HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 г.

Евгений Татарников

Беседы с поэтом об Антимирах и не только…

Обсудить

Эссе

 

(ироническое эссе-фэнтези)

 

  Поделиться:     
 

 

 

 

Этот текст в полном объёме в журнале за май 2023:
Номер журнала «Новая Литература» за май 2023 года

 

На чтение потребуется 20 минут | Цитата | Подписаться на журнал

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 17.05.2023
Иллюстрация. Автор: Василий Власов. Название: «Портрет Велимира Хлебникова». Источник: https://erarta.livejournal.com/112431.html

 

 

 

«…Я вам расскажу, что я из будущего чую,

Мои зачеловеческие сны...»

 

(В. Хлебников)

 

 

Ещё в 1913 году Маяковский писал о Велимире Хлебникове как о зачинателе «новейшей поэтической эры», а 24 октября 1915 года, по свидетельству самого Хлебникова, назвал его «королём русской поэзии».

Да, того самого Хлебникова. С одной стороны – поэта, мечтателя, учителя, библиотекаря, человека строгих жизненных правил, моралиста и аккуратиста. А с другой – недоучившегося студента, бесприютного странника, человека, которому практически ничего не надо, мало заботящегося о своём облике, живущего так, как придётся. Человек, который оставался холостым, но в автобиографической заметке выразился о браке столь же странно, сколь и о многом другом: «Вступил в брачные узы со Смертью и, таким образом, женат». Он считал, что «…собственно смерть есть один из видов чумы, и, следовательно: всякая жизнь везде и всегда есть пир во время чумы…». Он сказал: «Заря будущего мирно пасётся рядом с тенями прошлого…», что указывает на серьёзные разногласия его понимания оформленного, одухотворённого времени-пространства с ньютоновским пониманием пустого однородного неподвижного пространства и идеально-мёртвого вселенского времени.

А памятник ему как дань уважения к его личности стоит посреди калмыцкой степи, и оттуда он нам вещает, что все мы едины:

 

«Сёстры! Сёстры! все мы нагие! все мы едины!

все мы равны!

Бросимся в реки, все мы похожи, как капли воды!

Великого мы девушка-цаца.

Все смугло-глазые будем купаться.

Сложим одежды, потом перепутаем,

Все переменим все мы равны,

И после оденем – русалки волны.

И кто был в воде нем будет бус без.

Мы равенство миров, единый знаменатель.

Мы ведь единство людей и вещей.

Мы учим узнавать знакомые лица в корзинке

овощей,

Бога лицо.

Повсюду единство мы мира кольцо...».

 

Хлебников верил: «Мы стоим у порога мира, когда будем знать день и час, когда мы родимся вновь, смотреть на смерть как на временное купание в волнах небытия. По мере того как обнажаются лучи судьбы, исчезает понятие народов и государств и остаётся единое человечество, все точки которого закономерно связаны. Пусть человек отдохнёт от станка, идёт читать клинопись созвездий. Понять волю звёзд – это значит развернуть перед глазами всех светоч истинной свободы».

 

 

 

Предисловие

 

 

«Возможно, существуют целые Антимиры и Антилюди, состоящие из Античастиц. Однако же, если Частица и Античастица встретятся, они взаимно уничтожаются», – писал английский физик Стивен Хокинг. Понять это трудно, а представить невозможно, да и доказательств никаких нет. А вот поэт Андрей Вознесенский сумел представить в своём уме «Антимиры» и начал так:

 

«Живёт у нас сосед Букашкин,

в кальсонах цвета промокашки.

Но, как воздушные шары,

над ним горят Антимиры!»

 

Возможно, над Букашкиным и горят Антимиры, если у него третьи сутки внутри «горят трубы». Ну, вы поняли, какие «трубы»…

Хлебников говорил: «Кеплер писал, что он слушает музыку небесных сфер. Я тоже слушаю эту музыку… Я ощущаю пенье Вселенной не только ушами, но и глазами, разумом и всем телом». Он намного опережал своё время, иногда и сегодня его понять сложно, иногда просто невозможно.

 

 

 

«Двойник Хлебникова «Ка»…»

 

 

«Сутки Солнца», то есть год или время обращения Земли вокруг Солнца, Хлебников тоже считал очень важной мерой. Если Земля вращается вокруг Солнца, повторяя свою орбиту через 365 дней, то, согласно Хлебникову, через каждые 365 лет рождаются люди-двойники. Многие философы, пророки и поэты говорили о существовании у каждого человека некоего двойника – тени. Велимир Хлебников так описал встречу со своим двойником: «"Здравствуй же, старый приятель по зеркалу», – сказал я. Но тень отдёрнула руку и сказала: "Не я твоё отражение, а ты моё"...».

Так же как небесные тела находятся в прошлом, будущем и настоящем одновременно, так и человек. Есть некая бессмертная субстанция человека, находящаяся во всех временах. Хлебников утверждал, что об этом знали ещё древние египтяне. Они назвали эту бессмертную субстанцию человека именем «Ка». «Ка» у них, это жизненная сила, черты характера или судьба человека. «Ка» после смерти человека покидает его тело, бродит по земле и вновь возвращается. В «Ка» Хлебникова автор с самого начала говорит о своём собственном двойнике «Ка» как о способе преодоления времени, проблемой которого Хлебников интенсивно занимался всё последнее десятилетие своей жизни. Его «Ка» это тень души, её двойник, посланник при тех людях, что снятся храпящему господину. Ему нет преград во времени: «Ка» ходит из снов во сны, пересекает время и достигает времён бронзы. В столетиях располагается удобно, «как в качалке». Не так ли и сознание соединяет времена вместе, как кресло и стулья гостиной? Эта особенность «Ка» мотивирует построение хлебниковского произведения, где «Ка» автора, и с ним он сам, перемещается в пространстве-времени: из России времени начала Первой мировой войны в будущий 23-й век, в год 2222-й, в древнюю и средневековую Индию и на Цейлон, в Древний Египет амарнского периода, в мусульманский рай, где участвует в беседе с Мухаммедом. Ух, как мудрёно!

Хлебников жил тяжело, и это было заметно по его бледному лицу, помятому, с отцовского плеча серому сюртуку, по узким штанам, которые были не в моде, по отсутствию чистого белья, носовых платков, по его зябкости, по его медленно жующему рту, где мало было крепких зубов. Как это всё заметил, а потом и описал поэт его эпохи Тихон Чурилин в своей «Песни о Велимире» о Велимире Хлебникове:

 

«Был человек в сером сюртуке,

В сером пиджаке и вовсе без рубашки.

Был человек, а у него в руке,

Пели зензиверы, тарарахали букашки.

 

Был человек, Предземного шара.

Жил человек на правах пожара.

Строил дворцы из досок судьбы,

Косу Сатурна наостро отбил.

 

Умывался пальцем и каплей воды,

Одевался в камни немалой воды,

Лил биллионы распевов распесен,

А помер в бане и помер не тесно…»

 

В 1913 году Хлебникова можно было увидеть на квартире художницы Н. С. Гончаровой. Тихон Чурилин, бывавший в её мастерской в Трёхпрудном переулке, дом №2, вспоминал: «В один вечер в марте, кажется, 1913 года собрались мы на вечериночку в Большой Палашовский. Давали чай крепкий, в разно-фарфоровых чашках, а также и в глиняных каких-то; Михаил Фёдорович (Ларионов) притащил живой сыр, лимбуржский, который, говорят, шевелился, а уж пах он – всенародно, площадно… Вдруг из дверей вошли Хлебников и Кручёных. И стало всё по-иному: так – да не так, а вот как. Хлебников привлекал внимание всех, кто его видел в первый раз – не странностями, которые ему приписывали всю его жизнь, а значительностью и красотой его тогдашнего вида. Он тогда был очень молод… Замечательна была его голова – волосы, которые я и сейчас не могу обыденно определить: рыжевато-каштановые, тёмные, чёрные, не густо, не сине? Глаза – синие или серые? До сих пор не знаю верно. Лицо – очень красивое, свежее тогда, не румяное, но розово-жёлто-матовое. Сутул, а строен, средний рост, а высок, как радиомачта на крышах Пулково. Гончарова, Наталья Сергеевна, которая на мужчин и внимания не обращала, а приходящих эстетных женщинок и совсем недолюбливала – глаз от Велимира не могла оторвать весь вечер. А он пришёл, сел в угол и промолчал там на все разговоры и на всё округ – всё время…».

«…Случилось так, что я с ним познакомился на одном литературном собрании. Дело было в Гнездниковском переулке, в огромном доме: с «Летучей мышью» в подвале. Хлебников сидел на подоконнике, согнувшись и разглядывая стену. Он недавно прибыл из Петрограда. Неизвестно, кто направил его сюда. Во всяком случае, хозяин его не знал. Хозяин объяснил мне растерянно:

– Вот пришёл, назвался Хлебниковым. Сел в углу и молчит.

Люди сновали по комнате, не решаясь к нему прикоснуться. От него словно отделялась тишина, образуя запретную зону. Кое-кто говорил умышленно громко, стараясь привлечь внимание гостя. Хлебников не поднимал головы, напоминая птицу, случайно попавшую в помещение. Молодёжь разглядывала его со стороны. Хлебникову сопутствовала узкая, но чрезвычайно выразительная слава. Чудак. Самый крайний из футуристов. «Освободитель русского стиха». Написал: «О, рассмейтесь, смехачи». Слава, смешанная из ругани и восторга. И вот он свалился сюда, словно обломок отдалённой планеты…», – вспоминал Сергей Спасский.

«…Хлебников был совершенно изумительный красавец, элегантный человек. У него был серый костюм, хорошо сшитый. Фигура у него была совершенно изумительная. Красивее Хлебникова я никого не видела. Он был в котелке. Всё, что было дальше, ничего общего с этим не имело. Говорил он тихо и отрывисто, но тех странностей, которые потом у него появились, совершенно тогда не было. Он был очень замкнутый, почти никогда не смеялся, только улыбался, громкого смеха никогда не было. Но что он был изумительный красавец, это действительно так. Костюм на нём выглядел элегантно. Был он немножко сутулый. Мы были горячие поклонницы тогда и его, и Маяковского. Потом появились у него странности, и это очень прогрессировало. Говорят, что у него была шизофрения…». (Из воспоминаний Марии Синяковой – художницы).

 

 

 

«Ну что, начнём беседу, Велимир…»

 

 

Открыв книгу, я смотрел на портрет человека задумчивого, углублённого в своё бытие, в котором трудно было узнать дерзкого, задиристого вожака футуристов, коим он себя так считал, и гордо провозгласившего себя «Председателем Земного шара». Лицо у него было неподвижное, мертвенно-бледное, выражавшее какую-то напряжённую думу. Казалось, что он мучительно силится вспомнить что-то безнадёжно забытое. У робкого с виду человека в груди билось, как проницательно заметил его первый учитель Вячеслав Иванов, «львиное сердце». Недаром из имени Хлебникова – Виктор – вскоре родилось его литературное имя Велимир, что означало призыв к миру и повеление Миру. Этот ясновидящий взгляд «Короля Времени» с портрета был обращён, нет, не на меня, а во Вселенную, откуда он появился из звёздной пыли и куда же ушёл, сказав на прощание:

 

«И, пьяный тем, что я увидел,

Я Господу ночей готов сказать:

«Братишка!»

И Млечный Путь

Погладить по головке.

Былое, как прочитанная книжка…».

 

«Был он, коротко говоря, наибольшим мировым поэтом нынешнего века…», – говорил Роман Осипович Якобсон. А Мандельштам писал: «Хлебников возится со словами, как крот, между тем, он прорыл в земле ходы для будущего на целое столетие». И я, наверное, с этим соглашусь, но для начала что-нибудь у него почитаю. Ну, хотя бы вот эту пьесу. Кот Барсик тёрся о мою ногу, мурлыча какой-то стих:

 

«Годы, люди и народы

Убегают навсегда,

Как текучая вода.

В гибком зеркале природы

Звёзды – невод, рыбы – мы,

Бога – призраки у тьмы…».

 

– Чей это стих? – спросил я Барсика.

– Это стих Велимира Хлебникова, – ответил перепуганный кот.

– Барсик, сукин кот, ты откуда знаешь Хлебникова?

– Дак я вчера ночевал на чердаке и нашёл там одну старую потрёпанную книжку, ну и прочитал её.

Я тоже сейчас прочитал одну незатейливую пьесу Велимира Хлебникова и, закрыв потрёпанную книжку, долго так сидел, собираясь с мыслями, чтобы мысленно поговорить с автором этой книжки, не как почитатель его таланта, а как читатель, интересующийся его литературным творчеством, которое до сей поры я просто не знал.

 

Набравшись наглости, я спросил смело в лоб автора этой пьесы:

– Велимир, можно я вас так буду называть или лучше всё-таки Виктором?

– Женя, у меня по этому поводу уже была перепалка с Володей Маяковским, когда он съязвил в мою сторону, сказав: «Каждый Виктор мечтает быть Гюго». А я ему моментально тоже съязвил: «А каждый Вальтер – Скоттом!». Я вообще-то Велимир – Великий Мир Владимирович, но можешь, называть меня «Король Времени – Велимир Первый». Во время празднования Нового года 31 декабря 1915 года Осип Брик провозгласил тост «за Короля Времени Велимира Хлебникова», и этот титул мне понравился. А тебе, Жень?

– Да, очень остроумно. Великий Мир, а можно вас назвать чудаком? – всё более наглея, спросил я.

А он даже не обиделся на меня. А за что? И так все знали, что он чудак, причём большой.

– Да, Жень, можно меня назвать чудаком, только с уточнением, что я чудак-предвидец. Кстати, Первую мировую войну я предсказал ещё в 1908 году в воззвании к славянским студентам, написанном в Петербургском университете, я тогда писал, что «в 1915 г. люди пойдут войной и будут свидетелями крушения государства». А потом, анализируя даты падения великих государств прошлого, вычислил страшные события 1917 года. А в своей поэме «Ладомир» описал катастрофу с американскими башнями-близнецами. Вот слушай:

 

«И замки мирового торга,

Где бедности сияют цепи,

С лицом злорадства и восторга

Ты обратишь однажды в пепел…».

 

Я предсказал появление интернета, даже сравнил его с паутиной. Об этом я писал в своей работе «Радио будущего». «Паутина» объединит человечество и сведёт воедино все знания мира. Новости со всего земного шара будут появляться сразу же на страницах этой странной «газеты» будущего…». Ну, как? Жень, а зови меня лучше, как на крышке гроба Пётр Митурич, муж моей любимой сестры Веры, нацарапал: «Председатель Земного Шара Велимир Хлебников». Но поленился и недоцарапал «Председатель Земного Шара, в котором должно было быть триста семнадцать членов. Им, поэтам, художникам, лучшим представителям человечества, а не политикам и капиталу, предстояло управлять Миром».

 

Из серии линогравюр Владимира Провидохина «Посвящение Велимиру Хлебникову». Источник: http://museum.by/node/15246
Из серии линогравюр Владимира Провидохина «Посвящение Велимиру Хлебникову». Источник: http://museum.by/node/15246

 

Велимир замолчал, а потом спросил:

– Жень, а что ты прочитал у меня?

– Да вот одну пьесу у вас нашёл, «Мирсконца» называется. И название странное какое-то.

– Женя, у моей пьесы вполне нормальное понятное название «Мир с конца». Оно оправдывает себя. Мир с конца – это свободное движение времени вперёд и назад.

– Велимир, простите, а зачем вы название пьесы слитно написали? Вот и наши умники сейчас, видимо, с вас взяли пример, чуть ли не целыми предложениями всё слитно пишут. Бедный русский язык коверкают. Даже на телевидении такая вот фигня уже творится не первый год.

– Жень, у нас русский язык не бедный, а наоборот, всегда был богатый. «Нам дан во владение самый богатый, меткий, могучий и поистине волшебный русский язык». Ну, кто это написал?

– Не знаю…

– Эх, ты. Это же Константин Паустовский. Женя, но вернёмся к моей пьесе. Первоначально эта пьеса называлась «Оля и Поля». А название «Мирсконца» мне предложил будетлян – поэт Алексей Кручёных.

– Велимир, это тот Кручёных, который предложил выбросить Толстого, Достоевского, Пушкина, а Маяковский добавил: «С парохода современности»?..

 

– Женя, ты с кем там опять разговариваешь? Не со стаканом ли? – услышал я голос жены с кухни.

– Да нет, Вера. Так, с котом Барсиком беседу веду о погоде, завтра говорит, будет дождь, – отшутился я и остался доволен.

Барсик дрых на томике «Избранное Велимира Хлебникова – Короля Времени», подёргивая время от времени своим пушистым хвостом.

– Жень, наш кот – говорящий, что ли?

– Да, Вера, кот русскоговорящий, как у Пушкина:

 

«И днём и ночью кот учёный

Всё ходит, трётся вокруг ног моих.

Идёт направо – песнь заводит,

Налево – сказку говорит.

Там чудеса: там Воланд бродит,

Булгаков с Гоголем лежит…».

 

– Женя, ты пьяный, что ли? Иди уже спать вместе со своим котом-учёным… О-о-о, Женя, как меня бесит, опять «Мывместе» увидела на экране и не смогла понять, даже прочитать… Ну когда уже Госдума примет закон о защите русского языка! – опять с кухни кричала жена.

– Вера, да я пьяный от стихов Велимира Хлебникова. Вот послушай их, и сама обалдеешь и опьянеешь: «И молчаниехвостый вран туда и сюда летал над опустелыми жуткими нивами….». Или вот, как он назвал Керенского «главнонасекомствующим на солдатской шинели».

– Жень, ну что это?.. Опять слова написаны слитно… хотя «главнонасекомствующим на солдатской шинели» звучит шикарно, а «молчаниехвостый» и некрасиво, и не понятно.

«Вера, ну, опять сбила меня с толку, – подумал я, вспоминая, на чём мы остановились с Велимиром. – Ах, да вспомнил».

– О пьесе «Мирсконца», Велимир, вкратце вашу пьесу объясните мне.

 

 

 

«Мирсконца»

 

 

– Рядом со мной нет ни одного человека, могущего понять меня. Жень, это маленькая драма из пяти временных срезов из жизни двух главных действующих лиц, Поли и Оли, мужа и жены. В первой части Поле 70 лет, и речь с Олей идёт в основном о смерти. Поля сбежал со своих собственных похорон к Оле домой и спрятался в шкафу. В нём она находит старую свою одежду, вспоминает о предыдущих событиях своей жизни, ждёт врача, которому Оля должна сказать, что мужа уже увезли на кладбище. Сначала приходит кто-то, кажется, из конторы, где Поля служил. Поля спрятался, и Оля объясняет, что муж умер полчаса назад. Приходит и врач, но Оля не впускает его. В конце Оля предлагает, чтобы они с мужем уехали от этих неприятностей в деревню. Этим действием я искусно создаю переход в следующую часть. Во второй части они находятся в старой усадьбе, и Поля замечает, что у Оли уже нет седых волос. Ему 40, и у него теперь чёрные усы. Ну, вот же, читай, Женя:

 

«Старая усадьба.

Поля. Послушай, ты не красишь своих волос?

Оля. Зачем? А ты?

Поля. Совсем нет, а помнится мне, они были седыми, а теперь точно стали чёрными.

Оля. Ведь ты стал черноусым, тебе точно 40 лет сбросили, а щёки как в сказках: молоко и кровь. А глаза – глаза чисто огонь, право!...».

 

У них есть дети. Дочери надо выйти замуж, старшему сыну пора найти работу, а младшему – учиться. Приходит человек, просит руки их дочери.

Третья часть состоит из короткого лирического монолога, в котором Поля изливает свои чувства Оле в лодке на реке. Его возраст не обозначен, но ясно, что он молодой, и это свидание влюблённых.

В четвёртой части Поля встречается с Олей, и они разговаривают о школьных чтениях. Последнее её слово: «Прощай», – будто это конец; и в пятой части младенцами они молчаливо проезжают в детских колясках. Ну вот, Женя, читай: «Поля и Оля с воздушными шарами в руке, молчаливые и важные, проезжают в детских колясках…».

– Велимир, а ещё проще?

– Жень, ну ты точно тупой, а ещё Бауманку закончил. Ну куда ещё проще. Ладно, объясняю в последний раз. Похоронная процессия движется от кладбища к дому, умерший старик встаёт из гроба, молодеет, становится студентом, потом гимназистом, потом младенцем, которого везут по сцене в детской коляске. Если смотреть на нашу скорбную жизнь из соседнего Антимира, то она так и выглядит. Сначала мы умираем, потом оживаем, потом движемся от старости к юности и заканчиваем свой путь рождением. Математик Курт Гёдель тщательно проанализировал время и пространство с точки зрения теории относительности и пришёл к выводу, что теоретически обратный ход времени во Вселенной возможен. И умирающий старец встретит себя-младенца, – закончил Велимир, а потом добавил:

– Я ведь, Жень, как мой герой Поля из этой пьесы, тоже «сбежал» с сельского кладбища, но не в свою усадьбу, а прямо на Новодевичье кладбище, где сейчас ночами, когда нет людей, веду неприхотливые беседы с Николай Васильевичем Гоголем. Иногда по настроению к нам присоединяется Михаил Булгаков со своим Воландом. Он лежит рядом с Гоголем, с таким же мистиком, как он сам. Вот с Булгаковым вообще странная история случилась. Его жена Елена Сергеевна в 50-х годах решила установить на могиле мужа памятник. Однажды придя на территорию гранитной мастерской Новодевичьего кладбища, она увидела большой серый валун, который привлек её внимание. На вопрос, что это за камень, ей ответили, что раньше он лежал на могиле Гоголя, а теперь вот тут мёртвым грузом валяется. По её собственным воспоминаниям, от этих слов её словно током ударило. Ведь буквально накануне разбирая очередную папку с бумагами покойного мужа, она нашла записку: «Учитель, укрой меня своей шинелью». Стоит ли говорить, что своим главным учителем в литературе Булгаков считал Гоголя. «Я беру его», – тут же сказала Елена Сергеевна каменотёсам. Вот так и получилось, что Голгофа с могилы Гоголя стала надгробием на могиле Булгакова. Есть всё же в жизни место для мистики. Только Антон Павлович Чехов, который тоже лежит рядом, «обходит нас стороной по ночам». Ну, это и понятно, почему. Кстати, Гоголь тоже «сбежал» с кладбища Свято-Даниловского монастыря. Так что «пересеклись» мы с ним не в реальном мире, а в Антимире.

 

 

 

«Две симметричные Вселенные или общество делится на три части…»

 

 

– Велимир, я где-то читал, что согласно новой модели, в момент Большого взрыва образовались две «симметричные» Вселенные: наша Вселенная, где преобладает вещество и время течёт «прямо», и Антивселенная (Антимир), где преобладает антивещество, а время идёт в «обратном временном направлении». Ну, как у вас в пьесе «Мирсконца». Антиматерия физически и химически ничем не отличается от материи. Собственно, это та же материя, только вывернутая наизнанку. Вот и в вашей пьесе всё вывернуто наизнанку. Все действия, которые мы совершаем в нашей Вселенной, совершаются и нашими двойниками из параллельного мира. Если у каждого из нас есть свой двойник в Антимире, то наша смерть для него – рождение, а наше рождение – смерть. То есть, АнтиВселенная зеркальна нашей.

– Жень, у меня вот есть такая точка зрения, что сообщество не погибает, а... [👉 продолжение читайте в номере журнала...]

 

 

 

[Конец ознакомительного фрагмента]

Чтобы прочитать в полном объёме все тексты,
опубликованные в журнале «Новая Литература» в мае 2023 года,
оформите подписку или купите номер:

 

Номер журнала «Новая Литература» за май 2023 года

 

 

 

  Поделиться:     
 
11 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.02 на 04.03.2024, 17:06 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Обзор матча "Химки" - "Зенит" 15 июля 2022, 1 тур РПЛ
Поддержите «Новую Литературу»!