HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Фарид Джасим

Окно в Энцелад

Обсудить

Роман

  Поделиться:     
 

 

 

 

Этот текст в полном объёме в журнале за август 2023:
Номер журнала «Новая Литература» за август 2023 года

 

На чтение потребуется 10 часов | Цитата | Подписаться на журнал

 

Опубликовано редактором: публикуется в авторской редакции, 23.08.2023
Оглавление

14. Часть вторая. Окно в душу Бога. Глава третья
15. Часть вторая. Окно в душу Бога. Глава четвертая
16. Часть вторая. Окно в душу Бога. Глава пятая

Часть вторая. Окно в душу Бога. Глава четвертая


 

 

 

Гонцова предложила взять невостребованный тортик с собой и угостить Штейна, но от этой идеи сразу отказались: Снежана сладкого избегала, а Макс, может, и умял бы кусок-другой, но сейчас и крошка в горло не лезла – внутри леденела тяжелая глыба, сердце стучало, как дятел о сосну, и ни о какой еде не могло быть и речи.

Когда они вышли из подъезда и направились к припаркованному неподалеку черному гелендвагену, часы показывали начало пятого. Дождь перестал, но небо по-прежнему пряталось от людей за плотным саваном сизых облаков. От травы поднимался свежий аромат, природа благоухала, радовала теплым безветрием и нашептывала дрожащему от волнения Максу, что все будет хорошо и переживать не стоит. В конце концов это просто разговор. Но дурное предчувствие не отпускало. Пятьдесят метров до машины он прошагал, тревожно оглядываясь по сторонам. Когда заметил за спиной двух бугаев в серых костюмах, стало легче. Приставленная к нему и Снежане охрана продолжала бдеть, и это дарило некоторое успокоение.

В салоне «гелика» было просторно, тихо и пахло натуральной кожей, тонированные стекла скрадывали дневной свет. Макс со Снежаной и майором расположились на заднем сиденье, один из бугаев сел на переднее пассажирское, другой занял место водителя. Гонцова назвала адрес, и автомобиль, рыкнув мощным дизельным мотором, тронулся и плавно покатил прочь от дома, в котором двум беглецам пришлось безвылазно просидеть почти неделю.

Большую часть времени ехали молча. Снежана попыталась разок завести беседу с Гонцовой, любопытствуя о ее дочери, но майор отвечала неохотно – то ли не желала откровенничать с посторонней, то ли пыталась сосредоточиться на предстоящем разговоре. Макс, сидя посередине, смотрел на убегающую под капот дорогу и тоже размышлял о Штейне. Ему подумалось, что важно с самого начала встречи приблизиться к ученому вплотную, чтобы исключить возможность удара со стороны «Нергала». Кто знает, насколько тот наблюдателен и догадается ли сразу о цели их визита.

В некоторые моменты ему казалась совершенно безумной та парадигма, в которой в последнее время приходилось размышлять. Даже становилось смешно. Откровенно смешно! Потусторонние силы, «рука Нергала», оно, кисмет, рок… Что там еще в списке? Жил себе не тужил, работал сам на себя, ни от кого не зависел, встречался с любимой женщиной, и на тебе, Бог и дьявол вместе с ангелами и чертями вдруг перекочевали из пропахших многовековым нафталином книг в реальный – современный! – мир. Иммигрировали и прочно заняли свое место в жизни людей и прежде всего в его, Макса, жизни.

– Кстати, Анастасия, – обратился он к фээсбэшнице, – что ваше руководство думает о происходящем?

– Ничего не думает, – буркнула та, глядя в окно, – крутит пальцем у виска и требует вразумительный отчет.

Иными словами, ФСБ просто-напросто игнорирует всю потусторонщину, подумал Макс, и хочет рациональных ответов на рациональные вопросы. Но их нет и не ожидается.

– А вы сами что думаете?

Гонцова дернула узкими плечами и бросила короткий взгляд на собеседника.

– Без понятия, совершенно. Первое разумное, что приходит в голову: открытие Смолова все-таки имеет для западных спецслужб некую ценность, о которой мы пока ни сном ни духом. Вот они и заслали сюда эту троицу и снабдили их каким-то новейшим сверхзасекреченным устройством, позволяющим телепортировать людей на большие расстояния, причем его работа управляется с некоего, скорее всего американского, космического аппарата, находящегося в данный момент на экваторе Энцелада. – Гонцова помолчала немного, затем, будто оправдываясь, добавила: – Звучит бредово, но что еще я как профессионал могу думать?

– У них устройство не только для телепортации, но еще и для подстраивания несчастий.

– Да, вы правы…

– Хорошо, а если не как профессионал? Если как обычный человек?

Девушка устало вздохнула.

– Максим, я хоть и крещенная, но не верующая, сразу говорю. Поэтому темные силы, Сатану, духов и призраков исключаю. А поскольку кроме этого больше ничего в голову не приходит, я избегаю делать какие-либо выводы вообще. Считаю, необходимо собрать побольше информации и, разумеется, изловить «туристов», допросить как следует. Да и смежные ведомства, быть может, скоро сообщат что-то новое насчет сигналов с Энцелада, и тогда, возможно, станет ясно, что это такое и с чем это едят. А пока… пока нужно просто наблюдать, анализировать и быть осторожными.

– Согласен с вами на все сто, – прокомментировал Макс, мысленно похвалив Гонцову за четкую, однозначную формулировку своих соображений, которые по большей части звучали в унисон с его собственными.

Вскоре за окном промелькнуло дорожное табло, возвещавшее о съезде с шоссе на дорогу, ведущую в Гатчину. Водитель сбросил скорость и включил поворотник.

Макс почувствовал, как Снежана обхватила его руку своей и прислонилась щекой к его плечу. Он повернулся к ней, чмокнул в рыжую копну и прижал плотнее к себе.

– Ничего не бойся, – шепнул ей в ухо, – просто будь всегда рядом со мной… – Потом улыбнулся и добавил: – Во всех смыслах слова.

– Буду обязательно, – ответила Снежана, тоже улыбаясь. – Во всех смыслах. Люблю тебя!

– И я!

 

 

*   *   *

 

Производственно-эксплуатационное коммунальное предприятие Национального исследовательского центра располагалось на первом этаже многоэтажного жилого дома. Рабочий день подходил к концу, из стеклянных дверей тоненькой струйкой вытекали работники. Водитель заехал на тротуар и остановил машину у самого здания в двадцати метрах от входа. Гонцова выгнула шею, наблюдая через лобовое окно за выходящими людьми.

– Как он выглядит-то? – взволнованным шепотом осведомился Макс. Он дышал глубоко и часто, в ушах грохотало, как в кузнице. Снежана нежно поглаживала его по руке, желая хоть как-то успокоить.

– Володя, кажется, у тебя была фотка? – резко спросила Гонцова. Она тоже была на взводе, но держала эмоции в узде.

Фээсбэшник с переднего кресла молча достал из внутреннего кармана пиджака фотографию десять на пятнадцать и протянул Максу. Тот едва успел посмотреть на изображение, как Гонцова схватила его за рукав.

– Вот он! – выпалила она, указывая на высокого грузного мужчину в очках, джинсовых брюках и джинсовой же куртке. Он стоял на ступенях, ведущих к дверям, и раскуривал сигарету. Плечом прижимал к уху телефон и с кем-то говорил, одновременно кивая проходящим мимо знакомым, с изгиба его локтя свисал на лямке плотно набитый рюкзак.

– Быстро, к Штейну! – воскликнул Макс, но два бугая не пошевелились, только синхронно обернулись к нему, хмуря брови и зыркая глазами.

– Он прав, выходим, – велела им Гонцова и дернула за ручку.

Четыре дверцы гелендвагена отлетели в стороны, будто крылья черного жука, изготовившегося к взлету. Охранники, Макс со Снежаной и Гонцова в мгновение ока высыпали на асфальт и встали тесной кучкой перед капотом машины, наблюдая за физиком. Тот по-прежнему находился на ступенях, дымил и что-то громко говорил в телефон, отчаянно жестикулируя зажатой меж пальцев сигаретой.

Макс предложил поторопиться, пока Штейну на голову не свалился кирпич или не стряслось чего-нибудь еще. Через несколько секунд ученого окружили два охранника и Гонцова; Макс со Снежаной подошли так близко, как только могли. Физик обвел всех удивленным взглядом, в котором с каждым мигом все больше проступало возмущение. Майор сунула ему под нос развернутое удостоверение.

– Майор Гонцова, ФСБ, – быстро отчеканила она. Грузный мужчина проглотил недовольную тираду, девушка продолжала: – Мы здесь, чтобы поговорить с вами.

– А? – Штейн почти впал в ступор.

– Сергей Исакович, – снова обратилась к физику майор, – нам необходимо задать вам несколько вопросов.

– Но я сейчас тороплюсь, – пробурчал тот, наконец придя в себя, – у меня встреча…

– Это очень важно, – настаивала Гонцова, – дело не терпит отлагательств. Кроме того, вашей жизни может угрожать опасность.

– Моей?!

– Да. Нам надо поговорить

Штейн театрально вздохнул. Задрав рукав куртки, взглянул на часы и сказал:

– Ладно, пройдемте внутрь, сядем в холле. Сейчас там уже пусто, и нам никто не помешает.

– Превосходно! – кивнула Гонцова. – Тогда ведите.

Двое охранников остались у дверей, а Штейн, подхватив свой рюкзак, провел посетителей внутрь.

В небольшом помещеньице, похожем на типовую прихожую в обычной квартире, было чисто и опрятно, на стене висела старинная фотография, изображавшая гатчинское дворцовое управление, которое в стародавние времена, видимо, располагалось по этому же адресу. Макс, держа за руку Снежану, прошел вслед за майором и физиком по узкому коридору и оказался в открытом холле. Большую часть помещения занимали широкие синие кресла с низкими спинками, симметрично расставленные вокруг приземистого столика. Вдоль стены выстроилась батарея цветочных горшков с фикусами, кактусами и какими-то загадочными деревцами, названия которым Макс не знал.

– Присаживайтесь.

Сергей Исакович кивнул на кресла и сам опустился в одно из них, оказавшись лицом ко входу. Гонцова, Макс и Снежана заняли оставшиеся места, причем Макс выбрал то, которое находилось к ученому ближе всего.

Послышались шаги, из коридора появился охранник.

– Все в порядке, товарищ майор? – обратился он начальнице.

– Да-да, все хорошо, Володя, – ответила она, а затем уточнила у Штейна: – Мы же одни в здании, не так ли?

– Да, все разбежались по домам, а директор в отпуске. Уборщица приходит по утрам, так что здесь сейчас никого.

– В здании есть запасной выход?

– Нет, – помотал головой физик, – только через эти двери.

Охранник, удовлетворенный ответом, тем не менее отправился осматривать помещения. Через несколько минут, убедившись, что там действительно никого нет, удалился и оставил собеседников наедине.

– Итак, чем могу быть вам полезен? – поинтересовался ученый.

Слово взяла Гонцова. Представив своих спутников, она отметила, что те не состоят на службе в органах, но помогают в проведении расследования.

– В частности, Максим Смолов, – говорила она, – является сводным братом Александра Смолова, которого вы консультировали насчет аспектов одного исследования, связанных с физикой. Того самого, которое называется… э-э… – Майор достала телефон, сделала пару кликов и прочла с экрана: – «Сейд-излучение височной медиальной извилины правого полушария при деполяризации нейронов».

Штейн поправил очки на крупном крючковатом носу, кашлянул и заметно побледнел. Стрельнув большими черными глазами в Макса и Снежану, снова посмотрел на фээсбэшницу и сказал:

– Ну да… было дело, консультировал.

– Нам необходимо узнать как можно больше об открытии Смолова вообще и о сейд-энергии в частности. Будьте добры, популярным языком, так сказать, для чайников.

Штейн снял очки и потер переносицу, затем водрузил их обратно на нос. Макс заметил, что руки ученого мелко дрожат. Сергей Исакович кашлянул еще раз, поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, и наконец сказал:

– Ну… начну с того, что я сто раз пожалел о своем согласии консультировать исследование Смолова. Он обращался ко мне за помощью неоднократно, и всякий раз, как я с ним разговаривал или приходил в их лабораторию, со мной происходили крупные и мелкие неприятности. То колесо у машины пробьет, то стакан из руки выскользнет, а осколки ногу поранят, то бродячая собака укусит, то еще какая-нибудь ерунда.

Макс, Снежана и Гонцова переглянулись.

– Я, конечно, не суеверный, – продолжал Штейн, – но порой мне становилось страшно. Рад, что все прекратилось.

– Мой брат скончался, – сообщил Макс, – от сердечного приступа.

– Соболезную. И рад я, разумеется, не этому. Неприятности прекратились примерно месяц назад, когда необходимость в моих консультациях отпала.

– Почему отпала? – не поняла Гонцова.

– За ненадобностью. Смолов завершил основную часть работы и далее занимался лишь сопоставлением и перепроверкой экспериментальных данных.

– Но вы же считали его открытие прорывным, – заметила Гонцова, – новым словом в нейробиологии и физике, не так ли?

– Именно! Я и теперь так считаю. Открытие сейд-излучения просто поражает само по себе, не говоря уже о том, что его секретирует одна единственная извилина, и только у человека.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее, – попросила майор, – что это за излучение и как оно образуется в мозге?

– На последний вопрос, к сожалению, определенно ответить я не в состоянии: не в моей компетенции. Обратитесь лучше к кому-нибудь из коллег Смолова. Могу сказать только, да и то с его слов, что некоторые группы нейронов, в частности в височной медиальной извилине, причем именно правого полушария, при возбуждении и активном прохождении по ним сигнала – так называемого потенциала действия – выделяют некую энергию, которую мы долго не могли идентифицировать. Как именно нейроны ее производят и выделяют, мне не ясно, лучше всего на этот вопрос ответил бы сам Смолов, но… увы.

– Ладно, оставим нейроны, – сказала Гонцова, – расскажите о новой энергии. Что она из себя представляет? На что похожа?

– Она не похожа ни на что виденное или зарегистрированное ранее. Вот скажите, какие виды энергии мы различаем на сегодняшний день? – Никто ответить не успел, вопрос оказался риторическим. – Есть энергия электрическая, есть химическая, есть еще тепловая, ядерная и прочие. От энергии сейд их отличает тот факт, что все они возникают при взаимодействии материальных объектов, а именно – атомов или элементарных частиц. Сейд же возникает при активации нейронов в одном единственном отделе мозга при определенном психическом взаимодействии человека.

– Взаимодействии с чем? – не понял Макс.

– Хороший вопрос, молодой человек! В том-то и дело, что ни с чем материальным! Смолов объяснил мне как-то раз, когда я полюбопытствовал, попробую теперь воспроизвести его слова… может, неточно, тут уж простите, но… э-э… – Физик замялся, потер лоб, припоминая. – Словом, любую психическую активность человека можно упрощенно изобразить в виде движения электрических сигналов в мозге по определенным аксоно-дендритным связям в заданном порядке. К примеру, сигнал из нейрона «А» передается в нейрон «Б», а затем в «В», из него в «Г» и, наконец, в «Д». Если сигнал идет таким путем, возникает одно психическое переживание, если другим, – то совсем иное. Так вот, существует определенный порядок передачи сигнала, при котором задействованные нейроны производят, помимо обычного электромагнитного излучения, излучение сейд. Такой порядок возникает в мозге при молитве богу или любым сверхъестественным силам, а также при всяком мистическом опыте вообще.

Штейн снова снял очки, достал из кармана куртки платок и принялся протирать стекла. Гонцова немедленно воспользовалась паузой:

– Значит, мы поняли правильно, когда читали аннотацию? У людей при молитвах выделается эта самая сейд-энергия?

– Верно. Всякий раз, как у человека возникает психическое переживание, вызываемое молитвой, сигнал проходит по нейронам таким образом, что из них выделяется сейд.

– Но что именно он представляет из себя? – спросил Макс.

– Трудно сказать, изучить предстоит еще многое. На данный момент сейд мне видится, как упорядоченное движение новых элементарных частиц, доселе неизвестных науке. Он, как и радиация, не имеет ни цвета, ни вкуса, ни запаха. Поток, выделяемый из правого полушария, проходит сквозь костную ткань беспрепятственно и регистрируется приборами.

Макс удивился:

– Приборами? Такие уже существуют?

– Разумеется! – ответил Сергей Исакович. – Иначе мы бы его не обнаружили. У меня в лаборатории имеется пробный экземпляр сейд-регистратора, который и подтвердил наличие выделяемых мозгом частиц.

– То есть это не гипотеза, а факт? – уточнила майор.

– Совершенно верно! Смолов описывал результаты экспериментов в своей работе, которую собирался представить на конференции. Если вы читали, в приложении приводится подробный анализ данных. Все тестируемые, а это тысяча человек разного пола, возраста, образования, расовой и этнической принадлежности, исповедующие совершенно разные религии, – все до единого показали один и тот же результат: сейд выделялся у всех, хотя интенсивность была разная. Однако установить какую-либо корреляцию между ней и упомянутыми признаками не удалось.

– Значит, индивидуальные различия? – догадался Макс.

– Скорее всего, да. Ведь мы обладаем разным темпераментом, разным, так сказать, внутренним огнем. Так же и сейд – у одного течет слабым ручейком, а у другого хлещет фонтаном. Возможно, интенсивность зависит от мотивации. Ведь все верят по-своему, молятся по-своему: кто-то неистово, кто-то спокойно и скорее по привычке. У одного что-то стряслось, и он молит бога о помощи, а у другого все в порядке, и он молится так, на всякий случай, или потому что привык.

– Так что же получается, – заговорила до той поры молчавшая Снежана, – мир вокруг нас наполнен сейдом? Ведь большинство людей в мире верующие, а значит, более или менее регулярно молятся. Каждый источает при этом энергию, которая где-то, наверное, скапливается… да? Или рассеивается?

– А это, между прочим, вопрос, по которому я собираюсь писать диссертацию, – с некоторым торжеством в голосе ответил Сергей Исакович. – Безусловно, вы правы. Каждый молящийся человек генерирует определенное количество сейда, и при этом неважно, кому он молится – каменному идолу, духам предков или всеединому Богу любой из авраамических религий. Мы пока даже не знаем, как это количество измерять, в каких единицах. Мой регистратор замеряет выделения сейда и переводит его в килоджоули в секунду, но такой способ количественного измерения не надежен и не совсем корректен. Вероятно, в скором времени будет разработан некий иной метод, более подходящий характеристикам и свойствам недавно открытых частиц.

Макс решил вернуть ученого к вопросу, который задала Снежана.

– Так что с сейдом-то, – спросил он, – где он скапливается? Куда девается после того, как молящийся его выделит?

– Когда о сейд-частицах только стало известно, – сказал Штейн, – это был первый вопрос, который я задал себе. Да, интуитивно представляется, что поверхность нашей планеты окутана невидимым облаком сейда, который, как атмосфера, покрывает Землю плотной оболочкой – густой и насыщенной у поверхности и более разреженной на высоте. Наверное, так оно и было бы, если бы не некоторые примечательные факты.

На его губах заиграла едва заметная улыбка, а в глазах появилось выражение снисходительного удовлетворения, точно у профессора в аудитории, полной любознательных и внимательных студентов, ловящих каждое слово обожаемого учителя.

– Какие же? – не выдержала Гонцова.

– Во-первых, сейд-частицы никак не взаимодействуют с гравитаций. А во-вторых, регистратор фиксирует движение сейда. – Видя, что его слова не произвели должного эффекта, Штейн пояснил: – Сейд не просто копится вокруг планеты. Точнее, он не копится вообще. Он движется ручейками, которые сливаются вместе, образуя потоки. Те, в свою очередь, стекаются к трем конкретным точкам на Земле, и все три находятся на территории России.

– Где? – тут же спросила Гонцова и невольно подалась вперед, будто так слова ученого становились понятнее.

Макс тоже напрягся, вытер вспотевшие ладони о джинсы. Он не отрывал взгляда он Штейна, пожирал его глазами, пытаясь вникнуть в суть сказанного. Поразительное открытие, сделанное его братом, перестало казаться явлением, отвлеченным от повседневной жизни и принадлежащим только миру науки. Саша обнаружил нечто, невиданное доселе, но в то же время составляющее неотъемлемую часть реальности; приподнял завесу тайны над тем, с чем человечество испокон веку соприкасалось, но о чем до сей поры не имело ни малейшего представления.

– Точное расположение я пока не установил, – ответил Сергей Исакович, – но приблизительно могу сказать, что одна находится на Кольском полуострове, другая в районе среднего Урала, а третья где-то в южной Сибири.

Гонцова откинулась на спинку кресла, лицо ее стало белым как мел. Макс вытер капельку пота, сбежавшую вниз по виску, и закусил губу.

– Вы… кхем… вы уверены? – пролепетал он.

– Почти. Регистратор показывает движение потоков сейда со всех населенных уголков Земли в направлении именно этих трех точек.

– Но почему именно туда? – спросила Снежана.

– Ни малейшего понятия. Думаю, мне придется в ближайшее время обсудить с директором нашего института организацию экспедиции в эти районы. После того, разумеется, как выясню координаты точек.

– Значит, вся энергия скапливается именно там? – уточнила майор.

Штейн поджал губы и отрицательно покачал головой.

– В том-то и дело, что нет, – сказал он задумчиво, – эти точки – что-то вроде хабов, из них потоки сейда продолжают движение.

– Вам известно, куда? – задал Макс вопрос, который был написан на лицах всех собеседников Сергея Исаковича.

Грянул выстрел, голова ученого дернулась назад. Из аккуратной багровой дырочки во лбу побежала струйка крови. Макс, Снежана и майор вздрогнули от резкого звука и удивленно уставились на мертвого физика.

 

 

 

Чтобы прочитать в полном объёме все тексты,
опубликованные в журнале «Новая Литература» в августе 2023 года,
оформите подписку или купите номер:

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2023 года

 

 

 

  Поделиться:     
 

Оглавление

14. Часть вторая. Окно в душу Бога. Глава третья
15. Часть вторая. Окно в душу Бога. Глава четвертая
16. Часть вторая. Окно в душу Бога. Глава пятая
Статистика тиража: по состоянию на 25.02.2024, 20:51 выпуск Журнала «Новая Литература» за 2024.01 скачали 831 раз.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!