HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Александр Карабчиевский

Оговорки как проговорки

Обсудить

Статья

 

Весёлые заметки о печальном литературном явлении

 

На чтение потребуется 1 час | Цитата | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за май 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за май 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 28.05.2015
Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4
5. Часть 5

Часть 4


 

 

 

Александр Карабчиевский. Оговорки как проговорки (иллюстрация к статье)

 

Милую историю, связанную с избранной темой, рассказал на одном из «круглых столов», посвящённых литературе, Александр Даниэль (подробности можно найти на сайте http://os.colta.ru/literature/events/details/23643/page2/): «Культурные коды пропали… Лет восемь назад мне случилось прочесть по просьбе знакомого учителя в московской гимназии некий курс о литературном процессе 50-60-х годов. Мне надоело читать лекции, я попросил их написать рефераты – чтобы дети сами там что-нибудь поискали. И вот девочка встаёт со своим рефератом, очень старательная девочка, всё у неё записано. Тема реферата – «Тарусские страницы». Она начинает читать. Первая фраза реферата – никогда её не забуду – звучала так: «В 1959 году Константину Георгиевичу Паустовскому удалось получить грант на издание литературного альманаха». Ровно два человека поползли под стол после этой фразы: я и их учитель. Дети не понимали, чего мы так веселимся. А как ещё издают литературные альманахи? Грант получают, конечно… Утрата реалий, утрата культурных кодов ослабила натиск на шестидесятничество».

Чужое сознание составляет из слов картину мира по собственным правилам. Поэтому при попытке понять другого человека моё сознание четырежды сталкивается с искажением:

1) собеседник обращает пристальное внимание и фиксирует не совсем то, что увидел бы и зафиксировал бы в первую очередь я, окажись я на его месте.

2) Собеседник облекает в слова увиденное и зафиксированное в сознании иначе, чем сделал бы это я. Он подбирает слова в соответствии с неповторимым личным чувственным опытом их наполнения, и ключевые термины, которые для него проясняют картину, для меня могут не значить ничего. У него другие мыслительные клише, потому что он – другой.

3) Я слышу не совсем то, что он произносит. Хотя бы потому, что жду услышать нечто, о чём он даже не догадывается.

4) Я понимаю и фиксирую в сознании не совсем то, что услышал. У меня другие ключевые термины и другие мыслительные клише, которые я включаю при облекании неосознанного понимания в слова. Ни один словарь не бывает оптимального размера. Слишком маленький – тесен, вынуждает объяснять разнообразные понятия одинаковым словом. Кстати, значительная часть народа так и изъясняется: несколько нецензурных слов заменяют огромное количество остальных. Слишком большой словарь предоставляет сознанию тонуть в болоте уточнений. Мой словарь, хотя бы и одного с собеседником языка, отличается от его словаря, потому что я – другой. В результате всех искажений может возникнуть ситуация, когда то, что в словаре и сознании другого естественно и правомочно, в моём – курьезно или глупо. Теоретически – запросто.

Как ни обидно для писателей, но литература прекрасно обходится без любого из них. Обходится – только до той поры, пока произведение не ушло из дома автора и не начало жить собственной литературной жизнью. Личная судьба автора может быть сколь угодно счастлива – это не окажет существенного влияния на восприятие читателями его текстов. И та же судьба может быть сколь угодно печальна – а тексты порадуют читателей. Как написал некогда Варлам Шаламов («Воспоминания», полностью текст можно посмотреть здесь: http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=book&num=1383) «Не знаю, что такое счастье – уцелеть после великих мук или умереть раньше страданий». Кстати, на том же сайте (http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=list) можно найти множество замечательных историй, написанных людьми, переживавшими очень трудные в личной жизни времена. И посмотрите, как это отразилось на литературе!

Для читательского аппетита приведу ещё один фрагмент из очерка Шаламова «Александр Константинович Воронский» с того же сайта:

«Чтение чужих рукописей – худшая из худших работ. Неблагодарное занятие.

Дочь Воронского рассказывает, как принимал иногда отец чью-нибудь объёмистую рукопись.

– Как фамилия автора?

– Пупырушкин.

Александр Константинович взвесил на руке бумажную тяжесть.

– Вышлите назад. Не пойдёт.

– Почему? – недоумевала дочь.

– Потому, – назидательно говорил Воронский, – что если это талантливый автор, обладающий литературным вкусом, он писал бы под псевдонимом.

Резон тут, конечно, есть».

 

Наверное, я пытаюсь осознать это всё в качестве извинения. Извинения для тех, кто, рискуя собственной репутацией, произнёс все эти оговорки, искренне желая быть услышанным и понятым. Внимательному уху внятно, что фигуры речи, при помощи которых строится фраза смешная, в том числе и оговорка, ничем принципиально не отличаются от фигур, на которых выстроен вообще весь массив мировой литературы. Разумеется, в оговорках есть приёмы часто употребляемые, есть употребляемые реже. Но нет приёмов, которые бы игнорировались изначально. И оговорки – вполне достойный внимания литературный жанр. Но вместо создания шедевров мировой литературы невольные авторы создают – будем смотреть правде в глаза – шедевры мировой глупости. Представьте себе только речь, а значит – и уровень мышления авторов оговорок в незафиксированные моменты. Ведь это же ужас что такое! Они же так каждый день мыслят. И каждый день так живут. Боюсь, что плохо живут. О своей жизни они пишут в газеты и журналы, – только из средств массовой информации подобные люди узнают, какова же их жизнь на самом деле. Так, классический образец подборки оговорок – выдержки из писем в журнал «Здоровье», ходившие в «самиздате», пожалуй, лет за пятнадцать до объявления в России воли печати:

«Журнал – прекрасный учебник жизни и смерти».

«Мне сказали, что от веснушек можно избавиться, если опустить лицо в муравейник на 5-6 минут».

«Нам хочется больше узнать о половом сношении: как, где и с кем его можно проводить».

«Что нужно сделать, чтобы был правильный дефект речи?»

«Буду писать прямо, причем по национальности я грузин».

«Как вывести ворсистость на лице?»

«Ваш журнал не реагирует на мой зов, который я испускаю уже не впервые».

«Так как я к умникам не отношусь, решил обратиться в «Здоровье».

«За хорошую работу меня наградили доской почёта».

«Я страдаю половой слабостью по месту жительства».

«Я с детства и до замужества не знала, что такое болезнь: была здорова вдоль и поперёк».

«Почему, когда я пью газированную воду, мне сшибает в самую макушку, а не в нос?»

«Я плаваю в половом вопросе по верхам, так как знаний в институте не получил».

«Я заболел, ушёл в свои болезни целиком, даже профвзносы перестал платить».

«Я не могу иметь детей. Если есть искусственные зародыши хорошего качества и проросшие, нельзя ли их завезти в аптеки гор. Пензы?»

«Пишу свое горе с большим удовольствием».

«У меня есть жена, если можно так выразиться».

«Она оскорбляет меня отглагольными прилагательными сексуального характера».

«Не вредны ли фрукты с кладбища?»

«Я себя чувствую, но плохо».

«Я ни с кем в анатомической близости не была».

«У мужа есть подсознание, что я являюсь аллергеном».

«Что будет со мной с научно-популярной точки зрения?»

«Приезжие имеют отдельные квартиры, а коренные – дудки».

«Что нужно делать при слабом сексе?»

«Мне 25 лет, я не замужем (в исконно российском смысле этого слова)».

«Если бы я был полноценным мужчиной, как было бы приятно и мне и окружающим».

«Могут ли быть причиной бесплодия безразмерные плавки?»

«Мой возраст – 56 лет, пол – мужской, профессия – сутки работаю, двое отдыхаю».

Адрес: «Журнал «Здоровье», отдел половых сношений и климаксов».

«Без техники безопасности в половом акте не обойдёшься».

«Моя дочь состоит на учете у врача-носоглота».

«Я работаю учительницей, но сильно гнусавлю. Ведь вы не хотели бы, чтобы сыну преподавал учитель-гнус».

«Я женского пола, но у меня почему-то растут усы».

«Какова роль гипноза в современном обществе?»

«Только не называйте моей фамилии, враз умру».

«Что такое аборт? Мои подруги думают одно, а я совсем другое. Кто прав?»

«После снятия черепа я пришёл к врачу».

«Адские боли в области человека и личности».

«Могут ли от полового сношения ноги стать кривыми?».

«Мне 38 лет, работаю передовиком производства».

«Я всё чешусь, причём не рукой, а вилкой».

«Я уважаю Москву, потому что сама тамбовская».

«У меня сложная и красивая фигура».

«В Москве есть профессор по главному мозгу».

«Я выписался из госпиталя на добровольных началах».

«По своей воле больные не пойдут к врачу-сексуалисту».

«Пришлите хоть что-либо утешительное».

«Как можно исправить неправильные черты ног?».

«Полтора года назад у меня перестал работать сексуальный аппарат. Теперь он в летаргическом сне».

«Как вступить в половое сношение, чтобы не обидеть женщину?».

«В молодости я долго занимался самообслуживанием, теперь мне 40 лет, и для брака я непригоден».

«Как быть в таком случае: я очень быстр в жизни с женщиной?».

«Как можно исправить неправильные глаза?».

«Как избавиться от храпа? Пробовал спать в противогазе и обращался в санчасть – ничего не помогает».

«Я не работаю, а только бегаю в туалет, не успевая снять брюки».

«Пьяницей я никогда не был, и не буду, если не подохну».

 

У собраний оговорок есть двойная полезность. Первое, и, наверное, главное их достоинство в том, что они – недурной вызыватель улыбок. Среди глубоких ущелий прозы или крутых гребней поэзии, среди суровых путей критики и миражей эссеистики вдруг открывается крошечный захламлённый оазис чистого веселья. После освежающего смеха легче воспринимается не только литература, но и жизнь, её породившая. А вот и другое достоинство собранных оговорок – они прочищают художественный слух. Вокруг нас – открытые рты, отверстые телеэкраны и книги, призывно машущие страницами. В небольшом Израиле, позволяющем никогда не говорить по-русски, всё-таки около миллиона человек умеют изъясняться на русском языке. На это количество людей, примерно равное населению одного областного центра России, действует только местных: одна ежедневная и восемь еженедельных русскоязычных газет, четыре литературно-художественных журнала, два радиоканала, канал телевидения и несметное множество интернет-ресурсов. А кроме того – полностью четыре российских телеканала (за дополнительную плату можно установить ещё три десятка их), российская же пресса, продаваемая здесь, и книги из полусотни книжных магазинов. Слух местных русских журналистов, измождённый ивритом, залеплен ещё и бесконечной погоней за объёмом написанного. И многие люди, от печати далёкие, с переездом тоже не улучшили качества ни речи, ни мысли. Чужие оговорки позволяют им хоть в малой мере предупредить собственные.

Уже в Израиле в одной из русских газет я читал, например, такое: «Наша прокуратура должна больше заниматься злоупотреблениями». В разделе «поиск» встретилось объявление: «Занимаюсь пулевой стрельбой из пистолета. Ищу друзей». На встрече-собрании русскоязычной интеллигенции Израиля (именно так рекомендовали встречу организаторы) прозвучало:

«Я люблю русскую литературу больше, чем любой из присутствующих в зале, потому что я её читал...»

«Я – документированный еврей».

«Преимущества нашего родного русского языка нужно удачно использовывать...»

«Израиль – это тебе не птичек слушать!».

На презентации нового израильского журнала на русском один из издателей сказал: «Наш журнал построен, в первую очередь, на уважении к самим себе». Возведённый на столь шатком фундаменте журнал скоро умер. А в книжном магазине, где довелось мне успешно торговать, один из покупателей порадовал, потребовав книгу «Так говорил Камасутра». У израильтян, считающих себя русскими литераторами, я наблюдал прозаические изыски, вроде таких:

«Автор описывает действительность, и это её не украшает».

«Слова из неё вылетали со скоростью звука».

«Наталка полюбила Васю не ради удовольствия, а искренне, как может полюбить не испорченная излишествами жизни девушка».

«Счастье так и выпирало из её тощей груди».

«Жестокая пуля, лавируя между столиками, нашла свою жертву».

И поэтические восторги, как например:

«Если ты имел неосторожность

В муках быть еврейкою рождён...»

«Всех их чья-то мама родила...»

«Ты весной родилась,

Так же, как и я.

Счастье, видно снилось

В день зачатия».

«А чем дано сознанье мне,

На том лежит печать...»

Осталось неясным, содержится ли в последней из цитат намёк на союз потомков Авраама с Господом Богом? Автор был сильно возбуждён и рассеять моё недоумение отказался. Приведённые последними кусочки прозы и поэзии опубликованы в Израиле на русском языке совсем не в качестве оговорок. От гораздо большего количества «ляпов» израильскую периодику на русском удалось уберечь. Возможно, мысли, которые содержались в остановленных на стадии стилистического контроля фразах, и были дельными, но формулировка их могла вызвать возражения у главных редакторов, а потому требовалась правка.

«Кристина изящно улеглась в кресле, отчего её грудь повернулась к потолку».

(некто из внештатных авторов)

«…чтобы костёр чувств горел, в него необходимо постоянно подкладывать всё новых людей, и это может превратиться в опасную привычку».

(из еженедельного гороскопа)

«Его пронесло в 1937 году…»

«Страна, похоже, начинает двигаться во времени и пространстве задом».

(из политического обзора)

«…насколько действенны окажутся палки, которые саудовцы пытаются совать в американские колёса».

(тот же жанр)

«…нудисты имеют право официально выставлять напоказ свои прелести».

(текст попал к редактору от переводчика с иврита)

«Александр задорно именовал себя лопухом».

(судебная хроника в израильской газете)

«Международная шахматная федерация так до сих пор и не смогла до конца отмыться от зловония, исходящего от гроссмейстера Салова».

(спортивный обозреватель)

«Донельзя избитое выражение».

(он же)

«Пакистан и Мексика фактически едят и пьют с руки США».

(статья о политике)

«Если палестинец носит галстук и пиджак вместо куфии, он остаётся тем же палестинцем».

(тот же жанр. И снова с извинением мне приходится вмешиваться в процесс чтения: не все понимают, почему это смешно. Дело в том, что «куфию», которую прежде иногда в просторечии называли «арафатовка», носят на голове).

«Я был бы счастлив иметь турецкого министра».

(из интервью с израильским министром)

«По мнению композитора, кошмар Холокоста идеально подходит для оперной сцены».

(музыкальная критика)

«Трое полицейских у французского посольства вздрагивают, когда прямо перед ними возникают роскошные груди и прелестные задницы танцовщиц, посылающих им воздушные поцелуи волной рук».

(перевод из ивритской прессы для русскоязычной газеты)

«Несмотря на небезопасную ситуацию в сфере безопасности…»

(политический обзор)

«За самолетом Блэра, летевшим в Москву, тянулся густой шлейф политических слухов».

(сообщение новостного агентства)

«Напрасно предыдущие премьеры ломая язык учили «калику-малику», залихватски выдували стаканы водки, разбирали и собирали на время матрёшек и скрипя сердцем вместо футбола смотрели разных лебединых щелкунчиков…»

(из обзора общинной жизни)

«Если араб-израильтянин поймёт, что у него нет путей для продвижения, более невозможно будет удерживать джин в бутылке».

(тот же жанр)

«От вечной каторги его спасла скоропостижная смерть».

(судебный очерк)

«Нужно отдать должное и собакам, служащим в Армии обороны Израиля».

(письмо читателя)

«В фокусе внимания СМИ оказалось имя Бин-Ладена со всеми вытекающими отсюда последствиями».

(политический обзор)

«Он встретил 70-летие в кругу жены...»

(статья о политике)

«Подчас стремление авторов статей к образному, метафоричному языку оборачивается боком».

(обзор общинных событий)

«Обидно, что евреи-репатрианты живут в Израиле хуже, чем они жили в прошлой жизни».

(из письма)

«И потребление марихуаны и героина в пересчёте на душу населения – в нашу пользу».

«Депутат Горловский не попал в главную партийную струю. Но депутат быстро оправился».

(общинная жизнь)

«Трудоустойство – в массы!»

(попытка заголовка в ежедневной газете)

«В Израиле заработки различаются по полу, месту и стажу проживания».

(экономический обзор)

«Мнения растекались по широкому горизонту намечавшихся путей реализации».

(из письма в газету)

«Перед нами израильский театр, рассказывающий про социум, иначе говоря – про сексуальные меньшинства и язвы».

(обозрение культуры)

«Отношение покойника к местным евреям и, соответственно, евреев к покойнику было образцовым».

(из статьи)

«Если что, то арабы изведают на себе всю силу нашей мощи».

«Требуются рабочие для раскладки продуктов по всей стране».

(из объявления)

«На шуке обнаружен обгоревший труп мужчины без признаков жизни».

(хроника городских событий)

«Она умерла при исполнении материнского долга».

(из перевода с иврита)

«Здесь будут давать консультации ребятам, мечтающим приложить стетоскоп к уху, которое наткнулось на закрытые двери израильских университетов».

(из другого перевода с иврита)

«Полицейские сняли с меня штаны и несколько раз унизили...»

(из жалобы)

«Члены банды явились к ним домой, угрожая им жизнью».

(полицейская хроника)

«Он был хорош собой, даром что манекенщик».

(из репортажа)

«Одной из главных причин детской смертности являются аборты».

(тот же репортёр)

«Было приглашено множество народу, в том числе семья моего командира. Я выступил там с несколькими. На этом мероприятии у меня был забавный случай с малолетним сынишкой командира. После нескольких с малолетним сынишкой командира. После нескольких песен песен я предложил желающим выйти и спеть что-нибудь песен я предложил желающим выйти и спеть что-нибудь песен, я предложил желающим выйти и спеть что-нибудь под мой аккомпанемент».

(таким текст поступил к редактору израильской газеты после компьютерного набора)

«У Амаль оказалось лицо, которым не ударишь в грязь».

«Пока канат привязывали к столбику, моряки отдали концы».

«Из 50 жаждущих помощи, чтобы освободиться от вредной привычки, 20 могут вот-вот всадить в себя увеличенную дозу наркотиков и отдать Богу душу».

«Сионизм я не выбирал, он был неотделимой составляющей моего организма».

(из интервью)

«В «Бейт-Соколов» выступил оркестр певцов».

(попытка репортажа)

«Сердце – главный враг женщины».

(попытка заголовка в приложении о здоровье)

«Желчнокаменная болезнь встречается значительно чаще, чем вы думаете».

(из того же издания. Чтобы яснее прочувствовать прелесть этой опечатки, можно рекомендовать постоянное мышление как метод профилактики желчнокаменной болезни. Думайте почаще!)

«Готовы ли вы восстать против генетики и не приобрести по наследству обширный зад своей бабушки? И да, и нет».

(оттуда же)

«Жаботинский скончался в 1940 году, где и был в первый раз похоронен».

(обзор еврейской жизни)

«И тут произошла трагедия, которая сделала Надю израильтянкой».

(из еженедельного приложения «Дом и семья»)

«Другое дело, как реагируют власть придержавшие на антирусские высказывания».

(интервью с местным политиком)

«Противопоказаны все водные процедуры, зато водные, напротив, – рекомендуются, если, конечно, к этому есть показания».

(местный астролог)

«В случае сильных запоров рекомендуется растворять в одном стакане воды три чайные ложки препарата – до тех пор, пока не наступит облегчение».

(перевод для приложения о здоровье)

«Пищевые добавки могут быть очень полезными, если принимать их с умом».

(из того же издания)

«И позднее, когда читатель, скажем, не стал по-настоящему широким, но всё-таки расширился...»

(из письма)

«Будучи охранником в одном солидном учреждении, я подал начальству простую схему изменения расстановки охранных постов, согласно которой количество охранников уменьшалось вдвое. На следующий день после подачи схемы я был уволен».

(Автор – израильский писатель-сатирик, но в этот раз, он, по-видимому, не шутил.)

«Основная сфера деятельности предприятия: производство вторичного сырья, его переработка и продажа».

(Из научной рубрики)

«Можно понять инициаторов нового этапа кампании по сбору имен жертв еврейского народа».

(страничка для ветеранов)

«Однако человек в любом возрасте должен жить не в колонии себе подобных, а в нормальном обществе, среди обычных людей».

(оттуда же)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за май 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение мая 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4
5. Часть 5
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!