HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 г.

Александр Славнов

Основания для лучшей жизни

Обсудить

Сборник рассказов

 

 

 

Мне всегда нравились дневники путешественников. Но не тех, что отправляются в путь, мечтая открыть для себя и для остального человечества новые страны, что-нибудь этакое новенькое и подробно описать. Лучше, если они выехали или отплыли по каким-нибудь иным соображениям, по торговым делам, например, или вообще против собственной воли очутились… Ничего не желая описывать, не собираясь делиться никакими впечатлениями. И вдруг что-то буквально заставило их отыскать в карманах обломок карандаша, клочок бумаги…, создать какой-то письменный документ, памятник мысли, чувству, действительному событию без всякой преднамеренности. Собственно, тогда получается, что я люблю не дневники, а попутные, даже «вынужденные» записи.

 

 

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 12.10.2008
Оглавление

7. Сад
8. Совпадение


Совпадение


 

 

 

Автобус почти безнадёжно застрял в пробке. Я опаздывал на работу. Впереди за окном скучно блестели на солнце разноцветные капоты и крыши машин – какие-то затылки и спины в бесконечной очереди; улица, знакомая по ежедневным поездкам, не вызывала любопытства, люди… а люди составляли часть надоевшего пейзажа. Непреодолимость обстоятельств, объективная причина опоздания освобождали меня от угрызений совести, и в принципе, хорошо спалось в кресле у окна, хорошо досыпалось в лучах перезрелого осеннего солнца…

Вдруг водитель решительно рванул с места в сторону из потока, автобус развернулся поперёк дороги, неуклюже протискиваясь между всякой мелкоты, неподвижно блестящей капотами и крышами, затем, накренившись набок, съехал с более или менее благополучного асфальтового покрытия на зыбкую почву и полез в гору, в немыслимо узкий проулок, в тоннель из жёлтой листвы.

Мотор ревел на подъёме, ветки хлестали по обшивке, палубу качало… потом всё стабилизировалось, и автобус поплыл, потянулся плавно вверх по переулку. Почему поплыл? – Показалось. Так неожиданно, по необходимости вплывают морские суда в какой-нибудь узкий канал, в речку и плывут осторожно, на малом ходу, чтобы не зацепить берегов – где-то я видел подобное удивительное несоразмерное явление…

Окна круизного лайнера проплывали на уровне и мимо рассохшихся деревянных рам – окошек одноэтажных и двухэтажных домиков. Взгляды спешащих и нервных пассажиров встречались со взглядами сонных обитателей тихой улочки: стариков, домохозяек, кормящих мам и кошек на подоконниках… Мы вторглись, въехали в другое измерение. Улица с покосившимися купеческими и мещанскими особнячками начала двадцатого века, с черепичными крышами, покрытыми зелёным мхом, не просто спала, она оставалась там, в начале прошлого столетия всей своей душой и внешними признаками. Её пощадила цивилизация. Как на подбор, все строения оказались древними. Настоящее перемещение во времени! Изумлённые лица обитателей, глядевших на нас, как на привидения, укрепляли необыкновенное чувство. И сам эффект «проплывания», замедленности отчасти происходил от воздействия мощного духа древней улицы, духа застывшего, почти остановившегося времени.

Эта улица из снов! Совершенно точно она снилась мне несколько раз. Именно в этом районе города, на такой же точно улице я оказывался по разным причинам, в различных обстоятельствах сонных сюжетов. Чувство сопоставимости, узнаваемости вспыхнуло вдруг и разгоралось, нарастало по мере проплывания… продвижения от дома к дому…

Сюжеты снов были грустны, как воспоминания о чём-то безвозвратно потерянном. Ручки дверей и калиток рассыпались в руках, обращаясь в горстку пепла, а двери оставались закрытыми, пепел сыпался с крыш, окна были пусты, как печальные глаза… Что за печаль?! Она больше меня. Вековая общечеловеческая скорбь, да и только. К ней можно присоединиться, в ней можно утонуть, увязнуть, захлебнуться или коснуться слегка её поверхности… Но не почувствовать нельзя. С той же волнующей, неисчерпаемой, глубокой печалью я встретился ни с того, ни с сего, свернув не по собственной воле с наезженного, будничного, повседневного пути в первый попавшийся переулок. Населявшие наяву это глубоко печальное место люди ничего по существу не меняли. Не более, чем призраками уходящими и приходящими, мелькающими и исчезающими в окнах, казались они, полуматериальной дымкой, туманом… От прошедших жизней оставался закопчённый, посеревший кирпич, истлевшие деревянные калитки, ржавые водосточные трубы… И ещё… остатки тепла, уюта, любви, привязанности… Сожаления, воспоминания. И будто они: сожаления, воспоминания как раз и тормозили время, искажали пространство… Всё узнаваемо, очередной сон да и только... Нет, не очередной, а довершающий какую-то важную мысль…

На выезде – табличка с названием: «Смурский переулок». Словно током ударило. Это же Смурский переулок! Я прочёл это название сам, когда едва научился складывать буквы, в раннем детстве. Сюда бабушка привезла меня однажды в гости к дальним родственникам. Улица пахла сыростью. Деревья накрывали её всю. Углы кирпичных домов и столбы арочных каменных ворот были не остры, а стёрты, округлены, отполированы бессчётными прикосновениями прошедших людей, ветров и дождей, какие-то отшлифованные направления, входы, стоки, точно лузы в бильярде. В накатанном, отшлифованном, обжитом пространстве оказалось легко и спокойно существовать, начиная с того, что в знойный день мы спустились под гору в сине-зелёный тоннель, под шатёр из сплетённых ветвями деревьев, с раскалённого асфальта ступили на мягкую исхоженную земляную тропинку… Не помню никакой печали, только прохладу и радостное, возбуждённое созерцательное настроение, любопытство… Тогда я и прочёл по слогам: «Смурский переулок». Сейчас, почти сорок лет спустя, жёлтой полупрозрачной осенью я проехал тот же самый тоннель с другой стороны, и вверху на выезде снова прочёл ту же надпись.

Кроме одного раза в детстве я здесь никогда не бывал. Даже не знал, где собственно находится переулок, куда меня однажды приводили в детстве, и в общем, благополучно забыл такой мелкий факт своей биографии. А этот район города всегда с определённой улицей самым навязчивым образом снились последнее время… Мне никогда не приходило в голову, вернее, приходило, но казалось сумасшествием специально туда пойти, исследовать местность наяву, отыскивать улицу из снов. Я обнаружил бы раньше удивительную связь. Соединяя только теперь воспоминания детства с образами совершеннолетних сновидений, я добрался до места работы.

Прошёл обычный, ничем не примечательный рабочий день, которому впрочем, удалось направить мои мысли в другое русло. Я возвращался домой, уже совершенно не думая об утреннем происшествии. На автобусной остановке встретил, можно сказать, «прищучил» своего ученика, студента, сбежавшего с занятий. Не с моих, а с чьих-то оставшихся. Тем не менее, я посчитал должным его допросить: почему, дескать, и на каком основании, случайный мой попутчик, ты убегаешь с уроков?

– По причине неусидчивости. – Как-то так просто он и ответил. – Почувствовал, – говорит, – дуновение ветра в сторону дома… – Или нет, его в неопределённую сторону куда-то потянуло?.. Да, он сказал, что его потянуло не домой, а просто с уроков, на свободу…

– И часто тебя уносит в свободном направлении? – поинтересовался я, имея скрытое намерение наставить человека на путь истинный.

– Часто. Вот на днях ехал в училище утром и вдруг увидел в окошко проулок. Взгляд зацепился. Я сошёл на ближайшей остановке, возвратился и свернул туда.

– И… чего нашёл?

– Ну, погулял по переулочку…

Нет, он не так об этом рассказывал. Он попытался объяснить причину, по которой вышел из автобуса. Выяснялось… – я слушал не очень внимательно сначала, но от слова к слову интерес возрастал… – Выяснялось: в окно автобуса он будто бы увидел какую-то дыру во времени и пространстве, а не просто переулок. Когда же туда свернул, ни о чём не пожалел, всё подтвердилось… Обнаружилось странное замедление времени и… – не помню, о чём он ещё говорил, но говорил с вдохновением, рубящими движениями рассекая, раздвигая, разрывая пространство.., в числе прочего и о том, что вторгаться в тот проулок так же неловко, как нарушать тишину…

– Возможно, потому всё вокруг посносили, застроили новыми домами, а его, переулок, оставили в самом центре города нетронутым! – он говорил или мне так подумалось, не знаю.

Почти сразу я спросил о названии. Или нет! Я не спрашивал. Он сам сказал.

– Интересное место. Наводит на размышления. Вы ни разу там не были? «Смурский переулок» называется?

– Как же! – ответил я, – Бывал…

 

 

 


Оглавление

7. Сад
8. Совпадение

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.



Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 


 

 

Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература»
Редакция: newlit@newlit.ru, тел., whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 5.00 до 20.00 мск.)
Реклама: reklama@newlit.ru, тел., whatsapp, telegram: +7 914 699 35 47 (с 2.00 до 13.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!