HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 г.

Рая Чичильницкая

Уроки музыки

Обсудить

Сборник рассказов

 

Мои рассказы-зарисовки из «мемуарной» серии: рассказы-эскизы, рассказы-воспоминания, рассказы автобиографические и полубиографические… о детстве и юности, об эмиграции и прочем…

 

На чтение потребуется 3 часа | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 12.03.2014
Оглавление

4. Гулял по Скулянке казак молодой
5. Валька-хулиганка
6. Ссора

Валька-хулиганка


 

 

 

Валька-хулиганка. Автор: Рая Чичильницкая. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

– Рупь в ночь?! Это вы очень хорошо хотите, – над головой кто-то громко смеётся.

Открываю один глаз. Смеётся тётя Валя, большая и шумная женщина, у которой мы со вчера живём.

– Валечка, мы же с вами договаривались... вы же культурный человек... по рублю за ночь. Слово есть слово, – рядом с тётей Валей моя мама кажется совсем маленькой.

– Да не пудри ты мне мозги... ничего мы такого не договаривались! По рублю – это за одну койку, а у тебя тут две и ещё отдельные апартаменты с видом – целый палац! Во! – Тётя Валя обводит рукой нашу комнатку с двумя раскладушками, тумбочкой, маленьким окошком, затянутым диким виноградом, и дверным проёмом, кое-как прикрытым марлевой занавеской. – И вобше, не тычь мне в рожу своей культурой! Не нравится, вымётывайтесь! А шо? У меня тут, вон, целый отряд коечников на очереди стоит, – тётя Валя уже не смеётся.

– Ну, куда ж нам сейчас, – вздыхает мама, – пускай два рубля... только не забывайте, что мы договорились.

– Ладно, не тошните мне на нервы, не забуду. Живите себе за два рубля и говорите спасибо, что я сегодня такая добрая с перепою. Шаг от моря… за это спокойно можно было рубля три, три пятьдесят. Как нечего делать!

Она уходит, а мама, плача, садится на свою раскладушку, достаёт из сумки кошелёк и пересчитывает деньги.

 

Приходит бабушка.

– А почему вы ещё не на море? Сейчас ведь самое хорошее солнце. Поднимай ребёнка, спать будете дома. А что ты плачешь?

– Валька ЭТА... хулиганка... отыграла мне концерт. Представляете, потребовала больше денег, – всхлипывает мама, – вы бы только слышали, как она со мной разговаривала... невоспитанная грубиянка... при ребёнке... Я в жизни не слышала таких выражений! Ей-богу, ни стыда, ни совести. И потом, несправедливо… мы же договаривались. Где её слово?!

– Да ладно, пусть подавится... Собирайся на море, не стоит из-за неё терять такой чудесный день, мы ж не для этого сюда приехали.

Конечно, приехали мы не для ЭТОГО, а для того, чтобы «ребёнок побывал на море». Ребёнок – это я. А самое близкое от нас море – в Одессе. Здесь не так дорого, как в Крыму или на Кавказе, а море такое же. И к тому же, в Треугольном переулке, в том самом доме, где жил Утёсов, живут наши родственники. У них остановилась бабушка. А мы с мамой снимаем комнату на Ланжероне у тёти Вали. Это близко к центру города, и здесь пляж песочный, а не каменный, как в Аркадии. Я слышала, как мама всё это рассказывает папе по телефону. Мы звонили ему из отделения почты в первый же день, чтобы он не волновался и чтобы узнать, как он там. Ведь он остался дома совсем один, и мама волнуется, потому что папа неприспособленный. А я рада, что папа сможет отдохнуть от всех нас.

 

Мы быстро собираемся и, волоча авоськи, набитые едой и махровыми полотенцами, идём на море, которое действительно совсем недалеко. На море я уже второй раз: в прошлое лето мы отдыхали тоже здесь, но на другом пляже, который нам не понравился – там вода была грязная и слишком много народу.

А здесь мне пока нравится. На пляже почти пусто и вода совсем чистая, прозрачная, каждый камешек виден. Мы выбираем себе место и бросаем авоськи на песок.

– Мам, можно окунуться?

– Нет, вода ещё холодная, попозже... ты только недавно болела.

– Ну я только дотронусь одним пальчиком и проверю температуру. Ладно? – не дожидаясь маминого ответа, я несусь к воде, забегаю по щиколотку и... бррр… вода, и правда, ледяная.

Ну хорошо, купаться нельзя, а вот по тёплому песку ходить можно, и это мне тоже подходит. Но мама не разрешает уходить далеко, я должна «быть на виду», а близко бродить неинтересно. Поэтому я усаживаюсь рядом с нашим покрывалом, мешаю песок с морской водой из банки и делаю разные постройки и туннели, где смогут жить божьи коровки, которых я потом наловлю в кустах: будут жить у самого моря и абсолютно бесплатно.

 

– Ну вы понимаете, дело не в деньгах, а в принципе. Человек должен быть человеком слова, а не так, бросать слова на ветер, – мама всё ещё не может успокоиться.

– Ты очень наивная, как будто живёшь в другом мире. Причём тут принципы? Дело именно в деньгах: она, мерзавка, только взглянула на тебя и сразу поняла, что у такой как ты можно вытянуть ещё пару рублей. Жаль, что меня там не было. Я бы этой Вальке такое выдала, она б у меня эти рубли на всю жизнь запомнила! А ты плачешь, как нюня, – возражает бабушка.

– Не знаю... Меня в детстве учили говорить правду и соблюдать обещания. И потом, как я ей теперь могу доверять? А что если она ночью напьётся и возьмёт что-то тяжёлое, а я тут одна, с маленьким ребёнком. Ой! – мама хватается за голову.

– Что случилось?

– Да что-то стрельнуло. Наверное, опять давление повысилось: я так разволновалась. Посмотрите, как у меня бьётся сердце. А вам обязательно нужно сегодня ночевать у ваших родственников?

– Ой, ты слишком нежная, всё принимаешь близко к сердцу, и фантазия у тебя тоже богатая, книжек начиталась. Всё будет в порядке. Иди-ка лучше пройдись по пляжу, а то ребёнок всё время сидит на одном месте: это нездорово. Становится жарко и уже людей много: скоро время уходить.

Действительно, пляж заполнился отдыхающими, и солнце уже палит вовсю. Многие купаются, значит, вода потеплела. Может, и мне разрешат.

 

Увязая в горячем песке, мы бредём по пляжу вдоль моря. Я глазею по сторонам. Вокруг обилие толстых людей. Женщины в соломенных шляпах и сжатых купальниках, обтягивающих всё и не скрывающих многое. Мужчины в чёрных семейных трусах, с выкаченными арбузной формы животами. Толстые дети, голенькие или в трусиках, которых всё время чем-то подкармливают их толстые мамаши, бабушки и няни. Кормят детей усиленно, следуя за ними в воду, часто со всех сторон: куда ребенок ни повернётся, его ждёт ложка с заварным кремом или ещё с чем-то.

– Я тебе покажу, как не питаться, – кричит одна кормилица, – ты лопнешь, но съешь всё!

– Лучше я здесь умИру, но ты у меня не будешь ходить голодным, – кричит другая.

– Бабушка, но я уже совсем не голодный! – отбивается от неё пухлый мальчишка примерно моего возраста. Слёзы текут по его лицу и смешиваются с манной кашей, вытекающей из ревущего рта. – Корми чаек, они всегда голодные! – вопит он.

– Ну Лёнечка, не делай бабе вырванные годы, съешь ещё ложечку.

Какофония шума, криков, смеха и прибоя искрящихся на солнце волн…

 

– Мадам, хотите красиво запечатлеться? – Перед нами маленький, полностью одетый мужчина в кепке, он тащит на себе какое-то треногое фотокамерное приспособление.

Мама мнётся.

– А сколько это будет стоить?

– С такой редкой красавицы, как вы, дамочка, я сделаю почти бесплатно, всего-навсего за рубль с половиной, – фотограф обнажает в улыбке металлические зубы, в которых отражается солнце.

Я ловлю солнечных зайчиков. Красиво!

– Рубль пятьдесят?! – ужасается мама. – Я почти столько плачу в ночь за койку.

– А почему же вы мне сразу не сказали? Я могу вам предложить очень хорошее место подешевле, у моей родной тёти Симы за углом.

– Да нет уж, спасибо. Пошли, – тянет меня мама за руку.

– Дамочка, ну не будьте такая жестокая, ваше чадо желает запечатлеться, – бежит за нами фотограф, – ну хорошо, я уступлю себе в ущерб. Сделаю вам портрЭт за рубль...

Наученная жизнью, мама не останавливается.

– Ну хорошо, вы меня довели: я готов пойти на уступок, если вы такая неимущая... А шестьдесят пять копеек вас удовлетворят?

Мама останавливается.

– Ладно, но ни копейки больше. Вы обещаете?

– Да шо я, какой-то обманщик, чтобы заработать на бедной женщине с ребёнком? За кого вы меня имеете, дамочка? Я – художественный фотограф, спросите, кого хотите, кто такой Мончик с Ланжерона, и вам все ответят...

– Простите, я не хотела вас обидеть.

– А кто обиделся? – смеётся Мончик-фотограф, укрепляя в песке свое трёхногое приспособление. – Так, дамочка, становитесь мне в ракурс. Подломите ножку и... будьте добры, попросите своё чадо, чтобы оно не строило мне такую лимонную физиономию.

– Улыбайся, – подталкивает меня в бок мама.

– Так... застыли в позе как статуи... и ша, – фотограф ныряет под чёрную материю, что-то щёлкает, – ещё раз, сильвупле... Всё, мадам, большое мерси. Завтра будет вам высокохудожественный портрЭт. На этом самом месте.

 

Время возвращаться: уже совсем жарко и солнце вредное. Мы разворачиваемся. По дороге натыкаемся на бабку с тележкой мороженого.

– Мам, купи, – я прилипаю к тележке.

– Нет, перед обедом нельзя. И потом, уже совсем нет денег. Идём, у меня сильно болит голова: приехала отдохнуть, а целый день только нервничаю.

– И всё из-за этой противной Вальки, – я про себя решаю, что называть её вежливо тётей Валей больше не буду. – У мамы давление, денег на мороженое нет... и вообще, этой Вальке надо как-то отомстить. Мстить, конечно, нехорошо, но она сама ведь тоже нехорошая.

 

Случай представляется через несколько дней. Я прохожу мимо Валькиной комнаты и замечаю в её стоящей на полу кошёлке, что-то сверкает. Нагибаюсь, приглядываюсь и вижу... бриллиантовые серёжки... такие ужасно красивые, с золотой короночкой. Маме, наверное, понравится, а Валька-хулиганка их не заслужила, – решаю я.

Мы сидим у воды и едим послеобеденные персики.

– Мам, смотри, что я нашла в песке, – протягиваю маме серёжки. – Нравятся? Это тебе.

– Да, но я такие не ношу, у меня нет дырочек. А может быть, их кто-то потерял и теперь ищет? Надо бы вокруг поспрашивать.

– Ну что ты, мама... я их глубоко в песке нашла, значит, они давно потерялись. Никто их уже не ищет, – придумываю я на ходу.

– А может быть, Вальке-хулиганке пригодятся? У неё, кажется, уши проколотые.

– Нет! – в ужасе кричу я. – Вальке не надо! Она нехорошая, у тебя из-за неё давление поднималось! Она не заслужила такие дорогие серёжки!

– Тоже правда...

– А почему ты решила, что они дорогие? – спрашивает бабушка.

– Ну как, они же из золота, с бриллиантами... это, наверное, стоит дорого.

– Из настоящего, да, стоят, а эти серёжки возле золота даже не лежали, – смеётся бабушка. – Так, копеечная дребедень, – она размахивается и кидает серёжки в воду. – Завтра это сокровище найдёт кто-нибудь другой.

– Ну зачем ты их выкинула?! Ты не имела права! Это же я их нашла! – слёзы брызжут из глаз.

– Прости меня... иди сюда... я поступила неправильно: я не должна была выбрасывать твоё... успокойся, иди сюда, – примирительно говорит бабушка.

На бабушку я не могу долго сердиться, но я почему-то продолжаю плакать и меня колотит озноб. Бабушка прижимает меня к себе.

– Мне кажется, ребёнок нездоров, – тревожно говорит она маме. – Идем домой мерить температуру: она вся горит. Неужели-таки перегрелась на солнце?

– Что с тобой? Что тебе болит? – мечется мама.

– Г-г-горло н-н-немножко...

– Ах, не надо было мне тебе покупать мороженое... опять ангина...

 

Я горю всю ночь, а утром приходит участковый врач, вызванный накануне. Мама ушла на местный рынок купить чего-то поесть, а со мной – бабушка.

Молодая врачиха смотрит мне в горло, заглядывает в уши, слушает дыхание и внимательно вглядывается в моё лицо.

– Доктор, это, наверное, ангина? – спрашивает бабушка, – у нее плохие гланды и частые ангины.

– Меня больше волнует её лицо, – задумчиво отвечает врачиха, – вот, посмотрите, эта щека выше той... явная лицевая асимметрия. Я подозреваю, что у девочки полиомиелит. Её срочно надо проверить. А где её мать?

Бабушка резко бледнеет.

– Как? Прямо сейчас? Мать ушла за покупками, скоро вернётся... может, подождать?

– Нет, такое не ждёт. Срочно везите её вот по этому адресу, и там возьмут все анализы.

 

Мы с бабушкой срочно отправляемся по тому адресу, в инфекционную больницу на анализы. Оказывается, что это далеко, через весь город, и добираться надо трамваем с двумя пересадками. Мне очень плохо, и я знаю, за что. Я совершила два ужасных поступка: украла серёжки и наврала, что нашла их в песке. А ведь октябрятам врать нельзя, а воровать и подавно. Моя болезнь – заслуженное наказание. Может, если честно признаться во всём маме, станет лучше? Но мамы рядом нет. Можно признаться бабушке, но я ведь не её обманывала. Придётся потерпеть до вечера. Хотя пока что можно признаться мысленно. Я представляю маму, рассказываю ей всю правду и слёзно прошу прощения.

Время тянется бесконечно. Дорога в больницу тоже. На одной из пересадок приходится долго ждать. Скамейка поломана: присесть некуда. У меня температура градусов сорок. У воздуха – примерно такая же. Жарко. Тошно. Кружится голова, ноги не держат. Всё, больше так не могу: или вырву, или упаду. Как-то подтаскиваюсь к рядом стоящей сапожной лавочке, от крыши которой падает небольшая тень. Устраиваюсь в этой тени, упираюсь о косяк. В тёмно-душном лавочном нутре старичок-сапожник драит не менее старую обувь. Возле него стоит ободранная табуретка. Резко пахнет ацетоновыми красками.

– Що ти, дівчинка? – старичок замечает меня, – ти що, хвора? Хочеш сісти? – он указывает на табуретку.

Я киваю головой, – да, очень, мол, хочу.

– Ну, заходы... – приглашает старичок, – а мамка твоя де?

– Там, – я показываю куда-то.

– Ай-ай-ай, не стежать за хворой дитиною, – качает головой старичок.

Я вхожу и со всего размаху плюхаюсь на табуретку.

Старичок вытаскивает из-под верстака бутыль и наливает из неё в потёртую алюминиевую кружку. – Візьми попей... не бійся, це вода... чиста. – Он отхлёбывает глоток, чтобы доказать мне, что вода чистая и её можно спокойно пить.

Я обеими руками выхватываю из его руки кружку и начинаю жадно, взахлёб глотать. Вода тёплая и противная, но она мокрая, а во рту у меня совсем сухо. Потом я сижу на ободранной табуретке с набитым тёплой водой пузом и вдыхаю чудесный запах ацетоновых красок, и мне от него становится намного лучше. Я чувствую, что выживу.

В лавочку заглядывает раскрасневшаяся бабушка. – Ах, вот ты где! А я тут ищу, волнуюсь... Пойдём, мы уже один трамвай пропустили. Спасибо вам, что приютили, – говорит она старичку-сапожнику.

– Спасибо за воду и за запах, – говорю ему я.

 

Наконец мы добираемся до больницы, где мне делают все анализы. В больнице прохладнее, чем на улице, и это уже хорошо. У меня находят ангину и не находят полиомиелита, и это, наверное, ещё лучше, потому что бабушка очень радуется. Хотя, почему-то расплакалась. Разве от радости плачут?

Назад мы едем на такси, без пересадок. Я уже не чувствую себя такой больной, как раньше. Мне дали лекарства, температура спала и на улице тоже попрохладней.

– Где вы были?! – встречает нас залитая слезами мама, – я так волновалась!

– Хорошо, что тебя не было дома, а то бы ты волновалась намного больше, – бабушка рассказывает ей наши приключения. – Ну ладно, ладно, слава богу, всё обошлось.

 

На следующее утро меня навещает участковая врачиха.

– Что ж, горло выглядит намного лучше, – говорит она после осмотра, – конечно, типичная ангина, но я должна была проверить. У нас в районе несколько случаев полиомиелита.

– Здравствуйте, – в комнату входит мама. – Ну как она?

– Пусть ещё сегодня полежит, а завтра, если не будет температуры, уже можно на море. – Врачиха пристально смотрит на мамино лицо. – Ну вот, одна щека выше другой. Наследственная асимметрия. Если бы вы были вчера дома, я бы девочку не погнала на анализы.

– А мороженое завтра можно? – интересуюсь я.

– Можно, но очень осторожно, – улыбается врачиха. – Давай, выздоравливай. А вы, мама с бабушкой, не волнуйтесь. Пусть она пополощёт горло морской водой: всё сразу пройдёт.

 

После ухода врача мама садится ко мне на раскладушку. – Ой, это я виновата, если б я знала, что ты заболеешь, я б не ушла.

Приходится успокаивать маму и объяснять, что она ни в чём не виновата, а что это я...

В дверном проёме появляется Валькина голова в бумажных папильотках.

– Ну и вид у вашего ребёнка... как у нас говорят, «на море и обратно», – гремит она.

– Валя, я вас прошу, потише. И если вы пришли требовать больше денег, уйдите, мне сейчас не до вас. У меня тут девочка нездорова, я с вами потом полностью рассчитаюсь, – говорит ей мама.

– Да ты шо, какие деньги? Я ж тут за ребёнка пришла спросить... мож, чего надо? Вот уху свеженькую сварила из бычков: от всех болезней лечит, дайте ей, пусть скушает. – Валька вносит дымящий рыбно-сельдерейным паром котелок. – А за деньги забудь. Я вчера не в том настрое была: Сенька, жених мой, на девять месяцев ушёл в море, так я его накануне провожала и перехватила маленько. Вобшем, рубь за койку, как договорились. А це шо, наш Мончик с пляжа делал? – берёт она в руки фотографию, на которой изображена мама с «подломленной ножкой» и криво улыбающаяся я. – Да, высококлассный он фотограф! Лучший на Ланжероне! Может быть, даже на всей Одессе...

 

Уха вкусная-превкусная. Я ем большой ложкой, прихлёбываю и краснею. Все думают, что от горячего. Только я знаю, что от стыда.

 

 

 

Джоан Роулинг. Гарри Поттер и узник Азкабана (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Дойл Артур Конан. Рассказы о Шерлоке Холмсе (сборник рассказов). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Дочь болотного царя (аудиосказка). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно

 

 

 


Оглавление

4. Гулял по Скулянке казак молодой
5. Валька-хулиганка
6. Ссора
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!