HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 г.

Андрей Евпланов

Стерва

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за январь 2019 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

 

На чтение потребуется 1 час 20 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 17.01.2019
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

На следующий день он составил план поиска беглянки. В нём пока был только один пункт. Но исполнить его было не так просто. Он, конечно, знал, что её мать живёт в доме Совмина в Новых Черёмушках. Он догадывался, что фамилия у неё скорей всего такая же, как у дочери – Чебышева. Но квартира-то наверняка записана на имя мужа, а его фамилии он не знал. Так что справочное бюро отпадало.

В той жизни, откуда Алина пришла, у неё, наверно, были знакомые, которым был известен её адрес, но по какой-то причине Алина их с собой не захватила и никогда о них не рассказывала. Вот разве что вскользь упомянула какую-то Карину, но её фамилия, к сожалению, вылетела у него из головы. Кажется, на «А», кажется, армянская, что-то вроде Амбарцумян или Аветисян.

Это была, пожалуй, единственная зацепка, но как найти эту армянскую подругу? Можно, конечно, пойти в деканат и спросить её телефон или адрес, там должны знать. Но сейчас каникулы, и в деканате может никого не быть. А если и есть, то как представиться? Братом, дядей из Еревана… Внешне, конечно, Марат мог сойти за армянина. Но чего ради помогать какому-то дяде искать племянницу, если он даже её фамилии не знает. Не проще ли поехать в общежитие мединститута и поспрашивать ребят с её факультета. Может, кто и знает, где живёт эта Карина.

 

В общежитии медиков Марату повезло – первый попавшийся студент знал Карину Арутюнову. И жила она как раз в общаге, вот только на каникулы студенты обычно разъезжаются по домам, и неизвестно, можно ли её сейчас застать на месте.

И опять Марату повезло – Карина никуда не уехала, потому что подрабатывала в больнице ночной медсестрой. Это была видная девица восточного типа с высокой грудью и выразительными глазами. И Марат про себя отметил, что рядом с ней Алина, наверно, казалась неуклюжим подростком.

В комнате, рассчитанной на четверых, она была одна, остальные разъехались кто куда, и никто не мешал Марату разговорить эту восточную красавицу. Выведать ему удалось немного, но то, что он узнал, пролило новый свет на поведение Алины. Оказывается, она никакие экзамены не сдавала, потому что перед самой сессий она неожиданно перестала посещать занятия и в конце концов ушла в академический отпуск по состоянию здоровья. И вообще она в последнее время вела себя странно – замкнулась, перестала общаться с однокурсниками, может, у неё и вправду был нервный срыв. Ведь она живёт с отчимом, который, по словам самой Алины, издевается над её матерью и даже руки распускает. Спохватившись, что слишком многое рассказала незнакомому человеку про свою подругу, Карина вдруг замолчала, но домашний адрес Алины всё-таки дала.

Если она вернулась в семью, то будет нелегко её снова заполучить, по крайней мере, до следующего семейного скандала. Но Марату почему-то казалось, что она находится где-то в другом месте, и мать может знать, в каком именно. Но чего ради ей раскрывать этот секрет постороннему человеку, даже если он производит хорошее впечатление, даже если она про него знает от дочери? Раз она от него сбежала, значит, не желает с ним жить, и тогда чего ради раскрывать её планы? А если представиться старостой группы, или даже секретарём комсомольской организации факультета, который интересуется обстановкой в семье члена коллектива? Мол, были сигналы, вот я и решил проверить. Звучит, конечно, дико, но правдоподобно. Общественность ведь любит совать свой нос в личную жизнь людей, и это уже никого не удивляет.

 

– Вы к кому? – спросил вахтёр, подозрительно осматривая гостя.

Марат знал, что выглядит вполне респектабельно, а напускная подозрительность вахтера – это для того, чтобы уважали, чтобы чувствовали, что и он не последний винтик в системе управления.

– В сто тринадцатую квартиру, к Эльвире Николаевне, – сказал Марати, не задерживаясь возле стража, прошёл к лифту.

Эльвира Николаевна была удивлена приходом гостя. Какой ещё нервный срыв?.. Новый год они встречали с друзьями в «Арагви», и Алина веселилась как ребёнок, всем женщинам наклеила усы из бумаги, а мужчинам накрасила губы помадой. Было очень смешно. А на следующий день она уехала в подмосковный дом отдыха. Сама попросила у Виктора Петровича путёвку, сказала, что там ей удобнее готовиться к экзаменам. И правда – все экзамены сдала на «отлично». Вы же, наверно, сами знаете.

– Конечно, но всё-таки мне показалось, что её что-то беспокоит. Она в последнее время какая-то нервная.

– Возможно, поссорилась со своим мальчиком.

– А кто этот мальчик? Вы его знаете?

– Он живёт в соседнем подъезде. Фамилия Щербина вам ничего не говорит?

Марату ничего не говорила эта фамилия, но, раз живёт в соседнем подъезде, значит, не простой мальчик, а сынок высокопоставленного папы. И моментально нарисовалась картина: ссора с мажором, нервный срыв, академический отпуск, переезд к Хельге… Кстати, надо бы спросить Хельгу, как они познакомились. Может, тут кроется ключ к истории её побега. Но это потом, а сейчас надо бы съездить в этот совминовский дом отдыха или проверить вариант с мажором.

 

Прежде чем бросаться на поиски, Марат обсудил ситуацию с самим собой. Логично было бы ей вернуться домой и помириться с соседом. Они из одной стаи, из стаи птиц высокого полёта, их связывают общие интересы. Но до сих пор её поступки не поддавались логике: какого чёрта она ушла из дома, ни с того ни с сего взяла академку, поселилась в притоне у Хельги, вроде бы осела у него в доме, и вот пропала, не оставив и следа.

Нет, мажора пока можно оставить в покое, а вот насчёт дома отдыха надо посоветоваться с Бобом. Туда надо ещё как-то проникнуть, ведь такие объекты очень строго охраняются, а Боб обладает удивительной способностью проникать в такие места. Он лёгкий, обаятельный и к тому же у него есть «запорожец», а в совминовские «Лесные дали» иначе как на машине не добраться.

Марат пообещал ему достать настоящие американские джинсы, и Боб согласился ехать с ним за город. Он бы и так согласился, но тогда его пришлось бы долго уламывать, а у Марата на это уже не было душевных сил, поиски беглянки достаточно истрепали его нервы.

Поэт Мильштейн работал приёмщиком в мастерской по ремонту бытовой техники. Он повесил на дверь табличку «Закрыто» и завёл машину.

– Не понимаю тебя, Лисицын, хоть убей, не понимаю. Кругом столько парной телятины, а ты вцепился в кость, как глупый щенок.

– Не твоё дело, лучше на дорогу смотри. Вон менты вышли на охоту, а у тебя фара разбита.

– С меня взятки гладки. Тут как-то меня один тормознул, говорит: «Вы ехали на красный свет». – «Ну да, а как я его мог видеть из-за автобуса? Он прёт, а я за ним. Кто ж знал, что он свернёт, а я выеду на перекрёсток». – «А кем вы работаете?» – «Я поэт». – «Поэтов я знаю, их по телевизору показывают. Михалков, Евтушенко, этот, как его… слепой, а вас я не знаю». – «Ладно, могу стихи почитать, и прочитал из Пригова: Он жизнь предпочитает смерти / И потому всегда на страже / Когда он видит смерть и даже / Когда она ещё в конверте /О, как её он понимает / Как чувствует её плечом / Ежесекундно и причём / Плеча он не отодвигает. Ему понравилось, отпустил меня с богом, сказал; «Всё-таки будьте внимательнее, берегите себя, поэтов у нас так мало – Михалков, Евтушенко, этот слепой и вот вы».

– Ну, не мент, так какой-нибудь жлоб на самосвале раздавит. Смотри на дорогу.

– Был такой случай. Ехал я, значит, где-то возле Тайнинки, у меня там клёвая чувиха жила – портниха, смотрю, за мной пристроился КамАЗ. Я на газ, и он на газ. Я сбрасываю скорость, и он тоже, а между нами метров пять, не больше. Я этому мудаку на КамАЗе показываю – я пропущу, а он скалится. Рожа бандитская: нос картошкой, чёлка, на руке татуировка, что­-то вроде «Хрен тому, кто выдумал тюрьму». Я вправо, и он вправо, я на газ, и он тоже. Вот-вот раздавит меня к чёртовой матери. И тут я не выдержал, высунулся в окно и крикнул ему: «Еврей!». Он так охренел, что крутанул руль вправо и въехал в кювет.

– Давай сегодня без приключений. Смотри на дорогу.

Лучше бы Марат этого не говорил. Теперь Боб высматривал в толпе на переходах девушек и обсуждал их достоинства и недостатки.

Но вот они выехали из города. На Минском шоссе было мало машин, а людей и вовсе не было. Боб перестал болтать и размахивать руками, и Марат вздохнул, наконец он мог сосредоточиться на своих мыслях. Зачем всё-таки Алине понадобилось всё это затевать: академка, побег из дома и это исчезновение из его квартиры? Такое впечатление, что её кто-то преследует, и она бежит от преследователя, скрывается. От невыносимой обстановки в доме отчима, от полоумного мажора или от себя? От своих комплексов, которых у неё полно. Надо её разыскать и узнать всё из первых уст. Сесть рядышком, обнять её и спросить прямо: «Милая, что тебя грызёт? От кого ты бежишь? Чем я могу тебе помочь?». Да, конечно, было бы хорошо обнять её, защитить надёжной рукой, но сперва надо её найти.

 

А найти её оказалось не так-то просто. На КПП дома отдыха дежурили бездушные вояки. Главный, в чине лейтенанта, не шёл на контакт, и все попытки Мильштейна его разговорить разбивались, как о каменную стену, о короткое «не положено». Навещать отдыхающих без их предварительного разрешения «не положено», звонить с КПП в администрацию, чтобы хотя бы узнать, здесь ли отдыхает такой-то, «не положено», даже ставить машину возле КПП «не положено».

– Что будем делать? ­– спросил Марат, когда Боб отогнал свой «запорожец» от шлагбаума на порядочное расстояние.

– Где-то должен быть въезд для служебного транспорта. Попробуем протыриться на территорию через него.

– Думаешь, там нет охраны?

– Думаю, есть, но почему бы не попробовать? Знаешь анекдот про еврея, который покупал дублёнку?.. Представь, в ГУМе «выбросили» дублёнки, очередь на километр. Изя пробивается к прилавку «только спросить» и спрашивает у продавца: «А Героям Советского Союза можно без очереди?». Тот ему выписывает чек и говорит: «Платите в кассу». Ну, Изя платит и идёт с покупкой на выход. И тут человек из очереди его спрашивает: «А вы что, действительно Герой Советского Союза?» – «Нет, конечно, просто спросил». Давай покружим немного, поищем «чёрный ход».

Этот самый «чёрный ход» находился примерно в километре от «парадного». Внешне он ничем отличался – та же будка охраны, тот же шлагбаум. Боб не стал подъезжать близко, а припарковался на обочине лесной дороги, которая вела к КПП.

– Будем ждать кого-нибудь из обслуги. Доставай свои бутерброды. Ни за что не поверю, что из-за любви ты потерял уважение к хорошей ветчине и сыру.

Боб достал из портфеля бутерброды и термос с горячим чаем, но перекусить они не успели – на дороге показался фургон, который направлялся в сторону дома отдыха.

– На ловца и зверь бежит, – сказал Боб. – У тебя есть купюра покрупнее? Выйди и помаши ей перед фургоном.

Десятки хватило, чтобы шофёр притормозил,

– Товарищ, – тут же взял его в оборот Боб. – Вот у этого человека, – он кивнул в сторону Марата, который всё ещё держал в руке мятую десятку, – жена с богатым хахалем сбежала. Мы думаем, она скрывается в этом доме отдыха, но нас туда не пускают. Помоги, будь человеком.

– Вот шалава, – шофёр сдвинул кепку на лоб и почесал затылок, – убить суку мало.

– Убивать мы её не будем, – сказал Боб. – Кто будет детей обихаживать, если мы её убьём, а поучить придётся. Ты только нас провези на территорию.

– Ладно, мужики, полезайте в фургон, там у меня продукты. Вы спрячьтесь за ящиками. На кухне у меня знакомая работает. Она вам скажет, где искать шалаву. Только, чтобы на территории никаких скандалов.

– Спасибо, товарищ.

В фургоне воняло тухлой рыбой. Кроме ящиков с яблоками, здесь были лотки с синими тушками кур и коробки с консервами. Рыбы видно не было, но воняло ей ужасно.

– Тухлятиной кормят, – сплюнул Боб. – И здесь воровство. Никакого уважения к сильным мира сего.

Знакомая шофёра не проявила женскую солидарность и позволила друзьям взглянуть из кухни в столовую, где обедали отдыхающие. Алины среди них не было.

 

На обратном пути повалил снег, да такой, что и за десять метров ничего не было видно. Боб включил фары и снизил скорость. Домой Марат попал только под вечер. В комнате горел свет. «Вот жопа, – подумал он, – забыл выключить». Никогда, никогда он не забывал перед уходом выключать свет, газ, выдёргивать вилку от утюга. И на этот раз ему не пришлось упрекать себя в неаккуратности. В комнате на диване сидела Алина, поджав под себя одну ногу, и вязала на спицах. Её сумка с вещами стояла посреди комнаты на полу.

– Приготовь что-нибудь по-быстрому, – сказала она, улыбнувшись ему своей загадочной улыбкой. – А то очень жрать хочется.

– Рыбу под маринадом будешь?

Она вела себя так, как будто они расстались несколько часов назад, и он потакал ей – не спрашивал, зачем она сбегала и где была всю неделю. Боялся неосторожным словом нарушить зыбкое равновесие. Пусть лучше она сама всё расскажет, не сейчас – потом, пусть расскажет сама, если сочтёт нужным. А сейчас нужно делать вид, что ничего особенного не произошло, ну отлучилась куда-то на недельку и забыла предупредить. С ним такого никогда не бывало, а с другими, наверно, бывает. Ничего страшного, перемелется – мука будет.

Она заговорила, когда они легли в постель и потушили свет.

– Я беременна, – сказала она.

Обрывки мыслей, беспорядочно бродивших в голове у Марата, мгновенно построились в радужную пирамиду, и на её вершине вспыхнула звезда.

– На восьмой неделе, – сказала Алина и всхлипнула, как будто хотела заплакать.

Марат крепко прижал её к себе, но пирамида рассыпалась, и звезда погасла.

– Ты хочешь оставить ребёнка.

– Ты что, сдурел, Лисицын? Мне только двадцать три года, я ещё пожить хочу.

– Тебе нужны деньги на аборт?

– Ну, конечно, ведь восьмая неделя, ты пойми, ещё немного и будет поздно.

– Я достану, возьму взаймы.

– Ты прелесть, Лисицын, я в тебе никогда не сомневалась. Послезавтра деньги будут? Я уже договорилась с врачом.

– Да, – сказал Марат.

Мысленно он уже продавал свой немецкий проигрыватель, коллекцию винила и исландский свитер. Ему страсть как хотелось спросить, от кого она беременна, но он боялся неосторожно оброненным словом разрушить то, ещё оставалось от пирамиды. В конце концов, разве это так важно, ведь она сейчас с ним, а не с тем.

 

Продавать проигрыватель не пришлось. Боб согласился дать денег взаймы. Три дня после аборта Марат ухаживал за Алиной как за тяжелобольной – варил ей куриный бульон, пёк её любимые пироги с капустой, бегал в аптеку за успокоительным, а потом она ушла. Ей нужно было домой, потому что срок её путёвки истёк. Она сказала: «Не расстраивайся, Лисицын, я буду приходить к тебе каждый день, как на занятия, кроме субботы и воскресенья». Они и приходила, но только не к нему, а к Хельге, где богемная жизнь била ключом. Там появились новые персонажи – актёр областного театра Герман и старшеклассник Артёмка.

Из-за этого Артёмки у Хельги были неприятности. Его родители, узнав, где пропадает их сын, написали заявление в милицию с просьбой принять меры – прикрыть притон. Пришёл участковый, но меры принимать не стал, только выгнал Артёмку и остался ночевать у Хельги. Каждый раз, когда Марат возвращался с работы, он заставал дома только пустой холодильник. И это, вроде бы, было в порядке вещей для всех, кроме Боба. Того бесила уступчивость друга. «Неплохо устроилась эта твоя…» – говорил он Марату. – «Ещё слово, и я дам тебе в морду», – злился Марат. Но это слово так и не было произнесено, вместо этого Боб сказал: «Если уж ты настолько жить без неё не можешь, женись на ней». И это стало для Марата сигналом к действию. На следующий день он отпросился с работы пораньше, чтобы застать Алину, и сходу сделал ей предложение.

– Ты что, рехнулся, Лисицын, какая из меня жена? – ответила она, но тут же смягчилась. – А впрочем, в этом что-то есть. Надо будет подумать.

 

Думала она, надо сказать, недолго, уже три дня спустя она пригласила его к себе домой, правда, не в качестве жениха, правда, не его одного, а всю развесёлую Хельгину компанию, кроме Артёмки и участкового.

Ради такого случая Марат надел свой английский пиджак в клеточку и бордовый галстук. Спрыснул платочек одеколоном «О'Жен» и небрежно засунул его в нагрудный карман.

Все пришли с цветами, а Марат ещё и с коробкой шоколадных конфет. Мать Алины встретила его как старого знакомого.

– О, Марат, как хорошо, что вы пришли.

– Когда это ты здесь успел отметиться? – прошипела ему на ухо Алина и больно пхнула его локтем под ребро.

Но это был, пожалуй, единственный случай за весь вечер, когда она вела себя агрессивно. В остальном она была олицетворением гостеприимства – угощала всех шампанским и бутербродами с икрой, играла на рояле и пела дуэтом с Хельгой под гитару «Миленький ты мой», в упор глядя на Марата. В общем, вечер удался, совсем бы удался, если бы Рашид, который притащил с собой водку, не блеванул в туалете.

Все уже собирались расходиться, когда появился хозяин дома. Это был довольно молодой ещё человек, ну, может, лет на пять старше Марата, но уже с сановным брюшком и с плешью на затылке.

– Это Виктор Петрович, – представила отчима Алина. – А это мои новые друзья.

– Друзья, да вы никак собрались уходить. Это что за вечеринка, которая заканчивается в одиннадцать часов? А танцы? – остановил гостей хозяин дома.

Гости как будто только этого и ждали. Откуда-то появилось вино, свечи, рояль был сдвинут в угол и начались танцы.

Виктор Петрович пригласил Хельгу, и она повисла на нём, как старое пальто на гвоздике в чулане. Актёр Гера в духе амплуа героя-любовника охмурял хозяйку квартиры, а Марат, оттеснив малость протрезвевшего Рашида, завладел наконец вниманием Алины.

– Как ты думаешь, я понравился твоей матери?

– Ты просто создан для того, чтобы покорять женщин бальзаковского возраста.

– А твой отчим совсем не старый, а занимает высокий пост, кстати, какой?

– Он заведует канцелярией Совмина.

– Теперь понятно, почему у вас такая квартирка. Сколько комнат?

– Шесть, а есть ещё дача и персональная «Волга». Ещё что тебя интересует?

– Только одно: когда ты дашь ответ на моё предложение?

– Поговори с матерью, и если она согласится, я перееду к тебе. Для начала просто попробуем пожить вместе.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2019 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению января 2019 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!