HTM
$1000 за ваше лучшее стихотворение! Приём заявок продлён до 29 февраля, участие бесплатно

Слушая Таю

Холивар

Обсудить

Роман

  Поделиться:     
 

 

 

 

Этот текст в полном объёме в журнале за ноябрь 2022:
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

На чтение потребуется 6 часов 30 минут | Цитата | Подписаться на журнал

 

Опубликовано редактором: публикуется в авторской редакции, 7.11.2022
Оглавление

13. 13 глава. Ва-а-ася
14. 14 глава. Встреча с тотемом
15. 15 глава. Жизнь есть сон

14 глава. Встреча с тотемом


 

 

 

Наконец мы дошли до крытого помещения, над котором кружились чайки.

– Это что? – спросил Вася, придерживая меня за руку. Я была абсолютно трезва, но все равно уже раз пять падала, и походка была какая-то не твердая. Ведь по старой памяти я должна была уже в муку быть пьяная от такого количества алкоголя, и потому, видимо, мое тело по инерции вело себя именно так.

– Не знаю, Вась! Я подумала об этих… как его… которые в ракушках живут… черные такие...

– Да ты ж не пьяная! Хорош заговариваться! – Вася резко убрал свою руку, и я тут же свалилась на песок.

– Ну, что ты делаешь? – я протянула ему обе руки. – Ва-а-ася! Поднимай меня давай!

– Да вставай сама! Че ты выкобеливаешься? – он демонстративно отошел в сторону, и мне пришлось приложить немало усилий, чтобы все-таки встать на ноги.

– Вот ты кидалово! Я сама не пойму, что происходит, вроде голова здраво соображает, а руки и ноги не слушаются. О! Вспомнила! Мидии! Пойдем, поедим мидии! – и я потащила Васю за руку в направлении здания, стоявшего перед нами.

Мы зашли внутрь, и у меня аж дух перехватило от увиденного.

Небольшое здание внутри превратилось в помещение с бесконечными (реально так, я смотрела далеко, как могла, и конца не видела) базарными рядами, на прилавках которых лежали абсолютно все виды мидий, существующих на Земле.

Это было что-то невероятное! Продавцы, если их можно так назвать, тоже были очень интернациональны: заносчивые и худые шеф-повара из Франции (я поняла это, когда, прогуливаясь среди рядов с широко раскрытыми глазами, услышала их мелодичную речь); итальянцы, причем тоже видно шеф-повара, а не просто рыночные торговцы (это заключение я сделала, опять же, на основе их ухоженного и немного надменного внешнего вида и безупречно чистых фартуков); испанцы, марокканцы, немцы и другие народности стояли и наперебой расхваливали свой товар, одаривая его такими эпитетами, что, даже не понимая их языка, я безумно хотела все это немедленно попробовать.

Боже мой, тут было все! Мидии сырые, жареные, тушеные, вареные, томленые в вине, запеченные с сыром, посыпанные прованскими травами, с маслом, с чесноком, с томатами и базиликом…

– Мать моя женщина, да я за год тут все не перепробую! Вася, ты это видишь? – я то и дело оглядывалась на своего друга, который как-то отстранено шел позади меня.

Тут были и столы, сервированные на двоих, с блюдами из трех и более видов мидий, были и прилавки с контейнерами, лотками, корзинами, чашками и тазами, в которых во всевозможных видах хранились моллюски. Были даже шкафы с прессованными и в вакуум запаянными желтыми тельцами мидий, что выглядело не очень аппетитно.

– Вася! Ну что ты тупишь? Ты посмотри на это!

На одном из прилавков, в огромных размеров аквариуме, по бокам которого выступали позолоченные морские коньки, висели две вертикальные грозди мидий. Они были так густо усеяны, что невозможно было различить, где кончается один моллюск и начинается другой. Ярко-красная подсветка освещала аквариум снизу, из-за чего вода градиентно переливалась, становясь то бордово-багряной, то кристально-белой, кроме того, грозди черных мидии медленно крутились вокруг своей оси, оставляя за собой шлейф из золотой пыльцы после каждого оборота. Эта картина и пугала, и завораживала, и потому я зависла возле этого аквариума минут на пять.

– Достать вам моих мидий?

– А? – меня «разбудило» чье-то добродушное пухлое лицо в соломенной шляпе, появившееся вдруг из-за удивительного аквариума.

– Не, нет, не надо! Пока просто смотрю, – ответила я, немного растерявшись.

«Блин, а денег-то у меня нет! Как тут расплачиваться?» – пронзила вдруг меня мысль.

– О! Совсем об этом не беспокойтесь! Ничего не надо! Я буду счастлив, если вы выберете именно мои мидии! Этого будет достаточно.

«Ого! Я и забыла, что здесь ничего и подумать нельзя!»

Соломенная шляпа еще раз мне улыбнулась.

– Нет, правда, спасибо, мне просто понравилось ваше оформление аквариума! – я улыбнулась ему в ответ и пошла дальше.

– Васяндра, блин, я и забыла, что здесь все мысли читают. Все никак не могу привыкнуть к этой фишке.

Вася что-то все больше и больше потухал. Шел какой-то сутулый, молчаливый и безучастный ко всему.

– Ладно. Стоп. Что случилось? – я остановилась и взяла Васю за руку. Он медленно высвободился и, ничего не ответив, побрел дальше.

– Вась! Да че за фигня? – я оббежала его, преградив путь.

– Да не, все норм. Просто мидии не люблю, а чужую персональную реальность еще больше!

– Не поняла, проясни! – я не давала ему возможности пройти.

– А что тут не понятного, терпеть не могу бродить по чужим бредням, нет в этом остроты!

Я сначала хотела включиться в этот диалог, но тут меня как будто по голове ударили.

«Стоп! Это совсем не мой Вася!»

Резко я вспомнила о незащищенности собственных мыслей в этом пространстве и остановилась, а Вася продолжил идти, не оглядываясь, вперед. И, когда его фигуру уже совсем невозможно было различить в ярких огнях продавцов мидий, я принялась рассуждать.

«Не, это стопудово не он! Вася мой – зануда, где-то грубиян, сексист и хам, но никогда он не был манипулятором, использующим дешевые приемы. Мой Вася ни при каких обстоятельствах не стал бы грустным нытиком, бредущим в никуда только потому, что ему что-то не нравится. Он бы мозг мне вынес своими жужжанием и нравоучениями, но все они были бы не депрессивно-психопатические, а нервно-позитивно-динамические. Такая тактика поведения обычна была свойственна… твою мать… мне!!! Я могла впадать в такие затяжные и необоснованные обиды.

И тут мне пришла в голову еще более странная мысль: Вася из этой реальности не имеет... как бы это сказать, шаблона к действию в некоторых ситуациях, и тогда модель поведения берется из моего стиля поведения.

– Блин, только б с ума не сойти от этих открытий!

Я присела на лавочку рядом с витриной, на которой красовались запеченные мидии в сырной корочке, кажется, итальянского производства, судя по звучному «Ciao, signorina!», прозвучавшему несколько раз из-за витрины.

– И вообще, эта реальность какая-то нереальная. Странно все получается! Вроде бы, да, все, что я хочу, – исполняется, но как-то всегда со скрытой поправкой. Типа, нужно было внимательнее читать текст мелким шрифтом внизу. И тут уже непонятно, что первично: то ли исполнение желания, то ли соответствие этого желания моей картине мира.

Ведь взять даже этот базар мидий, я ж умом понимаю, что такого в настоящем мире быть ну просто не может! Однако он, вот, вполне осязаем, я могу коснуться любого из прилавков, попробовать все сорта мидии, поговорить с продавцами, если получится, понять их язык. Это реальность. Но реальность локационная. Реальность только для «здесь и сейчас». Она не была возможна в моем прошлом и не факт, что повторится в моем совсем непредсказуемом будущем. Одноразовая какая-то реальность. То же и с Васей. Внешнее сходство – 100%, стиль общения и поведения во многом совпадают, но этот Вася, блин, какой-то вырванный из контекста. Вася, который будто сшит из моих воспоминаний о нем. Он не самостоятельная личность, а какая-то бездушная болванка, слепленная из моих чувств, мыслей и воспоминаний. Блин, даже не знаю, как это объяснить. Понимать понимаю, но как словами передать – не пойму. Это, наверное, и называется отсутствием писательского таланта.

Я сидела на лавочке, уперев локти в колени, а руками, как несчастный Атлант, держала свою буйную голову.

– Для тебя реально только то, что привычно?

Я повернула голову в сторону говорящего. Это был Альберт Эйнштейн.

– Ну офигеть, еще вас здесь не хватало! – сказала печально я, и опять опустила голову.

– Хочешь вина? – Эйнштейн протянул мне бокал красного.

– Нет. Хочу, чтоб не появлялся всякий бред, типа бесконечного рынка мидий или умершего ученого.

– Зря, вино здесь отменное! В мое время такое делать еще не могли, видимо, потому, что солнечная радиация сейчас значительно выше. А она влияет на вкус винограда, – Эйнштейн отхлебнул немного из бокала, который он недавно мне предлагал, и поставил на пол возле моей ноги.

– У тебя появились вопросы, поэтому мы и пьем здесь вино, – у Эйнштейна был приятный мягкий голос. – Синьор, не угостите ли умершего ученого и бездарную писательницу вашими чудесными мидиями? – Эйнштейн обратился к улыбчивому продавцу в кипельно-белом поварском мундире с зелено-красным платком на шее.

Я с удивлением посмотрела на него.

– Чой-то я бездарная?

– Прошу прощения, мидии подайте умершему ученому и одаренной писательнице. Так лучше? – Эйнштейн с улыбкой посмотрел на меня, и я не совсем поняла, то ли он шутит, то ли это у него такая манера разговора.

Итальянец за секунду, словно тоже умел колдовать, поставил перед нами стол, мгновенно покрыл его безупречно-белой скатертью. В руках у него тут же возникли приборы, салфетки, оливковое масло и уксус – и все это он аккуратно расставил на столе. Итальянец сервировал стол так быстро, что мне было даже немного страшно за еле заметно покачивающиеся бокалы для вина, которые тоже возникли на столе и тревожно отражали переливы огней на своей поверхности.

– Прошу! – Эйнштейн встал с лавки и подал мне руку, приглашая к столу, когда сервировка закончилась.

– Спасибо! – буркнула я и встала самостоятельно. Эйнштейн отодвинул мой стул, чтоб мне было удобнее сесть, чем вызвал мое искреннее удивление.

Мы ели чудесным образом приготовленные мидии, политые белым густым бульоном с чесноком и еще какими-то знакомыми, но мною не опознанными приправами.

Эйнштейн подозвал продавца мидий, который, кстати, уже выглядел как официант, ведь на руке его повисло полотенце, а сам он услужливо сложился в три погибели передо мною и, произнеся по-итальянски, что-то типа «пино -гриджио» или «вино-фриджио», расплылся в улыбке.

Эйнштейн этот вообще, по-моему, слишком часто улыбался и был чересчур галантен.

– О! Идет вселенская печаль! – сказала я, когда официант-продавец разливал по бокалам золотистое вино.

Эйнштейн обернулся и увидел понурую фигуру Васи, приближавшуюся к нашему столику.

– А! Это твой друг. Ты, Эмма, кстати, была абсолютно права относительно его поведения. Это первые твои попытки создания образов в персональной реальности, не расстраивайся, что они пока не сразу получаются. Кроме того, проекция другого человека в твоей персональной реальности всегда будет неполной.

Эйнштейн ел очень активно: причмокивал, шумно выпивал жидкость из черных панцирей моллюсков и то и дело облизывал губы. В его усах застревали, а потом опять падали в тарелку маленькие кусочки лука и специй. Наблюдать за тем, как ест великий ученый, было и смешно, и немного противно.

– И так будут вести себя все, кого я решу поместить в свою реальность?

Эйнштейн одобрительно качнул головой, так как рот его был занят. В усах его опять зависли кусочки еды. Он в этот раз, видимо, уловил мой взгляд, немного смутился, достал платок из кармана брюк и аккуратно вытер усы.

«Боже мой, еще кто-то носит платки в кармане!» – подумала я.

Между тем, печальная печалька в лице Васи уже подошла к нашему столу и, нависнув над ним, как старинный абажур, стояла и поедала глазами остатки чудесных мидий.

– Вася, блин, ну не тупи! Этот же сценарий есть в твоей башке! Садись и ешь, если хочешь! Че ты меня нервируешь своим уныньем?

 

Официант тут же придвинул стул и молниеносно накрыл стол на еще одну персону. Персоне этой, правда, мне очень хотелось дать леща, но я удержалась и не стала пока реагировать на тусклое и равнодушное ко всему лицо, появившееся в нашей компании.

– Вы так хорошо говорите по-русски! – сказала я, обращаясь к профессору, лишь бы что-то сказать.

– Вы тоже! – ответил Эйнштейн и поднял бокал. – Господа, я предлагаю вам выпить за одну из величайших вещей во вселенной, за бесконечную глупость! В вашем времени она проявилась особенно ярко, и я рад, что могу воочию убедиться в этом, общаясь с истинными ее представителями.

Тут проснулся Вася.

– Не, я не буду за это пить! Вы хотите сказать, что мы тупые?

Эйнштейн, не снимая с лица свою дежурную улыбку, ответил:

– Конечно! Но в этом ваша прелесть! Поколения после вас уже не будут такими! Вновь осознается ценность классической литературы, искусства и учений глубоко прошлого. Вы же, как переходный элемент, как чистый лист, с которого все начинается. Поистине, удивительно ваше время, так давайте за это и выпьем!

Мы с Васей переглянулись.

– Как-то нас сейчас технично обломали, да, Вась. Но, блин, красиво так, что не докопаешься!

– Ну да, я ж говорю, пить за это не буду, да и вообще, че ты с этим дедом Щукарем сидишь тут?

Эйнштейн принялся рассматривать на свету бокал с вином, будто не слыша и не понимая, о ком говорит мой друг.

– О, Васяндра! Ты проснулся! Что, перезагрузили тебя, что ли? – и, понизив голос, я продолжила. – Это не дед, это Эйнштейн.

– Да хоть Саддам Хусейн! Какая разница? или… жеваный крот! Это что, твой тотем? – Вася аж привстал.

– Мой кто?

– Ну, ты, когда из общей реальности выходила, кого выбрала, чтоб за советом обращаться?

Я задумалась.

– Блин, не помню! А.... стопудово! Я просто, от балды, сказала про Эйнштейна что-то! – я вспомнила наш последний диалог с врачом.

– Ну, поздравляю! Будешь теперь этот груз постоянно слушать! – Вася засмеялся и отпил вина из бокала.

– Да он вроде не грузовой, – я сказала почти шепотом, поглядывая на Эйнштейна, но он, казалось, совсем уже забыл про нас и мило о чем-то беседовал с продавцом мидий по-итальянски.

Я наклонилась к Васе.

– А что мне с ним теперь делать? Он за нами ходить везде будет?

– Нет! – Вася улыбнулся, и я вспомнила, что там, в прошлой жизни, если можно так выразиться, по-дружески очень любила его улыбку.

– Тотем в персональной реальности появляется, когда у тебя есть вопросы. У тебя есть вопросы? – Вася посмотрел на меня как-то подозрительно.

– Да, х.з. не, ну, есть, конечно, мне не до конца с тобой все понятно… – неуверенно ответила я.

– Так и спроси у него. Могу и погулять, если я тебя смущаю.

– Ой, да, ну, не тупи! Че ты меня смущаешь? – я задумалась. – А хотя, нет, иди, наверное, точно, прогуляйся. Будешь тут сидеть, подкрякивать мне, – я улыбнулась и отпила вина. Чудный, чудный напиток! Охлажденное, белое, в меру терпкое… Я не большая ценительница вина, но это определенно какое-то особенное!

– Именно. Я знал, что тебе понравится! – Эйнштейн резко повернулся ко мне, а итальянец-продавец тут же понимающе исчез из виду.

– Ладно, и я пойду, – Вася тоже демонстрировал чудеса тактики и догадливости.

– Иди, друг, иди. Я тебе… блин, хотела сказать, позвоню… – рассмеялась я.

– А что смешного? Можешь и позвонить, ты ж в своей персональной реальности, хоть голубя отправь, здесь же все можно, тупица! – протянул Вася, уходя.

Я скомкала салфетку и кинула ему в спину в ответ за «тупицу».

 

 

 

Чтобы прочитать в полном объёме все тексты,
опубликованные в журнале «Новая Литература» в ноябре 2022 года,
оформите подписку или купите номер:

 

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

 

 

  Поделиться:     
 

Оглавление

13. 13 глава. Ва-а-ася
14. 14 глава. Встреча с тотемом
15. 15 глава. Жизнь есть сон
922 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 28.02.2024, 20:41 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!