HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 г.

Полина Винер

Пробуждение

Обсудить

Повесть

На чтение потребуется 2 часа 40 минут | Аннотация | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 16.09.2013
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

– Лерка, я не у тебя вчера кружку свою оставил? – в дверь просовывается лохматая голова Алика. – Вот же блин… Где-то пил вчера чай, теперь вот кружки нету. А у кого пил – ни фига не помню… Ладно, побежал…

Алик стремительно уносится по коридору. Я знаю, что кружка его непременно найдётся у девчонок в четыреста пятнадцатой, но Алик справится и сам. Не нужно нарушать его утренний ритуал.

Теперь у меня много приятелей среди рабфаковцев. По вечерам я вместе со всеми сижу на ступеньках лестницы, слушаю песни, иногда, если время поджимает, выношу с собой учебники и читаю одним глазом. Так делают многие. Однажды мы долго смеялись, неожиданно заметив, что все до одного обитатели лестницы одновременно уткнулись в свои учебники, и сколько времени на ступеньках царила академическая тишина, сказать никто не мог.

– Я не понял, у нас что здесь, изба-читальня или? – первым очнулся Алик, и все буквально покатились со смеху, осознав картину, которую мы собой в тот момент являли.

Но, несмотря на лестничные посиделки, в целом жизнь моя оставалась по-прежнему достаточно обособленной.

 

Как-то вечером, возвращаясь из магазина, я сильно упала, запнувшись на ступеньках первого этажа, растянувшись прямо на глазах у охнувшей вахтёрши Ирины Тихоновны. Две поллитровки кефира немедленно потекли по ступенькам.

– Я сейчас уберу всё, за тряпкой сбегаю только, – бодро подскочила я на ноги.

Сначала собрала и вынесла крупные бутылочные осколки, потом принялась собирать тряпкой липкую белую жижу. Выжала в ведро первую набрякшую тряпку, и не сразу поняла, отчего вода в ведре вместо мутно-белой приобретает уверенный розовый оттенок. В ладонях появилась боль.

Я бросила тряпку на пол, посмотрела на руки и едва устояла на ногах – десятки, а, может, сотни осколков торчали из моих ладоней, отсвечивая и поблёскивая подлыми, остренькими краями. Кажется, я стояла так какое-то время, зачарованно глядя себе в ладони и не вполне понимая, что же делать с этой красотой. А по рукам уже бежали ручейки крови, стекали на пол и смешивались с кефирной рекой.

– Иди уже, руки-то перевязывай, бестолковая! – первой опомнилась Ирина Тихоновна, – чего стоишь, как вкопанная? Обработать раны-то нужно, хватит уже, прибралась… Иди, говорю, сама я тут приберу. Одна беда с такой уборкой!

– Ой-ёй-ёй! – дверь, только что хлопнувшая за моей спиной, впустила незнакомого парня, который сразу же подошёл ко мне, – что это за кровавая драма здесь у вас происходит? Помощь нужна? Конечно, нужна! – ответил он сам себе, и, стянув с шеи шарф, подложил под мои сложенные лодочкой руки.

– Ты б помог ей, что ли, молодой человек, – обратилась к нему Ирина Тихоновна, – может, в больницу ей надо? Проводить, может, там…

– Зачем в больницу? Не надо, мы и сами управимся. Бинты, йод, вата найдутся? – спросил у меня парень.

– Ага, в комнате аптечка есть, я на четвёртом этаже живу, – стараясь не смотреть на окровавленные ладони, прошептала я.

 

В комнате, сбросив куртку и усадив меня на кровать, парень огляделся по сторонам и, схватив тазик, выбежал с ним в коридор. Принёс тёплой воды, переворошил небогатую мою аптечку и, вооружившись пинцетом из косметички, принялся за дело.

Осколки брезгливо сбрасывал в блюдечко, раны тут же обрабатывал йодом, действуя ловко и уверенно.

Несмотря на боль в руках, мне было очень приятно оттого, что надо мной хлопочет этот красивый незнакомый парень. Светловолосый, был он, что называется, «русского» типа, широкоплечий, ростом чуть выше среднего. Ладный и уверенный в каждом движении, он выглядел намного взрослее всех известных мне парней из университета. Даже торопясь, он казался каким-то расслабленным. Уверенность, чувствовавшаяся в каждом его движении, успокаивала и расслабляла.

– Меня Сашей звать, – между делом сообщил он.

– Лера, – откликнулась я, в очередной раз радуясь тому, что избавилась от ненавистной «Валерии», и спохватилась: – Очень приятно, и… спасибо, Саша за оказание первой помощи. Даже и не знаю, что бы я без тебя делала.

– Да не за что благодарить, – беспечно откликнулся он, – мне, можно сказать, практика, я ведь в медицинском учусь. Так что это – как раз моя специализация. А ты что же, одна живешь? Не скучно?

– Ага, одна. Не скучно, я уже привыкла.

Тем временем Саша перебинтовал мне ладони, получились очень даже весёленькие белые варежки.

– Ну, вот, кажется, всё вынули. Если что и осталось, не беспокойся, я могу завтра заглянуть, на перевязку. У меня здесь друг живёт, одноклассник, на этом же этаже, Олег Простов, знаешь его?

– Знаю, он на рабфаке учится, – мне не хотелось, чтобы Саша вот так просто сейчас взял и ушел. – Может, чаю выпьем? Рабфак всё равно сейчас на занятиях, они ведь со второй смены учатся.

– Чаю? Это с удовольствием. Только ты отсюда командуй, а я сам немножко у тебя похозяйничаю, можно? – Саша уже прошёл в «кухонный» угол и включил электроплитку. Поставил на неё маленький чайник и осмотрелся в поисках заварки. – Я тоже живу в общаге, в «медовской», знаешь, где это?

– Ага, кажется, знаю, здесь рядом совсем, через стадион, так?

– Точно, пятый этаж, пятьсот первая, если будешь в наших краях, заходи, не стесняйся. Если забудешь номер комнаты, то спросишь Капитанова Александра, меня там все знают, – усмехнулся он.

 

В тот день Саша просидел у меня до самого вечера, пока общежитие не огласилось громкими выкриками, взрывами смеха и топотом, возвещавшими о том, что студенты рабочего факультета вернулись после напряжённого дня занятий.

Пришёл он и на следующий день, осмотрел руки, констатировал чистоту ран и сделал перевязку.

Вечером, долго и бездумно сидя над учебником современного русского языка, я отчётливо поняла, что по уши влюбилась в студента мединститута Александра Капитанова.

 

 

*   *   *

 

Хирургическое отделение, как, впрочем, и вся больница, уже исхожены мной за эти несколько дней, что мне разрешено ходить, вдоль и поперёк. Едва приступив к самостоятельному передвижению, я принялась за изучение здания, прокладывание новых маршрутов с первого этажа на четвёртый и наоборот.

Типовое здание больницы имеет две лестницы, по одной в конце каждого коридора и одну, маршевую, всегда перекрытую, парадную. Поэтому вариантов дойти до первого этажа имеется, при отсутствии других развлечений, множество: можно, спустившись до третьего этажа, пройти по длинному «травматологическому» коридору и продолжить спуск уже по противолежащей лестнице, а на втором проделать такой же манёвр по ещё одному отделению хирургии.

На первом этаже больницы имеется огромный, гулкий холл для посетителей, в котором устроен зимний сад. Холл открыт для посетителей только в часы разрешённых посещений, по два часа дважды в день. В остальное время деревянные лакированные скамеечки под фикусами и финиковыми пальмами привлекательно пусты, больные спускаются сюда редко, и лишь в самом дальнем углу, укрытые наиболее буйной зеленью, покуривают иногда медсёстры.

Я подолгу сижу в пустом и гулком холле, пытаясь придумать выход из моей запутанной ситуации. Понимаю, что своим молчанием я загоняю себя в угол всё глубже. Но ничего лучшего пока не придумывается.

 

– Ну, и ладно, не хочешь говорить правду – не нужно. Дело, в конце концов, твоё. Но скажи мне только вот что: ну, допустим, продержу я тебя по дружбе ещё месяц в больнице, а потом что? Куда ты пойдёшь? На вокзал? У тебя ведь даже одежды для выписки нет! Или ты и это тоже забыла?

Мы с Эдуардом Борисовичем одни в перевязочной.

– А ведь ты знаешь, и я знаю – всё ты помнишь, просто по каким-то неведомым причинам предпочитаешь молчать. Я прав? – он абсолютно прав, однако дальше мы по-прежнему не двигаемся.

– Или тебя сразу отсюда в «дурку» определить? Пойми ты, не хочу я тебя в «никуда» отпускать, совсем не хочу. Я помочь хочу тебе, как ты понять-то не можешь, бестолковая твоя голова? Ну, давай ещё раз, у тебя ведь есть родственники? Где они?

– Эдуард Борисович, можно мне в палату пойти? – я чувствую себя неблагодарной и тупой. – Я действительно ничего не могу ответить вам, мне нечего отвечать. Не спрашивайте меня, пожалуйста.

– Ладно, делай, что хочешь. Надумаешь – сама обратишься.

Я выхожу в коридор, и прислоняюсь спиной к стене. Чувствую сквозь ветхий больничный халат приятную прохладу стены.

Одежды у меня действительно нет, как нет и многих других необходимых вещей. Даже зубную щётку, расчёску, бельё и прочие вещи, которые принято называть «личными», мне выделили из запасов хирургического отделения.

Спасибо добрейшей Анне Романовне.

 

В первые после реанимации дни я ещё ждала. Даже не ждала, а как-то всё не верилось, что возможно вот так, прыгнув в окно, прыгнуть в «никуда».

Ещё совсем недавно у меня было то, что полагается, казалось бы, всем: дом, отношения с близкими людьми, обязанности, ожидание, печали и страхи. И от всех этих обязательных составляющих жизни меня отделил один единственный десятиметровый прыжок. Понимаю, что дело совсем не в высоте, но всё-таки не могу не соизмерять расстояние и состояние.

Никому не нужная, никем не потерянная и не разыскиваемая, я лежу в больнице совершенно незнакомого мне города со страшными ранами, смотреть на которые я так до сих пор и не научилась. Возвратиться некуда, идти вперёд – тоже.

Ещё недавно я бы плакала, случись со мной беда даже намного меньшая. Плакала бы просто так, единственно, из жалости к себе самой. Теперь мне уже не плачется.

Это падение, кажется, переключило меня на какой-то новый жизненный ритм, созерцательный. Мне не хочется бороться, мстить, выжидать. Я спокойно переживаю происходящее, не давая ему собственной оценки. Все отмеренные на жизнь эмоции я потеряла в полёте, где-то между четвёртым и вторым этажами.

Соседки по палате, наконец, оставили попытки втянуть меня в свой болтливый коллектив. Единственное, что так и не даёт им покоя – это то, что никто меня не навещает.

 

А в мире, к величайшему моему удивлению, уже весна. Я обнаруживаю её, когда в первый раз самостоятельно подхожу к окну. И оказываюсь совершенно не готовой увидеть молодые, робкие листочки на тополе под окном и настоящую зелёную траву, о тончайшей мягкости и свежести которой остаётся только догадываться, глядя из-за двойной рамы окна четвёртого этажа.

Настоящего весеннего буйства ещё нет, оно – впереди. А пока молодое весеннее солнце лишь пробует свои силы, и, кажется, само радуется своим неожиданным успехам: клейким маленьким листочкам, жиденькой свежей травке и тонкому аромату, еле уловимому, который уже разливается в воздухе.

 

Мне кажется, что я вижу себя как бы с улицы – вон она я, застыла у окна четвёртого этажа, прищурившись от яркого солнца. Реально ли всё, что происходит? И кто же всё-таки я настоящая – та, что стоит у окна, или та, что смотрит с улицы?

И внезапно я также отчётливо вижу себя в незнакомом дворе.

Зимнее небо тяжело навалилось на крыши серых, унылых пятиэтажек. Я реву и разрываю на мелкие кусочки сначала комсомольский, а затем и свой студенческий билет. Жёсткие картонные корочки с трудом поддаются моим замёрзшим пальцам. Измельчённые остатки бросаю в урну. И наблюдаю сквозь слёзы, как на них падает неожиданно мягкий снег. Первые снежинки не удерживаются на тёплых от моих рук бумажных клочках, тают, на них тут же плавно опускаются новые, и вот уже ровный слой припорошил мои истерзанные бумажки. Смотрю на них и реву ещё сильнее.

Когда же это было?

 

 

 

The Sims 3: Студенческая жизнь (компьютерная игра). Издательство: Electronic Arts, 2013 г.   Обложка на студенческий билет - Удостоверение будущего нобелевского лауреата. Издательство: ОРЗ-Дизайн   The Sims 3: Студенческая жизнь. Дополнение к The Sims 3 (компьютерная игра). Издательство: Electronic Arts, 2013 г.

 

 

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Слушая Таю. Холивар. Читать фантастический роман про путешествие в будущее из 2022 года!

Отзывы о журнале «Новая Литература»:


08.12.2022

Ознакомилась с редакцией своих стихотворений. Я в восторге! Поделилась ссылкой в соцсетях на журнал.

Татьяна Кошелева



01.12.2022

Счастлива быть Вашим автором.

Юлия Погорельцева


02.11.2022

Ваш журнал радует своим профессиональным подходом к текстам и авторам.

Алёна Туманова


22.10.2022

Удачи и процветания вашему проекту.

Сергей Главацкий



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Самая свежая информация купить светодиодный экран в Москве у нас. . Ремонт стиральных машин на дому недорого в самаре - ремонт стиральных машин в самаре.
Поддержите «Новую Литературу»!