HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Ю`Стус

Параклет

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 20.05.2008
Оглавление

6. Глава V. Кафе неудачников "Страус".
7. Глава VI. Вера Магдалина.
8. Глава VII. Чет или нечет.

Глава VI. Вера Магдалина.


 

 

 

Ю `Стус. Параклет: Формула Счастья. Иллюстрация.

 

 

 

Она и не подозревала, что влюбиться можно так сильно. Что можно так мучиться и ревновать. Не находить себе места, ожидать с замиранием сердца встречи и узнавать его мгновенно – как только он появится на экране телевизора. Узнавать чисто интуитивно, но всегда – наверняка. Узнавать безошибочно по одному тому, как екнет вдруг сердце. И сердце не ошиблось ни разу! Ни разу не спутало его с другим, пусть даже очень похожим. Будь то улочка, мостик, чей-то памятник или всего лишь решетка Летнего сада. Будь то вокзал, парк, здание музея или обычный жилой дом какого-нибудь спального района – не имело значения: она узнает его всегда, в любом обличии. Это было поразительно! Она и сама удивлялась этому, ведь была там всего однажды. И сразу влюбилась. С первого взгляда и навсегда. Вера влюбилась в город.

Она с наслаждением произносила эти два слова. Одно – короткое и стремительное, как выстрел “Авроры”: Санкт! Второе – более длинное, размеренное и величавое, как сам город: Петербург. Другое его имя – Ленинград – тоже было особенным. Вере чудилось в нем что-то светлое, прозрачное и чистое, словно омытое дождем и бережно укутанное в мягкое покрывало сизого тумана. “Петроград” звучало тревожно и радостно одновременно. Лишь одно его имя не принимала Вера: ее коробило слово Питер. Не имя даже – кличка какая-то. Название, которое кому-то казалось удобным, даже домашним, представлялось Вере унизительно-панибратским. Разве можно, говоря о нем, бросать мимоходом: Питер, в Питере, из Питера? Особенно поражало Веру, что так говорят не только обычные люди на бытовом уровне – так говорят дикторы по телевизору. Даже в “новостях”, где все должно быть официально-строго. Они не любили его и не уважали так, как она. Для корреспондентов это был просто Питер, один из многих российских городов – место очередной командировки, не более того. Вот в чем все дело! Сама же Вера почти всегда называла его полным именем – Санкт-Петербург.

Вера Магдалина была обычной девчонкой: этакое прелестное дитя с белокурыми длинными локонами и ярко-синими по-детски наивными глазами. Она не была красавицей в общепринятом смысле. Скорее, ей подошло бы слово миловидная – такой она казалась чистой и свежей.

Родилась и выросла Вера в Ростове-на-Дону. Городе колоритном, но слегка беспардонном и откровенно бесшабашном, как и большинство южных городов. “Город без тормозов”, называла его про себя Вера. О том, любит она Ростов или нет, Вера никогда не задумывалась. Она просто жила в этом городе, училась в двух школах одновременно: общеобразовательной и художественной, и ни о чем таком особенном не мечтала. Так продолжалось до девятого класса, до той самой экскурсии на весенних каникулах, что перевернула всю ее жизнь. Это была обыкновенная автобусная экскурсия, какие часто организуют для школьников в дни праздников и каникул. Называлась она просто: “Пять дней в Санкт-Петербурге”.

Еще накануне отъезда Вера чувствовала: в душе происходит нечто странное. Ее не покидало ощущение, что вот-вот должно случиться что-то очень-очень хорошее. Что именно? Она понятия не имела и даже пыталась от этого чувства отмахнуться, объяснить его для себя просто хорошим настроением на пороге новых впечатлений. Но чувство ожидания чего-то важного только усиливалось, временами доходя до полного, ничем не мотивированного, восторга. В ночь перед самым отъездом Вера долго не могла заснуть, а под утро ей приснился удивительный сон.

Будто бы входит она в какую-то комнату – вокруг царит полумрак. Тяжелая массивная мебель красного дерева, обтянутый коричневой кожей старинный диван и стеллажи, стеллажи, стеллажи с книгами. И Вера вдруг понимает: она дома. Непередаваемая волна успокоения и счастья накатывает на нее. Дома. В Санкт-Петербурге. Наконец-то! Слава Богу, теперь все будет хорошо. Она подходит к книжным полкам, лицом прижимается к стоящим ровными аккуратными рядами фолиантам. Щекой ощущает чуть влажную прохладу кожаных переплетов. Чувствует их сладковатый запах, который вдыхает с упоением. Запах книг, этого кабинета, запах дома...

Но тут открывается дверь, и в кабинет вбегает женщина. Ее Вера откуда-то тоже знает – это их экономка. Одета она почему-то небрежно: фигуру стягивает серый пуховый платок, завязанный крест-накрест вокруг талии. Волосы выбились из-под прически.

– Она уезжает! – голосом полным отчаяния и неодобрения сообщает экономка. – Едет за ним. Господи! Может, вы ее отговорите?

Женщина осеняет себя крестом и, продолжая громко причитать, выбегает из кабинета, где всего лишь минуту назад Вере было так счастливо и спокойно. Она снова знает, о ком идет речь: о ее сестре, муж которой – декабрист, сосланный куда-то под Иркутск, кажется, в Нижнеудинск. И вот сестра едет к нему. Вера выходит вслед за экономкой и оказывается в гостиной. В полном беспорядке на стульях, на диванах, на столе и даже просто на полу валяются какие-то вещи, бумаги. Молодая женщина, та самая сестра, подбегает к Вере, обнимает ее. Вера все понимает и ничего не говорит. Что тут скажешь? В комнате сыро и не топлено. Несмотря на холод, распахнута створка окна, в него вместе с ветром врываются снежные хлопья и, с легким кружением, оседают на пол. Они даже не сразу тают.

– Мы полностью разорены, – говорит ей сестра. – Завтра все это вывезут, а дом опечатают и конфискуют.

Вера стоит в полном оцепенении от ужаса и холода. А еще: от ясного понимания того, что все уже решено и ничего нельзя изменить.

– Пожалуйста, – продолжает сестра, – я только об одном тебя прошу: сохрани книги. Их надо спрятать. Хотя бы эти.

Она открывает стоящий тут же, на полу, сундук. Там – книги. Немного, не больше шести-семи штук, но очень-очень старые и огромного формата. Вера достает одну из них, перетянутую металлическими обручами – безумно тяжелую, с пожелтевшими от времени страницами.

– Но как же... – говорит растерянно Вера, – куда же я их спрячу?

– Иван Дмитриевич поможет тебе. Он обещал. Ведь, правда, Иван?

Только теперь Вера замечает, что кроме них в гостиной есть еще и мужчина. Он молод, одет в офицерскую форму. Смотрит так, словно боится чего-то, словно какая-то опасность угрожает ему за одно только то, что он здесь находится. Между тем отвечает мужчина уверенно и твердо, в голосе его нет колебаний:

– Да, конечно. Не извольте беспокоиться, я спрячу их у себя.

В эту минуту сильный порыв ветра резко и настежь распахнул окно. Снег ворвался в комнату вместе с ветром. Вера бросилась к окну, чтобы закрыть его и... проснулась.

Ее колотило от холода. Колючие снежинки кружились в воздухе. Похоже, ночью открылась форточка, и холодный мартовский ветер хозяйничал теперь в ее спальне. Это был уже не сон. Закутавшись в одеяло, Вера вскочила с кровати, подбежала к окну и захлопнула форточку. Вся она была под впечатлением странного сна, так походившего на явь всеми своими звуками, ощущениями и даже запахами.

– Надо же, – пробормотала Вера. Руки ломило так, будто она только что держала в них что-то тяжелое.

“Как же. Книгу!” – вспомнила Вера.

Она вновь забралась в постель, теплее укуталась в ночную сорочку и одеяло пытаясь таким образом быстрее согреться. Больше, до самого утра, Вера не уснула: мешало невероятное ощущение своей и одновременно чужой жизни. Жизни, кусочек которой только что привиделся ей во сне.

В конце концов Вера решила: ничего сверхъестественного в этом сне нет. Открылась форточка в спальне, поэтому приснился ветер. Думала накануне о поездке в Санкт-Петербург – этот город ей и привиделся. Приснился бы Париж – было бы странно. А так... Проработка информации подсознанием. Не больше. Что касается тяжелых книг, то и этому есть объяснение: затекли руки от неудобной позы – вот воображение и сработало. Необычным было лишь чувство абсолютной реальности происходящего. А еще – ощущение значимости. Такие сны снятся не часто. Начинаешь их разбирать – вроде бы ничего особенного, но сердце подсказывает: это не простой сон. Он – вещий. Что вещает? Разгадать невозможно. До тех пор пока не исполнится.



* * *


...Ту школьную экскурсию в северную столицу Вера не забудет никогда. В город они прибыли ранним утром. Въезжали со стороны Колпино – улицы как улицы, дома как дома. Временами Вере казалось: у этих мест и ее родного Ростова есть что-то неуловимо-общее. Но вот с проспекта Обуховской обороны, через Шлиссербургский мост, автобус вынырнул на набережную Обводного канала, и город раскрылся перед ними, как чудесный каменный цветок в чертогах Хозяйки Медной горы.

Все в нем было восхитительно и неповторимо. Особенно впечатляла череда мостов, следующих один за другим: Атаманский мост, Американские мосты, мост Новокирпичный, Предтеченский и, наконец, – Новокаменный, свернув у которого, они попали на Лиговский проспект. В стороне золотыми куполами сверкнула Крестовоздвиженская церковь. Им предстояло отыскать Воронежскую улицу. Оказалось, это нелегко, хоть и была она совсем рядом: пришлось петлять в лабиринте треугольника, зажатого Обводным каналом, Лиговским и улицей Константина Заслонова.

Известно, что первое впечатление от всего нового бывает наиболее сильным. Но возбужденное напряжение быстро спадает, и взор привыкает к новой реальности. Чувство новизны притупляется, уступает место обыденному восприятию, переходящему в конечном итоге в привычку не замечать. Не то, совсем не то было с Санкт-Петербургом. Один дом здесь не походил на другой, каждый мост был по-своему уникален и удивительным образом отличался от соседнего. Многочисленные каналы и реки, обнимавшие своими рукавами город, завораживали и гипнотизировали. Но и это было не главным! Что-то еще неуловимо и настойчиво пленяло воображение, не давало покоя, будоражило и возбуждало. Вера долго не могла понять: что?

Это был Дух. Дух есть у любого города, но не всегда и не всякий человек может его ощутить. Дух Санкт-Петербурга невозможно было не почувствовать. Невидимый, он заполнял собой все пространство, пронизывал каждую клеточку этого огромного каменного цветка. Тело города – его архитектура, ландшафт, климат, наконец, удивительно гармонично сочеталось с Духом. Веру охватило испытанное накануне во сне чувство: чувство дома, радостной тревоги и счастья. Счастья, испытать которое можно только после долгих мук и страданий. Вера крепко зажмурилась и вновь открыла глаза. Нет, теперь это не было сном. Всем классом они стояли у Воскресенского Новодевичьего монастыря, больше известного, как Смольный. Гигантский Воскресенский собор в центре монастырского двора величаво сиял пятиглавием золотых куполов, увенчанных крестами. Вера прислушалась к голосу экскурсовода:

– Крестообразный в плане двор Смольного монастыря окружен келейными корпусами с четырьмя церквями по углам. Это: церковь святых Захарии и Елизаветы, церковь святого Александра Невского, а также церкви святой Екатерины и святой Марии Магдалины.

– Эй, ты, Мария Магдалина! – неожиданно крикнул одноклассник Вовка Жуковский.

Вера не сразу сообразила, почему все вокруг засмеялись и посмотрели на нее.

– Я? С чего бы это? – не поняла Вера.

– Ну, ты же у нас Магдалина? – пояснил Вовка. – А, может, у тебя просто ударение неправильное и надо говорить Магдалина? Ну, да – Вера Магдалина! Ха-ха-ха! Родная сестра Марии.

– Дурак ты, Жуковский, – обиделась Вера.

Но эта Магдалина приклеилась к Вере намертво. С тех пор по– другому ее не звали. Поначалу Вера сердилась, а потом привыкла. Некоторые прозвища бывают настолько прилипчивыми, что избавиться от них нет никакой возможности, и с этим приходится мириться.

Происшествие с глупой шуткой Жуковского не смогло испортить Вере впечатления от поездки. Она влюбилась в Санкт-Петербург и теперь всегда узнавала его: по телевизору, на фотографиях, картинах и гравюрах. Сердце мгновенно подсказывало ей: это Он! И ни разу не ошиблось. Так бывает, если любить что-то очень сильно. Вера же просто бредила Петербургом. В художественной школе, когда давались задания на вольную тему, она рисовала только этот город. Брала какую-нибудь фотографию или репродукцию и делала с нее копию. Не все они были безупречны, но любовью к изображаемому предмету дышал буквально каждый рисунок: и уютный питерский дворик в современном стиле с малыми архитектурными формами в виде детских площадок; и набережная Фонтанки близ Юсуповского дворца; и скромный дом Петра I в Летнем саду; и часть Ростральной колонны на Стрелке Васильевского острова; и разведенный Дворцовый мост; и нарядная, похожая на шкатулку, Чесменская церковь и даже мрачные серые плиты Некрополя Александро-Невской лавры...

Вера твердо решила связать свою жизнь с Санкт-Петербургом и стала готовиться к поступлению в Академию Художеств. В успехе она не сомневалась, зная наверняка: этот город примет и полюбит ее также, как полюбила его она. Спустя два года, окончив школу, Вера вернулась в Петербург. Уехала из родного дома, не обращая внимания на уговоры и протесты родителей.

 

 

 


Оглавление

6. Глава V. Кафе неудачников "Страус".
7. Глава VI. Вера Магдалина.
8. Глава VII. Чет или нечет.
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!