HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Владимир Юрлов

Жизнь Вуду

Обсудить

Повесть

 

 

 

Жизнь Вуду, изданная мною достоверно на основе рукописей, найденных монахом Евлампием и переданных мне собственноручно в дар на вечную память о его святом бытие.

 

 

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 29.10.2008
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

И вышел Вуду из пустыни, и задумался над тем, стоит ли ему жалеть о времени, проведённом в отшельничестве, но ни о чём не сожалела его душа, ибо глупо было плакать над тем, что уже произошло. Он думал о том, каким же станет теперь его существование, стоит ли ему возвращаться к людям, чтобы жить вместе с ними, и притворяться вместе с ними, и быть таким же подлым и злым, как многие из них? Не мог он ответить на этот вопрос однозначно и решить для себя, как ему лучше поступить, но знал он точно, что призван он в этой жизни узнать гармонию, не важно, в каком виде она будет выражаться. “Может быть, существует всё-таки на земле высший человек, и, когда встречу я его, научит он меня, как найти эту гармонию”, – подумал он. И пошел Вуду снова к людям, и долго искал он среди них того высшего, но никак не мог найти.

Однажды встретил Вуду на пути своем огромное озеро, и увидел там рыбаков, вытаскивающих из тёмной воды огромную сеть; и подошёл Вуду к рыбакам, чтобы посмотреть на улов, и тут свершилось великое чудо, ибо встретил он в их среде того, кого так долго искал.

Он увидел в среде рыбаков высшего человека. Оказалось, что высший человек был отнюдь не из графского рода. Вся одежда его была грязная, и щёки покрыты щетиной, но глаза его светились неземной радостью. И узнал его Вуду по этому самому блеску очей, и улыбнулся ему, а тот улыбнулся Вуду в ответ. И если дана мне Богом сила описать эту улыбку, которую увидел Вуду, то возьму я на себя смелость это сделать. Улыбка эта осветила целый мир, и всё в природе неожиданно обновилось. Заволновались ямочки на щеках, увеличились озёрца глаз, и загорелись внутри них тайным лоском новые огоньки. Так солнце, выйдя из-за туч, освежает радостным лучом своим целую равнину, и роса становится приметнее, и все тропы искрятся, стоит лучу пройтись по ним. Кто из вас не знает, как улыбка оживляет лицо человека так, что в миг становится оно знакомым, доступным и родным!

Рыбак тот не делал ничего особенного, просто тянул свою сеть и вытаскивал из неё рыбу, но когда встретился Вуду с ним, то сразу научился многому и познал многое, и новое познание это заключалось в том, что стал он видеть мысли человеческие, и к удивлению своему обнаружил, что мысли человеческие осеняют голову радужным свечением, и качество их различается по цвету. Позднее Вуду научился различать дурных и добрых людей по цвету их мыслей.

И отошёл высший человек от остальных рыбаков и встал рядом с Вуду, чтобы передать ему то знание, в котором Вуду так нуждался. По способу общения высший человек сильно напоминал учителя, ибо не нужно было тратить много слов, чтобы сообщить главное. Вспомнил Вуду о священнике, которого видел много лет назад в церкви. Одинокая фигура, пишущая при свете лампады запала ему в сердце, и решил Вуду, что тоже поселится в скромной обители, чтобы отдать свою жизнь служению Господу и страсть к путешествиям свою заменит чтением об обычаях и нравах отдалённых регионов земли.

И поблагодарил он рыбака от всего сердца, и отправился в путь, а уже через 3 дня поселился в святом уголке, где ему дали приют, как странствующему паломнику. И в келье своей, окна которой выходили на зелёную рощу и спокойную гладь речную, мог он молиться Господу, а в тихие вечерние часы мог обратить свои мысли к искусству и природе. Теперь Вуду достиг зрелости и в часы своего досуга проанализировал события, которые произошли с ним ранее. В юности его счастье было счастьем щенка, который гоняется за бабочкой, и счастье это заключалось в веселом вилянии хвоста.

Где как не в монастыре может человек лучше всего постигнуть прелесть одиночества! Неужели общительность принадлежит к опасным, прямо-таки пагубным наклонностям, ведь она приводит человека в контакт с людьми, значительное большинство которых отличается дурной нравственностью и глупым либо извращённым умом! Для любого человека желательно иметь внутри достаточно содержания, чтобы обходиться без общества, и это есть большое счастье и самая большая независимость, потому что многие страдания происходят от жизни среди людей.

Большей частью Вуду старался избегать праздности, ибо знал он, что трудно при такой жизни обрести покой, а оставался он по вечерам в одинокой келье по единственной причине, чтобы понять, к чему не лежало его сердце, когда он был с людьми. И подтверждением тому стали частные рукописи Вуду, обнаруженные несколько веков спустя одним монахом, который случайно наткнулся на них в хранилище ценных бумаг монастыря.

Мы не сможем опубликовать здесь все записи, сделанные его рукой, да это и не является нашей целью, тем более что они дошли до нас не полностью, а собираемся посвятить читателя в тайны, касающиеся жизни Вуду в монастыре и открывающие интересные стороны его сознания, связанные с этим периодом. Итак, в одном из таких манускриптов было написано следующее:

“Спорят, судачат, кричат – люди, злятся, ненавидят друг друга – люди. Как желаю я скрыться от чужих глаз, высматривающих, постоянно ищущих, желающих силой вовлечь мой поток сознания в человеческую вселенскую катастрофу! Безмолвие говорит словами, помогает, советует, и легко можно услышать голос, к которому тщетно прислушиваются многие. Привык я гулять ночью при свете Луны, а если её нет, то совсем в полумраке. Как одинокая лодка, плыву я в пустоте ночи, наслаждаюсь безмолвными звездами, подхожу к деревьям и домам, чтобы познать их, потрогать их шершавую кожу, приласкать их остовы. Где я? В спокойном ложе мечтающей души, качаюсь в гамаке безбрежной мудрости, наслаждаюсь, а что может быть убедительнее наслаждения? О, Спаситель, желаю придти я к тебе открытым, а уйти прощенным и совершенным. Может быть, снова случится так, что я не вспомню о путях своих, забуду, где бродили мои стопы, но лёгкая, едва ощутимая пена интуитивного ощущения скользнёт и тихо напомнит мне о том величайшем счастье, которое я испытал. Ошибается тот, кто считает, что мое одиночество представляет собой изоляцию. Я частица природы, а вокруг меня сияет молчаливый и вечный Космос”.

Трогательные строки, не правда ли? И служат они явным свидетельством того, что праведные моления души Вуду нашли гармонию в божественном слиянии с природой и Богом, творцом её.

И на пути своём к высшему познанию не остался Вуду забытым и брошенным, посещали его видения. Видел он старый город, построенный на тысяче островов, вечный город, где извивались многочисленные протоки и каналы, и там дожил до глубоких седин один художник. Презренный и оскорблённый своими потомками, не оправдавшими его надежд, он продолжал творить несмотря ни на что. И даже чума, захватившая город, не остановила его. Тем временем у ворот дома, стоящего по соседству с его мастерской, охранники-гвардейцы не выпускали никого на улицу и кричали:

– Выносите трупы!

А потом лодка, отмеченная красным черепом запустения, увезла жертвы очередного падения духа. Но, увидев это, старый художник дерзко воскликнул:

– Всё пережил я, и любовь, и разочарование, и горькую разлуку, и презрение высокопоставленных вельмож. Тем более найду я силы пережить чуму, захватившую город. Пусть молодые бегут в поисках спасения. Уверен я, что болезнь в своем неистовстве побрезгует тронуть мои дряхлые кости?

Так сказал старый художник, и через некоторое время умер от чумы.

Подобное видение посетило однажды Вуду, когда после бессонной ночи сидел он над своими рукописями, и первые лучи рассветного солнца осветили скромную обстановку его жилища. Стал он размышлять над увиденной фантазией, пытаясь разгадать её, используя силы своего воображения, но не смог этого сделать, а подумал только о том, что как хорошо быть настоящим художником и писать на холсте жизнь, подаренную Богом.

Много ещё разных видений и прозрений посетило Вуду, пока он жил в стенах монастыря. Некоторые из них оставались в его памяти ненадолго, другие давали ему пищу для размышлений на длительное время, но потом он всё равно о них забывал, отдавая свои чувства новым впечатлениям. И таковым новым событием в его жизни стала встреча, о которой мы не в силах умолчать, а откроем читателю всю значимость её во всех подробностях.

Однажды вышел Вуду из стен монастыря, чтобы совершить прогулку по окрестностям, однако он не направился в сторону городка, лежавшего неподалёку в ложбине между холмами, а наоборот захотел уйти подальше в поля, где он мог насладиться величием и великолепием сельского пейзажа. День выдался чудесный, и он, миновав рощу, вышел на открытую местность, а там аж до горизонта расстилались перед ним девственные земли, и река вписалась весьма удачно в красивый ландшафт. Потом Вуду побрёл вдоль берега, поросшего кустарником, в тени которого живое существо могло скрыться от лучей палящего солнца. В этот день Вуду ушёл дальше, чем обычно, а когда очнулся от своих сладких грёз, то увидел, что стоит в незнакомой местности. Собственно говоря, из забытья его вывел приятный звук скрипки, и Вуду невольно обратил свой взгляд туда, откуда эта мелодия доносилась. На берегу той самой реки, вдоль которой он проделал свой путь, стоял небольшой деревянный домик. Из открытых окон его звучали эти виртуозные пассажи. Они разносились по окрестностям, затихая в высокой траве. О чём говорила та музыка, которую он услышал в столь неожиданный час? О том, как туго и звучно натянуты серебристые струны души, о том, как утром выпадает роса, чтобы к полудню, напоив растения, исчезнуть в призрачном блеске дня, который явился хоть и привычно, но всё же в очередной раз нежданно. Эта музыка пела облаками, мимолётными снами, видениями, толпами странных событий, вовлёкших людей в свои сети, и он среди них, как вполне заурядный наблюдатель, смотрел пристально и вслушивался в роскошную гамму. В чём же скрыт смысл этого сладостного звучания? В ощущении, ясном без слов, блестящем веретене тонких волокон, из которых была сложена жизнь. Музыка парила перед ним, как огромный изменяющийся образ (как ещё мог он её описать?): лёгкое дуновенье желанья, или призрачный шаг, ступающий в зыбких дюнах. Нужны ли при этом слова, нужны ли пустые и нелепые выражения привязанности, восхищение тайнами и безумствами этого мира? Музыка была похожа на океан, безбрежное существо без конца и без края, почти космическое, непреодолимое, и сложенные аккорды созвучий пели, словно лазурные камни, слившиеся в вечном объятии. Ведомые ветром, эти капли сначала поднимались вверх, а потом, словно подкошенные, падали в пучину, в аморфную сферу, располагавшуюся вдали от облаков.

Вуду знал, что отдаться целиком на волю волн и быть ведомым бризом ощущения, очень непросто, но он сделал это, и сразу произошел тот великий миг, когда он постиг сущность счастья, выраженного в зыбкости форм, уходящих в бесконечность. Он желал забыть о существовании всего иллюзорного и отдаться по-настоящему новому чувству, расставшись с сомнениями, и всё это для того, чтобы оказаться в мире красоты и гармонии, не важно, из чего состоит этот мир – из слов, аккордов или капелек вездесущего Океана.

Наконец волнующая мелодия затихла, и Вуду вышел из своего транса. Однако полная тишина не воцарилась, ибо музыку скрипки сменила симфония жарких летных полей, наполненных стрекотанием кузнечиков и шёпотом трав. Говорливо и мягко утекали вдаль лазурные воды реки.

Вуду приблизился к одинокому жилищу музыканта и у открытой двери увидел женщину, стоящую у порога. Когда она увидела Вуду, то выпрямилась и улыбнулась ему, при этом легкий ветер играл в легких прядях ее волос. Вуду пожелал познакомиться с музыкантом, но женщина покачала головой и сказала, что он просил не впускать никого в дом без его разрешения.

– Этот домик в поле нужен ему для того, чтобы музыка звучала вечно, – сказала она Вуду. – Скрипач оставил людей и пришел сюда в поисках одиночества. Здесь он сможет написать свои новые творения.

– Ваше присутствие, очевидно, вдохновляет его? – спросил Вуду.

– Мое предназначение – хранить его покой, оберечь от людского любопытства. Некоторые любят заглядывать в окна, когда мастер работает. Мне приходится то и дело отгонять от дома мальчишек, угрожая им розгами из тонких прутиков.

Услышав беседу, происходящую у дверей его дома, мастер вышел и приветствовал Вуду, потом провел его внутрь помещения, бедность обстановки которого сразу бросалась в глаза. И, пытаясь разгадать загадку гармонии, Вуду спросил у мастера, может ли он поручиться за каждую ноту, созданную его вдохновением.

– Поистине, могу я поручиться за каждый придуманный мной пассаж, но только в то мгновение, когда он появился на свет.

– Тогда, получается, вы пишете в экстазе, и ваша музыка – это некоторое помрачение рассудка.

– Конечно, именно это я и хотел сказать. Неужели вам не знаком Платон? – обратился он к Вуду. – А в своих диалогах он говорил, что подобно корибантам, пляшущим в исступлении, подлинные песнотворцы не в здравом уме творят свои прекрасные песни, но войдя в действие гармонии и ритма. Ведь говорят же нам поэты, что, летая как пчёлы, они собирают свои песни у медовых источников в садах и рощах муз и приносят их нам; и правду говорят: ведь поэт, как и музыкант – существо лёгкое, крылатое и священное, и творить он способен не прежде, чем станет вдохновенным и исступлённым, и не будет в нём более рассудка: пока же у человека есть такое достояние, он не способен творить.

Так сказал музыкант, и задумался Вуду над этими словами. Наконец-то после долгих скитаний встретил Вуду родственную душу на этом свете, и этой душой стал мастер. Но короток был их разговор, и наступило время прощаться с музыкантом и хранительницей его покоя. И попрощался Вуду, а когда уходил он от того одинокого дома, то услышал божественную мелодию, которая летела за ним вдогонку, а там сзади, за его спиной, остался тот, чья душа пребывала вечно в царстве радости и света. И понял Вуду, что счастье может быть очень простым, выраженным в нескольких аккордах, сыгранных с чувством.

Дорога, которая вела назад в обитель, была красной из-за обморочного сияния заката, напомнившего ему о бурных скитаниях юных дней. Цикады пели симфонию окончания дня, и лягушки разговаривали в пруду где-то слева. Снова природа взяла Вуду в свои тёплые объятия, и мир предстал перед его взором, как радужная паутинка, которую увидишь в воздухе ранней осенью. Как же прошла его юность? В метаниях, исканиях, находках и открытиях. Была ли душа его пресыщена всем этим разнообразием? Нет, она желала ещё большего, и жажда жизни распалялась с каждым прожитым днём, и не могло его сердце успокоиться, пока билось оно.

В этот вечер случилось в жизни Вуду ещё одно знаменательное событие, а именно, он увидел, что келья, в которой он жил, стала иной, и он никак не мог объяснить такое странное её превращение. Было ли это жалкой химерой его воображения, не нам судить, но чтобы не томить читателя долгим ожиданием, мы лучше расскажем о том, как всё случилось.

Итак, вернувшись с прогулки, Вуду присел отдохнуть на своё одинокое ложе, и осмотрелся вокруг, чтобы оглядеть предметы скромной обстановки, которые давным-давно стали друзьями и спутниками его философских размышлений. Всё стояло на своих местах: стол и свеча на нем, стул под окном, деревянный шкаф, книги и сложенные бумаги. Всё было, как обычно, но всё было чужим. Такое чувство овладело им, что хотелось рвать на себе одежды и закричать громогласно, чтобы всё стало в его глазах гармоничным.

И тогда закрыл Вуду очи свои на несколько мгновений и попросил у Бога милости и прозрения, а когда он взглянул на те же самые вещи новыми глазами, предметы внезапно поменяли свою сущность и опять стали привлекательными и приятными на вид, словом, гармоничными. Можно постоянно думать о силе и таинстве гармонии. Какая двойственная сила проносится над миром, размышлял он, если за ней рождаются легионы улыбок и ужасов! Желал он вырваться из оков печали и войти в благостное расположение духа, чтобы познать такую гармонию, когда душа парит в высших сферах. Пусть не будет строгого логического смысла в словах и выражениях, описывающих подобные эмоции, может быть, останется лишь аромат, и то, настолько тонкий, что почувствуешь его при первом вдохе, а потом подумаешь, что родился с ним. Настолько красиво и неуловимо ощущение довольства, как дымок огня, который чуть-чуть согревает твои руки, но, возможно, упиваться подобным экстазом – это значит не только отречься от здравого смысла, но и уподобиться крысе, отчаянно надавливающей лапкой на педаль счастья? И, размышляя подобным образом о двух ракурсах одной и той же комнаты, ярком и светлом, и в то же время омерзительном и ужасном, понял Вуду главное, выражающее наилучшим образом суть его долгих исканий: “Гармония есть слияние, а в основе его – желание, человек же является источником, рождающим чувства всякого рода, а если это так, то человек – создатель, и цель его творить красоту”.

 

 

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6
Статистика тиража: по состоянию на 26.02.2024, 11:56 выпуск Журнала «Новая Литература» за 2024.01 скачали 837 раз.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!