HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2022 г.

Сергей Багров

Сабля

Обсудить

Повесть

 

Лесной посёлок. А в нём – мужчины и женщины, дети и старики. Здесь, как нигде, рельефно и резко обнажены две силы, непримиримо направленные друг против друга. Много в России людей сильных, но ненадёжных. Немало людей совестливых и светлых. Но светлые друг от друга так далеко. Словно стоит между ними глухой перелесок, и от сердца к сердцу не докричаться.

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.04.2013
Оглавление

9. Часть 9
10. Часть 10
11. Часть 11

Часть 10


 

 

 

Одна за другой бежали машины. Первым ехал Трофимов. Заборов – за ним. При повороте с бетонки услышали тракторный лязг. Это бульдозер. Его Трофимов послал ещё утром, чтоб Сажин готовил площадку под парамоновский дом, убирая с неё пни и коряги.

Домик Саблина, как стоял на краю поляны, так и стоит до сих пор, и два смотревшие в огород уютных оконца были окутаны тенью, как тайной, в которой лежала и крайняя к домику грядка, где зеленел тяжёлыми перьями репчатый лук.

Увидев это, Заборов пробормотал: «Дисциплинка, малина моя. Что-то тебя худенько слушаются, Трофимов».

Михаил Петрович, словно его услышал; остановил у брусьев свою машину, выбрался из неё, подождал, когда подъедет сюда Заборов и, как бы оправдываясь, сказал:

– Совсем не слушается, мерзавец! До сих пор ну-ко тут. Вчера ещё надо было отсюда. А он как прирос.

Заборов слова не проронил, однако всем своим видом и выражением глаз с промелькнувшей в них искоркою укора выразил неудовольствие служащего конторы, которого подвели.

– Дал ему я два дня, – продолжил Трофимов, – и КамАЗ специально сюда пригонял, абы он загрузил в него этот свой теремочек. И на те! Ни с места.

– Такое Игорь Олегович вряд ли потерпит, – отметил Заборов.

 

Трофимов расстроенно оглянулся, забирая взглядом притихший бульдозер, брусья с сидевшей на самом верху лохматой вороной, реку и белевший над ней теремок.

– Как тогда быть?

– А никак, – Герман Ефимович поднял руки, умывая ими лицо, на котором вызрели капельки пота, – раз ты с этим своим мужиком не управился, то и стройку тут нечего затевать. У меня, вон, с собой чертежи и деньги. Хотел уже было тебе их отдать. Однако не буду. Обратно, с собой заберу. Потому как дворец Парамонову строить будем, но получается, что не здесь!

Трофимов растерян.

– Пётр Ефимович, обижаешь!

– Надо, Михайло, не спать, не тянуть резину! Из-за тебя и машину свою я, выходит, сюда зря гонял!

Трофимов взмолился:

– Ефимыч, прошу! Не пори горячки! Завтра же он уберётся!

Заборов позволил себе удивиться.

– А почему не сегодня? – поставил вопрос и немигающе, словно щука, упёрся зрачками в горло хозяина Еловца.

– Сегодня? – смутился Трофимов.

Заборов спросил:

– Как его, всё забываю?

– Саблин.

– Так вот, дорогой мой Михайло! Ты с этим Саблей – как с несворотливым пнём! Раз – и выкорчевал отсюда! И не когда-нибудь, а сейчас! Бульдозер-то вон у тебя, под боком.

– А что?! Это мысль! – Трофимов отмашисто прогулялся ладонью по лбу, точно смахивая с него не только прилипших к нему комаров, но и свою неуверенность, и рука его с поднятым вверх указательным пальцем уже качалась над головой, повелевая сидевшему за рычагами бульдозеристу ехать следом за ним.

 

Трактор, вывернув из-за брусьев, где чернела расчищенная земля, погромыхал, пересекая чищенье с запада на восток. Трофимов шёл впереди, показывая дорогу. Выйдя к изгороди, перебрался через неё и направился дальше, прямо по грядке с цветущими огурцами. Остановившись, взмахом ладони вывел в воздухе ломаную кривую:

– Сюда!

Сажин высунулся из дверцы. Большое с канавкой на подбородке лицо его было в недоумении:

– Огород же тут! Как это я?

– Огород ликвидируем! Ну-у?

– Не поеду, – упёрся Сажин.

– Вылезай! – Трофимов приблизился к трактору, посмотрел на Сажина снизу вверх и, когда тот спрыгнул с гусеницы на землю, сам забрался за фрикционы и повёл машину вперёд.

 

Захрустело с треском звено огорожи, и, как чёрная кровь, потекла из-под гусениц грядка с цветущими огурцами.

Повернувшись, бульдозер, как танк, побежал поперёк зеленеющих гряд, перемалывая с землёй корешки и вершки беззащитного огорода. Остановился на пару секунд перед домом, проревёл, как неистовый бык и, скрежеща вскинувшимся отвалом, устремлённо вошёл в избяное нутро. Дом разъехался на два края, образовав в середине страшный пролом…

– Ломать – не строить, – невесело пошутил Трофимов и, встав на гусеницу, проводил глазами несколько бревен, как те скатились с крутобережья и хлёстко, словно стреляя, хлопнулись в воду и, развернувшись, поплыли по смирной реке к её ближнему повороту.

– Остальное доделаешь ты! – приказал подошедшему Сажину, спускаясь с гусеницы на берег. – Всё! Всё в реку! Так надо! Это постановление!

 

В красной футболке, с руками, как подтоварины, в полуботинках сорок шестого размера, Сажин был схож с громилой, рядом с которым Трофимов выглядел, как подросток.

– Постановление? – Сажин смотрел на Трофимова, как на чёрта, который имел над ним власть. – Чьё?

– Директора Бумлеспрома, – ответил Трофимов голосом человека, с которым спорить запрещено.

Сажин попробовал возразить:

– Но я не могу.

– Можешь! – рявкнул Трофимов. – К тому же есть у тебя и опыт, как надо сбрасывать с берега то, что положено сбросить!

– Нет, нет, – упорствовал тракторист.

Подсказывать, как надо воздействовать на людей, о которых Трофимов знал не только хорошее, но и плохое, было ему не надо.

В недолгом раздумье он заступил на ступеньку раздавленного крыльца, повернулся спиной к трактористу, сделал два шага от него и спросил:

– Помнишь тот лесовоз и того шофёра, которого ты утопил и зарыл?

– Помню, – ответил мертвым голосом Сажин.

– Хочешь, чтобы об этом никто не узнал, кроме тебя и меня?

Вместо ответа Сажин вскинул тяжёлое тело на гусеницу машины. Минуту спустя руки его лежали на рычагах, направляя бульдозер на развороченный дом.

Стены и крыша тряслись и громко сползали вместе с осколками стёкол к реке, осыпая её осиновыми венцами.

Трофимов, как дирижёр. Кепку снял с головы, сжимает её в руке и знай себе машет, направляя бульдозер туда, где стояли у Саблина дом, огород и хозяйственные постройки. Часа полтора потребовалось ему, чтобы вся эта площадь сделалась ровной и чёрной, как пашня, над которой дымилась древесная пыль, тяжело и горько пахнущая осиной.

 

 

 


Оглавление

9. Часть 9
10. Часть 10
11. Часть 11
Акция на подписку до 1 июля
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.




Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!

Акция! Скидка за отзыв – 15%


Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!

Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!