погоняло. Например, добрейший, но исключительно рассеянный Иван Карлович, ведший семинары по вааловедению, вызывая Николая, без всякой задней мысли провозглашал: «Пурэ, к доске!», чем вызывал бурный восторг всего класса.

Поначалу Фукуда еще пытался оправдаться, объясняя, что имел в виду пюре по-японски, приготовляемое таким образом, что картофелины варят не в воде, а в сладком виноградном соке, и томят на огне так долго, покуда они сами не разварятся, а затем тщательно размешивают с соком, и блюдо, подаваемое с моченым имбирем, получается весьма нежного и тонкого вкуса. Однако грубые его товарищи не желали ничего этого слышать и своими издевательствами, пожалуй, довели бы его до слез, когда не дух бусидо, присущий Николаю, по-видимому, на генетическом уровне. Все же, если насмешки приобретали совсем уж невыносимый вид, появлялся тогда в классе куратор Федечка и успокаивал всех, произнося кротко:

– Что уж вы, право, охренели совсем?

Тем не менее, дурацкая кличка так и осталась за скромным и усердным в науках юношей, и даже мы, как ни совестно в этом признаться, будем иногда употреблять ее вместо его подлинного имени.

 

 

 


Оглавление


1. Глава 1
2. Глава 2
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!