HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 г.

Полина Винер

Пробуждение

Обсудить

Повесть

На чтение потребуется 2 часа 40 минут | Аннотация | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 16.09.2013
Оглавление

10. Часть 10
11. Часть 11
12. Часть 12

Часть 11


 

 

 

Сколько же лекарств оказывается способным вместить мой организм! Меня всё время лечат. Одних только уколов я получаю в день около десяти. Сосчитать таблетки и пилюли не представляется возможным. Кроме этого, лечебная физкультура, перевязки, какое-то электролечение. Помимо этих мероприятий происходят постоянные анализы и осмотры.

В первое время во время всех этих процедур я чувствовала себя очень неловко, все время не отпускала мысль, что все вокруг, каждая медсестра, и даже санитарка, видят во мне неудачницу-самоубийцу, с которой им теперь приходится возиться. В те, первые после реанимации дни, мне всё время хотелось извиняться, дескать, простите меня, что не получилось избавить вас от себя! Простите меня, неуклюжую! Ну не виновата же я, что у меня так плохо получилось!

Теперь мне удалось убедить себя, что все эти люди просто делают свою работу. А я живу свою жизнь. И то, что мы с ними пересеклись, не значит ровным счётом ничего. Если есть больница, значит, должны быть и больные, вот и вся арифметика.

И, каким-то неведомым мне образом, это сработало.

И вот уже никто из сердобольных медсестёр не вздыхает над моим израненным животом: что же вы с собою делаете, молодые? Ко мне привыкли. Привыкли к тому, что я не отвечаю на вопросы и не реагирую на вздохи и ахи.

Конечно, мне не нравится то, что стало с моим телом. Я не могу привыкнуть к швам, с которыми теперь придётся жить. Наверное, и не смогу. Но ведь буду же? Буду.

Здесь, в больнице, я здорово научилась молчать, и это оказалось совсем несложно. Раньше мне казалось, что молчать, не искать общения с другими людьми подолгу и добровольно – это какое-то особое свойство характера, которое мне не присуще и неведомо. Раньше я всегда тяготилась своим одиночеством.

Оказалось, молчать очень просто, особенно, когда есть, что скрывать.

 

 

*   *   *

 

К исходу второго дня моего пребывания в доме Капитановых ничего не изменилось. Комната не обжилась, тоски не убавилось.

Правда, теперь у меня появились книги. Много книг. Валерий Дмитриевич оказался заядлым читателем и собрал довольно большую библиотеку. Одна из комнат этой огромной квартиры так и называлась – «библиотека».

Библиотечный интерьер составляли стеллажи от пола до потолка, маленькая, очень изящная стремянка, журнальный столик с пепельницей и массивной бензиновой зажигалкой, да два низких кресла.

Побродив вдоль полок с современной советской, иностранной и классической литературой, я тихонько ахнула. Многие издания были мне знакомы. Знакомы потому, что именно они были несбыточной мечтой моего библиофила-отца. Как, впрочем, и сама библиотека. Примерно такую комнату-библиотеку видел, наверное, мой романтик-отец, аккуратно формируя второй книжный ряд в нашем самодельном книжном шкафу, который мама давно грозилась выбросить, и который было совершенно нечем заменить. На новую мебель никак не находилось ни денег, ни места.

 

Валерий Дмитриевич вошёл в библиотеку, когда я, выбрав себе книжку, сидела на стремянке. Сидела бездумно, просто так, от нежелания возвращаться в свою шикарную и такую скучную спальню. При виде его я вскочила, как ужаленная, намереваясь тут же освободить святое место.

– Не убегай, Лера, давай-ка посидим с тобой, покурим, – он подошёл к стеллажу, присел и достал откуда-то снизу бутылку коньяка. – Или вот выпьем даже понемножку.

Отказываться было невозможно, но еще более невозможным казалось оставаться. Я мысленно взмолилась, чтобы сюда пришёл Саша.

Валерий Дмитриевич тем временем достал два толстеньких хрустальных стаканчика, поставил на столик, уселся, вытянув ноги, и приглашающим жестом указал мне на второе кресло – прошу!

Пришлось сползти со стремянки и опуститься в кресло напротив. Я вдруг отчётливо увидела, какой же мелкой и ничтожной кажусь я этому довольному собой, разъевшемуся, взрослому дядьке. Кролик перед удавом.

На миг захотелось обнаглеть, ляпнуть что-нибудь дерзкое, закинуть непринуждённо ногу на ногу, съехать в кресле до полного удобства. Но все это я проделала только мысленно, на самом деле я сидела совершенно прямо, намертво сдвинув колени и изо всех сил прижимая к ним выбранную книгу. Смотреть старалась на книжные полки, что находились у него за спиной. Но взгляд то и дело падал на пол.

 

– Не нравится тебе у нас? – спросил он вдруг нормальным, не «начальническим» голосом. – Вижу, что не нравится. Сашка себя не совсем правильно ведёт. Но ты погоди, пообвыкнуть немного надо.

– Почему не нравится? Нравится. Действительно, я же не привыкла ещё… А Саша, наверное, тоже стесняется. Но он хороший, – как-то слишком по-детски вырвалось у меня.

Валерий Дмитриевич гулко расхохотался, закинув голову назад и широко открыв при этом рот. Я даже успела заметить, какие у него хорошие, крепкие зубы. Отсмеявшись, он налил в оба стаканчика коньяк и призывно поднял свой, приглашая меня чокнуться.

Коньяк я пила впервые. Совершенно отвратительный вкус напитка полностью компенсировало приятное тепло, которое почти сразу начало разливаться внутри.

А Валерий Дмитриевич тем временем продолжал мной интересоваться.

– А про родителей своих что расскажешь? Отец чем занимается? – он задавал свои вопросы совершенно свободно, без всякого стеснения, как всегда делает любой взрослый в беседе с ребёнком.

– Папа? Работает в лаборатории… химической. Старший научный сотрудник.

– Да? Интересно. Значит, в науке папа твой трудится. А как же родители тебя отпустили вот так? А? Или ты уже взрослая, а, Лерочка? Взрослая? – он явственно веселился, глядя на меня, и я совершенно не представляла себе, как это прекратить. Конечно, можно было просто встать и выйти из комнаты, но отчего-то не получалось.

– Мне восемнадцать, Валерий Дмитриевич. – Я почти шептала. Ну, точно, кролик перед удавом.

– Восемнадцать – солидный возраст, спорить не приходится, – он снова разлил коньяк и придвинул ко мне стаканчик.

Пить больше не хотелось, но я знала, что выпью столько, сколько решит он.

 

– Значит, ты собралась замуж за Сашу, правильно я понимаю? – спросил Валерий Дмитриевич. Он смотрел на меня в упор.

– Я… Мы… мы ещё этого не обсуждали. Но я… да, я бы хотела выйти за вашего Сашу замуж, – кажется, коньяк начинал действовать, потому что конец фразы дался мне почти без труда. На всякий случай я откашлялась.

– Ага! – он, кажется, обрадовался моей смелости. – А Саша? Как ты считаешь, Саша готов жениться? Как ты думаешь, готов ли он стать мужем, отцом, если потребуется? Я слушаю тебя, Лерочка, отвечай!

– Не знаю, Валерий Дмитриевич. Но ведь мы уже жили какое-то время вместе и всё у нас получалось. Очень даже хорошо получалось, правда.

– На что же вы жили? На стипендию? – он весь даже подался вперёд, демонстрируя свой полный и абсолютный интерес к моей жалкой персоне.

– На стипендию. А что в этом плохого? – Я уже злилась на этого самодура, подвергавшего меня такому унизительному допросу.

– Плохого, конечно же, ничего. Только и хорошего мало. Давай я тебе сейчас немного разъясню ситуацию, если ты сама её не видишь. Сашке двадцать два года, он никогда не работал. Учиться – тоже толком не учился. Ну куда это годится – на третьем курсе третий год сидеть? Так врачами не становятся. Сейчас я его сюда вызвал, машину вот ему купил, на работу устраиваю. Думаю, что теперь он никуда уже не сбежит. – Валерий Дмитриевич залпом выпил свой коньяк, откинулся в кресле и, переборов нахлынувший гнев, с видимым усилием смягчился. – Сашка твой – бестолочь. Это я тебе как отец говорю. Поверь мне.

Я молчала. Говорить было нечего.

– Лера, я тебе прямо скажу: жениться Сашке сейчас – не лучшее, что можно придумать. Не лучшее.

 

Полной дурой сидела я перед этим огромным человеком. К тому же вдруг очень остро осознала, что нахожусь в совершенно чужом доме и городе.

– Мне всё понятно, Валерий Дмитриевич. – Что я могла сказать еще? – Я пойду, если вы не против.

– Куда пойдёшь? Нет-нет-нет, сиди уже, развлекай меня, старика, раз попалась. Я вот ещё о чём хотел тебя спросить: ты готовить умеешь?

– Готовить? Вы имеете в виду – еду готовить? – Я не ожидала такого резкого перехода.

– Ну конечно, еду, что же ещё? Нина у нас уже два года в отпуске не была. Надо бы дать ей пару недель отдохнуть. Сможешь её на кухне заменить? – И сам себе ответил: – Конечно, сможешь. Ты же у нас барышня взрослая.

Я молчала. Да у меня и не спрашивали согласия.

– Продукты я сам привожу, в магазин ходить не нужно. Едим мы просто, сама могла убедиться. Ну, ещё придётся убраться там, постирать иногда… Ты справишься. Так ведь? – и он внимательно посмотрел на меня.

Я тогда впервые заметила, какие светлые у него глаза. Даже не голубые, а какие-то будто совсем прозрачные. И очень красивое, хотя и уже не молодое, лицо. Такие лица ещё называют породистыми. С высоким лбом и прямыми, но не тонкими губами, которые очень охотно растягивались в язвительную улыбку. Валерий Дмитриевич и весь был породистый – высокий и прямой, с массивной головой и густыми волосами с проседью, тяжёлый, но какой-то правильно тяжёлый. Ещё я подумала, что Валерию Дмитриевичу как-то подходит, даже очень идёт его возраст, он и должен быть таким – немолодым, властным, привыкшим командовать.

Таким, должно быть, станет в его годы Саша. Остепенится, немного отъестся, будет важной шишкой, если повезёт так же, как отцу.

 

А пока мне нужно было обдумать то, что я услышала о Саше от его отца.

Во-первых, про то, что ненавистная мне машина была специально куплена для него Валерием Дмитриевичем, он мне ничего не говорил. К тому же именно машина выступала, как мне стало понятно, некой приманкой для блудного Саши. Валерий Дмитриевич, безусловно, хорошо знал собственного сына.

Во-вторых, Сашина неспособность учиться тоже оказалась для меня новостью. Конечно, я видела, что учится он не очень увлечённо, но полной картины, оказывается, не знала.

Было и ещё кое-что, о чём я предпочитала не думать и не вспоминать. Дело в том, что на протяжении всего времени, которое мы с Сашей прожили вместе в общежитии, Саша ни разу и ни за что не заплатил. Всякий раз, когда мы с ним оказывались у какой-нибудь кассы, Саша разыгрывал небольшой спектакль с поиском кошелька, досмотреть который я так ни разу и не смогла. Я смущалась и всегда расплачивалась сама.

Вспоминать об этом было для меня мучительно стыдно, но теперь, после разговора с Валерием Дмитриевичем, некоторые вещи было просто необходимо расставить по своим местам.

Обо всём этом и о многом другом я раздумывала после разговора с Валерием Дмитриевичем в библиотеке.

 

А ночью в мою комнату тихонько пробрался Саша. Был он слегка пьян, рассказал, что встречался вечером со своими одноклассниками, которых не видел уже несколько лет. Не обращая внимания на моё обиженное молчание, Саша весело рассказывал про своих бывших школьных друзей, кто в кого и из кого превратился.

Постепенно оттаивая, я тоже принялась вспоминать свою школу. Перебивая друг друга, мы начали рассказывать друг другу разные смешные случаи, вспоминать учителей.

Мы лежали на широкой кровати, оба в одних лишь трусах и долго-долго болтали. И был Саша таким милым, таким понятным и снова «своим», что во мне поднялась волна глухой ненависти к его отцу, который пытался не подпустить меня к моему счастью.

Я смотрела на Сашу, лицо которого смутно белело в темноте комнаты, и ко мне возвращалось ощущение правильности и взрослости. Я вдруг перестала чувствовать себя ненужной и неприкаянной.

Рядом со мной был мой любимый человек, это главное. С остальным, как мне казалось тогда, я обязательно справлюсь.

 

 

 

Рюноскэ Акутагава. Слова пигмея (аудиокнига MP3). Издательство: Студия АРДИС, 2005 г.   Оноре де Бальзак. Евгения Гранде (аудиокнига MP3). Издательство: Студия АРДИС, 2004 г.   Иоганн Вольфганг Гете. Фауст (аудиокнига на MP3). Издательство: Студия АРДИС, 2004 г.

 

 

 


Оглавление

10. Часть 10
11. Часть 11
12. Часть 12
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Слушая Таю. Холивар. Читать фантастический роман про путешествие в будущее из 2022 года!

Отзывы о журнале «Новая Литература»:


08.12.2022

Ознакомилась с редакцией своих стихотворений. Я в восторге! Поделилась ссылкой в соцсетях на журнал.

Татьяна Кошелева



01.12.2022

Счастлива быть Вашим автором.

Юлия Погорельцева


02.11.2022

Ваш журнал радует своим профессиональным подходом к текстам и авторам.

Алёна Туманова


22.10.2022

Удачи и процветания вашему проекту.

Сергей Главацкий



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!