HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 г.

Александр Славнов

Основания для лучшей жизни

Обсудить

Сборник рассказов

 

 

 

Мне всегда нравились дневники путешественников. Но не тех, что отправляются в путь, мечтая открыть для себя и для остального человечества новые страны, что-нибудь этакое новенькое и подробно описать. Лучше, если они выехали или отплыли по каким-нибудь иным соображениям, по торговым делам, например, или вообще против собственной воли очутились… Ничего не желая описывать, не собираясь делиться никакими впечатлениями. И вдруг что-то буквально заставило их отыскать в карманах обломок карандаша, клочок бумаги…, создать какой-то письменный документ, памятник мысли, чувству, действительному событию без всякой преднамеренности. Собственно, тогда получается, что я люблю не дневники, а попутные, даже «вынужденные» записи.

 

 

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 12.10.2008
Оглавление

6. Музыка и сумерки
7. Сад
8. Совпадение

Сад


 

 

 

В музее я видел картину: человек в древней восточной одежде, в облачении пустынного странника сидит на берегу светлой, широкой реки. Сидит себе на камешке и смотрит в сторону дальнего берега. У его ног чистая прозрачная вода, над головой ясное небо, и такими же ясными и чистыми, как небо над головой и вода под ногами, кажутся мысли человека. Поза, лицо, глаза… всё говорит о безмятежном, возвышенном состоянии сидящего на берегу. Человек и окружающий пейзаж – природа – близки, как двое влюблённых: отражаясь друг в друге, находя отражение своей любви, радуются взаимности, наслаждаются созвучием, обмениваются… – чем они обмениваются? – какими-то ласковыми, тёплыми лучами…

«Мечты» - называется картина.

Что за слово такое – «мечты»? Мечтателями называют людей, «оторванных» от земли, а здесь созвучие …. Иногда, наоборот, «мечты» связывают с какой-нибудь корыстью: существуют, допустим, мечты о некотором количестве денег, мечты о таланте, об удаче, о лучшей участи, о счастливой семейной жизни, многие мечтают построить дом, что-нибудь купить…. А о чём мечтает этот человек? О чём бывают мечты, от которых… так светло вокруг, которым созвучна сама природа?

В юности, когда я впервые увидел картину со странником, я не задавал себе подобных вопросов. Я знал ответы. Не переводя их в словесные формулы, радовался затаённому в глубине души знанию. И как хранитель сокровища, ходил слегка самодовольный с гордо поднятой головой…

А вспомнил о картине много лет спустя, сидя однажды в своём саду. Теперь мне было просто любопытно, что вообще означает слово «мечты»? Оно не раздражало, как это случается совсем уж с неясными словами, но и не находило, к моему удивлению, прежнего понимания и отрадного созвучия в глубине души…. «Мечты» зависали где-то в воздухе без опоры и душевной поддержки, готовые улететь, испариться… «Мечты» испарились и улетели, так и не прояснившись. И перестали меня беспокоить... Но тотчас же моя не очень пытливая мысль наткнулась на другое малопонятное, связанное с картиной слово «странники». «Странники» задевали больше. – В ту пору я как раз занялся добросовестным садоводством. – Странники – кто это такие? Почему они бродили по свету? Места что ли себе не находили? Почему им не сиделось на каком-нибудь клочке земли, скажем, как мне сейчас в своём огороде...? Я только полюбопытствовал, снова вспомнив о картине… И в то же мгновение несколько картин иного рода одна за другой промелькнули перед глазами. Они, эти «картины», слегка превосходили мои «вообразительные» способности. Будто кто-то на секунды приоткрыл завесу в несвойственные мне представления. Необычные образы вспыхнули и погасли, некоторое время я обдумывал их, дорисовывал кем-то начатые линии по своему разумению, и позже уже не мог отличить увиденное от придуманного. Мне казалось, что я просто напросто сочиняю сказку. Никто не знает, откуда приходят самые неожиданные мысли, только одни обращаются в больные, разрушающие, сводящие с ума кривые вымыслы, другие – в красивые сказки. С возрастом сказки сочиняются реже, и эта меня порадовала. Я увидел или сочинил, что на берегу широко раскинувшейся степной реки остановились двое путников в нездешних одеждах. Вот они гуляют у самой кромки воды на закате солнца. Река блестит золотом у их босых ног. Они что-то чертят веточками на мокром песке, беседуют … – я не слышу, о чём, но всё, что хочу знать о них, как будто уже знаю и знал всегда…

Вот она, сказка.

Среди диких сухих степей после долгого перехода двое путников повстречали широкую полноводную реку. – Откуда происходит такая щедрость? – подивились путники, будто никогда в жизни не видели полноводных рек. Видели, конечно, видели… Они родились в богатой и щедрой плодами стране, с достаточным количеством полноводных рек, где люди не задавались вопросами о щедрости самой земли, просто владели дарами, делили их, как могли, иногда за них воевали. И, как водится, одни были богаты, другие – обездолены. Не найдя никакого смысла в делёжке богатств, эти двое пришли к известному в тех местах отшельнику и сказали:

– Мы не знаем, за что и почему дана нам жизнь. Пользуемся, как звери, дарованным богатством или бедностью, не ведая причин ни того, ни другого. Процветает земля – процветаем и мы, умирает – и мы умираем с ней. Чем люди лучше червей и лягушек, грибов да водорослей? Какой прок в человеческом разуме, если он не способен постичь источник жизни, источник блага и несчастья для себя? Возможно ли познать этот источник и стать творцом, а не рабом своей судьбы?

– Раб есть ученик, что здесь зазорного? – Ответил отшельник. – Источник, о котором говорите, мне знаком. Но зачем вы допрашиваете меня? Разве не знаете, как недорого стоят готовые ответы? Поверите на слово…? – А если я ошибаюсь? Как проверить…? Будете сомневаться всю жизнь. Обязательно будете сомневаться… Вот, что: вы молоды, полны сил и можете сами решить задачу. Для чего же смолоду даны силы, как ни для поиска «источника блага»? Но каждый ищет на свой манер, и в сущности, каждый находит своего рода «источник блага», ищите и вы. Однако, вопрос ваш красив и с вами моё благословение.

Отшельник поднял с земли камень и подал пришельцам.

– Возьмите его с собой. Он лежит у моих ног без движения столько лет, сколько сижу здесь я. Камень сродни мне и имеет мудрость от своей неподвижности. Мы сдружились, когда я устал от беготни… – А вы не похожи на уставших. От вас веет свежестью, как от журчащего мимо ручья. Человек со свежими силами находит истину не только для себя… Ступайте дальше, куда глядят глаза. Ваша мудрость – мудрость текущей воды. И водный путь приведёт вас к знанию. Где найдёте «источник блага» оставьте мой камень.

Двое отправились, куда глядели глаза. Путь привёл их в безводные пустыни, в сухие степи. Несколько раз от голода и жажды они едва не расстались с жизнью. – Не пошутил ли старик, не пусты ли его слова о водном пути и о мудрости текущей воды? Под ногами всё больше песок да растрескавшаяся земля… – Отгоняя сомнения, странники продолжали идти…. Усталость и мысли о тщетности усилий приближали отчаяние…. Потому явление необыкновенно полноводной реки среди пустых и скудных степных берегов показалось настоящим чудом и свершением пророчества. Свежесть, широта ветреного речного пространства, пахнущего рыбой, водорослями…, самой жизнью, поразили путников.

– Откуда происходит такая щедрость? Должно быть, в удивительном месте берёт начало эта река, в самом чудесном месте, где небеса и небесные знаки нисходят на землю. Вот он наш водный путь! Где найдём источник реки, там найдём и познаем источник блага.

Они двинулись вверх против течения искать необыкновенное место и исток реки.

Месяцы, быть может, годы прошли в поисках. Путники пережили много лишений, страданий, опасностей, но чудесного источника так и не нашли. Только бессчётное количество притоков, мелких родников и ключей, а вместо сказочной страны – непроходимые леса, скучные равнины, заселённые полудикими племенами… Путники не видели земли под ногами, не замечали времён года, избегали людей, и упрямо каждый себе твердил: «Ищу чудесный источник». Без источника Блага им стал не мил весь белый свет. Отвращение к зримому миру, досада и ожесточение блестели в их глазах. Когда же были истрачены последние силы и потеряна надежда, снова на самом пороге отчаяния они открыли для себя истину, которую не могли узнать раньше. Странники поняли вдруг: великая благодать происходит из множества малых, едва заметных истоков. И не как иначе. Поняли, что и они сами, и люди вокруг – те же малые истоки… Им захотелось вернуться и приглядеться ко всему, на что раньше в поисках «источника великой благодати» смотрели с презрением.

И узнали странники, как неповторим вкус каждого родника. Заметили, что самый малый ручеёк, самая тонкая струйка непременно несут в себе чистоту, свежесть, новорождённую детскую радость, будто происходят из бесконечного резервуара радости, свежести и чистоты. Удивились, когда подумали, сколько сплетений корней нужно омыть ручью, сколько прорвать запруд, проточить гранитных скал, ненасытных песков напоить, чтобы на исходе сил встретить и поддержать другой слабый поток и, слившись с ним, пробивать ущелья и русла, и после, собрав множество потоков в один, породить на своём пути плодотворную долину… И разве не полна была могучая степная река той же радости, свежести и чистоты, что нёс от рождения каждый её родник…?

С тех пор не избегали странники встреч с людьми, а, напротив, преодолевая опасения и недоверие, искали со встречными общий язык, чтобы рассказать о том, о чём теперь хотелось рассказать. Что каждый человек есть источник блага… И как в малых родниках большие реки, увидели они в новорождённых, полудиких племенах будущие народы. Из маленьких благородных порывов людей сложили образ Нового Человечества. И представилась им страна будущего, лучшая страна…

Окрылённые новым знанием, возвращались они домой. Плыли вниз по течению в маленькой узкой лодочке и остановились на том самом степном берегу, где повстречались с рекой. На восток простиралась необозримая плоская равнина, откуда пришли странники. А противоположный западный берег возвышался пологими синими горами. Солнечный день клонился к вечеру. Они причалили, чтобы отдохнуть от водного пути и приготовить пищу. Зной на широкой реке под куполом беспредельного неба истомил. Радостно было размять уставшие в лодке ноги. Они бродили по мокрому прохладному песку у самой воды. Волны ласкали их голые пятки. Странники смотрели на дальний берег, на отражение синих гор в воде, на ослепительные бело-жёлтые песчаные отмели-косы, рассекавшие речное течение. К началу лета земля: берег, острова покрылись свежей зеленью молодых ив и серебристыми побегами дикого тополя. Восточный ветер нёс с собою запахи цветущей степи, бескрайнего ароматического океана с терпким привкусом полыни.

По-прежнему дики и пустынны были здешние места. Но чистый, светлый образ природы звал, манил к себе будущую жизнь. И странникам легко сейчас думалось о будущем. Точно мираж, на горе, на дальнем берегу привиделся белый город, белыми сахарными кубиками рассыпался по синему склону; и словно рука, к дальнему берегу потянулся мост… Странники увлеклись беседой, рисуя что-то на мокром песке. Окружение, казалось, подслушивало их, так затихло всё…

Солнце спускалось за горы.

Странники развели костёр, приготовили пищу. За ужином наблюдали, как темнело лиловое небо и одна за другой загорались звёзды. Воздух над рекой стал прозрачным и влажным, звёзды сделались крупнее и дрожали в речном испарении, мерцали разным цветом, будто огранённые драгоценные камни. Река и степь запели свою многоголосую вечернюю песню. Пересвисты соловьёв и бессчётных птиц, слетевшихся на ночь в прибрежные заросли, сливались со стрёкотом сверчков и лягушек. Но весь этот легкомысленный треск и в сравнение не шёл с гулким речным эхо. Река гудела. Словно неведомые подводные твари и множество разнообразных рыб издавали вместе какие-то особенно низкие затаённые звуки и отвечали беспечному земному щебету серьёзно и грустно, как более мудрые, эволюционно старшие существа. Небесное же эхо, напротив, звенело хрустально и высоко. Звуки улетали легко и безвозвратно в недосягаемую высь. И даже птицам была недоступна такая высота и беспечность… До глубокой ночи продлилась беседа странников. Пылал костёр. Снова стихло всё. Небо отражалось беззвучно в широкой и тёмной реке. Казалось, что нет ни воды, ни тверди земной – только звёздная бездна вверху и внизу; и нет ни усталости , ни тяжести, есть лишь свободное парение среди звёзд… И сами звёзды слушали их слова. И слова были легки. И глаза светились, как звёзды…

На рассвете после короткого сна странники расстались с рекой, и ушли в сторону восходящего солнца, в океан полынного аромата. На берегу остались угли потухшего костра, полуразмытые рисунки на мокром песке, лодка…. И ещё – здесь они исполнили просьбу старика-отшельника: «Где найдёте «источник блага» оставьте мой камень». – И камень остался на берегу.

 

Я живу недалеко от реки. Мой сад – бывшее дно. Река отступила, изменила русло, размывая синие горы западного берега и оставляя на восточном плодотворную равнину. – Где-то я слышал, кажется, на уроке географии в школе, будто русла рек от вращения земли смещаются на запад. – Дальняя часть сада в направлении от реки поднимается выше над её уровнем и завершается крутым подъёмом, ступенью, после которой ровная степь до самых азиатских пустынь. Ступень – бывший, древний берег. Отрывая глубокие ямы в конце сада, я не раз находил речные ракушки и известковые отложения. А в прошлом, в годы аномальных разливов, случались, отмеченные местным краеведением, подтопления города почти по эту ступень. Отсюда с возвышающейся ступени в дальней части сада виден весь путь отступления воды: широкая плодотворная долина, заселённая и обжитая, разделённая и разгороженная заборами на приусадебные участки, садики, палисадники; пестрящая разноцветными крышами частных строений, белеющая многоэтажными микрорайонами. Из городского парка у реки торчит колесо обозрения, рядом блестит маковка церкви, а дальше: сама речка с островами и песчаными отмелями, мост и большой город на том берегу – россыпь сахарных кубиков по склонам синих гор. Там, в белом городе на синих горах в музее изобразительных искусств висит картина со странником-мечтателем… Ночью вся долина: два города и река – скопление огней, тысячи разноцветных электрических звёзд, умноженных речным отражением – будто центр галактики среди редких созвездий ночного неба. Весной под ступенью древнего берега разливается океан цветущих садов…

Стать садоводом я решил не сразу.

Дальний конец сада, ступень старого берега с детства для меня – любимое убежище и место пребывания. Самые волшебные, сказочные сны связаны с этим местом: здесь к моему удивлению во сне вдруг обнаруживалось, что сад не кончается, что глубина его беспредельна. Собственно сны были путешествиями в разного рода бесконечности. Например, в бесконечность вкусов. Удаляясь в неизведанные глубины сада дальше и дальше, я срывал с деревьев и пробовал плоды, похожие на простые яблоки, груши…, но вкуса бесконечно разнообразного, необыкновенного, можно сказать, неземного. А какого же ещё, если его даже близко ни с чем не сравнить? После весь диапазон вкусов наяву мне показался ограниченным, неинтересным. Так – набором кислот и сахаров. Бесконечность вкусовых ощущений там во сне соединялась с другой – бесконечностью моего собственного сознания: я каким-то образом узнавал, припоминал… вкусы, вспоминал, что сам в разное время выбирал, прививал именно эти сорта, выращивал деревья…. И после такого воспоминания, они оказывались не совсем деревьями, а как бы разветвлёнными следствиями необычных действий, поступков. Воссоздавались и сами действия, и сопутствующие обстоятельства, в которых я как будто бы жил, которые, несомненно, переживал, физически чувствовал, знал до мельчайших подробностей, любил…, но…– как об этом сказать? – числу обстоятельств тоже не было конца…. В подобных же снах в бескрайней протяжённости сада обнаруживались неисчислимые клады, мною некогда зарытые; утраченные в прошлом ценности и напротив – вещи самые пустяшные, незначительные, но неожиданно радовавшие напоминанием о себе. Я листал пожелтевшие тетради, собственноручные записи, сделанные, страшно подумать, когда, но отвечавшие на самые насущные сегодняшние вопросы. Находились игрушки, детские рисунки…. Всё оказывалось важным, открывалось в своём значении и смысловой красоте, хранилось надёжно, и никуда не исчезало, а складывалось в поразительно стройном порядке. Да. Сонное сознание выстраивалось, воссоздавалось в противоположность рассеянности, противоречивости, ограниченности, почти слепоте сознания явного. А какой древности были находки, знания! Невообразимой древности…. Среди прочих бесконечностей в дальней части своего сада я находил бесконечность величин и расстояний, бесконечность превращений, бесконечность мысли и чувства…. Но разве возможно пересказать все сны?!

Наяву возвышенная часть сада служила свою службу. Сюда, на древний берег я словно выныривал из разных обстоятельств жизни и смотрел на все эти обстоятельства с высоты. Где-то внизу, на дне оставались, тонули и исчезали: школа, всякого рода учёба, работа, домашние заботы, борьба за выживание, взаимоотношения с людьми…. И однажды, так случилось, меня вытолкнуло сюда наверх окончательно из тесной, кипящей котловины жизни. Один лишь сад тянулся ко мне с бывшего речного дна и касался своими ветвями. Сад был старый и запущенный. Как раз к тому времени меня и надоумили стать садоводом.

Я не сопротивлялся. Вообразив себе душевную гармонию садовода, принялся за дело. После нескольких лет моего увлечения, вырубки зарослей, корчёвки пней, выравнивания террас на склоне, удобрения земли, посадки и прививки деревьев сад благоухал весенними цветами и благодарно склонял отяжелевшие к осени от разнообразных плодов ветки. В жаркие дни он дарил густую тень и прохладу, а ночами, как колыбельную, я слушал в открытое окно шелест листьев и соловьиное пение. Поздней осенью сад засыпал. Всякий раз было жаль отшумевшего лета. И моя печаль сливалась с печалью сада. Потом тянулся белый сон. Зима. Деревья в сияющем инее или под тяжёлыми снежными шапками; а чаще, как чёрные безжизненные скелеты, они раскачивались на ветру и скрипели от ледяной стужи. Где только пряталась жизнь? Но неизменно и точно в свой срок сад просыпался. И всё начиналось сначала: цветы, буйная зелень, сочные плоды: красные, жёлтые, зелёные яблоки, груши, рыжие абрикосы, синие сливы…, вишня, черешня, клубника, малина…

И вот в один прекрасный день, сидя в своём благоустроенном саду, я подумал о странниках. Бродили они по разным странам, за это, конечно, их так и называли. Но и «странные поступки» от них произошли, потому слово «странный» не только про путешествия. Я же занимаюсь вполне понятным делом: выращиваю сад. Впрочем, иногда мне снятся «странные» сны, вот – сказки сочиняются…, разговоры с друзьями у меня тоже «странные» – снам и сказкам сродни. И после благоустройства сада этих разговоров как будто стало больше…

Да! Какие удивительные тогда случались встречи! Подобно древним кладам из снов, неожиданно напоминая о себе, находились старые друзья, возникали давно забытые знакомые, одноклассники, однокурсники по училищу, институту, собратья по прошлым увлечениям, сослуживцы по армии, сотрудники по работе… по работам, являлись всегда «к месту», к взаимной необходимости, красиво вплетаясь в строение какой-то общей жизни, попадая в единое созвучие мыслей и чувств. Они встречались случайно на улице или специально приходили ко мне спустя десять-пятнадцать лет после разлуки, будто испытывая потребность в «странных» разговорах, и словно вспомнив, где они «водятся». На ступеньке древнего берега лучше всего получались такие разговоры.

Давным-давно я собирался построить здесь беседку. А под впечатлением придуманной сказки решил точно построю: строительный материал под рукой, есть силы, свободное время…

 

 

– 2 –

 

На необычные поступки я решаюсь не сразу, потому твердое намерение не превратилось в мгновенное действие. Сначала я чем-то отвлёкся. Потом нашлись разные мелкие делишки и причины для отсрочки, включая обыкновенную лень. Вслед за этим «накрылось» свободное время. Ни с того ни сего на мою голову обрушились, самые что ни на есть, настоящие заботы-хлопоты, явилась страшная занятость. Какая беседка?! Что за срочность?! Беседовать можно, сидя на лавочке…, пока. Да и полезного места она, беседка, много займёт… Чего-то придётся лишиться, в смысле урожая. Всё было прежде так удачно спланировано, засажено полезными культурами, отборными сортами. В наиболее подходящем месте, например, произрастало дерево, привитое двумя чудесными и ценными породами сливы…

Вскоре и строительный материал был востребован и истрачен, скажем так, на более рациональные постройки. На покупку нового денег в бюджете, естественно, не нашлось. В процессе «рационального строительства» силы мои иссякли, накопилась усталость. Потом, кажется, наступила осень, зарядили дожди…

Год прошёл. Следующим летом я почти не вспоминал о беседке, находясь под завалами неотложных дел. Многое изменилось. Вместо «странных разговоров» в глубине сада зазвучали какие-то жалобы. Допустим, я жаловался на дешевизну фруктов и овощей со своего огорода на рынке, а мой товарищ художник – на трудности сбыта картин… Может это были не совсем жалобы, так – обывательское брюзжание, «переливание из пустого в порожнее», ворчание о делах-делишках, кто как живёт-поживает…, говорили о разных проблемах, о ремонте жилищ, о лечении болезней, о том о сём…. Из странности всё пришло в норму. Общение с друзьями сделалось скучным, ритуальным и, кажется, потеряло смысл. Какое-то тонкое связующее вещество испарилось. Красивая, незакономерная для обычной жизни цепочка распалась на звенья. И счастливые встречи больше не случались.

К исходу лета во время работы в саду и даже от простого там пребывания необычное болезненное состояние стало преследовать меня. Являлись слабость в ногах и руках, холодный пот и нервное раздражение. Причём, симптомы болезни возникали только в саду. Я упёрся в это самочувствие, как в неожиданное препятствие, и долго пытался его преодолеть, отнеся на счёт собственной мнительности, надуманности… Ничего не выходило.

Позже и сад стал чахнуть от небывалого нашествия разнообразных паразитов, грибков и вирусов. И на борьбу с ними уже не хватало физических сил. В сложившихся обстоятельствах я поостыл к садоводству. Предвкушаемая и почти состоявшаяся душевная гармония рухнула. Место в глубине сада из любимого постепенно почему-то превращалось в невыносимое. Только «странные» сны про сад некоторое время продолжались.

Последняя приснившаяся бесконечность называлась «бесконечностью однообразия». Однообразие оказалось не серым, а рыжим по цвету. По обыкновению я удалялся в открывшееся продолжение сада. Бродил от дерева к дереву, однако, в этот раз среди зрелых и перезрелых плодов не находил тех самых… с неземным вкусом. Всё словно переродилось. Сад заполонили своеобразного рода сливовые деревья. Почему я называл их сливовыми? Неизвестно. Я считал во сне сливами плоды рыжего цвета величиною с кочан капусты. Вкус тоже не имел со сливовым ничего общего, в нём соединялись соки лучших тропических южных даров природы: манго, персиков, апельсинов, дынь, груш… Мякоть удивляла сытностью. Надкусишь пару раз огромный рыжий шар, и наступает полное желудочное счастье и головокружение от сытости. Почему эти плоды повергали меня в уныние, почти в отчаяние? – Ветви гнулись от них до земли. «Сливы» перезревали и разлагались на деревьях, под ногами. Пейзаж был рыжим. Саду не было конца. И, разумеется, я вспоминал, я вспомнил! когда, почему и при каких обстоятельствах сажал каждое рыжее дерево. – Во всякую минуту страха от предположения бедности и голодной смерти. К великой досаде в своём бесконечном саду я не мог отыскать других насаждений…. То есть я помнил и находил места, где росли, должны были расти, плодоносить радовавшие меня некогда неземным вкусом деревья, но… только символы рыжей желудочной сытости окружали меня.

 

 

 


Оглавление

6. Музыка и сумерки
7. Сад
8. Совпадение
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.



Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 


 

 

Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература»
Редакция: newlit@newlit.ru, тел., whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 5.00 до 20.00 мск.)
Реклама: reklama@newlit.ru, тел., whatsapp, telegram: +7 914 699 35 47 (с 2.00 до 13.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!