HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Вадим Россик

Кто рано встаёт, тот рано умрёт

Обсудить

Роман-драма

На чтение потребуется 5 часов | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за февраль 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.02.2015
Оглавление

8. Глава 7
9. Глава 8
10. Глава 9

Глава 8


 

 

 

Обед. Все обитатели Замка опять собрались в столовой, но теперь нас на одного человека меньше. Харди всё ещё нет. Разговор не клеится. Сидим рядком за длинным столом, как в унылом скандинавском детективе. Молча хлебаем Лилин борщ со сметаной. Маленькая Алинка в садике, и некому согреть солнечной улыбкой нашу замёрзшую компанию.

Я думаю, что Харди уехал домой из-за драки с Никсом. Хотя по логике вещей – это Никс должен был с позором бежать из Замка и прятаться от синих очей своей дамы сердца. Очкарик же, наоборот, сидит за столом, победно поглядывая через толстые стёкла на расстроенную Мари.

После похода через подземный ход на автостоянку, я вернулся в свою башню и опять взялся за роман. Правда, всласть поработать мне не дал звонок Марины. Жена на «куре» подыхает со скуки, поэтому обзванивает всех, кого только можно.

– Ты таблетки пьёшь? – задает Марина сакраментальный вопрос. Мамка, блин!

– Ну, что ты, золотко! Как можно не пить? Принимаю по половинке ежедневно во время еды, – обижаюсь я, сердито разглядывая коробочки с лекарствами, давно забытые мною на подоконнике.

– Ох, не верю я тебе, дорогой! – отчего-то сомневается в моих словах Марина. – Позвоню-ка я Лиле. Пусть она за тобой проследит.

Меня охватывает паника. Матриархат рулит!

– Не надо впутывать сюда Лилю! Ты меня унижаешь своим недоверием. Я сам вполне могу о себе позаботиться.

– Знаю я, как ты можешь! – спорит Марина.

Я злюсь. Женщины! Им лишь бы всех опекать. А у моей жены вообще очень развит материнский инстинкт. Я вспоминаю, как Марина катила меня в инвалидном кресле из клиники к машине, как надевала мне ботинки, кормила, купала, бегала в аптеку… Всё-всё! Я больше не злюсь.

 

Сидящий рядом Эдик неожиданно пускается в грустные воспоминания, отвлекая меня от моих собственных мыслей:

– Знаешь, Вадим, лет десять назад я купил дом в Нашем Городке. Домишко был так себе – настоящая развалина. Дом требовал капитального ремонта, зато и стоил недорого. Пришлось мне тогда попотеть. С утра я работал на стройке штукатуром-маляром. Десять часов каждый день, кроме субботы и воскресенья. После стройки – ещё три часа у одного крестьянина. Подрабатывал. Богатый был мужик – имел две тысячи свиней.

– И что ты там делал? Свиньям задницы мыл? – спрашиваю я.

– Ну ты скажешь! Нет, конечно, – хихикает Эдик. – Ферма полностью автоматизирована. А я делал всё, что придётся. Мастер на все руки.

– Ты рассказывал про дом, – напоминаю я.

Эдик кивает.

– Так вот я и говорю, после подработки у крестьянина шёл строить свой дом. До поздней ночи отделывал, перестраивал. Потом немного спал и опять на стройку. Работал до посинения. Поверишь ли, нет, но я часто плакал от боли в коленях – приходилось подолгу стоять на коленях, когда полы менял.

– А оно того стоило?

Эдик с удивлением смотрит на меня.

– А как же! Сам подумай. Кем бы я был в «совке»? В лучшем случае вкалывал бы на заводе инженегром. Зарабатывал бы на кулёк семечек и пирожок с капустой.

– А здесь?

– Здесь я хотя и работаю штукатуром на стройке, но за толстую зарплату и плюю на всё с большой ёлки. Здесь у меня есть собственный дом с садом, две машины в гараже, жилой прицеп на площадке возле входа. В цокольном этаже – бильярд и сауна. Под крышей – моя художественная мастерская. Своим родителям я выделил уютную квартирку с отдельным входом. У дочери тоже своя комната. Нет, я жизнью доволен.

Я думаю про себя: «Ну и ладно. Интересно, а я своей жизнью доволен?» Ответить на вопрос мне не позволяет Эдик. Он продолжает повествование:

– После того, как я отремонтировал развалину и превратил её в конфетку, мне пришло в голову, что часть расходов можно компенсировать. Я посоветовался со своей Танюшкой, и мы сдали второй этаж одной турчанке – тучной, желчной, пожилой бабе с двумя детьми. Её мальчику было пятнадцать, а девочке шестнадцать лет.

– И что же вышло из вашего бизнеса?

Эдик машет рукой.

– Ничего хорошего не вышло. Пролетели мы с Танюшкой, как стая трусов над баней.

– А что случилось?

– Днём наших жильцов было не видно и не слышно. Зато вечером к нашему дому собиралось по три-четыре машины. С визгом тормозов. И начинался концерт: музыка орёт, гогот, песни до утра. Соседи стали мне жаловаться. Я пошёл к турчанке и предупредил, что если она не перестанет собирать у себя шумную компанию, я её выселю. Она утихла на один день. А потом всё началось снова. Да ещё и платить перестала. Говорит мне: «Денег нет». Тогда я сказал: «Выметайтесь. Иначе я вызову полицию».

– Подействовало?

– Да. Полиции они боятся. Баба собрала своих земляков и в тот же вечер выехала. Не поверишь, выносили они холодильник – как будто моих квартирантов в нём тошнило и всё это там засохло – запах стоял на всю улицу. Электроплита была вся в жире, из рук у них выскользнула и ступени едва не расколола. В общем, нелюди.

– Как музыкантов не сажай, лес и горы не запляшут, – туманно соглашаюсь я с Эдиком. Он с безнадёжным лицом снова машет рукой.

 

– А это чья работа, Никлас? – интересуется Эрих у Бахмана, указывая на закрытую тряпкой картину, которую вчера притащили в столовую Урсула и Баклажан. Полотно всё так же стоит, прислонённое к стене.

Маэстро недоуменно смотрит на картину, потом на управляющего.

– Я не знаю.

На помощь отцу приходит Мари.

– Это моё произведение, – смущённо говорит красавица. – Я хотела сделать подарок.

Никс сразу навостряет уши. Очкарик даже жевать перестал.

– И кому же? – с удивлением спрашивает Бахман.

– Забудь. Это уже неважно, – коротко отвечает Мари.

Никс разочарованно опускает длинный нос в тарелку. Его тяжёлые очки сразу же сползают вниз, но он подхватывает их, не позволяя упасть в борщ.

– Послезавтра открытие выставки, – нудит плешивый Кельвин, – а часть наших полотен мы ещё не повесили. В том числе и добрую половину картин Харди. Что мы будем делать, если этот шалопай и завтра не появится?

– Я не понимаю такой его безответственности, – раздражённо заявляет Урсула. – Всё бросил на полдороги и исчез. Мужчина!

Недовольство Урсулы разделяет и Селина. Остроносая полька злобно открывает и закрывает рот, но я ничего не слышу. Возможно, что Селина свистит ультразвуком словно дельфин. Баклажан согласно кивает в такт словам Урсулы, сжимая в пухлой руке гри-гри. К жирному лицу Кокоса приклеилась недовольная мина. Крошечная Понтип улыбается и молчит. Почемутто укоризненно стрекочет по-итальянски. Наверное, ругается. Круглый Ын остаётся невозмутимым. Но в целом понятно, что творческие люди негодуют.

– Давайте не будем терять здравый смысл, друзья мои, – немного взволновано произносит Бахман. – Я думаю, что Харди непременно скоро вернётся в Замок. Если не сегодня к вечеру, то завтра утром. Времени в нашем распоряжении, действительно, остаётся не так уж много. Мы все понимаем, что эта выставка – важный итог нашего большого труда, поэтому необходимо провести её, невзирая на любые трудности. Я уверен, что всё будет хорошо. А теперь за работу, коллеги!

Воодушевив пламенной речью творческих людей, маэстро со смаком раскуривает трубку. Все дружно встают с мест. Я тоже, хоть и не художник.

 

Поднимаю себя в башню, держа в руке термос с кипятком. Постоянная практика в подъёмах и спусках по разнообразным лестницам Замка явно закалила меня. Пожалуй, ещё неделя такой практики, и можно поступать в пожарники. Впрочем, в Нашем Городке полубольных пожарников не держат. Такое правило.

Комната встречает меня холодом и неприютом. Смотрю в окна. Погода совсем раскисла. Баланс между сухим и сырым сильно нарушен. По стёклам опять бегут дождевые слёзы. Тоже мне весна! Какая-то сестра-близнец осени. Барабаню пальцами по подоконнику. На моём тайном языке это означает: «Не хандри, чудик. Ведро воды заменяет стакан сметаны».

Замковый колокол печально напоминает, что пора бы заняться делом. Отругав себя за неорганизованность, включаю электрообогреватель, сажусь к ноутбуку, звоню Агафону. Может быть, и с папой поговорю. Мы уже давно не общались друг с другом.

Нажимаю кнопку вызова. На экране возникает гордость экономической науки – небритый, непричёсанный Агафон. Впрочем, какая экономика, такая и гордость.

– Привет, братан!

– Привет!

– Как ты? Как паппа мио?

Агафон косится в сторону. Я знаю, что там у них прихожая.

– Папа ушёл гулять. Вернее, он думает, что ушёл.

– Ты говоришь загадками, Агафон.

– Папа стоит одетый возле двери и роется в карманах. Но думает, что уже ушёл.

Я вздыхаю. Старость не радость.

– Ладно. Не мешай ему, возможно, это очень важно.

Агафон снова смотрит в прихожую и недовольно морщит нос.

– Папа – носитель убивающих запахов. Как авианосец для самолётов.

– Не драматизируй ситуацию.

– Он – рассадник!

Я слышу, как где-то в далёкой от меня реальности Агафона хлопает дверь.

– Ушёл?

– Ушёл!

Обмениваюсь с братом ещё парой ничего не значащих фраз и прощаюсь. Случайно мой взгляд приземляется на подоконнике. Там валяются коробочки с ненавистными таблетками. Скоро они покроются паутиной. А может, удивить себя и выпить полтаблетки, как я обещал Марине? Обещать-то я обещал, но землю же не ел. Решаю вместо бесполезной таблетки приготовить чашку полезного кофе. Тем более что без кофе мой нетленный роман способен получиться вполне тленным. Вожусь несколько минут с термосом. Потом пробую горячий допинг на вкус. Обалденно! Почему врачи не прописывают кофе в качестве лекарства?

После кофе я снова готов к бою. К тому же электрообогреватель успешно выполнил свою задачу. Теперь в комнате тепло. Открываю роман, но никак не могу сосредоточиться на перипетиях сюжета. Меня отвлекают маленькие загадки, которые каждый день подбрасывают мои соседи по Замку. Для того чтобы очистить от них голову, записываю мучающие меня вопросы по порядку. Вот, что получается:

Первое: чью тень я видел возле столовой в понедельник ночью?

Второе: почему тогда, несмотря на полночь, управляющий был полностью одет, хотя на шум он прилетел первым?

Третье: почему Бахман так недоброжелательно отозвался о Харди, хотя это очкастый Никс затеял ссору?

Четвёртое: почему Бахман бегал сегодня утром по Замку с алебардой и для чего закрылся с ней в туалете?

Пятое: Бахман сказал за завтраком, что Мари плохо себя чувствует, поэтому её нет. А откуда же Бахман узнал об этом? Получается, что он успел увидеться и с Мари?

Шестое: чья тень так напугала Баклажана?

Седьмое: почему уехал Харди?

Восьмое: кто и почему оставил велосипед в кустах?

Девятое: что всё это вместе может означать?

Несколько раз подряд перечитываю вопросы. Интересно, узнаю я когда-нибудь ответы на них? Скорее всего, нет. К сожалению, я не обладаю даром предвидения, иначе понял бы ещё тогда, что в скором времени ответы на эти вопросы станут насущной необходимостью.

Сохранив на всякий случай список вопросов, я снова принимаюсь за свою книгу. Наконец-то, работаю, забыв обо всём на свете. В Замок меня грубо возвращает звонок мобильника. Пластмассовый поганец злорадно трясётся на столе. Поднимаю его, смотрю на экранчик. Это мой домашний врач фрау Половинкин.

– Халло!

– Халло, герр Росс! Звоню, как обещала. К сожалению, анализ вашей крови показал высокое содержание холестерина.

Я раздосадован: ну вот, то понос, то золотуха! Половинкина добросовестно выдаёт мне кучу рекомендаций по снижению холестерина и умолкает. Её рабочий день вот-вот закончится.

Смотрю на время, потом на окна. На улице стемнело, плаксивый дождик утихомирился. В мутном небе тускло блестит луна. Мне становится плохо. Одиноко, как луне в мутном небе. Где же моя Маринка? Что она делает? Совсем меня забыла. Хотя это и глупо, но я всё равно сержусь на жену. Наверняка она сейчас болтает по телефону с младшей сестрой. А у Кати одна-единственная тема: повелитель «Иди, жри!» и его болячки.

 

Внезапно слышу, как за моей спиной открывается дверь в полу. Я резко поворачиваюсь вместе со стулом, готовый увидеть мерзкую харю какой-нибудь нежити, но нет – это всего лишь Лиля. Она пришла звать меня на ужин.

– Спасибо, сейчас спущусь, – бормочу я, чувствуя, как по спине скатываются горячие струйки пота. Успокоенная Лиля исчезает внизу. Недовольно смотрю ей вслед, в тёмный провал двери. Что-то у меня совсем нервы разболтались.

«Халло! – Халло! Хай! Сервус! Грюсс готт! Привет!».

Несмотря на бодрые приветствия, в столовой царит похоронное настроение. Резко трещат свечи. В щелях тоскливо воет ветер. Даже тушёная капуста с мясом не прибавляет мажора мрачному застолью. Творческие люди в тягостном молчании ужинают, не глядя друг на друга. Чувствуется напряжение. Кажется, звякни кто-нибудь нечаянно посудой, и все заорут от ужаса. Алинки за столом нет. Видимо, уставший за день в детском саду ребёнок уже спит. Место Харди по-прежнему пустует.

Безвольно жму бессильную длань Эдика, усаживаю себя рядом с ним, накладываю в тарелку из большой сковороды немного капусты, принимаюсь за еду. Мой друг непривычно молчалив и хмур. Напротив меня Селина равнодушно жуёт, поминутно поправляя свои мелкие кудряшки. Урсула в жёлтой майке больше пьёт, чем ест. Почемутто уныло тычет вилкой в своей тарелке. Единоличник Кельвин опять питается чем-то особенным. На этот раз плешивый консультант заказал в ресторане какой-то отвратительный деликатес, напоминающий печёный зародыш макаки, и наслаждается. Только Баклажан с Кокосом – наши толстячки – уминают за обе щёки простецкую капусту с кусочками говядины. Круглый Ын остаётся как всегда невозмутимым.

– Харди так и не нашёлся? – тихонько спрашиваю Эдика. Тот пожимает плечами.

– Вообще ноль. Ни слуху ни духу. Доктор Бахман весь день обзванивал родных, друзей и знакомых Харди. Никто его не видел. Такое впечатление, что парень взял и испарился.

– И что теперь будет с вашей выставкой?

– Не знаю. Конечно, работы Харди самые лучшие, но как можно их выставлять без автора, я не понимаю. Впрочем, пусть об этом болит голова у доктора Бахмана. Смылся, ну и скатертью по заду!

 

Я замечаю, что Кельвин, расправившись со своим сомнительным кушаньем, не отрывает глаз от Бахмана. Плешивый так долго сверлит глазами руководителя студии, что я тоже начинаю смотреть на маэстро. Сначала Бахман не замечает упорного взгляда консультанта, но через несколько минут всё же спрашивает:

– Вы хотите что-то мне сказать, Кельвин?

Плешивый нервно поправляет очки на носу, галстук-бабочку под кадыком и раздражённо говорит:

– Я желал бы узнать у вас, доктор Бахман, увидим ли мы когда-нибудь ещё вашего любимчика Харди?

Бахман с удивлением оглядывает Кельвина. В знак своего внимания к вопросу он даже вынимает незажжённую трубку изо рта.

– А что такое? Почему вы об этом спрашиваете?

– Признаюсь, что я недавно имел глупость одолжить этому оболтусу значительную сумму. И мне очень не нравится, что он вдруг исчез.

– Как же вы могли дать деньги такому ненадёжному человеку? – громко хохочет Никс. – Все давно знают, что Харди обормот, которому нельзя верить. А ещё налоговый консультант! Хих!

Кельвин, как ужаленный, поворачивается к нахальному дистрофику и даёт резкую отповедь:

– А вас я не спрашивал!

Никс хочет что-то ответить, но Мари устало произносит:

– Прекрати, Цедрик!

Кельвин снова обращается к Бахману:

– Я согласился помочь молодому человеку, потому, что его пригласили в Нью-Йорк. Одна известная галерея решила приобрести несколько картин Харди. Он поклялся мне, что после нашей выставки получит аванс и вернет долг с процентами.

Я не хочу слушать дальше неприятный разговор. Меня совершенно не касаются дела участников художественной студии, поэтому незаметно покидаю столовую, забираюсь к себе в башню и, мало что соображающий, в полуобморочном состоянии укладываюсь в постель. Я в полном изнеможении, но теперь моему счастью нет предела. Уже засыпая, говорю себе, что в таком изнеможении кроется большой недостаток. Если за мной придёт смерть, я буду такой усталый, что сил уже не хватит, чтобы умереть красиво и печально. Такая вот чушь.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

8. Глава 7
9. Глава 8
10. Глава 9
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



13.01.2023

Очень приятно. Спасибо!



04.01.2023

У вас в журнале очень много интересных материалов. Не думала, что зависну на сайте надолго.

Любовь Шагалова



29.12.2022

Приятно иметь с Вами дело!

Евгений Духанин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!