HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 г.

Виктор Герасин

Шалица

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 8.04.2012
Оглавление

6. Часть 6
7. Часть 7


Часть 7


 

 

 

– Мам, и пирожное, – тут же запросил Славка.

– Будет! Сейчас всё будет!

И ребятишки заплясали, захлопали в ладоши. А Тамара оделась, взяла сумку, трёхлитровую банку под молоко и заторопилась в магазин.

Звонок испугал Тамару. Сердце тревожно сжалось: «Что? Уже?» Стояла в нерешительности, оттягивала время: может, почудилось, может, не звонили? Нет, звонок взорвался снова, продолжительно, требовательно. Подошла к двери, открыла и изумилась. Вот уж кого она не ждала: перед ней стоял Пётр Павлович.

– Я первый, что ли?

– А кто ещё должен быть? – ничего не понимала Тамара.

– Тётя Катя должна быть. Костюха. Вчера ещё условились, что часиков в шесть нагрянем к тебе. Как же ты так? И ничего никому не скажешь. Вчера у Костюхи посидели малость, запозднились. Вдруг Седой является. Давно не виделись. Думали, опять просить денег будет. Ничего подобного. Поглядел, поглядел на нас, да и говорит: какие же мы все твари. В чём дело? – спрашиваем. А в том дело, – отвечает, – люди мы уж очень добренькие. Помним друга, при случае заворачиваем к нему на кладбище, посидим, разопьём бутылочку, повздыхаем, а то, что детей его хотят в детдом оправить, – о том у нас и понятия нет. В общем, наговорил нам такое, что ночь не спали. Правда это?

– Правда... – всхлипнула Тамара.

– Ну и ну, – Пётр Павлович покачал головой.

И Тамару прорвало. Она яснее ясного ощутила всю свою беззащитность, всю свою беду, даже скорую свою погибель. Почувствовала и то, что Пётр Павлович, тётя Катя, Костя – это её последняя зацепка за жизнь, её надежда и опора. Они все представились ей каким-то спасительным твёрдым островком в этом бездонном и бушующем людском океане, в котором Тамара тонет, в котором она на последнем вздохе. Не сознавая того, что делает, упала перед Петром Павловичем на колени, уткнулась лицом в его колени, обхватила их руками, прильнула, прижалась, вдавилась вся, давясь плачем. Ощутила запах машинного масла, дороги, того шофёрского неповторимого запаха, который когда-то исходил от Славкиной одежды и который она очень любила вдыхать.

– Да ты что! Ты что это! – растерялся Пётр Павлович. Он пытался подняться с табуретки, но Тамара не пускала его. И руки его легли на её плечи, задрожали, загладили:

– Ты прости нас, Тамара. Прости.

Тамара подняла глаза на Петра Павловича, глядела не мигая, по щекам катились слёзы.

– Помогите, – произнесла она отчётливым голосом. – По-мо-ги-те. Не дайте пропасть. Не мне. Детям. Ради бога. Ради Славки. Он вас всех любил. И я вас люблю. Помогите. Прошу.

– Да сейчас, мы... это... сейчас... нам недолго... мы... – Пётр Павлович не знал, как повести себя, как успокоить Тамару, что сказать ей.

Вскоре пришли тётя Катя и Костя. Тётя Катя опиралась на бадик, ноги плохо её держали. Тамара поднялась с коленей, села на краешек ребячьей койки, опустила голову. Ей так сделалось не по себе и стыдно перед тётей Катей, что она не могла взглянуть на неё.

– Ну, доигралась, косматая? – спросила тётя Катя, распуская узел платка. – Говорила тебе, говорила, а ты не слушала. Ты всё ха-ха да ха-ха. А жизнь-то – не ха-ха, оказывается. Басурманка ты этакая, шалица ты, шалица! Кнутом бы тебя хорошим, кнутом бы. Взяли моду... А почему не пришла? Почему не сказалась нам? Што, чужие тебе стали?

– Мам, – попытался Костя остановить тётю Катю.

– Не мамкай, сядь вон и помалкивай. Я знаю, о чём говорю.

Тамара слушала ругань тёти Кати и ей легче делалось от её слов. Даже подошла бы сейчас, вцепилась бы в волосы, оттаскала бы хорошенько, даже это Тамара приняла бы от тёти Кати как великую ласку.

«Не пришла... Не сказала... Нет, тётя Катя, приходила я, а смелости признаться во всём не набралась».

Тамара приходила к тёте Кате после загула, когда уже отболеет, отлежится, когда настанет благостная неделя душевного равновесия, когда ей казалось, что всё это было с ней в последний раз и больше никогда ничего подобного не повторится, отныне она руку не протянет к вину. Но благостная неделя скоро кончалась и начиналась неделя постоянной и всё усиливающейся жажды. Глоток вина, всего один глоток – этим и жила неделю. К концу недели ничего не мило становилось, ни сама себе, ни дети, ни работа, если ещё работала, где-либо поближе к кухне. В основном, мыла посуду. И срывала своё зло на всех, кто её окружал: на детях, на соседях. И срывалась сама. Дети побаивались её в такое время, в комнату заходили робко, большую часть дня или вечера пребывали у соседей, у которых были свои дети.

Тамара подумала, окинула мысленно прошедшие три-четыре года, вздохнула: «Да разве об этом расскажешь, да разве кто поймёт это состояние. Нет...»

И опять звонок. Теперь для Тамары был он ясен: приехали за детьми. Тамара напряглась, но с койки не поднялась, наоборот, покачнулась к детям, невольно загораживала их собой.

– Ктой-то? Ково это бог послал? Глянь-ка, Костя, – сказала тётя Катя. Костя отворил дверь и в неё вошли двое: женщина в милицейской форме, инспектор детской комнаты милиции Песцова, а следом за ней – мужчина средних лет, судоисполнитель. Песцова явно удивилась присутствию здесь посторонних людей. Считалось и было известно, что у Тамары в городе родственников нет, а какие есть знакомые, те в утреннее время больше отлёживаются по своим квартирам или там, кому где пришлось заночевать.

– Вы готовы, Простова? – спросила Песцова. – Уже время. Вас вчера ясно предупредили.

Тамара молчала, не зная, что ей делать, с чего начать.

Выручила тётя Катя.

– А ты присядь, милая, присядь. Ну-ка, Костя, освободи барышне место.

– Барышней в другом месте поищите. Здесь же я вам просто товарищ лейтенант, если не знаете моего имени и не знакомы со мной. И не рассиживаться мы сюда пришли, а исполнить решение суда.

Песцова явно отыскивала твёрдый тон, чтобы повести дело как можно скорее.

– Ой, ой, прости меня, неразумную. В чинах-званиях не разбираюсь. Для меня главное человек, а в какую форму он нарядился – это дело его личное. Вы што ж, за ребятками? – встала и тётя Катя с табуретки, глядела прямо на Песцову.

– Да, мы приехали за детьми. Вам, наверное, известно, какое решение принял суд. Простова, готовьтесь!

– Погоди, погоди! – загородилась руками от Песцовой тётя Катя. – Не гони, дай обдуматься нам. Решение суда. А его иль нельзя изменить? Тут не какое-нибудь преступление, тут... – тётя Катя никак не могла подобрать подходящее словцо, и вдруг опять села на табуретку. – Тут хуже преступления, тут дети, тут мать. Как же это вы? Легко-то так как осмеливаетесь?

– Так и осмеливаемся. Там детям будет гораздо спокойнее и уютнее, чем с такой вот матерью.

– Это в детдоме-то?

– А что в детдоме?

– Не-е-ет, – тётя Катя покачала головой. – Не-е-ет, мы не можем допустить такого беззакония. Мы, люди. При живой матери дети не должны быть сиротами. Да тем более при живых людях, то есть при нас вот всех. Ну-ка, Пётр Палыч, и ты, Костя, идите-ка к самому главному городскому начальнику. Идите смелее и требуйте: мы детей берём к себе. Какие документы надо оформить – оформим. Так и скажите там, бабка Катя не позволяет отправить детей. Идите, а я тут побуду, я не дам, повторяю, совершиться беззаконию.

– Беззаконие вы сами делаете. А вас, Простова, предупреждали: без всяких выкрутас. Глядите, ответите за это по статье. Николай Петрович, чего же вы, наконец? – Песцова поглядела на судисполнителя. – Вы ведь знаете свои обязанности.

Николай Петрович пожал плечами, сказал растерянно:

– Да как-то... Я впервые в такой ситуации. Знаете ли...

– Погоди, милая, не торопись, сядь вот со мной рядом, – поставила тётя Катя табуретку рядом с собой, приглашая Песцову. И когда Песцова присела, тётя Катя внимательно поглядела на нее:

– А ты ещё молодая. Справная какая, статная. А работу свою брось. Послушай меня, старую, – брось. Ныне ты заберёшь детей от матери, завтра заберёшь, а всё это на тебе отразится. Поверь мне – скажется. Сама себе не рада будешь. Ты женщина, мать сама, должна понимать.

– Да что с вами говорить! Вас поставить на моё место, так вы сами... Мы разве у матерей отбираем детей? Нет, эти люди уже не матери. Для них всё одно.

– Матери, матери! – перебила тётя Катя Песцову. – В нашем посёлке, помню, пастухи у волчицы детёнышей унесли. Так она знаете что делала? Не приведи бог в другой раз такое увидеть. Мы все попрятались по избам. А она как бежала, так со всего маху и ткнулась мордой в землю. И умерла. Сердце её звериное не выдержало, лопнуло.

– То звериное, – возразила Песцова. – А человечье вот выдерживает.

– А теперь вот мне што скажи. Ну, у неё вы двух отберёте, ещё у какой-нибудь, и ещё, и ещё. Сколько же это можно по всей стране-то? И какими же они людьми вырастут, если при живой матери сделались сиротами? Вы об этом подумали? Ну, беда есть беда. Росли и в детских домах дети, и вырастали людьми. Но ведь это те, которые потеряли отцов и матерей, которые осиротели из-за войны, например. А эти? Ой-ой-ой, девка, страшное дело. И другое скажу. Опять же у нас в поселке перед войной ещё, помню, сироты оставались. Так мы их не отдали, мы миром их кормили да ставили на ноги. Колхоз помогал. Родного гнезда не лишили их. А это в жизни много – родное гнездо. Если человек вырастет по чужим гнёздам, то ой-ой-ой, скажу я тебе. Вырастили мы, выучили их, хорошими людьми они стати. Приезжают. Кланяются нам. Но главное не в этом. Главное в том, что наши поселковые при встречах спрашивают друг у друга о тех ребятах. Спрашивают, в глаза прямо глядят друг другу, словом не обмолвятся, а подумать – подумают: вот мы какие, не бросили в трудный час. А как же. Человеку и то надо, чтобы он не отступился, чтобы он доброе дело совершил. Тем и жив он, тем и тешится.

– Здесь другое, другое, – не соглашалась Песцова.

– Всё то же самое, – отмахнулась тётя Катя. – Вот мои ребята добьются там сейчас своего и всё станет на место. Дети будут при нас. А за эту, за косматую-то, мы всем скопом возьмёмся. Мало того, што словами не проймём, так в сарай запрём да в кнуты её, в кнуты. Мы её быстро в чувствие-то приведём. Истинно говорю, слышишь, Тамарка!

Разбуженные голосами людей, Юрка и Славка сидели в кровати, протирали глаза, выглядывали из-за подушки: кто это так рано расшумелся тут, ничего не могли понять. Юрка обхватил мать за шею, привлёк к себе, шепнул что-то на ухо. Тамара нагнулась, вытащила из-под кровати ночной горшок, поставила его за спинку, чтобы ребятишки могли спрятаться от глаз посторонних. Юрка и Славка спрыгнули с кровати. Стояли над горшком, сонно жмурясь, поглаживая животы под майками. Горшок весело отзывался на две струйки. И все, кто присутствовал в комнате, молча вслушивались в эту детскую музыку. Вслушивались и не глядели друг на друга...

 

 

 


Оглавление

6. Часть 6
7. Часть 7

Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Слушая Таю. Холивар. Читать фантастический роман про путешествие в будущее из 2022 года!

Отзывы о журнале «Новая Литература»:


01.12.2022.

Счастлива быть Вашим автором.

Юлия Погорельцева


02.11.2022.

Ваш журнал радует своим профессиональным подходом к текстам и авторам.

Алёна Туманова


22.10.2022.

Удачи и процветания вашему проекту.

Сергей Главацкий


18.10.2022.

Искренне желаю вашему журналу побольше подписчиков.

Екатерина Медведкина



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!