HTM
$1000 за ваше лучшее стихотворение! Приём заявок продлён до 29 февраля, участие бесплатно

Феликс Бабицкий

Тайна зелёных котов

Обсудить

Роман

На чтение потребуется три с половиной часа | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы
О предшествующих событиях: Шабаш без председателя (роман)
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 22.06.2013
Оглавление

10. Глава Х
11. Глава XI
12. Глава XII

Глава XI


В которой генерал Хомяков чудом не возвращается обратно на тот свет

 

 

Стоянов внимательно посмотрел на друга. Безумной ночи как не бывало. Несколько бледный, Денис, тем не менее, снова был готов к труду и обороне. Будто не замечая присутствия Романа, он разговаривал сам с собой, выстукивая какой-то маршевый ритм кулаком на подоконнике:

– Отлично, вот теперь время позвонить… Стоп! Не годится. Если эти козлы только подумают, что игрушки всё это время были у неё…

– Наконец-то ты об Алисе подумал. Человек, между прочим, жизнью ради тебя рисковал…

– А, ты ещё здесь? Ну, давай прощаться. У меня еще масса дел. Надо спасать Отечество, а заодно и эту идиотку.

– Сперва хоть бы спасибо сказал.

– Ну, конечно, спасибо тебе большое. А теперь… Впрочем, нет – постой. Дело есть.

– Если снова уделать кого в печати, так извини – занят я нынче.

Роман явно злился, но старого шпиона это будто и не смущало. Не обратив внимания на последние слова, он вдруг спросил:

– Значит, говоришь, эти козлы искали на меня выход через тебя?

– Козлы?

– Ну, коллеги мои и твой дружок из администрации.

– Дружок мой невоспитанный – это ты. А если ты про Шубера, то таких друзей – за… за ухо да в музей, прости Господи!

– Во-во, именно Шубер.

– Так, и что?

– А то, что теперь ты позвонишь им – только по очереди – и сам попросишь встретиться со мной. Дело, мол, есть.

Стоянов криво усмехнулся.

– Мон женераль, ты знаешь, даже при своей профессии я умею, когда нужно, не задавать лишних вопросов. Но сейчас не тот случай. Во-первых, это дело и меня некоторым образом касается, хочешь ты этого или нет. А во-вторых, не написать бы после ненароком чего лишнего. Короче, если на помощь рассчитываешь, придётся на сей раз поделиться информацией, а не использовать меня вслепую, как бывало.

Но вместо ледяного взгляда, каким Хомяков обычно отвечал на подобные предложения, он только вздохнул и ответил практически без раздумий:

– Ладно, если тебе так будет легче. То, что все мы ищем – три невзрачных с виду акварельки, которым отчего-то приписывают сверхъестественную силу. Приписывают и ладно – пусть сами над ними и камлают с бубном. Но вы с Алисой увели у охотников добычу и сами вот-вот станете дичью. Вот я и подумал: а что если они получат эти картинки? Тогда и от вас отстанут, и перед начальством своим смогут отчитаться. Тут я их очень хорошо понимаю – коллеги всё же.

– Не понял. А как же долг?

– Ну, я ведь не предлагаю отдавать им оригиналы. Мало ли у нас толковых копиистов. Сдаётся мне, и моего шефа этот вариант устроит. Если конкурент будет уверен, что обскакал нас, – расслабится, а нам – меньше проблем. Да ещё и денег для Фонда срубим, причём немало. Да! Тут у наших аппетиты разыграются! Сейчас согласуем… И, вот еще… Отдельная проблема – колдунья. Надо будет порекомендовать её услуги козлам, да подмазать её хорошенько, чтобы помалкивала.

– Что?

– А? Ладно. Это уже не твоя печаль. Короче, Шуберу своему назначишь встречу на… так, в Лихтенбург я смотаюсь за сутки, нет… не успею. Короче, с Шубером мы встречаемся послезавтра, в девять вечера в «Сундучке», а с парнями из конторы – перед этим, в шесть – у «Пушкина», в баре.

– Неужто раскошелишься на такую роскошь? Ты бы лучше Алису туда позвал.

– За мои с ней встречи Фонд не платит, и, вообще, теперь её пусть банкир угощает, – зло произнёс генерал. – Ну, всё – по коням!

– По коням, так по коням…

 

 

Рассказывает Роман Стоянов:

 

Ещё подъезжая к дому, заметил припаркованный у самого подъезда незнакомый серый «Ауди». Мои гости примчались на зов даже слишком быстро. На их лицах явно читались последствия бессонной ночи. Войдя в дом вместе со мной, они попытались было снова провернуть свой трюк, заняв позицию спереди и сзади, да только не учли габаритов кооперативной хрущевской двенадцатиэтажки. Всё, на что они оказались способны – это заблокировать собой выход из большой комнаты. Впрочем, предложение присесть приняли.

– Итак, господа.

– Итак, Роман Максимович, – в голосе старшего звучала мрачная решимость. – Разговор у нас, похоже, будет долгий и серьёзный. Начнём с того, что вашу подружку мы разыскали, и она выложила нам всё: и ваш адрес, и что оставила у вас свои вещи. Так что вилять смысла нет. Вы и сами это поняли, раз позвонили. Где они?

– Паспорт – в столе.

– Уже нашли. Вас не было, а мы торопились. Пришлось заехать без спроса. А остальное?

– Не там искали. В холодильник загляните. Кое-что ещё должно остаться – кажется, шампанского полбутылки.

На лице младшего было отчётливо написано непечатное слово.

Идея принести бутылку «Посольской» (не тратить же на эту публику «Васпуракан», а совсем без этого тоже никак) оказалась продуктивной. Отпив по очереди прямо из горла, мы все потеплели лицами.

– Так всё-таки, где статуэтки? – упрямо, хотя и более доброжелательно повторил Серёга.

– Они вам больше не нужны. Статуэтки – вчерашний день.

Кажись, в самую точку. Уж такого ответа сыщик не ждал, и потому слегка замешкался.

– Что это значит?

– Так. Я рассказываю – вы слушаете. Все вопросы – потом. Коты эти нефритовые вам больше не нужны. Они – только ключ к тому, что вы ищете. И, притом, ключ уже использованный. А то, из-за чего весь сыр-бор, теперь находится у человека, которым вы так живо интересовались при нашей прошлой встрече. Вопрос лишь в том, кто готов купить у него…

– Купить? Роман Максимович, вы видно не поняли. Мы находимся на службе, при исполнении. Как мы можем купить?

– Ну, наши доблестные органы, по-моему, всё могут – расследовать несуществующее дело, шантажировать старших товарищей, не говоря уже об охоте за нечистой силой.

– И мы должны поверить, что генерал Хомяков с его безупречной репутацией сам предлагает такую сделку?

– А вы можете поверить, что другой генерал на такое способен? Так вот, Хомякову сорок три, и он устал оправдывать свою безупречную репутацию. И в это вам придётся поверить. Иначе разговора не будет. Учтите, своё задание он уже выполнил, а вы своё – ещё нет. И это вы у меня в гостях, а не я у вас, слава тебе господи!

– Но как же выполнил, если аква… если то, что мы ищем, попадёт к нам, а не в Фонд?

– Вы многого от меня хотите. Да понятия не имею. Уж предоставьте это самому Денису Анатольевичу. Чай не глупее нас с вами.

Я протянул ему свой сотовый. Экран высвечивал длинный ряд цифр, в основном, нулей.

– Как вы понимаете, это не телефонный номер, а цена вопроса. Все остальные условия обсуждайте с ним. Плюс, в качестве бонуса, вам следовало бы отпустить одну мою знакомую. Хотите – не верьте, но она и впрямь ни черта не знает об этом деле.

Гости с сомнением переглянулись.

– Ладно, я выйду на пару минут, чтобы вы могли сделать один звонок. Потом закусим, чем бог послал. И если за это время вы получите добро, а моя знакомая сообщит, что у неё всё в порядке, ваша очередь будет идти на кухню. Скорее всего, договоримся. Самое время каждому подумать о своём интересе.

 

Мы как раз приканчивали бастурму, когда зазвонил телефон. Я взял трубку, не ожидая благословения гостей.

– Привет! Узнал?

– Нет пока, – узнал, конечно, но сейчас осторожность не помешает.

– Лаура, если забыл. А на самом деле – Лариса. Помнишь, как ты усадил меня в машину на Белорусской?

Ага, кажется, она поняла, чего я хочу.

– Ну, наконец-то! А я уж волноваться начал. Помнишь ведь, как у нас последний разговор не сложился. Ну, ответь, что я тогда неправильного сказал?

– Только одно: у меня родители – оба чистокровные евреи.

Прочь сомненья.

– Ты сейчас одна?

– Теперь – да. Они отпустили меня. Сказали, чтобы тебе… В общем, спасибо тебе, Ромочка, милый. И прости, я не хотела ничего им говорить…

– Не стоит. Ерунда всё это. Только постарайся забыть, что ты их видела.

– Они тоже так сказали. Кстати, а кто они такие? И что вообще было последние две недели?

– А телефон мой кто тебе дал?

– Телефон?.. Эти… кто меня держал здесь… Заходи в гости, если хочешь – к нам на Войковскую. Адрес в Интернете – ты ведь знаешь.

– Это мне всегда по пути.

– Ну, целую!

Уф-ф-ф, обошлось, кажется.

 

Через полчаса я расстался с оперативниками, как со старинными приятелями, и тут же принялся названивать другому «приятелю». Даже странно, что он сам ещё не объявился.

– Шура? Ну, привет, родная душа! Слушай. В прошлый раз ты не иначе от врожденной скромности так и не решился задать главный вопрос. А у меня, между прочим, ответ уже имеется. Что? Не телефонный разговор, говоришь? Да брось ты. Не хочешь разоблачений – не делай секретов. Короче, дело есть на сто мил… Ну, ладно – в «Охотнике», так в «Охотнике».

Эх, прощай, последнее моё здоровье!

 

 

*   *   *

 

Илья Петрович Канавкин, заместитель директора Национальной Галереи по режиму, решил действовать на свой страх и риск после того, как окончательно лишился обоих своих работодателей. С директором, по крайней мере, всё понятно – инсульт его разбил. Но вот куда подевался Шубер? Знакомый номер второй день заблокирован. В конторе своей он тоже якобы не показывался, хотя и звонить туда было со стороны Ильи Петровича непростительным риском. Опыт же подсказывал бывалому оперативнику лишь одно приемлемое объяснение: в его услугах по каким-то неведомым причинам больше не нуждаются.

Тогда-то старый сыщик и направил одного из своих «шестёрок» в Шурино излюбленное место встреч – армянский ресторан «Охотник», что у Водного стадиона. И посчастливилось тому услышать самый конец его разговора с журналистом Стояновым. Говорили о «том, что все ищут», и по всему выходило, что «все три вещицы» можно купить у завладевшего ими некоего «хорька» (точно парень не расслышал, но так ему показалось).

Додумать остальное Илье Петровичу не составило труда: покуда он со всей своей командой ищет пропавшее сокровище академика в каждой антикварной лавке, эта скользкая мразь Шубер уже договаривается за его спиной, а его по ложному следу пускает.

«Ну, нет, приятель. Скупой платит дважды. Плати своему «хорьку» на здоровье. Мне ты заплатишь втрое», – злорадно подумал отставной сыщик.

Дальше всё было делом техники. Используя свои проверенные милицейские связи, Илья Петрович поставил все телефоны Шубера на круглосуточную прослушку. Вскоре ему вновь повезло: «хорьком», как он и прежде догадывался, оказался генерал ФСБ Денис Хомяков из Фонда. О том, как этот «донкихот хренов» сумел его обскакать, господин Канавкин и гадать не стал – не всё ли едино? Важнее, что потерявший бдительность Шубер открыто договаривался с ним о встрече. Предлагал, идиот, всё тот же «Охотник», но Хомяков настоял на «Сундучке», что на Сретенке.

«Отлично, – решил Илья Петрович, – вот там-то мы и встретимся. А Шурика вежливо попросим подождать».

 

 

*   *   *

 

Хомяков сидел за крайним столиком у самого выхода, тоскливо ковыряя вилкой блин со сметаной. У «Пушкина» он не в меру шиканул, и теперь природная бережливость давала о себе знать, хотя за банкет и на сей раз платил Фонд.

Вручение первого комплекта акварелей состоялось по плану: проверка поступления требуемой суммы на указанный им зарубежный счёт – встреча в баре со «старым знакомым» с точно таким же кейсом в руках – дружеская беседа за хорошим ужином и рюмкой-другой – «случайный» обмен кейсами-близнецами при расставании. Всё складывалось как нельзя лучше.

То-то, что «как нельзя». Ну, не мог Денис Анатольевич допустить саму мысль, что абсолютно всё пройдёт гладко. Весь его богатый личный опыт говорил об обратном. И потому известие о несчастье с Шубером, которого, как он сообщил по телефону, неожиданно задержал не в меру принципиальный инспектор ГИБДД, он воспринял даже с некоторым облегчением: «Ну, наконец-то! Началось!». Мелькнула даже мысль встать, выйти, пока не поздно, и не испытывать больше судьбу. Однако вместо этого Хомяков лишь набрал отчего-то стояновский номер.

– Ты где?

– Сижу в редакции – дел по горло.

– Постарайся посидеть там подольше. И будь на связи.

– Проблемы?

– Трудно сказать.

– Твои ребята с тобой?

– Сдурел? Вот только их мне здесь не хватало. Ладно, прости, что оторвал.

Краем глаза Денис увидел нового посетителя, направившегося в его сторону. Нет, это, конечно, был не Шубер, хотя в его внешности и было нечто смутно знакомое. Однако двигался вошедший уверенно, да и кейс-двойник был при нём.

– Добрый вечер, Денис Анатольевич, я Илья Петрович. Как вы уже знаете, это досадное ДТП…

– Да, господин Шубер уже звонил, но не сказал, что пришлёт замену – просто просил подождать.

– Он много чего не мог оттуда сказать.

– Откуда?

– Из милиции.

– ???

– Представляете, мы умудрились стукнуть милицейскую машину. Догадываетесь, какова была реакция?

– Но у вас же номера, удостоверения.

– Только поэтому мне и удалось вырваться – своего задерживать не решились. Я ведь тридцать лет на Петровке оттрубил. Господину Шуберу ничего не оставалось, как поручить мне встретиться с вами, а самому остаться качать права. Он-то – начальство штатское и притом областное. Городской милиции нет никакого дела до его должности.

Шубер и впрямь любил гонять на своем чёрном «мерине», не считаясь с правилами, чтобы успеть на очередную встречу впритык. Про то вся Москва знала. И сам рассказ, и тон незнакомца звучали убедительно.

– Итак, Денис Анатольевич, у нас с вами есть три варианта: или в другой раз встретимся, или ждать шефа моего будем, или… – многозначительная пауза.

 

Хомякову было, отчего призадуматься. По уму – надо уходить. Однако завтра приезжает колдунья. Если встреча не состоится, Шуберу не с чем будет к ней идти, а получит он свои картинки с опозданием и обратится к другому специалисту – обман наверняка всплывёт. Ждать здесь до бесконечности тоже нельзя. Между тем, нравы московской милиции всякому ведомы – не факт, что скоро отпустят. А если рискнуть?

– Хорошо, убедили – передам его сейчас.

– «Их», а не «его», Денис Анатольевич. Господин Шубер договаривался с вами в моём присутствии, – со времён своей оперативной работы отставной полковник Канавкин не растерял былого артистизма и хоть кого мог убедить, когда бывал в ударе. – Напомню, речь шла обо всех трёх котах. И, по-моему, та сумма, которая уже лежит на вашем счету – достаточна, чтобы…

– Чтобы проявить некоторую осторожность, – закончил за него Хомяков. – Знаете, давайте всё же проявим её. Пусть господин Шубер позвонит, как освободится. В любое время.

Сказав это, он подозвал официанта, всем своим видом давая понять, что разговор окончен. Его собеседник слегка пожал плечами, дружески улыбнулся и протянул на прощанье руку, а про себя тем временем гадал, где же это он ошибся. Выйдя на улицу, он задержался, чтобы взглянуть на часы. Увидав этот условный знак, четверо его «мальчиков» приняли боевую стойку.

 

Денис усмехнулся. Подумать только, он чуть было не попался на уловку для стажёров. Нет, точно стареет.

«Интересно, что же всё-таки с Шубером? И кто этот самый мент? О договорённости нашей знал, а ведь в деталях о ней не знал даже Стоянов – не от него, стало быть, утечка. Но вот что в портфеле, этот деятель не в курсе. Думает, что коты. Интересное сочетание. Неужели кто-то из музейной охраны? Надо «пробить» его по нашим базам. А что, раз губернаторша тоже домогается картинок, должен быть и у неё в музее свой сиделец. У Сидорова – ревизоры, у нас – секретарша, плюс журналюг целая свора, а у этой… Ну, конечно, это же зам по безопасности должен быть! Он ведь до отставки где-то в областном ГУВД служил. Отставной полковник милиции на посылках у беглого капитана нашей конторы – умора! Не диво, что взбрыкнул и решил сыграть свою игру. Только на прикупе нынче я, – подумал генерал и улыбнулся, не смотря на то, что оперативная обстановка явно складывалась не в его пользу. Если этот мент решился подстроить аварию своему старшему партнёру, то наверняка на этом не остановится. Жди засады. Надо уходить как можно незаметнее».

К счастью, здешний метрдотель был кое-чем обязан Хомякову. А потому, заметив условный сигнал – никогда не куривший генерал размашисто чиркнул спичкой – он сделал ему знак идти в туалет, откуда без лишних слов спровадил посетителя к служебному выходу.

Однако те, кто ждали снаружи, тоже любителями не были. В сгущавшихся сумерках Денис успел заметить два силуэта, никак не походивших ни на персонал кабачка, ни на бомжей, роющихся в здешнем мусорном баке. Действовать надо было мгновенно. К счастью, генерал Хомяков не всю жизнь проходил в аналитиках и не утратил ещё прежней формы, да и «берета» – точно такая же, как у агента «007» (подарок первого шефа – явно с намёком) – была на месте.

Хомяков сделал резкий шаг в сторону, чтобы не стать идеальной мишенью на фоне освещенной двери. И вовремя – впереди послышался недвусмысленный металлический лязг и окрик: «Стоять! Оружие – на пол!». Ждать дальше смысла не было. «Берета» сама собой буквально вылетела из рукава пиджака и прошлась беглым огнём по кричавшим. Специально даже целиться не пытался. Комплекцией эти парни не уступали Хомякову, и с такого расстояния промахнуться было просто невозможно. Один упал на месте, второго отбросило к стене. Денису осталось только перескочить через лежащего и нырнуть в спасительный мрак арки. Следом прогремело пять ответных выстрелов.

Хорошо, что Хомяков всё заранее предусмотрел и поставил на соседней улице служебный джип на случай, если преследователи возьмут под наблюдение его личный «Нисан» у входа в «Сундучок». Он как раз успел добежать до машины и распахнуть дверцу, когда шестая пуля ударила его в правый бок. Боли не было – только тряхнуло здорово. Денис успел вскочить в салон и газануть, когда из переулка выскочила серебристая «Волга». Похоже, противник отставать не желал.

 

Можно ли представить себе что-то более захватывающее и в то же время комичное, чем погоня в московской пробке?! Хомяковский джип и преследовавшая его «Волга» двигались медленнее иного пешехода на расстоянии каких-нибудь тридцати метров друг от друга. Денис даже различал лица преследователей, делавших ему недвусмысленные знаки. При этом ни вывернуть из сплошного потока, ни даже открыть дверцу и выскочить наружу, не было никакой возможности. Оставалось только «плыть по течению» и ждать чуда. И это бы ещё полбеды, если бы не одно неудобство.

Денис критически оглядел себя. Похоже, пуля прошла навылет и, пробив пластик, застряла в приборной панели, не нанеся серьёзных повреждений машине. Зато об её водителе сказать то же самое было нельзя. Рана сильно кровоточила. Голова уже начинала кружиться, а по спине пробежал первый холодок. Скоро он перейдёт в озноб. Продлись погоня хотя бы ещё полчаса, есть риск не увидеть, чем она закончится. Вообще-то, вот он, Склиф – рядышком. Но пустят ли его туда преследователи? Да и как быть с картинками? Нет, генерал Хомяков привык выполнять задания любой ценой.

«А чёрт с ними, со всеми! – решил Денис. – В конце концов, только что я стрелял в живых людей. Что такое массовое ДТП по сравнению с двойным убийством?». И он резко дал задний ход, буквально отшвырнув идущую следом машину. Далее сработал «эффект домино». Позади образовался сплошной затор, в котором потонула и серебристая «Волга». Зато впереди и по бокам стали образовываться просветы, достаточные, чтобы открыть-таки злополучную дверцу. Правда, в эти просветы уже пытались пролезть потерпевшие водители – публика ничуть не менее опасная, чем музейная братва.

Ближайшего Хомяков сбил дверцей, после чего сделал предупредительный выстрел в воздух и из последних сил рванул к тротуару с единственной мыслью – успеть заскочить в какой-нибудь двор до прибытия милиции. Кажется, из «Волги» в него стреляли, но на сей раз не попали. В два прыжка преодолев тротуар, он нырнул в какую-то арку и вдруг увидел перед собой дверь с большущими буквами «МЖ» над козырьком.

«Вот так и замочат в сортире, как террориста какого-нибудь, – мрачно подумал Хомяков, но тут его неожиданно осенило. – Да не сортир это вовсе, а редакция газеты «Московская Жизнь», в которой сейчас сидит Стоянов. Вот ведь не верил в Бога, а видно, зря».

Совсем уже не слушающейся рукой он вытащил мобильник и вновь набрал стояновский номер.

– Ты меня слышишь?

– Да? – голос журналиста показался сонным.

– Срочно выскакивай на улицу и помоги мне спрятаться.

– Ты где? – сна в голосе как не бывало.

– Прямо напротив входа. Если поторопишься, у нас ещё есть шанс проститься. Подойду, если увижу тебя. Если нет, передай…

– Жди! – Стоянов нажал отбой. Через минуту он уже распахнул дверь проходной.

Эти последние шаги дались Денису с особенным трудом. Ноги уже почти не слушались, и только страх, что в арке вот-вот появится эта чёртова «Волга», гнал вперёд. К счастью, «Волга» не появилась, он успел зайти в подъезд, но тут же потерял сознание.

 

Очнувшись, Денис обнаружил себя лежащим на кафельном полу. Над ним участливо склонились Стоянов и незнакомый жилистый старичок в форме охранника.

– Лежи спокойно, Анатолич, скорую уже вызвали.

– Наклонись ближе, – почти прошептал Денис.

– Слушаю.

– Хватай портфель и уходи, пока народ не набежал. Если Шубер жив, передай ему посылку – обязательно до завтра. И скажи, что меня главный музейный охранник подстрелил. Он не дурак – всё поймёт.

– А ты?

– Обо мне не беспокойся. Только телефон мой достань. Так. Найди абонента «00». Отлично. Жми и передай мне. Теперь гони, что есть духу.

– Понял.

Роман осторожно подобрал портфель, шепнул что-то охраннику и буквально растворился в атмосфере. А Хомяков ещё успел синеющими губами прошептать в трубку какие-то последние инструкции прежде, чем в проходную вбежали санитары.

 

 

 


Оглавление

10. Глава Х
11. Глава XI
12. Глава XII
922 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 28.02.2024, 20:41 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!