HTM
$1000 за ваше лучшее стихотворение! Приём заявок продлён до 29 февраля, участие бесплатно

Слушая Таю

Холивар

Обсудить

Роман

  Поделиться:     
 

 

 

 

Этот текст в полном объёме в журнале за ноябрь 2022:
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

На чтение потребуется 6 часов 30 минут | Цитата | Подписаться на журнал

 

Опубликовано редактором: публикуется в авторской редакции, 7.11.2022
Оглавление

16. 16 глава. Два философа
17. 17 глава. Я не люблю битлов
18. 18 глава. Площадь Сан-Марко

17 глава. Я не люблю битлов


 

 

 

– И снова здравствуйте! – недовольно и слишком громко сказала я.

Что-то изменилось в этой пустоте: врач-королева уже не была такой враждебной, туман – знаком и предсказуем, трон… я чувствовала, что могу легко, одним взмахом ресниц, соорудить себе не то что трон, город построить! Здесь все мне стало будничным, и потому страх отступил.

– Не страх отступил, а ты осознала реальность, так правильнее, – прозвучал знакомый голос.

Вместо ответа я решила взять ситуацию в свои руки и общаться с ней уже не посередине бесконечного тумана, а на знакомой мне территории. Я тут же стала усиленно вспоминать в мельчайших деталях антураж своего любимого кофе возле дома.

По утрам там варили чудесный кофе, аромат свежемолотых кофейных зерен выплывал на улицу и был лучшей рекламой этого заведения. Вечером там можно было купить глинтвейн или грог, а публика не столь изощренная, с удовольствием выпивала самогон с долькой лимона, принимая его за отменный коньяк.

Мне нравилось это место, здесь пару раз я разрывала нудные романтические отношения, писала сценарии к рекламным роликам и напивалась с близкими друзьями, когда был кайф поговорить, не кайф красиво одеваться и идти в какие-нибудь понтовые заведения, домой приглашать и убираться потом тоже не кайф.

И когда я уже прям почувствовала тот знакомый запах кофе и готова была развалиться на стуле, глядя в округленные глаза врача, я услышала ее протяжный голос:

– Ничего у тебя не получится! Я ж тебе уже сто раз объясняла, без моего согласия ты меня в свои примитивные джунгли не затащишь!

– Блин, я не пойму! – оглядевшись вокруг и убедившись, что реальность осталась та же, я подошла поближе к трону. Как легко мне это теперь давалось.

– Я вам че, собаку любимую машиной переехала или мужа-кормильца из семьи увела?

Врач фыркнула.

– Нет, серьезно! – я смотрела на снежную королеву снизу вверх, но дискомфорта от этого не ощущала.

– Что вы со мной так грубо разговариваете? Да! Что-то не запомнила, что-то не поняла, но это ж не повод все время мне грубить.

Врач молчала, а это заводило меня еще больше.

– Не, тогда вы меня прикольно так в палате одну бросили, когда я ходить не могла, потом подколки эти, что ни спроси, все тупица да тупица. И это, кстати, мое слово. И не надо его использовать!

– Так изменяется пространство, подстраиваясь под тебя, – сказал кто-то за моей спиной. Я обернулась и… удивилась, как всегда.

Недалеко от меня стоял… Джон Леннон.

– Не-е-ет! Ну, к чему бы здесь Джон Леннон? Ну, я ж не любитель битлов, я вообще про них ничего не знаю, кроме заунывной естудей. Я и вас узнала только потому, что однажды разрабатывала рекламную компанию с вашим лицом на постерах и зонтиках.

– Понимаю, – Леннон смотрел на меня через линзы своих желтых круглых, как у Гарри Поттера, очков и ехидно улыбался. Тонкие, четко очерченные губы, обнажали ряд белоснежных зубов, двое верхних были заметно больше остальных.

«На кролика похож», – почему-то подумалось мне.

Леннон перестал улыбаться и стал нарезать круги около меня.

– Ну, кролик, не кролик, а некоторое время с тобой, зайка моя, провести вместе придется!

«Тьфу ты, черт, все время забываю про их эту манеру в голове моей рыться!»

Мне стало немного неловко, но я быстро поборола свой приступ смущения.

Леннон вдруг остановился напротив меня, достал из кармана белых расклешенных брюк папиросу, постучал одним ее концом о ладонь и протянул мне.

– Да вы че, блин! Совсем уже здесь офигели в своем будущем! Не буду я тут план курить! Еще чего не хватало! У вас тут ментов нет, что ли?

Леннон и королева, не сговариваясь, одновременно громко засмеялись.

– Что тут смешного, не пойму? – я немного растерялась от их реакции на мои слова.

– Посмотри внимательно, – Леннон еще раз протянул мне сигарету, и теперь я увидела, что это вовсе не травка, а обыкновенная ручка, белая, с темным колпачком.

– Блин, да че вы меня тут перевоплощениями удивляете! Я же видела, что это было!

– А что это было? – заговорчески спросил представитель битлов.

Я обернулась в сторону снежной королевы. Она тоже с улыбкой подняла одну бровь, типа: «ну, давай, давай, выдай что-нибудь, а мы опять дружно посмеемся».

– Ой, да че тупить! Травка это была, забитая в папиросу, я же видела! – я начала уже немного сомневаться в четкости своего зрения.

– А тут дело не в четкости. Тут дело в ясности. Если бы ты смотрела глазами, ты бы сразу увидела ручку.

– А я чем смотрела?

«Жопой, что ли?» – я не решилась произнести концовку фразы, что, собственно, было бессмысленно.

– Нет, не жопой, ты смотрела головой, ты смотрела шаблонами, а они затмевают зрение. Поэтому вместо простой ручки ты увидела и прожила целую трагедию Эсхила. Битлз – «секс, драгс энд рок-н-ролл», 60-е. Что может предложить яркий представитель своего времени? Конечно, косячок! Эти шаблоны пронеслись так молниеносно в твоей головке, что ты даже не успела их отследить, а вот вывод сделать и возмутиться смогла быстро. Ведь так?

– Не так! – поджав губы, ответила я.

– Ты разозлилась на самом деле не из-за моего «предложения», а из-за того, что реальность твоих шаблонов поставили под сомнение!

– Чиво?

– Таво! Я тебе уже говорила, Эмма, – подключился второй экзекутор, – твое неумение управлять своими предрассудками однажды тебе очень дорого обойдется.

Все время, пока шел этот пустой диалог о папиросе, превратившейся в ручку (все-таки я уверена, что он это подстроил), у меня в голове крутилась еще одна мысль. Вся эта мизансцена, опять-таки, чертовски походила на идею фильма «Матрица».

«Не пытайся согнуть ложку… ложки не существует» – лысый ребенок говорил Нео, если я не ошибаюсь.

– Нет, не ошибаешься! Вачовски справились со своей задачей отлично. Им предстояло начать дело, которое тебе придется продолжить. Это пример того, как можно гениально справиться со своей миссией…

– А вот что получится у тебя, пока неизвестно, – опять вставила свои пять копеек врач.

– Ну, конечно, как же без вашего комментария, – я развернулась так, чтобы мне было удобно видеть обоих: Леннона и королеву.

– А кто такие Вачоски, или как там вы их назвали?

«Я подумала, что это актеры, которые в фильме играли».

– Нет, это не актеры. Это сценаристы, братья Эндрю и Лоуренс Вачовски. – Леннон на секунду задумался. – Интересные такие парни были…

– Да, вот именно, что были, – опять влезла врач и как-то неправдоподобно хихикнула.

– Они что, умерли? – обратилась я к Леннону. – Почему были?

– Нет, что ты! Они еще долго и долго проживут, даже не возвращаясь больше сюда! Просто они… – Леннон с ухмылкой посмотрел на врачиху, – немного изменились со времен возращения в свое настоящее и написания «Матрицы».

– Блин, вот все время вы какими-то недосказками говорите: «Увидишь, узнаешь, потом поймешь, немного изменились…» Это что, стиль общения тут у вас такой?

– Многие вещи проще один раз тебе показать, чем объяснять, как они устроены и как работают, – Леннон говорил спокойно и терпеливо, в отличие от этой примороженной. Я прям кожей чувствовала, как бешу ее, как раздражают ее мои вопросы и ответы, но чувство это было, в принципе, взаимное. Наше временное перемирие и принятие исчезло, между нами опять зияла ледяная долина.

Леннон сел на стул, появившийся, как и все в этой реальности, из ниоткуда, и принялся с упоением есть мороженое.

Я тоже последовала его примеру (и почему я раньше этого не сделала, а стояла, как наказанная, перед этими клоунами) и создала себе огромное и очень мягкое кресло-мешок (видела такое когда-то в «Ашане»), а рядом маленький столик, на котором дымилась желтая кружка.

Удобно устроившись и сделав глоток свежесваренного кофе, я готова была продолжать праздные беседы.

– Эмма, опять не так, – Леннон оторвался от мороженого и посмотрел на меня.

– Что опять? – я думала, он сейчас что-нибудь про кофе мое скажет, потому что он посмотрел на мою кружку.

– Нет, кофе тут ни при чем, я еще хотел прояснить пару моментов. Тебе категорически не нравится Галина Леонидовна, да?

Леннон как-то так показал глазами на врача, что я поняла, а точнее вспомнила, что Галина Леонидовна, это она. О! Как я не переваривала это имя и отчество.

– Вот-вот, я именно об этом, корни твоей неприязни к этой женщине, опять же, в твоей проекции, твоих воспоминаниях, которые к этому конкретному человеку не имеют никакого отношения, понимаешь? – Леннон доел мороженое, облизнул пальцы и, потянувшись в карман своих брюк, достал… папиросу. Теперь это была настоящая папироса! Я это четко видела!

Я никак не отреагировала в этот раз, спокойно наблюдая за происходящим. Леннон же, как ни в чем не бывало, достал из того же кармана тонкую металлическую зажигалку, пару раз щелкнул ею и закурил. Это оказалась не травка, а простой табак. Сигаретный дым тут же смешался с туманом в пространстве, в котором мы находились.

«Хорошо, что никак не отреагировала», – подумала я и тут же получила ответ.

– Да, действительно, хорошо. Это, можешь считать, твоя маленькая победа, – сказал Леннон.

– Если ты испытываешь к кому-либо неприязнь, это абсолютно ничего не говорит о другом человеке, это подсказка для тебя. Иди за этим негативным чувством, разберись в нем, и ты очень много нового для себя откроешь, – сказал Леннон без сарказма и внимательно посмотрел на меня.

– В общей реальности почти невозможно поссориться с кем-то, но если у тебя получится…

– О! У нее точно получится! – вставила врач.

– Так вот, – продолжил Леннон, – если кто-либо в общей реальности тебя будет раздражать так же, как Галина Леонидовна, обязательно постарайся найти причину этого раздражения. Это открытие выведет тебя на совершенно новый уровень.

– Блин! У меня голова кругом идет от ваших историй. То есть, в том, что эта женщина, – я показала пальцем в сторону врача, – постоянно меня «тупицей» называет, есть какая-то тайна?

– Да!

– И какая? – я уставилась на Леннона, как на умалишенного.

– Не знаю, это только тебе известно, – он докурил папиросу и, потушив ее о каблук своего ботинка, кинул в туман. Мне вспомнилось вдруг, что когда-то давно, в раннем детстве, я видела, что так же делал мой дедушка.

– Да, отличный пример! Так делал твоей дедушка, так сделал и я, поэтому ты на это обратила внимание. Почему на грубые слова Галины Леонидовны ты так реагируешь, а на те же самые слова, но сказанные Васей, отвечаешь улыбкой?

– Ну, Вася ж друг.

– Да, Вася друг, но слова говорят они примерно одни и те же. Почему же у тебя реакция разная?

– Блин, да че тут непонятного! Потому что Вася мой друг! А ее я знать не знаю.

– Ну, вот как ее тупицей не назовешь? – врач соскочила со своего трона и засеменила вокруг Леннона. – Тебе ж сказали, иди дальше за своими примитивными, нервозными мыслями! Найдешь ответ!

– Тише, Галь, тише, – Леннон сказал ей это так мягко и ласково, будто они были любящими супругами, прожившими вместе сто лет.

– Ну, пока не сто, – и тут Леннон игриво посмотрел на кружившую вокруг него «акулу». «Акула» тоже расплылась в какой-то незнакомой мне улыбке и, будто получив негласное разрешение, подошла к Леннону и поцеловала его в капну каштановых волос.

– А-а-а, ну, все понятно теперь!

Леннон повернулся ко мне и запел:

«Nothing you can know that isn't known

Nothing you can see that isn't shown

Nowhere you can be that isn't where you're meant to be…»

– Знаешь эту мою песню? – спросил он, посматривая на врача.

– Нет, – грубо ответила я.

– «All you need is love» не слышала разве?

– Нет, не слышала, я же сказала, кроме естудей ничего вашего не знаю.

– А жаль, все что тебе нужно, – это любовь. Вспомни об этом, если однажды не найдешь ответов! – и Леннон закружил королеву в танце, напивая свою дурацкую песню.

Я встала с кресла, и оно тут же исчезло.

– Слушайте, голубки, отведите меня, куда вы там собирались, давайте я сделаю, что надо, и вернусь обратно. Слишком затянулись эти посиделки!

Тут Леннон быстро подошел ко мне, благостное настроение мгновенно слетело с его лица. Он взял меня за руку и усадил в опять появившееся мое красное кресло-мешок.

– Ну-ка, сядь и дослушай! – он так резко рванул мою руку вниз, что я не то что села, влипла в это кресло.

– Че, совсем уже? – я сказала это намного тише, чем мне хотелось бы.

Леннон опять сел на свой стул и как ни в чем не бывало стал есть второе мороженое.

– Я же тебе говорила, Лео, это – королева драмы! – врач, уже совсем обнаглев, подошла к Леннону и, положив свои руки на его плечи, стала что-то ему в ухо нашептывать.

– Познания через страдания! – добавила она ледяным тоном, чтобы я слышала.

– Ну, так, значит так, это тоже путь, только долгий, – спокойно ответил Леннон.

«Она назвала его Лео!»

И тут я вспомнила, что, когда только сюда попала, прекрасный мой Элвис Пресли тоже этого уродца Поттера назвал другим именем.

– Да, все верно, Лео – это мое имя, а в образе Леннона я, чтобы ты запомнила мое главное послание: Ол ю нид из лав! – он подмигнул мне и продолжил. – Этот образ заякорит мои слова, и в нужный момент они, я надеюсь, всплывут в твоем сознании.

– Понятно, – я скрестила руки на груди и отвернула голову в сторону.

– Эмма, мы тут для того, чтобы объяснить тебе, – Леннон бросил палочку от мороженого в туман и вытер рукой рот, – как не сойти с ума, ведь, понимаешь, твое больное сознание или чья-нибудь ложная реальность могут увести тебя в искаженную действительность, из которой почти невозможно выбраться.

Я повернула голову и внимательно смотрела на Леннона.

– Да, это трудно. Ну, какой бы тебе пример привести? – он повернулся к королеве, та уже отлипла от него и, облокотившись о появившуюся тумбу, смотрела томно вдаль. Не получив поддержки, он продолжил:

– Помнишь, ты недавно смотрела старый фильм «Назад в будущее»? Так вот, в одной из серий Майкл вернулся в будущее, а оно стало не таким, как он ожидал. И все потому, что точка отправления в прошлом была искривлена.

Я утвердительно качнула головой.

– То же самое и тут. Ты можешь смело путешествовать по волнам своих желаний, создавать любые реальности, но только если твое сознание и ум в порядке, если же крыша поедет или ты доверишься бредням какого-нибудь сумасшедшего, то вернуться из искаженной реальности будет очень сложно или даже невозможно. Поэтому-то научиться распознавать сигналы о возможной опасности, одним из которых и является твоя неожиданная неприязнь к кому-либо, очень важно.

После этих слов он подошел к королеве сзади и обнял ее за талию. Она тут же встрепенулась (прям лань пугливая), искусственно улыбнулась и, развернувшись, прильнула к битлу всем своим холодным телом.

Меня бесило это показательное проявление чувств.

– Почему? – оторвалась врачиха от Леннона и обратилась ко мне.

– Что почему? – грубо ответила я.

– Почему тебя это бесит? Попробуй, задай сама себе вопросы, – спросила врач.

– Потому что не люблю, когда телячьи нежности на публику демонстрируют.

– Почему? – спросил Леннон.

– Да потому, что это касается только двоих людей и незачем всем это показывать.

– Почему? – еще раз переспросил Леннон.

– Да что вы заладили, почему да почему. Потому, что все это тогда не настоящее. Это ложь, а я терпеть не могу этого.

– Почему? – спросил спокойно Леннон, будто не замечая, что у меня уже чайник закипает.

– Да короче, отстаньте со своими вопросами! Не люблю показуху, и все!

– Почему? Не противься, представь, что это игра, иди дальше за своими ответами.

– Я не люблю ложь и лесть…

«Потому что в детстве мама говорила, что хороший человек должен быть честным», – конец фразы я не произнесла, но Леннон и врач сразу же повернулись ко мне.

– Вот, вот! Но это же реальность твоей мамы, за ней нет твоих убеждений! – возбужденно сказал Леннон.

– И что? – непонимающе спросила я.

– Это простой пример, как ты пошла за чьим-то значимым для тебя мнением и прожила свою жизнь с мыслью о том, что тебя раздражают поцелуи на людях. Хотя, если углубиться в этот вопрос, на самом деле это не нравится тебе или твоей маме? – спросил заинтересованно Леннон.

– Короче, давайте этот сеанс психоанализа заканчивать. Ни фига я не поняла.

– Эмма, я просто тебе показал элементарный пример того, как надо работать со своим раздражением. Иди до конца в своих вопросах, и ответы тебя удивят! Итак, негативные эмоции – это подсказки, будь внимательна с реальностями других людей и не забывай слова из моей песни, – закончил свое выступление Леннон.

После этих слов врач обвила руками его шею и зависла в долгом липком поцелуе с ним.

– Тьфу, блин! – я отвернулась. – «Провалитесь вы куда-нибудь со своими поцелуями!»

Она мне напомнила Геллу, Булгаковскую развратную вампиршу.

Тут врач громко и противно засмеялась, и, я готова поклясться, что на секунду она стала именно Геллой из последней экранизации этого романа.

– Блин! – я зажмурилась. А когда открыла глаза, врачиха и Леннон уже стояли как солдатики, по стойке смирно, и смотрели на меня пустыми глазами. Будто заряды в них кончались, и они как какие-то статуи. Окаменели, что ли, не знаю даже, как это объяснить.

– Епти! – я подбежала к ним, коснулась двумя руками обоих, и они тут же осыпались пеплом в белый туман. Сказать, что я охренела, значит ничего не сказать! Мне реально стало страшно, сердце сильно забилось, а руки мгновенно похолодели.

«Да не может этого быть! Я ж с ними только что разговаривала!» – я опустилась на колени и стала судорожно искать руками в тумане пепел.

Сердце начало теперь ритмично стучать во всем теле, в ушах и висках особенно были слышны его удары.

– Блин! Да не может так быть! В каком бы будущем я ни была, не могут люди вот так рассыпаться! Это хрень какая-то! – я поднялась и стала нервно оглядываться по сторонам.

Пустота. Туман. Тишина.

– Аа-а-а! – я закричала со всей силы. – Аа-а-а!

– Задолбали уже, придурки, своим будущим! Я хочу домой! Эта херня какая-то! Верните меня! Аа-а-а! – я кричала так, что из глаз потекли слезы. – Аа-а-а-а! Задолбали уже своим будущим!!! Пошли вы все на хрен! Верните меня домой! Ненавижу это будущее!!! Аа-а-а-а! – у меня началась истерика. Я упала в туман и утонула в своих эмоциях. Я кричала, плакала, материлась, била кулаками пространство, плевалась.

Тишина. Туман. Бесконечность.

Когда силы иссякли и мое одиночество стало очевидным, я стала понемногу успокаиваться. Я лежала в тумане, в позе эмбриона, всхлипывала, то открывала, то закрывала глаза и изредка материлась.

 

 

 

Чтобы прочитать в полном объёме все тексты,
опубликованные в журнале «Новая Литература» в ноябре 2022 года,
оформите подписку или купите номер:

 

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

 

 

  Поделиться:     
 

Оглавление

16. 16 глава. Два философа
17. 17 глава. Я не люблю битлов
18. 18 глава. Площадь Сан-Марко
922 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 28.02.2024, 20:41 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!