HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 г.

Степан Агафонов

Жизнь Аполлония

Обсудить

Повесть

  Поделиться:     
 

 

 

 

Этот текст в полном объёме в журнале за сентябрь 2023:
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2023 года

 

На чтение потребуется 1 час 40 минут | Цитата | Подписаться на журнал

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 5.09.2023
Оглавление

2. Глава I
3. Глава II
4. Глава III

Глава II


 

 

 

Когда путники поднялись на горную вершину, изумлённому и любопытному взору их предстал некий величественный старец, облачённый в простое белое одеяние; его длинные власы ниспадали до плеч. Между тем Аполлоний, догадавшись по внешнему виду незнакомца, что перед ним – один из индусов, выразил ему слова своей радости и почтения. Брахман же, по-прежнему храня чудное молчание, знаком велел Аполлонию и Дамиду следовать за ним и повёл путников к своему светлому обиталищу, месту постоянного пребывания индусов. Тогда Дамид, владевший прекрасным знанием чужих языков, обратился к сидевшим в кругу мудрецам:

– О вы, принявшие священные воды истинного познания, прошедшие через испытательный огнь благочестия, оком духа прошедшие землю, вдохнувшие благовонный воздух правды, благодаря просветлению своему достигшие небес, – поистине вы узрели весь ход мироздания и все сферы бытия. Разделите же с нами свою мудрость и озарите наши души бессмертным светом, в лучах коего вы сами вечно пребываете.

Когда Дамид завершил свои слова приветствия и похвалы, Иарх, один из индусов, поднялся со своего места и сказал путникам:

– Незнакомцы, мы рады принять вас в скромное обиталище и исполнить всё то, что хотят от нас ваши пламенные души. Поистине ваши помыслы чисты, а сердца ваши исполнены света – так говорят мне мои высшие ощущения.

После этого Аполлоний, всё ещё сдерживавший внутри себя стремление начать разговор, решил, что настало время убедиться в мудрости брахманов. Движимый подобными мыслями, он обратился к Иарху со следующими словами:

– О мудрец, ответь мне, если можешь, что есть наитрудное для человека?

– Тяжелей всего познать себя, – отвечал Иарх. – Всякая душа сокрывает в себе множество тайн, и тот человек, который познает их, возымеет власть над своим существом и поймёт подлинные стремления свои, может быть назван великим, тем, кто достиг труднейшего для смертных.

– Твои слова мне представляются истинными, – сказал Аполлоний. – Мнение же твоё совпадает с воззрениями наших философов и особенно Фалеса, назвавшего самопознание трудом непростым, хотя и не бесполезным.

– Кем же вы почитаете себя? – снова спросил мудрецов Аполлоний.

– Себя мы признаём богами, – отвечал Иарх, – ибо убеждены, что человек, совершающий добродетель, вправе называть себя существом божественным.

Слова брахманов поразили Аполлония и напомнили ему Эмпедокла, древнего философа, также почитавшего себя за бога: желая доказать свою сверхчеловеческую природу, он бесстрашно бросился в горящее пламя вулкана. Всё же слова Иарха произвели на Аполлония яркое впечатление, вселив в него осознание величия человеческого духа.

– Что же индусы мыслят о душе? – спросил Аполлоний Иарха.

– Ты знаешь, – отвечал мудрец, – что душа вечна и лишь временно пребывает в теле, чтобы затем покинуть его и перейти в лучшую обитель, приготовленную для неё.

Аполлония снова удивили речи Иарха, ибо сказанное им снова совпадало с учениями многих философов Греции.

«Разве не говорит устами сего мужа сам Пифагор? – удивлялся Аполлоний. – Как же близко то, чему учили наши греческие мудрецы, с воззрениями сих брахманов».

Пока Аполлоний разговаривал с Иархом, индусы, желая выразить приятным гостям своё радушие, принесли пищи.

– О путники, – обратился Иарх к Аполлонию и Дамиду, – мы просим вас разделить с нами нашу скромную трапезу. Знайте же, что мы, исполнители высшей воли, мужи света и враги зла, не оскверняем себя неподобающей для человека небесного мерзостной пищей, которая есть плод насилия и убийства, но довольствуемся прекрасными дарами урожая.

– О мудрые брахманы, – радостно воскликнул Аполлоний, – мы из тех мужей, что чуждаются крови и называются пифагорейцами. Для нас нет пищи приятней той, которую подарила вам благостная природа.

После этого мудрецы сели и начали свою трапезу, во время коей Аполлоний спросил мудрецов:

– О брахманы, каково же устройство мироздания и из каких стихий состоит космос?

– Знай же, – отвечал Иарх, – что космос, вмещающий в себя всё сущее, подобно живому существу, разумен, целостен и соразмерен. Великий Брахма задумал разделить сей космос на пять стихий: первая – родительница растений земля, вторая – огонь, заполняющий высшие сферы мироздания, третья – вода, питающая смертных, четвёртая – воздух, служащий источником жизни, и пятая – небесный эфир, находящийся над всеми четырьмя сферами.

– О Иарх, – удивился Аполлоний, – я слышал обо всех четырёх первоэлементах, названных тобой, однако ничего не слышал об эфире. Что же представляет собой сия странная стихия?

Иарх, выслушав Аполлония, отвечал:

– Если в земном воздухе нуждаются смертные, то боги, имея существо совершенное, дышат эфиром. Посему пятую стихию мы называем божественной, а всё остальные – земными, без коих жизнь не может существовать.

В течение нескольких часов разговаривал Аполлоний с брахманами о предметах возвышенных, стремясь постичь во всём совершенстве глубокую философию индусов, дабы извлечь себе из неё великую мудрость. Когда же наступил полдень, Иарх сказал Аполлонию и Дамиду:

– О философы, настал час, когда брахманы совершают поклонение солнцу. Поднимитесь же вместе с нами на священную вершину и воздайте хвалу божественному светилу.

 

Когда брахманы собрались, чтобы привести в исполнение свой чистый замысел, Аполлоний и Дамид последовали за ними. По знаку, подданному Иархом, брахманы, сплочённые в единое кольцо, преклонили колени и опустили ниц свою главу, выражая почтение яркому светилу. После же Иарх, поднявшись с земли, взял в руки глиняную дощечку и прочёл следующий гимн Сурье, богу солнца:

– О Сурья светоносный, Око мира, не сокрыто от тебя добро и зло, совершаемое на земле. Кто из смертных сравнится с тобой в могуществе, о Сурья: ты наполняешь собой небеса и землю, выезжая всякий день на золотой колеснице, которую несут по необъятному небу семь твоих огненных коней. Четыре руки твои творят мир на земле и даруют спасение людям: в одной из них ты держишь белый лотос, образ просветления и чистоты, в других же – благословение, бесстрашие и истину, которые даруешь с небес своим добродетельным избранникам. Небесный Индра, царь космоса и глава богов, посылающий людям плодородие и богатство, и земле – громы и молнии, некогда образовал тебя, о Сурья, вместе с Ушас, утренней зарёй, дабы озаряли вы приветственным светом восток и спасали людей от ужасов ночи. В ярком окружении Ушу и Пратьюшу, богинь рассвета, восстаёт Сурья для пробуждения земли; посохом, исходящим от очей, он поражает духов тьмы, и лишь стоит уйти божеству, как Ночь вновь набрасывает на землю своё незримое покрывало. Поистине Сурья – Податель силы, Страж небесных врат, источник света, враг тьмы и Вождь колеса Времени.

Не останавливается сие колесо в своём непрестанном вращении: века проходят, увлекая с собой в страну забвения имена великих мужей и деяния людские, но ты, вечносущее Время, продолжаешь свой ход. Ось колесницы Времени – вечность, ибо выехал сей бог из небытия и направляется в бесконечность. Не забудь о нечестивых, о Время, и приготовь им наказание; вспомни и о праведных и не позволь им испить вечной горечи.

О Агни, владыка огня, пошли всепожирающее пламя возмездия презренным, а нам – искры тепла согревающие. О адиты и асуры, храните справедливость и не похищайте истину с земли. Как и прежде, посылай дождь, о Варун, повелитель вод, и свети, о Сурья, чтобы люди, видя божественные милости, не забывали о добродетели.

 

Так было вознесено устами Иарха, величайшего из брахманов, восхваление Сурье и другим богам. Когда же священные действия завершились, мудрецы возвратились на свои обычные места, чтобы завершить разговор с Аполлонием. Весьма изумлённый и восхищённый услышанным от брахманов, он спросил Иарха:

– О Иарх, открой мне, как образовались мир и боги, и что известно о людях, когда они только заселили землю?

– Неисчислимое множество лет прошло с тех пор, как образовался мир. Вначале, когда божественное Время ещё не начало свой ход, существовало лишь извечное море, не имевшее ни основания, ни края. На поверхности вод плавало гигантское яйцо, в коем был заключён спящий Брахма. Но настал час, когда Брахма пробудился и решил разрушить темницу, в коей пребывал. Своей мыслью он разделил громадное яйцо, после чего оно раскололось на две части – небо и сушу. Брахма создал из воздуха звёзды и населил ими небо. Тёмные мысли Брахмы породили ночь, а светлые – день. Затем, когда мир уже был образован, Брахма создал людей, которые единственные из всех существ унаследовали от него божественный разум. Тогда началось первое из четырёх мировых времён: в сей благой век люди жили без болезней, горя и зла и хранили всеобщее равенство. Но вскоре души людей склонились ко злу, и они впервые познали нечестие. Тогда Брахма, вознегодовав на смертных, сказал Времени, вечно движущемуся и живому: «Останови свою колесницу, дабы космос обратился в своё первоначальное состояние и лишился твоей всеупорядочивающей власти». Но не захотело Время нарушать космический порядок и продолжило свой бесконечный путь, и тогда Брахма наслал на землю Варуна, который разверз небеса и низвёл с них воду, обратившую землю в огромное море. Но настал час, и снова создал Брахма людей и населил ими землю. Однако не изменился человек: по-прежнему царили среди народов порок и вражда. И ещё два раза настигала землю гибель, пока не настал четвёртый период – он продолжается и до сей поры. Войны, зло и разврат давно распространились по земле, но не насылает Брахма смерть, ибо есть в мире ещё те, кто повинуется его уставам. И добродетельные люди, вкусив смерть, обретут блаженство, став божественными. Такова дивная история, которую мы, брахманы, слышали от своих предков.

Сказав так, Иарх спросил Аполлония, что он сам думает о богах и первопричине сущего.

– О мудрый брахман, – отвечал Аполлоний, – я не владею познанием многих высших и сокровенных вещей, и думается мне, что не следует человеку знать все тайны божественные и пытаться познать непостижимое, дабы не впасть ему в заблуждение. Многие из философов старались проникнуть в глубину веков и найти первоэлемент, могущий служить основой для всего мироздания. Некоторые же из мудрецов наших, подобно вам, о индусы, полагали виновником всего сущего некое божество, которое вы называете Брахмой. И Платон, величайший из эллинских философов, не сомневался, что прежде образования мира уже существовал демиург, который силой своей воли привёл в порядок хаотичную материю, наполнявшую космическое пространство, и образовал из неё землю, звёзды и самих богов, ставших могущественными помощниками демиурга. Слышал я также, о мудрецы, утверждения тех из эллинов, которые, следуя во всём Гомеру и Гесиоду, сказителям древности, говорят, будто не было никакого извечного разумного демиурга, но всегда существовал лишь Хаос. Но однажды, как пишет Гесиод, родились из Хаоса Гея-земля, Тартар мрачный и Эрос, светлое божество любви, а затем ещё – царица ночи Нюкта и повелитель мрака Эреб. И взяла божественная Гея в мужья себе небесного Урана, собственного сына, и произвела от него на свет новый сонм древних божеств, величайший из коих – титан могучий Крон – свергнул Урана и стал первым царём мира. Прекрасное время для смертных было при Кроне: не зная зла, печали и смерти, жили люди беззаботно и счастливо. Но сменились века, и Зевс, рождённый Кроном, победил отца и захватил власть над миром. Люди же осквернили свои души, предались порокам и насилию, и Зевс покарал смертных – так безвозвратно исчезло прекрасное время, которое царило при Кроне. А теперь, как считают толкователи Гомера, настало время тяжёлого железного века, лишённого былого благословения небес.

Выслушав Аполлония, брахманы удивились его словам, ибо не слышали прежде о поэмах Гесиода и не знали даже имени Зевса, отца богов.

 

В приятных разговорах с мудрецами Аполлоний и Дамид провели ещё несколько дней, проникаясь жизнью и таинственной философией брахманов и обогащаясь познанием того, о чём не слышали ранее от эллинов и римлян. Диковинными показались философам истории индусов о Брахме и древних чудесных царях, будто бы живших многие столетия назад в Индии, речи о качествах и проявлениях божеств.

В день, когда Аполлоний, удовлетворившись посещением уединённых мудрецов, вознамерился возвратиться в Рим, брахманы послали ему благословение и наставили его никогда не сходить с избранной им стези правды.

В тот день Сурья, облачённый в яркий свет, озарял путь Аполлонию, спускавшемуся с горы; философ же целиком был погружён в собственные мысли, навеянные ему встречей с брахманами. «Почему, о Гелиос светоносный, ты мучаешь меня своим жаром? – думал он. – Смягчи же пламя своего огня и яви мне свою благосклонность, дабы я ощутил рядом твою божественную милость». Пройдя же ещё несколько шагов, Аполлоний произнёс вслух, обращаясь к солнцу:

– Как называть мне тебя, о светило? Греки зовут тебя Гелиосом и Аполлоном, египтяне – Амоном, индусы – Сурьей, но каково подлинное имя твоё? Сколько есть народов, и каждый из них по-своему чтит тебя. Где же и у кого есть истина?

Между тем Дамид, случайно услышав слова философа, сказал учителю:

– О Аполлоний, подлинно, что нет единого мнения у народов о богах и не обрести человеку всеобъемлющего познания небесных вещей. Однако будем следовать Пифагору, учителю нашему, который чтил лишь богов греческих и совершал им восхваление установленным издревле образом. Мудрость есть и у варварских народов, но подлинно глубокое познание дано народу эллинскому.

В подобных мыслях и разговорах провели Аполлоний и Дамид ещё много дней, пока не достигли наконец родного города. Но не успокоилась душа Аполлония, и замыслил он очередное путешествие, вознамерившись посетить землю египтян и узнать, каким богам сей народ воздаёт почести и насколько он сведущ в философии. Движимый новым стремлением, философ вместе с Дамидом, неотлучным своим спутником, вскоре достиг Египта, где ему удалось встретиться с александрийскими жрецами.

 

 

 

Чтобы прочитать в полном объёме все тексты,
опубликованные в журнале «Новая Литература» в сентябре 2023 года,
оформите подписку или купите номер:

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2023 года

 

 

 

  Поделиться:     
 

Оглавление

2. Глава I
3. Глава II
4. Глава III
12 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.02 на 05.03.2024, 11:10 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!