HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Саша Сотник

Шоумэнъ

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 9.01.2007
Оглавление

15. Путин в гипсе
16. Укус пьяной ведьмы
17. Праздник на раздевание

Укус пьяной ведьмы


 

 

 

  В России любят праздновать. Бесконечные дни рождения, свадьбы, веселые проводы в армию и в последний путь – неотъемлемая часть жизни русского человека. Но это – частная территория жизни. В советские времена, помимо профессиональных и коммунистических праздников, был разрешен «беспартийный» Новый год. Двойственность календаря позволяла населению отмечать еще и «старый Новый год», что продлевало процесс получения удовольствия. После развала СССР к вышеперечисленным торжествам добавились церковные. Причем, народ с одинаковым энтузиазмом отмечал Пасху и день октябрьского переворота, Вербное воскресенье и Первомай. Количество нерабочих дней неумолимо росло, восстанавливая «статус кво» по отношению к серым будням, не считая отпускных, что, безусловно, – свято. Но и этого оказалось недостаточно: со временем в праздничный календарь органично вписался католический День святого Валентина и заокеанский Хэллоуин. Сие сомнительное торжество разношерстной нечисти народ принялся отмечать с особым энтузиазмом: бродил по улицам в жутких масках, пугая прохожих, участвовал в спиритических сеансах и устраивал фейерверки во дворах. Словом, праздник триумфально шагал по стране, попирая официальное православие…

  Валера Богомазов был неплохим экономистом. В нем пульсировала жилка предпринимателя. В годы перестройки он взял в аренду помещение на Сухаревке и открыл в нем кафе. Потом рискнул расшириться, переоборудовав кафе под дорогой ресторан. Расширение закончилось печально: он влез в долги к бандитам. Оказалось, что экономические знания, приобретенные им при социализме, абсолютно не соответствовали новым условиям. В период «пещерного капитализма» законы, которым учили Валеру, деформировались и перестали работать. Хуже того: они наносили непоправимый ущерб.

Кредиторы, не получив денег от должника, убивать его не стали, а забрали заведение себе и поставили Богомазова «отрабатывать» долг в качестве директора его же бывшего ресторана «Ночной дракон». Тем более что пришло время легализации капитала. Так что Валера всего боялся: его пугала собственная некомпетентность в сфере общепита и приводила в ужас грешная мысль о разорении заведения. Страх сковал его волю настолько, что внутренний тремор передался официантам: они постоянно проливали вино на посетителей, нечаянно били посуду и путались в заказах гостей.

  Валера обратился ко мне с душераздирающей просьбой:

– Сегодня во сне я рыл себе яму. Не дорыл. Помоги!

– Нашел, – говорю, – могильщика.

– Ты не въехал. Мне нужен Дракула. Завтра же Хэллоуин!

– Обратись в секту сатанистов: они вызовут его по мобильному.

– Ты же актер! Выручай! У меня есть черная накидка и цилиндр.

– Но внешность… – упираюсь. – Какой из меня злодей?

– Образ нарисуем. Лично придам тебе потустороннюю кровожадность.

– Я имею в виду, рост.

– Говно твой рост! – Убеждал он. – В конце концов, кто такой Дракула? Сраная летучая мышь!

– Не скажи, – уточняю. – Он был графом, владел замком в Трансильвании и тремястами крестьянских душ, которых, по преданию, нещадно тиранил.

  Валера взмолился:

– Не читай мне лекций! Мне до лампочки история этого мудака! Так повампиришь ты завтра или нет? Тебе что, лишние двести баксов помешают?

  Все-таки, я – алчный беспринципный актеришка…

– Давно бы так, – успокоился Валера, услышав положительный ответ. – Я договорился с акробатами и фокусником. Еще будет жонглер и баба с животом.

– С каким животом?

– Приличным. Она им трясет – в смысле, танцует. В прошлый раз хозяин от нее так возбудился, что едва себе мошонку не натер. А у тебя как?

– Без мозолей, – отвечаю. – Стараюсь не ерзать…

– Жду тебя к восьми вечера. В девять начинаем!

  В назначенное время я вошел в ресторан. Внутреннее убранство заставило меня вспомнить гангстерские фильмы. Стены были выкрашены в кровавый цвет, повсюду висели «позолоченные» светильники, пустой зал явно ждал появления Аль Капоне.

  Валера подбежал сзади, приобнял меня:

– Наконец-то! Я уж думал, ты меня «кинешь». Через полчаса соберутся гости: все столики уже заказаны. Так что пойдем в подсобку, я покажу тебе список выступающих…

  В подсобке выяснилось, что сценария праздника в природе не существует.

– Ты же профессионал, – увещевал Валера, – и способен на ходу городить любую чушь.

– Уверен, что она тебе нужна? – Спрашиваю на всякий случай.

– Дай-ка я тебя загримирую, – уклонился он от ответа.

  Минут пятнадцать Богомолов «колдовал» над моим лицом. Наконец, удовлетворенно ужаснулся:

– Подлинный кровосос. Посмотри в зеркало!

  Действительно, я не узнал своего отражения: на меня в упор смотрел истощенный от голода упырь, готовый перегрызть горло всему живому. Я даже на всякий случай проверил: отбрасываю ли тень…

– Зачем тебе понадобился ресторан? – Говорю. – Шел бы в гримеры.

– Я придумал конкурс, – перебил меня Валера. – Называется «писающий мальчик». Все будут писать прямо в зале.

– А с уборщицей ты договорился?

– Это понарошку. Конкурсант зажимает между ног бутылку и как бы писает из нее в бокал. Кто быстрее выльет жидкость, тот и победил. А для убедительности в один из бокалов я брошу марганец. Типа, мужик кровью поссал. Как тебе идея?

– Зрелищно, – соглашаюсь. – Хотя и не совсем этично.

– Хрен с ним! Кстати, что желаешь на ужин?

– Девственницу!

– И подумай над текстом, а то гости уже собираются. Ну, ни пуха, ни пера!..

  Пришлось послать его к черту.

  В зале играли музыканты. Вообще, музыкальная ресторанная культура когда-нибудь станет темой для серьезного исследования. За свою жизнь я видел тысячи ресторанов, в сотнях из них работал, но не переставал удивляться кабацким «лабухам». Они всегда в курсе, какая песенка неизменно приносит прибыль. К примеру, «Вальс-бостон» Розенбаума раскрепостит компанию бандитов и военных, не обозлив при этом других гостей, а какая-нибудь джазовая композиция начисто отобьет аппетит у пьющего гегемона. Сегодня господствовал блатной репертуар. Из этого я понял, что в зале – действительно, ведьмаки.

  Ровно в девять Валера принес мне микрофон и подмигнул: начинаем. В зале зазвучали устрашающие аккорды. Я – в черно-красном плаще и белой рубашке, черных брюках и лакированных ботинках, злобно хохоча в микрофон, – предстал перед притихшей публикой. Народу оказалось и вправду много. За первыми столиками сидели хозяева ресторана с уже изрядно подвыпившими девицами. Когда, спрашивается, успели?.. Чуть дальше расположилась молодежная компания, но тут я перестал разглядывать публику: эффект от первого моего появления прошел, и надо было срочно начинать нести чушь. Я и понес.

  Для начала решил испугать девушку за столиком слева: грациозно подошел к ней, и зашептал на ухо, поднеся к губам микрофон – так, чтобы все слышали:

– Зна-ешь меня?..

  Она мятежно задышала и нервически захихикала. Я положил ей руку на плечо и внезапно рявкнул:

– Отдай мою кровь!

  Я и сам вздрогнул от собственного голоса. Представляю, какой ужас пережила несчастная. Схватившись за сердце, она заверещала:

– Блин, как ты меня напугал!..

  Бандитов за первым столом тоже слегка пробрало.

  Я же продолжал свирепствовать:

– Дамы и господа! Сегодня вы в гостях у графа Дракулы! Мясо с кровью и прочее угощение ждут ваши ненасытные желудки! Первый, кто отгадает мою загадку, получит бокал, наполненный слезами Нефертити. – Я взял со стойки бара рюмку с водкой. Почувствовав прилив словоблудия, озвучил вопрос:

 

  Кто медведям лапы рвет,

  Зайчиков под дождь сует,

  Танин мячик бросил в речку,

  Обломал быку дощечку?

  Всем известно, это кто:

  Это…

 

  Возможно, собравшаяся аудитория не знала детских стихов или напрочь забыла имя советской поэтессы, ибо в ответ из-за стола справа я услышал:

– Мудозвон в пальто!

  Дабы не снижать впечатления, пришлось «наградить» шутника – тем более что публика отреагировала дружным смехом.

– Встретимся на кладбище, – пообещал я награжденному, и объявил иллюзиониста, представив его как древнего нетопыря, восставшего из могилы на забаву публики.

  Все-таки, большинство взрослых – те же дети. Правда, отягощенные низменными инстинктами. Вспомнился мой опыт Деда Мороза в детском саду.

  В следующие полчаса зрители пожирали глазами танцовщицу, активно виляющую задом, и укротительницу питона. Полусонная змея откровенно халтурила. Дрессировщица, покинув площадку, высказала питомцу:

– В корягу обожрался, опух и оборзел.

  Начались танцы. Музыканты объявили медленную композицию:

– Для вас звучит песня, которую поет Хулио Иглесиас, что в переводе означает «что же ты, Иглесиас»…

  Бандиты за столиком завизжали как невоспитанные ручные обезьяны. Ко мне подбежал испуганный Валера:

– Даже не знаю, как тебе сказать…

– Тогда помолчи, – посоветовал я.

– Тебя хочет сестра хозяина.

– В смысле, потанцевать? – уточняю.

– В смысле, переспать. Хочет трахнуть Дракулу.

– Она что: дура?

– Умоляю: пригласи ее на танец, объясни, что ты женат и у тебя не стоит.

  В ту же минуту меня тронула за плечо высокая женщина в блестящем зеленом платье. Длинные черные локоны свисали с ее головы как перепутавшиеся веревки, большие глаза горели как светофор.

– Граф, позвольте слиться с вами в танце, – прокуренным голосом проговорила она. – Я Элеонора.

  С этими словами она вцепилась в мою руку чуть выше локтя, и буквально выволокла меня в центр танцпола. Валера опустил взгляд и беспомощно развел руками: дескать, извини…

  Элеонора положила руки мне на плечи и зашептала на ухо:

– Граф, я требую от вас подарка. Что бы вы могли мне предложить?

– Изящный приталенный гроб, – отвечаю.

– Я хочу вашу ночь за тысячу долларов, – не унималась она. – У меня зеркальная спальня и вибропостель.

– Существуют черти по вызову, – отшучивался я.

– В вас столько секса!

– Пятьдесят шесть килограмм – это немного.

– Хорошо, полторы… Я буду вашей ведьмой…

  Я подумал, что образ может мне помочь, поэтому интимно заявил:

– Графу черт знает сколько лет, он – хронический импотент, и у него дряблая мошонка.

– В его голосе клокочет всепоглощающая страсть, – напирала она. – Назовите цену вашему повстанцу!

– Повстанец, – говорю, – парализован адскими муками.

  Музыка кончилась. Ведьма провела указательным пальцем по моей щеке:

– Подумайте, граф. Я буду следить за вами…

  Пока жонглер с завязанными глазами подбрасывал и ловил фаллоимитаторы, я ругался с Валерой:

– Надо предупреждать о риске сексуальных домогательств!

– Не знаю, что на нее нашло, – оправдывался он. – Вообще-то, она – лесбиянка.

– Мне наплевать на ее ориентацию! Немедленно сними эту тему с повестки дня!

– И что я ей скажу?

– Что я – артист, а не проститутка.

– Разве это – не одно и то же? – удивился Валера, и хмыкнул: – Тоже мне, моралист. А кто, по-твоему, Немирович и Бруевич?

– Немирович – Данченко, а Бруевич – Бонч, и он тут вообще не при чем! Говорю тебе: убей в ней всякую надежду!

– Тогда они убьют меня…

– Тогда молись, но храм уже закрыт.

  Валера чуть не плакал. Ходил вокруг меня как взяткодатель вокруг чиновника. Наконец, успокоился, интимно шепнув:

– Я ей все передал.

  У меня отлегло от сердца. Однако ведьма не успокоилась. В тот самый момент, когда я прощался с публикой, сообщая, что улетаю в Трансильванию на шабаш, Элеонора подкралась сзади, и больно укусила меня за шею со словами:

– Это вам на память, граф!

  Пьяные зрители захохотали, наградив ее шквалом аплодисментов…

  Валера, осмотрев след от укуса, констатировал:

– Вот ведь волчица вербованная. Сейчас йоду принесу. У тебя жена зоркая?

– Как телескоп, – отвечаю, – хоть и в очках.

– Плохо. Сними с нее очки, и спрячь: тогда, может, не заметит. Кстати, она больно дерется?

– Еще как! Все сковородки деформировала.

– Брак – это терпение, – глубокомысленно изрек ресторатор. – Держи деньги: тут двести баксов.

– Мог бы и накинуть, – говорю, – за травму на производстве.

  Он обработал рану и протянул мне бутылку виски:

– Для заглаживания вины. Только не суди!..

  …Маша ругаться не стала, но предупредила, что отныне на подобные мероприятия одного меня не отпустит. Валечка, узрев мою травму, предположил:

– А вдруг она больная, и ты взбесишься?..

– Тогда пристрели меня при первых признаках водобоязни, – сказал я и полез под душ.

 

 

 

Александр Пушкин. Дубровский (повесть). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Аркадий и Борис Стругацкие. Гадкие лебеди (повесть). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Макс Фрай. Путешествие в Кеттари (повесть). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно

 

 

 


Оглавление

15. Путин в гипсе
16. Укус пьяной ведьмы
17. Праздник на раздевание
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!