HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 г.

Николай Шульгин

Фуфель

Обсудить

Мини-повесть

 

(Не о футболе)

 

Купить в журнале за апрель 2021 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2021 года

 

На чтение потребуется 1 час | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 30.04.2021
Оглавление

6. Установка
7. Погнали!


Погнали!


 

 

 

По жребию начали гости. Короткий пас назад и заброс на ход крайнему «бегунку». Коля-Вася, согласно установке, «косанул» его не глядя. Тот полетел, как домино – «ноги-голова», называется, потом несколько раз перевернулся, чтобы окончательно убедить судью, что умер, и затих возле углового флажка.

Коля-Вася пробегая мимо, согласно установке, с улыбкой сказал поверженному: «Это, мамочка, раз!»

Судья выдал длинный грозный свисток и показал виновнику команду «ко мне». Коля-Вася приложив руку к сердцу потрусил к арбитру:

– Товарищ судья! Нечаянно, думал, достану в подкате. Простите на первый раз!

– Бог простит! – арбитр фасонисто, как шпагу, вытащил желтую карточку и высоко поднял её над головой, давая понять, что «Москва» слезам не верит.

Трибуны дружно вступили в бой кличем: «Судья – пидорас! Судья-пидорас!..»

(в данном случае сексуальная ориентация в виду, как правило, не имелась, просто таким способом трибуны выражали несогласие с арбитром в данном игровом эпизоде и принятом им решении.)

«Хорошо начали», – вальяжно подумал Палыч и пыхнул сигарой в Дуремара:

– Как думаешь, встанет?

– Встать-то встанет, но «очко» не железное, «закосит», скорее всего...

– Соображаешь, Айболит…

Дуремар подумал, что его переименовали навсегда, и от удовольствия покраснел…

«Убиенного» выкатили за бровку и стали поливать из какого-то баллончика. (Впоследствии он «отступил» на свою половину и был заменен.)

На «стандарт» в штрафную двинули громадные защитники соперника. «Наши», согласно установке, прихватили каждого сзади за трусы. Судья дал свисток… Подача!..

Вратарь Федор с громовым криком:

– Я-я-я-я-я! – Выскочил из ворот, вдарил по дороге коленом нападающему в живот и выбил мяч кулачиной к середине поля...

– Вышли, .лядь!!! – добавил он для крепости духа и сам себе похлопал. Все метнулись из штрафной в поле, где защитник соперника неожиданно оробел и «выпнул» мяч в аут.

– Чмырю по бровке! – вынув сигару изо рта, рявкнул Кальян.

Кровавый Чмырь попихался с соперником на бровке и заработал новый аут. Аут вбросили в штрафную площадь, где того же Чмыря вратарь одновременно с мячом огрел по уху и уронил на земь. Из уха пошла настоящая, густая чмырева кровь. Он размазал её по лицу, махнул рукой, что медпомощи не надо и бросился к судье.Свисток молчал.

Трибуны спели на бис:

– Судья – пидорас! Судья – пидорас!..

Назревала битва, к которой соперник готов не был. Наивные призеры прошлого года приехали играть в футбол. Но им была предложена локальная война, со взрывами медицинских бронепоездов и стрельбой из-за угла из кривых пистолетов разрывными патронами. Возле каждой до боли знакомой кочки нашими «басмачами» сопернику была навязана жесточайшая борьба. Мяч ни у кого не держался. «Молодые», как лесные партизаны, мешали и чужим, и своим, и создавали суету, где попало, не давая фаворитам «включить мозг».

Возле Фуфеля (так болелы прозвали Фефлова) стояли два крепких опекуна, которым была дана задача умереть, но не дать получить ему мяч...

Поскольку с самого начала Фуфель встал в центральном круге и никуда не уходил, изредка присаживаясь перевязывать шнурки бутс, крепкие румяные хлопцы, готовые к борьбе топтались возле него без дела. Им хотелось в гущу борьбы, где кипела кровь и трещали кости. Где никто никому не давал играть, и где возникали мелкие стычки и тихие драки...

А тут ходил по полю какой-то полудедушка и, не поднимая головы от травы, «искал грибы». Они его знать не знали и знать не хотели, и, глядя на его тощее тело, в тайне надеялись, что как только он получит мяч – они нападут с двух сторон и, как Балаганов с Паниковским (хулиганы из знаменитой книги) разведут этого лоха по принципу: «Кто хулиган? Я хулиган?». Наступят на ногу, провернут бутсу, ткнут пальцем в ребро... и конец...

На всякий случай один опекун прошептал в затишье:

– Моя кликуха «Кувалда Шульц», ты тихо упади, и тебя здоровым унесут!

– Давайте так, – сказал Фуфель, – вы меня не трогаете и я вас не трону. Мне убиваться за эту басмачую Республику тоже не в кайф…

– О, це дило! – Сказали крепкие хлопцы и побежали на угловой, который заработали их наполовину переломанные товарищи. К этому времени уже набежала сороковая минута говенного футбола, где в середине поля игроки охаживали друг друга по ногам, и главным солистом был судья, который громко свистел и красивыми жестами пугал гладиаторов удалениями.

По бровке метался тренер гостей, подсчитывая потери от боевых действий.

Угловой подавали справа...

«Будет выкручивать к точке», (отметка для пробития пенальти) – уверенно принял решение «дядя Федор». Как положено, все нападающие, как всегда, были взяты за трусы. Подача. Федя заорал – «я!», и уверенно выпрыгнул на перехват, но... в последний момент споткнулся об, невесть откуда взявшегося, кровавого Чмыря, и понял, что не успевает…

– Ой, не «я»! – запоздало вякнул вратарь... и забытые всеми, свободные от Фуфеля хлопцы, внесли крепкими украинскими грудями поникший хозяйский мяч в распахнутые ворота. Трибуны выдохнули двадцатитысячный полустон-полукрик... И наступила тишина...

Гости скромно порадовались, поняв, наконец, что играют то с «дровами», и непонятно чего пугались в первом тайме. Их тренер снова выскочил на бровку, что-то крикнул, чтобы дать понять чумазым трибунам, что здесь мастера приехали давать класс, а он их дирижер.

Трибуны затихли. В тишине прозвучал зычный голос Петровича:

– Где-ты, Фуфель? Звезда гребаная? Хорош грибы искать. Играй!

Какая-то группа вяло прокричала несколько раз :

– Фу-фель – пидарас!..

Но общая масса не поддержала... Общая масса поняла, что чуда не будет, что Фуфель просто фуфель, и не хрен ждать гола, а надо «открывать», и вместо свадьбы начинать поминки. Зазвякали стаканы (тогда не было бумажных и пластиковых, обычно стаканы перед игрой воровали из автоматов газированной воды), народ погрустнел...

«Наши» разыграли мяч в центре, отдали мяч Фефлову, который отыграл его назад и еле успел подпрыгнуть, как две «косы» просвистели с разных сторон.

«Хлопцы свое дело добре знают», – вяло подумал Фуфель, а вслух сказал:

– За невыполнение договора о перемирии Гитлеру разорвали филейную часть напополам!

– Молчи, пердун старый, – отозвались осмелевшие хлопцы.

– Макул, («договорились» кырг.) – ответил незнакомым хлопцам словом Фефлов и сел перевязывать шнурки.

На правительственной трибуне было тревожно.

«На борцов надо было ставить, а не на этих», – устало подумал премьер, – каюк мне!»

Не дожидаясь конца первого тайма он зашел в комнату отдыха и ахнул стакан водки. Водка укрепила дух, и Премьеру показалось, что он понял, в чем ошибка...

К тому времени первый тайм закончился и игроки цокали бутсами в раздевалки.

– Майор! – окликнул премьер начальника охраны. – Позови мне сюда этого «московского гостя».

– Слушаюсь, – учтиво прошептал начальник охраны и солидно направился под трибуны. Раздевалка хозяев была закрыта на ключ. Возле неё стоял Дуремар и докуривал сигару, которую ему, со словами:

– Ни одну рожу не пускать! – сунул в рот, закрывая дверь, Кальян.

Майор сделал значительное лицо и сказал тихо и зловеще:

– Позовите Кальяна. Правительство просит в ложу.

– Поздно, генерал, – ответил циник Дуремар. – Он уже в аэропорту.

«Логично», – подумал майор и поспешил на трибуну...

В это время в раздевалке Альберт Палыч блистал остроумием: «Я! Ой не я»!? Кто командует в штрафной? Карлсон, который живет на штанге?.. Почему два свободных остались?.. «Ком», ты какого делал на передней штанге?! Тебе сказано – все первые мячи твои, хоть башку о них расколоти! А ты, .....ть, за штангу прятаться?!.. Ты, я слышал, к нам из хоккея приблудился, так слушай, чего тебе говорят, если сам говорить не научился! Находишь в штрафной самого здорового, хватаешь его за трусы и выбиваешь мяч подальше...Чмырь, хренов сын! Твоя задача зацепиться и заработать штрафной! Ищешь любой контакт с защитником и падаешь с криком в некошеные травы. Остальное не твое дело. Заработал т – и беги в штрафную! Встань возле вратаря и говори ему всякие гадости. Остальное не твое дело! Увидишь мяч – лети к нему, не увидишь, все равно лети на вратаря и сам падай! Главное его с мушки сбить. А ты своего сбил? Чего тебя понесло в свою штрафную?..

– Я думал...

– Думал?!.. Береги свою единственную извилину, чтобы на очке тужиться, и не напрягай её по пустякам!... Шубин, Муса выходите на замену – топчите там кого попало. Вы свежие, вам само то. Они привыкли, что у нас впереди мяч не держится, молодые только пинаться могут... Вот и хорошо! Муса! Твоя тема – зацепился, брюхом мяч прикрыл и ищи контакт. Чуть кто коснется – падай и умирай! Можешь по– настоящему. Два штрафных за тайм дашь – памятник тебе поставлю в штрафной! По пояс в землю врою и бронзовой краской покрашу... Молодые садятся. Молодцы, потрепали нервы, попинались. Дыхалочку им маленько сбили. Это хорошо. Сейчас они бросятся вас добивать. В штрафной будет Сталинград! Не дай Бог кого провороните! Пленных не брать!.. Так же «по всему полю» на «первый» мяч (обычным языком – бить противника до его замаха)... Они думают всё!.. Со мной «всё» не бывает!.. В середине тайма при таком темпе вступает «физика» – вот там и вспомните мне свои кошары и то, как в бассейне топли. Продержаться 30 минут, и 15 будут ваши, если это не так, Чмырь возьмет лопату и закопает меня в его же яму!.. Помните, уроды, сейчас они не готовы к сопротивлению, они готовы вас добивать, и когда они поймут, что ничего не изменилось, и их, как били по ногам, так и бьют – они начнут вспоминать свою Одессу-маму и папу из Ростова… Пошли! Другого шанса у вас не будет! Если сегодня «попадете» (в простонародье – проиграете) – половину спишут, а первым уйду я. А со мной уйдут ваши зарплаты, квартиры и машины без очереди. Алга! («Вперед», кырг)...

Футболисты потянулись к выходу, переваривая информацию о том, что они, оказывается, еще не проиграли, и надо еще биться целый тайм. Ноги и души болели.

Последним, согнувшись, выходил Фефлов.

– Ты, Фуфель, знай, – шепнул ему Кальян, – Судью я «схватил». Он грамотный сучара – надо только дать повод. Остальное он «решит». Но если сами не пошевелимся, он репутацией рисковать не станет.

Фефлов не отреагировал. Допил чай, положил стакан на пол и пошел.

В раздевалке остался один Главный, он поднял стакан с пола, поставил на стол и задумчиво вытащил новую сигару. Его эмоциональные силы были на исходе....

Трибуны при виде пузатого Мусы радостно взорвались: «Муса-самса! Муса-самса!» – подбадривая, и одновременно напоминая ему, что чуть что, спишут в столовку пирожки печь, чем занималась вся его дальняя и ближняя родня.

Гости кинулись на штурм, как саранча. Подачи с краев в штрафную летели, как мины одна за одной, без особой цели, но в самую кучу – авось Федя опять заложает и «посыпится», как это всегда бывало. Федя не ложал. Носил защитников по «уэльсам» (некрасивое слово на русском языке, которое произнес известный русскоязычный футболист на просьбу корреспондента дать интервью, после исторической победы над сборной Уэльса, начинающееся на русскую букву «х» ), орал на сонного «Кома», который наконец проснулся, поймал кураж и выяснилось, что башка у него хоть и оловянная, но применяет он её строго по назначению. Ком шел к мячу, возвышаясь над толпой, как Цезарь и не замечал покалеченных им в борьбе врагов.

Остальные копошились, как могли. Бросались в подкаты, дышали хриплым дыханием в спины убегавших соперников, не давая тем поднять голову. Битва возобновилась с новой силой, но на этот раз только на одной половине поля – на половине хозяев. Куда попало, отбитые мячи, снова возвращались в Федину штрафную. Федя их ловил и старался подержать в руках, как можно дольше, давая своим схватить хоть немного воздуху. У судьи выбора не было, и на пятый раз он выдал «отцу Федору» «желтую» за затяжку времени...

– Судья – пидорас! Судья – пидорас!!! – по инерции, но неуверенно прокричали трибуны и снова погрузились в уныние.

– Ну что, Петрович? «Призма»? Разливать остатки?..

– Кочумай... подождем пока... – опытный футбольный болельщик Петрович чуял что-то неладное во всей этой кутерьме, но врубиться никак не мог. Казалось, наших жали по полной. За середину поля за полтайма ни разу не вышли. Муса боролся со своим брюхом и ему было не до мяча, и не до соперника. Но, вместе с тем, оборонительные сооружения работали справно, и бойцы из окопов назад не отходили. Даже Фуфель несколько раз вернулся к своим воротам и подстраховал кого надо, правда это не понравилось Главному. Он вышел на бровку и зычно проорал:

– Фефлов, растудыт твою медь! Может, ещё на ворота встанешь?..

Фефлов уыбнулся и потопал вперед к Мусе, который хоть и не бегал, но был весь мокрый и запыханный:

– Встань на правую бровку Муса и стой там, как угловой флажок. За офсайдом следи.

– Шеф сказал защитников напрягать...

– Встань, говорят, «напрягальщик», и стой. Когда мяч будет у меня, откройся, куда хочешь, мне не важно, не бойся, я увижу. На секунду оторвись от защитников, если они вообще о тебе не забыли…

Тем временем в штрафной Феди продолжался «Сталинград». Чувствовалось, что оборона работает из последних сил, но и нападение, отбегавшее полтайма в пустую, в надежде, что соперник «встанет», начинало нервничать и орать друг на друга. Вперед поперли даже тупые защитники, вконец забыв, что счет скользкий, поле в кочках, а мяч круглый.

Очередной угловой: в штрафной давка, нападающие теснят вратаря, тот отпихивается от них из последних сил, орёт:

– Товарищ судья!..

Подача! Нападающие сминают Федю и вместе с ним запихивают мяч в ворота. Звучит свисток.

– Всё! – понял Премьер и вышел в комнату отдыха, где от иностранной бутылки осталось на дне. Он закрыл глаза и выпил прямо из горлышка. Из левого глаза покатилась слеза.

«Сто лет не плакал», – подумал Премьер и еще подумал, – «Пенсия, так пенсия. Лишь бы не посадили»...

Тем временем на поле шли ожесточеные разборки. Судья определил не «взятие ворот», как хотели гости, а «нападение на вратаря». К слову сказать, совершенно справедливо. Но соперники настолько устали от этой пустой возни возле фединых ворот, что налетели на арбитра коршунами, ища хоть какого-то виноватого во всей этой невезухе. Трибуны неистово орали не поймешь чего. Даже «випы» неумело свистели в два пальца, охваченные общим ажиотажем.

Судья полез в нагрудный карман за карточками, и свидетели события бросились врассыпную.

Кровавый Чмырь, который уже ничего не видел, кроме косых кругов перед глазами, заметил, что кто-то в похожей форме рванулся налево и из последних сил «пнул» мяч в ту сторону.

«Крепкие хлопцы» поняли, что они опоздали ровно на секунду. Фуфель принял мяч одним движением, мгновенно развернулся и выдал Мусе «самсу»... Прямо в ножки, не надо было даже останавливать. Муса, тяжело дыша, протащил мяч метров десять, увидя догоняющего защитника, подставил ему край живота и, почувствовав толчок, радостно упал.

Трибуны засвистели, заорали, заскандировали:

– Муса! Муса! Муса!..

Муса воспрял и установил мяч для пробития. Сзади его кто-то похлопал по плечу и шепнул:

– Иди в штрафную, попихайся там...

«Звезда говняная», – подумал Муса и потрусил к штрафной.

– Муса! Муса! Муса! – скандировали трибуны, потому что раньше все штрафные бил Муса, и бил, кстати, неплохо

– Фуфеля на мыло! Дай Мусе! – бесилась Восточая трибуна...

Фефлов ни на что не обращал внимания. Легионер присел и стал перевязывать бутсу, предварительно подняв руку, и показав судье, что шнурки не в порядке. Опытный игрок делал паузу для тренера и соратников, чтобы перестроиться на атаку.

– Ком вперед! – зычно проорал Кальян. – Чмырь перед вратарем. Первый мяч!!!

Застоявшийся вратарь соперников стал неуверенно попихивать Чмыря, который разводил руками и показывал судье, что его толкают. Судья не обращал внимания. Дождавшись, когда Фефлов завяжет шнурок, он дал свисток на пробитие. Фуфель неожиданно без разбега, с лёгкого разворота резанул мяч вверх. Мяч долю секунды повисел над штрафной и, повинуясь какой-то непонятной подкрутке, камнем упал вниз прямо на голову Комлева. «Ком» махнул головой, мяч от его виска срезался в угол и ударился о стоящего там защитника... Спортивный снаряд заметался по штрафной площадке в гуще игроков. Трибуны визжали. Наконец, какой-то шустрый защитник «высадил» мяч к центру поля.

– Вышли! – визгливым от облегчения голосом заорал вратарь, и вся ватага «своих» и «чужих» ринулась к центральной линии.

Мяч взлетел в небеса и опустился на грудь тому же Фуфелю, который, пока возле ворот противника была заваруха, переместился в центр…

Мяч боялся Фуфеля. Он, обычно непредсказуемый, звонкий и строптивый, когда касался Мастера, затихал, как собачонка и ждал приказа.

Фефлов подсёк мяч над травой, и подъемом мягко перекинул через выбегающую из штрафной ораву, бросившись ей навстречу. Защитники «вдарили по тормозам», но опять им не хватило той единственной секунды, на которую их опередил лукавый мозг Мастера.

Фуфель выходил один на один. За весь этот короткий промежуток времени трибуны даже не усели набрать воздуху в легкие. Они даже не поняли, что происходит, и почему судья не свистит вне игры запоздавшему Мусе, который вяло выносил живот из штрафной...

Быстрее всех сообразил, что к чему, опытный центральный защитник соперников, который извернувшись на бегу, вцепился в трусы Фефлова. Тот по инерции протащил бугая защитника и мяч еще метров пять, и рухнул на траву вблизи штрафной.

Вот тут начался ор! На поле полетели бутылки и другие посторонние предметы. Одна бутылка, что само по себе уникально, была недопита.

– С поля! С поля! С поля!.. – грянул стадион в едином порыве.

Стало страшно. Милиция, занимавшая первые ряды, поднялась, загавкали собаки... Соперники съежились, как пленные в ожидании расстрела, но судья не торопился. Он поставил мяч на место нарушения. Краем глаза обратил внимание, что на бровке Фефлов меняет разорванные трусы. Поманил пальцем нарушителя и что-то долго говорил ему, явно мучая окончательным решением. Когда тот почти успокоился, судья вытащил красную карточку на удаление, буднично показал защитнику и спокойно объявил:

– За фол (нарушение правил) последней надежды…

– Судья Молодец! Судья Молодец! – было ответом публики на это действие.

Оба тренера метались по бровке и что-то орали, но, по-моему, не слышали сами себя.

– По свистку! – сказал арбитр и пошел двигать стенку.

– Муса! Муса! Муса! – бесились трибуны, призывая своего любимца. У Мусы действительно был страшный удар. При всей своей полноте он мог собраться на доли секунды и пульнуть, как из пушки.

Но на этот раз Муса даже не пошевелился. Он понял, что на поле другой вожак. Он был опытный футболист и умел держать обиду в себе.

Фуфель вернулся в новых трусах. Бодро подбежал к мячу и крикнул:

– Муса, бей, у меня что-то с ногой!

У Мусы от неожиданности задрожали ноги. Он понял, что не сможет ничего сделать. Что не готов ни морально, ни физически к такой ответственности.Фуфель передал ему мяч и тихо шепнул:

– Разбег делай подлиннее и не бзди, я сам ударю.

Муса впервые в жизни понял, что такое настоящее счастье, и что пора на покой.

– Муса! Муса! Банку!Банку! – надрывались трибуны.

Легендарный нападающий когда-то грозной команды вытер мяч о пузо и установил его на кочке.

– Судья девять метров!.. – он с пол-оборота вошел в роль. – Чмырь на добивание сразу. Петя? Шубин! На добивание... Куда пошел?

– Ловуха, на силу будет бить! – орала «стенка» вратарю. – В край отбивай... не вздумай ловить – там пуля!..

Фуфель индифферентно стоял в метре сбоку от мяча. Потом встал в строй соперников загораживающих ворота. (Такой строй называется «стенка». Название какое-то строительное, но по смыслу верное.) Его оттуда вытолкал рьяный защитник, увеличив стенку еще на полметра и совсем закрыв от вратаря хитрого Мастера. Вытолканный Фуфель вернулся на свое место.

В глаза друг другу сквозь двухметровую щель между крайним игроком в стенке и штангой смотрели нервный вратарь и ухмыляющийся Муса. Всё стихло...

Судья, оглядевшись вокруг, дал пронзительный свисток, отозвавшийся болью в сердце вратаря. Муса отошел еще на пять метров назад, несколько раз подпрыгнул перед разбегом и... [...]

 

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в апреле 2021 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2021 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: ЮMoney: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению апреля 2021 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

6. Установка
7. Погнали!

12 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.02 на 05.03.2024, 11:10 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!