HTM
$1000 за ваше лучшее стихотворение! Приём заявок продлён до 29 февраля, участие бесплатно

Сергей Чёрный

Сто сонетов Елизавете Каплан

Обсудить

Сборник стихотворений

 

Я помню всё: Вы были мне женой,
В иной стране и в памяти иной,
В которые нельзя не возвратиться.
То ль запах осени, прогорклый и сенной,
То ль чёрт из табакерки жестяной,
А кто-то с чем-то смог подсуетиться

И высветлить иные времена,
Где Вы еще по-прежнему жена,
А я по-прежнему Вам верен и участлив.
Да будет в рамках ложь соблюдена,
Когда охапкой лягут письмена
И ложь подправит целое ли, часть ли.

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 4.06.2011
Иллюстрация. Название: "9 марта". Автор: mirabile_dictu. Источник: http://www.photosight.ru/photos/3656419/

Оглавление

  1. Первый
  2. Второй
  3. Третий
  4. Четвёртый
  5. Пятый
  6. Шестой
  7. Седьмой
  8. Восьмой
  9. Девятый
  10. Десятый
  11. Одиннадцатый
  12. Двенадцатый
  13. Тринадцатый
  14. Четырнадцатый
  15. Пятнадцатый
  16. Шестнадцатый
  17. Семнадцатый
  18. Восемнадцатый
  19. Девятнадцатый
  20. Двадцатый
  1. Двадцать первый
  2. Двадцать второй
  3. Двадцать третий
  4. Двадцать четвёртый
  5. Двадцать пятый
  6. Двадцать шестой
  7. Двадцать седьмой
  8. Двадцать восьмой
  9. Двадцать девятый
  10. Тридцатый
  11. Тридцать первый
  12. Тридцать второй
  13. Тридцать третий
  14. Тридцать четвёртый
  15. Тридцать пятый
  16. Тридцать шестой
  17. Тридцать седьмой
  18. Тридцать восьмой
  19. Тридцать девятый
  20. Сороковой
  1. Сорок первый
  2. Сорок второй
  3. Сорок третий
  4. Сорок четвёртый
  5. Сорок пятый
  6. Сорок шестой
  7. Сорок седьмой
  8. Сорок восьмой
  9. Сорок девятый
  10. Пятидесятый
  11. Пятьдесят первый
  12. Пятьдесят второй
  13. Пятьдесят третий
  14. Пятьдесят четвёртый
  15. Пятьдесят пятый
  16. Пятьдесят шестой
  17. Пятьдесят седьмой
  18. Пятьдесят восьмой
  19. Пятьдесят девятый
  20. Шестидесятый
  1. Шестьдесят первый
  2. Шестьдесят второй
  3. Шестьдесят третий
  4. Шестьдесят четвёртый
  5. Шестьдесят пятый
  6. Шестьдесят шестой
  7. Шестьдесят седьмой
  8. Шестьдесят восьмой
  9. Шестьдесят девятый
  10. Семидесятый
  11. Семьдесят первый
  12. Семьдесят второй
  13. Семьдесят третий
  14. Семьдесят четвёртый
  15. Семьдесят пятый
  16. Семьдесят шестой
  17. Семьдесят седьмой
  18. Семьдесят восьмой
  19. Семьдесят девятый
  20. Восьмидесятый
  1. Восемьдесят первый
  2. Восемьдесят второй
  3. Восемьдесят третий
  4. Восемьдесят четвёртый
  5. Восемьдесят пятый
  6. Восемьдесят шестой
  7. Восемьдесят седьмой
  8. Восемьдесят восьмой
  9. Восемьдесят девятый
  10. Девяностый
  11. Девяносто первый
  12. Девяносто второй
  13. Девяносто третий
  14. Девяносто четвёртый
  15. Девяносто пятый
  16. Девяносто шестой
  17. Девяносто седьмой
  18. Девяносто восьмой
  19. Девяносто девятый
  20. Сотый


    Сорок первый

    Сиреневые краски тишины,
    И мир двоится, как буханка хлеба,
    Роняя крошки золотые в небо,
    Обильно, для прожорливой луны,
    Которая плывёт из глубины
    Бездонной, где сегодня правит требу
    Разлучную сама богиня Геба,
    И мы уже не будем прощены
    Ни снегом, ни дождём, ни листопадом,
    Ни юными капелями весны.
    В две стороны ведет, в две стороны
    С раздельной полосою автострада.
    Не уходи, побудь со мною рядом,
    Пока пеку прощальные блины.

    Сорок второй

    Давай распишем будущий аншлаг
    Трагедии прижизненных мистерий,
    Когда руками всё своих же берий,
    Своих же отправляют в свой гулаг.
    И только ради обретённых благ
    Вынашивают замыслы потери.
    Какой-то праздник, полушведский флаг
    Висит над входом в каждый кафетерий.
    Как звездопаден август, боже мой!
    Загадывай желанья постоянно.
    И я, с упорством старого барана,
    Загадываю, чтоб твое сопрано
    Звучало рядом, на одной прямой,
    Дороге возвращения домой.

    Сорок третий

    Неискушен в делах мирских Господь.
    Пробей башкой всю толщу перекрытий
    Многоэтажки, мрачный ход событий
    Он не изменит, – немощь, Вашебродь!
    Стареем, боже, хоть облагородь
    Отказ в прошении сакральностью наитий,
    Чтоб расплести смог до последней нити
    Клубок отчаянья и жизни смысл, погодь,
    Не наказуй еще одной бедой,
    Я только выполз из её фекалий,
    Перетерпя бесстыдства вакханалий
    Беды-любви, нажрался лебедой.
    Теперь диета: чёрный хлеб с водой
    И куртизанка для иных реалий.

    Сорок четвёртый

    Я понимаю, все свои долги
    Не расхлебать отныне и довеку,
    Коль влезли в расставаний ипотеку
    Любви слепой, процентщицы-карги, –
    Хотя уместны дрязги и торги, –
    То жизнь не предоставит человеку
    Отсрочку хоть на ночь. Другой солги,
    Мол, да, влюблён и, обхватив за деку,
    Имей ее полночи напролёт.
    Подарит, может, нежная, забвенье
    Хотя б на те мгновенья изверженья
    Бесхитростных оргазменных щедрот,
    Когда двух тел земных совокупленье
    В простых движеньях вечность создаёт.

    Сорок пятый

    Как солнце золотится в облаках
    Рассветное, подсвечивая сверху.
    Синичку предпочтёшь красавцу стерху –
    Удобнее и в клетке, и в руках,
    И корм всегда найдётся на лотках.
    На жизненном пространстве под орехом
    Не вырастить ни деревца, помеху
    Убьёт орех, найдя врагов в ростках.
    Труба заглушит партию виолы,
    Рыдая в унисон, и поп-кумир,
    А не поэт, давно ориентир
    Для младшей, средней да и высшей школы.
    Нахальнее и злее делят мир
    Придурки-крохоборы-балаболы.

    Сорок шестой

    Пески Сахары ближе Вам, чем мне,
    Но пекло через Средиземноморье
    Несет циклон с Магрибского нагорья
    И золотом ложится на стерне.
    Горит трава, как свечи Сатане,
    Прихватывая виллы и подворья,
    Как будто лето в рамках двоеборья
    Сгорает в побеждающем огне.
    Исходы птичьи, всё предрешено,
    Ныряют дети в радугу фонтана,
    Примеривает ноты фортепьяно
    Первосентябрьским вальсам гороно.
    Всё удивляют перемены сана
    Природы, а я с ней живу давно.

    Сорок седьмой

    Я, видит бог, пишу тебе одной.
    И эти сны земной прерогативы,
    Порой неподконтрольны и строптивы,
    Как ты, когда еще была женой,
    Посадница с картинки лубяной.
    Так вот, слова, весьма велиречивы,
    Как ретушь, подправляя негативы,
    Слагают оды вошке платяной.
    Вот я об этом, вынес стременной
    Чёрте-куда, в какое-то болото,
    Выходит пасквиль, а писалась ода,
    То бишь, сонет, красотке расписной.
    Не оттого ль хожу весь день смурной,
    Что тяжела ты, лексики колода?

    Сорок восьмой

    Давай решим, что не было вражды,
    Баталии заменим на застолья,
    И роспись глины моего Триполья
    Вернём в твои Эдемские сады,
    Где в звуках тамбурина и дуды,
    Минуя настороженность дреколья,
    На простынях интимного раздолья
    Восполним пасодобль «туды-сюды»,
    Приобретённой лихостью езды
    В чужих конюшнях парфорсной охоты,
    Во времена навязанной свободы,
    Когда паслись порознь и без узды...
    Я кофе принесу и бутерброды,
    Оставь на время грешные труды.

    Сорок девятый

    Когда судьба нам задает не те
    Параметры в системе ожиданий,
    Пристраивая знаки препинаний,
    В своей небеспристрастной слепоте,
    По правилам господних невниманий,
    Опалы личных самоистязаний, –
    Она не наказует в маете,
    А искушает суммой притязаний.
    Так и живем, судьбу свою кляня,
    Любая мелочь кажется спасеньем.
    Вот фифа чешет, брошками звеня,
    Лавируя под дождиком осенним.
    А кто-то долгожданного меня,
    Уже с надеждой ждёт по воскресеньям.

    Пятидесятый

    Дай руку мне, почувствуй бег минут.
    В фискальных буднях нет второго плана,
    Где меркантильный фон самообмана
    Бывает снисходителен и крут.
    И если даже зеркала соврут
    В реалиях, как лгали постоянно,
    С изяществом бродяги Талейрана, –
    Поверь ровестницам. Будь благостен ваш труд
    Над красотой, творимой ежедневно
    Среди флаконов, тюбиков, реторт.
    Художник, создавая натюрморт,
    Не так владеет кистью, несомненно...
    А он-то знал всегда, что ты – царевна,
    Отправленный в отставку принц-консорт.

    Пятьдесят первый

    Когда еще подступит желтизна
    Подпалинами свергнутого лета,
    Когда деревья не переодеты
    В багрянцевые яркие тона
    И в чаще долбит дровосек-желна, –
    Я Ваши именины, Лизавета,
    Отпраздную с размахом баронета
    Или дофина, экого рожна!
    Живём однажды, выдюжит казна,
    А что без Вас – так девок до хрена
    В округе водится с похожим силуэтом,
    На вечер-ночь заменит Вас одна,
    А Вам пришлю открыточку с приветом,
    Но вряд ли Вас обрадует она.

    Пятьдесят второй

    Сентябрь вторично радует теплом,
    Пока еще не падали каштаны
    И нити паутиных кабестанов,
    На солнце отражаясь серебром,
    Звенят, взлетая. Всё уже в былом,
    Останки лета, птичьи караваны
    И парк свои зелёные сутаны
    Меняет к панихиде в золотом.
    Вышагивая гордо к октябрю,
    Подставлю солнцу лоб для поцелуя
    И снова вспомню Вас, простите, всуе,
    Как будто вы опять ушли в зарю.
    Когда поэт Вам говорит: Люблю,
    То боги вторят горе: Аллилуйя!

    Пятьдесят третий

    А как мне говорить с тобой на «ты»?
    Я Вас не помню, милое созданье.
    Насколько Вас коснулось увяданье
    И сгладились любимые черты,
    Пообтесав за век неправоты
    В набитом, душном зале ожиданья?
    Прибавилось ли сзади полноты,
    А грудь не вызывает нареканья?
    Не ёрничаю, я опять с тоской,
    Я Вас любил держать в своей охапке.
    А ты, как рысь, подтягивала лапки,
    Мурлыча, засыпала под рукой.
    Не повторялось ни в какой другой
    Вот это всё, как обнимаешь тряпки.

    Пятьдесят четвёртый

    Эх, годы-сны... Блистательный наряд,
    Как в бутиках, у осени неспелой.
    Звенит шальной комар вампиршей Геллой
    Под утро и, пристроясь наугад,
    Все метит засадить в тебя заряд
    Чесания, упырь осатанелый.
    Комаринскую пляшем тарантеллу
    В измятости постельных баррикад.
    А осень? Как швейцарские часы
    Точна, опять с тоской и виноградом,
    Дождями, тополинным листопадом
    И бабьим летом средней полосы, –
    Обычна, как семейные трусы,
    Не выставить ее шедевром в Прадо.

    Пятьдесят пятый

    Как чувства уценённые души
    Находят выход на листе бумаги
    И там живут, безумцы и сутяги,
    Ломая кости, строй и бердаши,
    Когда выводят их карандаши,
    Они в атаку поднимают флаги
    И с яростью озлобленной дворняги,
    Бросаются на вас же, в камыши,
    Где вы засели, думая о благе,
    О вечном, о любви, которой нет,
    А тут – в висок нацелен пистолет
    Из прошлого. Глотни, браток, малаги
    И скушай валидольчика дуплет.
    Ты их родил. От их и сгинешь шпаги.

    Пятьдесят шестой

    Восток изводит мрачностью примет:
    Прольётся дождь, не летняя потеха,
    Холодный, не имеющий успеха,
    У зонтиков и мокнущих штиблет.
    Как в лужных па блестящ кордебалет
    Из граждан, коих заставляет бегать
    В протяжный дождь какая-то помеха,
    Ну, служба там или плацкартбилет.
    Отстаивая сущностный мотив,
    Я вновь дымлю, поглядывая в окна.
    Хотя природа до кишок промокла,
    Во всём всегда найдётся позитив:
    Тебе – стишок и уродится свёкла,
    А может рожь – такой аперитив!

    Пятьдесят седьмой

    Размер трагичен заданностью форм,
    Порочен мир, хотя материален.
    И ждущие у изб приват-гадален,
    Всего лишь обеспечивают корм
    Бесстыдству шарлатанов. Хлороформ
    Сомнения в том, что конец печален
    У всех, без исключений и подпалин,
    Плодит пророков выше всяких норм.
    Предсказывая необжитость спален
    И что алмаз впечатан в кимберлит, –
    Не искажаю истины петит,
    Хотя прогноз совсем не идеален.
    Октябрь, до неприличия сусален,
    Напрасно хрупким золотом сорит.

    Пятьдесят восьмой

    То птица, то комар, то самолет
    В наличии, а лучше б – ты бы пела
    На идише, как попугай Севела,
    (Здесь идиш формирует оборот),
    О том, что всё когда-нибудь пройдёт:
    Любовь и боль стареющего тела.
    И всю печаль минорного прострела
    Исполни кодой из высоких нот.
    Но у разлук не песенная стать,
    Пей допьяна обиды этой брагу,
    Под бело-голубым лучистым флагом
    Не греет одинокая кровать.
    Пой, Лизка, пой, нам не переиграть
    Разрыв судьбы, хотя казалось – благо.

    Пятьдесят девятый

    В окладе золотом, как образа,
    Раставленны сады в господнем храме.
    Но эту позолоту оригами
    Ежесекундно режут, как фреза,
    Мироточивой осени слеза
    И ветер-архидьякой. Под ногами
    Ложится подгнивающий татами,
    Который не зовёшь и за глаза
    Вчерашним алым золотым, увы.
    Все преходяще, бренно, тщетно, тленно.
    И вальс законно-сброшенной листвы
    Готовит серый холст для гобелена,
    Прелюдию еще одной главы
    Бесплодия природы убиенной.

    Шестидесятый

    Плевать на осень. Город жжёт костры,
    Я – папиросы за рассветным чаем.
    По отчеству разлуку величаем
    И ей, всесильной, жертвуем в дары,
    Однажды обретённые миры.
    Мой мир сегодня вновь необитаем.
    Выходит, что мы всё-таки скучаем,
    Т. е., чай и я в пределах конуры.
    А дом звенит в отчаяньи своём
    И косится немыми зеркалами,
    Топорщится и двигает углами,
    Настаивая: Здесь живут вдвоём!
    Мол, дела нет, что сталось между вами
    И пусть она войдёт в дверной проём.
    995 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 29.02.2024, 13:52 мск.

     

    Подписаться на журнал!
    Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

    Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

     

    Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
    Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



    Литературные конкурсы


    15 000 ₽ за Грязный реализм

    1000 $ за Лучшее стихотворение



    Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

    Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

    Только для статусных персон




    Отзывы о журнале «Новая Литература»:

    22.02.2024
    С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
    Александр Краснопольский

    16.02.2024
    Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
    Сергей Лущан

    29.01.2024
    Думаю, что на журнал стоит подписаться…
    Валерий Скорбилин



    Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

     


    Поддержите журнал «Новая Литература»!
    Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
    18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
    Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
    Вакансии | Отзывы | Опубликовать

    Поддержите «Новую Литературу»!