HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 г.

Полина Винер

Пробуждение

Обсудить

Повесть

На чтение потребуется 2 часа 40 минут | Аннотация | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 16.09.2013
Оглавление

16. Часть 16
17. Часть 17
18. Часть 18

Часть 17


 

 

 

Дом Анны Романовны оказывается почти таким, каким я его себе представляла. Только квартира оказалась больше. Отчего-то в моём воображении Анна Романовна ютилась на меньшей жилой площади.

Заливистый собачий лай оглашает лестничную клетку, едва мы входим в подъезд.

– Почуяла… – ласково говорит Анна Романовна и поворачивается ко мне: – Не пугайся, это Кнопа моя. Она сначала погавкает, а потом уймётся. Укусить – не укусит, так, для порядку полает, обед заодно отработает. Ну, тихо-тихо – приговаривает она, проворачивая в двери ключ.

Существо, выскочившее на площадку лестницы, казалось, сойдёт с ума от счастья. Оно прыгает на старушку, пытаясь лизнуть ту в прыжке, гавкает, снова прыгает и поскуливает. Можно подумать, что они не виделись, по крайней мере, месяц.

Заметив меня, Кнопа на миг останавливается, набирает побольше воздуха и заливается таким неистовым лаем, что Анна Романовна буквально впихивает ее домой.

– Угомонись уже, бестия, сейчас соседи ругаться придут! – видно, что разговаривать с собакой – дело для Анны Романовны очень привычное. – Всё, всё. Кнопа, место! Место, я сказала. – Мы входим, и Анна Романовна поскорее захлопывает дверь.

Собака инстинктивно поворачивает туда, где, по-видимому, находится её место, но на половине пути не удерживается и рвёт обратно к нам. Радость ли от возвращения любимой хозяйки или собачий долг повелевает ей пролаять положенное, но квартира вновь оглашается лаем. Своё внимание она попеременно делит между мной и хозяйкой, но характер лая при этом не меняется.

Если бы жестокая рука не отрубила бедному животному хвост, то в квартире, наверняка, поднялся бы ветер – так отчаянно она виляет тем, что осталось у неё от природного собачьего продолжения.

– Всё, всё, Кнопочка! Молодец, хорошая, умная собака! Иди, познакомься с Лерой. Хорошо!

Я приседаю на корточки и протягиваю руку. Кнопа, притихнув, подходит ближе, но особого доверия пока не выказывает.

Кнопа – чёрная, чрезвычайно лохматая болонка, при этом довольно крупная, на крепких, высоких лапках. Спутанные кудряшки придают ей настолько весёлый вид, что предположить Кнопину собачью злость как-то не получается.

К вечеру она уже удовлетворённо сидит у меня на коленях и тычется мокрым носом в ладонь, если я вдруг отвлекаюсь и забываю её гладить.

 

Квартира Анны Романовны светлая и чистая. Кухонька с весёлыми клетчатыми шторами, спальня с железной старинной кроватью и гостиная с опрятными чехлами на стареньком диване и таких же креслах. С телевизора действительно свисает вязаная кружевная салфетка. На стене множество фотографий в рамочках.

На одной из них склонили друг к другу головы молоденькая Анна Романовна с чёрной косой вокруг головы и молодой человек в строгих круглых очках, прилизанным пробором и лицом физика. Почему-то раньше мне казалось, что со всех старых фотографий непременно должны улыбаться бравые офицеры.

Анна Романовна стоит возле меня и показывает на фотографии:

– Это муж мой, Антон Павлович, почти что доктор Чехов. Он и был доктором, в прошлом году его схоронили. В нашей же больнице и работал. Это дочка моя, Алёнка, она теперь в Москве живёт, училась там, да так и осталась. Это сёстры мои, Галинка и Марийка, живы, слава Богу. Галинка – старшая, а Марийка – младшая, я посерединке была.

– Анна Романовна, а вы что же, и воевали? – с другого снимка на меня смотрит Анна Романовна в залихватски заломленной набок пилотке. Ей от силы двадцать лет.

– А как же, воевала. В медицинской службе. Там-то с Антоном Павловичем и познакомилась. А после войны поженились. Я ведь раньше медсестрой операционной работала, так-то. Теперь вот стара стала для операций, а потому в санитарки переквалифицировалась. А к больнице я знаешь, какая привычная? С детства с мамой при медпункте росла – она у меня фельдшером работала. Так-то, девонька моя.

Кнопа напряжённо наблюдает за мной с дивана, она ещё не вполне ко мне привыкла, но собачий интерес искренний и сильный. Время от времени я присаживаюсь и ласково зову её:

– Кнопа, Кнопочка, иди ко мне, иди, моя хорошая! – в ответ собака виляет отсутствующим хвостом и с каждой следующей попыткой подбирается всё ближе. Уже через час Кнопа позволяет почесать себя за ухом, а ещё через пятнадцать минут предлагает почесать смешное, грязное собачье пузо.

 

Перед уходом на работу Анна Романовна водит меня по квартире.

– Вот халат тебе, утром погладила, вот полотенце твоё, ванну, когда захочешь, можешь принимать. Ночевать и отдыхать на диване будешь, бельё я тебе приготовила. – Старушка морщит лоб, припоминая главное. – Да! Варенье, чай, конфеты – ешь на здоровье, меня не вздумай даже и ждать. Слышишь ли?

– Что вы, Анна Романовна, вы меня таким ужином накормили, куда же ещё и чай? – Мне хорошо с ней, не хочется, чтобы она уходила на работу. – Вы утром придёте, тогда и чаю попьём! Мы с Кнопой телевизор будем смотреть, правда, Кнопа? – собака, как привязанная, ходит за нами повсюду. Едва заслышав своё имя, принимается активно вилять всей задней частью тела.

Вечером, уткнувшись в Кнопину кудрявую шерсть, вдыхая тяжёлый собачий запах, я думаю про Анну Романовну. Думаю так хорошо, что хочется заплакать. У меня никогда не было бабушки. То есть, мамина мама какое-то время у меня была, но умерла так давно, что я её и не помню почти. А бабушка – она должна быть такой, как Анна Романовна. Интересно, есть ли у неё внуки? Надо будет утром спросить. И знают ли они, как им повезло?

 

 

*   *   *

 

В квартире стояла зловещая тишина. Как перед сражением. Ушёл ли Саша по обыкновению, остался ли дома, я не знала. Но что-то подсказывало, что не ушёл.

Когда он, прооравшись, хлопнул дверью, я в очередной раз методично собрала свои вещи. Теперь сборы не представляли для меня особой сложности. Проделав эту процедуру множество раз, я интуитивно хранила свои немногочисленные вещи так, что их можно было собрать за пару минут. Носки, бельё, косметичка, полотенце… Что еще? Паспорт!

Мои движения были какие-то слишком уж выверенные. Я даже отсчитывала про себя некий ритм. Раз-два – носки в сумку, три-четыре – бельё в сумку, пять-шесть… Отсутствие паспорта сбивало весь ритм. Продолжая считать и дышать ритмично, я ходила по комнате и делала вид, что разыскиваю его. Перерыла шкаф, тумбочки, cумку и даже подняла на кровати пружинный матрац. Я прекрасно знала, что паспорта в комнате нет.

Я села и вдруг почувствовала такую сонливость, сопротивляться которой было просто бессмысленно. Как же я не заметила, что так хочется спать? Голова стала как будто ватной, и в то же время очень-очень тяжёлой. Успела ещё подумать, что так и поезд проспать недолго. Какой поезд? Уснула, показалось, раньше, чем позволила себе лечь.

 

Это был странный сон, тяжёлый и какой-то липкий, мне хотелось проснуться, и на какие-то короткие моменты я даже, наверное, просыпалась, но тут же снова проваливалась в сон. Издалека слышались громкие голоса, иногда переходящие в крик, время от времени меня выхватывали из сна непривычные звуки: то открытая форточка в моей комнате вдруг била о раму окна от сквозняка, то в коридоре слышались топот и возня. Кажется, звонил телефон.

«Кто-то пришёл, звонит телефон…» – фиксировала я себе и продолжала спать. Кто мог прийти, и сколько было времени, меня совсем не волновало – нужно было спать.

 

Проснулась внезапно. И тут же восстановила в памяти звук, который вторгся в мой мозг и заставил перейти размытую грань реальности. Это был звук удара. Хлёсткий и однозначный.

Я подпрыгнула на кровати и вскочила. В комнате было темно, должно быть, я проспала до позднего вечера. Постояв какое-то время возле двери, но ничего не услышав, я вышла в коридор. Из приоткрытой двери кабинета Валерия Дмитриевича лился свет. Я подошла к двери и остановилась.

Саша согнулся в кресле и держался двумя руками за левую часть лица. Валерий Дмитриевич курил, стоя у открытого настежь окна. Раньше он никогда не курил в кабинете, всегда используя для этого библиотеку.

Не поворачиваясь и глядя в окно, он проговорил, чеканя каждое слово:

– Запомни раз и навсегда! У тебя против меня кишка тонка. И всегда тонка будет! – тут он развернулся и заметил меня.

– А ну марш к себе! – неожиданно громко рявкнул он мне. Я отступила и попятилась, но в этот момент Саша вдруг подскочил и заорал:

– А я тебе говорю, что она всё равно уедет! Я не дам ей остаться тут, не дам! – он увидел меня, отступающую в тень коридора, подскочил ко мне, грубо схватил за ворот водолазки и силой втащил в кабинет.

– Проваливай домой! Вали! – у него начиналась истерика. – Ты не нужна здесь! Видишь, что из-за тебя получается? Ты довольна?

У меня вдруг застучали зубы. Застучали громко и очень ритмично. Я пыталась унять этот стук, но это этих усилий звук получался еще громче.

– Сука! – Саша вдруг резко толкнул меня по направлению двери из кабинета. – Вали отсюда! Проваливай, сука!

Я устояла на ногах, повернулась и механически двинулась к своей комнате.

Из кабинета слышался уже какой-то звериный рык.

 

Ключа в замке входной двери не оказалось. Подёргав дверную ручку, я огляделась: где он может быть, этот ключ, который обычно всегда торчал в двери?

Странно, но никакой паники я совсем не чувствовала. Не билось учащенно сердце, не накипали на глазах слёзы. Голова работала ясно, движения были чёткими и размеренными. До сих пор я несознательно отсчитывала тот самый ритм, под который до этого собирала свою сумку. Только вот зубы продолжали стучать друг о друга в другом, произвольном ритме.

Мне нужно было уйти отсюда. Уйти немедленно. Я вновь заглянула в кабинет. То, что я увидела, не укладывалось в моей голове.

Саша и Валерий Дмитриевич нелепо и глупо подпрыгивали, стоя друг напротив друга, как боксёры на ринге. Просторная комната показалась вдруг сейчас тесной из-за двух этих огромных, так глупо скачущих людей. Лица обоих были в крови. Время от времени кто-нибудь из них делал выпад, и тогда они хлестали друг друга, не глядя, куда сыплются удары.

– Ты чё, сука? Ты чё, сука? – как заведённый, повторял Саша между ударами.

Оба тяжело дышали. Казалось, эта драка отнимает у каждого столько сил, сколько ни один из них не готов был отдать.

– Хватит! Хватит! Откройте мне дверь! – кажется, я завизжала.

Валерий Дмитриевич вдруг выхватил меня каким-то диким взглядом, забыл про Сашу и медленно двинулся ко мне. Наверное, он был сильно пьян, иначе невозможно было объяснить этот пустой взгляд, который он, казалось, мог фокусировать только на чём-нибудь одном. До этого его внимание всецело занимал Саша, теперь же этим объектом стала я.

 

Саша вдруг резко развернулся и стремительно бросился из кабинета. От неожиданно быстрого Сашиного движения, стараясь увильнуть и не попасться ему на пути, я проскользнула вправо и вглубь комнаты. Прятаться было негде. Я медленно отступила ещё дальше, к окну.

– Отпустите меня! Отпустите меня немедленно, я боюсь, я буду кричать! – я мотала головой и пыталась не видеть, что Валерий Дмитриевич медленно приближается ко мне.

– Я где велел тебе быть? – очень опасным, каким-то слишком глухим голосом спросил он.

В этот момент в коридоре громко хлопнула входная дверь. Я успела подумать, что это сбежал Саша.

– Саша! Я хочу уйти! Я хочу отсюда уйти! – заорала я, но Валерий Дмитриевич вдруг сделал пару широких шагов в мою сторону и с размаху сильно ударил меня по голове всей пятерней. Рука оказалась страшно тяжелой, я не устояла на ногах, но боли, кажется, не почувствовала. Быстро вскочила на ноги и огляделась. Зубы стучали так, что нижняя челюсть прыгала. Бежать по-прежнему было некуда.

Он отступил на несколько шагов, пятясь, и снова глухо прорычал:

– Где тебе велено быть, сука? – его странно шатало. Я видела, как его рука непроизвольно начала подниматься, сжимаясь при этом в кулак, другой рукой он схватился за рубашку на груди, судорожно её комкал и выкручивал.

Когда он вновь двинулся ко мне, я закрыла уши руками и вывалила себя в открытое окно.

 

Самого падения я почти не помню.

Есть короткое воспоминание, как зацепилась ногой за что-то и на миг почувствовала резкую боль. Ещё помнится треск веток и жёстко натянутые верёвки, я пыталась хвататься за них руками, а они злобно жгли кожу. Всё было совсем иначе, чем когда падаешь во сне, было не так плавно и медленно. Наоборот, всё было очень быстро, очень жёстко и всё время больно. Помню, что подумала про волосы: лучше бы были короткими. Было нестерпимо больно, когда они цеплялись и рвали кожу на голове.

Всё. Так я выпрыгнула из окна четвёртого этажа квартиры Капитановых. Необдуманно, глупо и очень, очень быстро. И не менее больно.

Это был единственный доступный мне выход.

 

 

 

The Sims 3: Студенческая жизнь (компьютерная игра). Издательство: Electronic Arts, 2013 г.   Обложка на студенческий билет - Удостоверение будущего нобелевского лауреата. Издательство: ОРЗ-Дизайн   The Sims 3: Студенческая жизнь. Дополнение к The Sims 3 (компьютерная игра). Издательство: Electronic Arts, 2013 г.

 

 

 


Оглавление

16. Часть 16
17. Часть 17
18. Часть 18
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Слушая Таю. Холивар. Читать фантастический роман про путешествие в будущее из 2022 года!

Отзывы о журнале «Новая Литература»:


08.12.2022

Ознакомилась с редакцией своих стихотворений. Я в восторге! Поделилась ссылкой в соцсетях на журнал.

Татьяна Кошелева



01.12.2022

Счастлива быть Вашим автором.

Юлия Погорельцева


02.11.2022

Ваш журнал радует своим профессиональным подходом к текстам и авторам.

Алёна Туманова


22.10.2022

Удачи и процветания вашему проекту.

Сергей Главацкий



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

самые эффективные пробиотики для кишечника
Поддержите «Новую Литературу»!