HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 г.

Саша Сотник

Шоумэнъ

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 9.01.2007
Оглавление

6. Собачий вальс
7. Ищите спонсора
8. Прапор на Севере

Ищите спонсора


 

 

 

  Газеты пестрели объявлениями: «Ищу девушку для отношений. Не спонсор»…

  Друзья говорили: «Ты талантлив. Найди спонсора и раскрутись». Как будто речь шла о червонце у порога винного магазина.

  Я и сам понимал, что деньги нужны. Они необходимы для эфиров, записей, рекламы…

Дима Чумак пожимал плечами:

– Какие вопросы? Существует масса дамочек с кучей валюты и сексуальных проблем. Как ты смотришь на Маринкину подругу Изольду?

– Искоса и с состраданием, – говорил я.

– У нее же бесконечно длинные ноги!

– Вот именно, а это уже – патология.

– Твои принципы – предлог для оправдания привычной нищеты, – заключал он. – Могу подогнать Ксюху из «Внешторгбанка». У нее необъятная, как Родина, «жэ»!..

  Словом, ничего не получалось. И как-то раз меня пригласили выступить в недавно открывшемся ночном клубе. Он назывался «Экспресс». Менеджер, молодой рослый парень с прилизанными черными волосами и снисходительной улыбкой мудрого швейцара, многозначительно пообещал:

– Будет много богатых людей. Главное – понравиться.

  Чумак оживился:

– Возьми меня с собой!

– А где Марина?

– В печенке!

– Пожалуйста, – говорю. – Начало в семь.

– А контрамарка?

– Извини, нету…

– За чей счет выпивка?

– Не наглей!..

  Он явился в половине седьмого. На нем была яркая гавайская рубашка и полосатые брюки, как у начинающего сутенера. Дима нашел меня у барной стойки, хлопнул по плечу:

– Хай. Что будем дринчать?

– Лично я – воду без газа: мне же еще работать.

– Ах, да, – спохватился он. – Ну, и где обещанные львицы и акулы?

– В зверинце и аквапарке.

  К нам подсела высоченная девица с черным каре и ярким макияжем. Ее губы блестели от красной помады, зеленые глаза призывно щурились. Дама достала из сумочки длинную сигарету и потянулась к Чумаку:

– Я тебя узнала. Ты такой секси, а я – Джулия.

– Простите, – говорю, – мне на сцену пора.

  Пока я пел свои «гламурные частушки», Джулия охаживала Диму, как Багира – Маугли. Она положила голову на его плечо и лениво хихикала, томно прикрыв глаза. Ее грациозность граничила с развратом.

  Спев последнюю песню о неизбывной любви и сорвав аплодисменты, я спустился со сцены в зал, где меня тут же подхватил под руку мужчина лет сорока. Он был невысок ростом, в синем бархатном костюме; его раскрасневшееся лицо напоминало маску конферансье из знаменитого кукольного спектакля.

– Аркадий, – мягким баритоном представился он, пожав мне руку. Рукопожатие оказалось мягким и теплым, как свежее кошачье дерьмо.

Я ощутил неловкость, но Аркадий удержал меня обеими руками:

– Не стесняйтесь, составьте мне компанию! Люблю талантливых мальчиков.

  Это прозвучало двусмысленно, но не настолько, чтобы сразу нагрубить, поэтому я лишь пожал плечами:

– В принципе, есть пять минут…

  Аркадий увлек меня за столик слева от сцены, усадил за него и принялся мурлыкать:

– Вы пробуждаете чувства, в вас что-то бурлит...

– Это живот, – говорю. – Я не ел перед выступлением.

– Голодный художник – это плохо, – заключил Аркадий. – Но я вас накормлю. Желаете филе ягненка? Официант!..

  Мой новый знакомый оказался владельцем нескольких закрытых клубов. Когда речь зашла о бизнесе, признался:

– Все сугубо специфично, как у Фрейда. Вы признаете его правоту?

– Не совсем…

– А я – да. Все сугубо. – И тут же сделал вывод: – Вы не должны быть одиноки. Вам необходимо развернуться во всю ширину.

  Я невольно оценил свои габариты: масштабы, которых требовал собеседник, явно им не соответствовали.

– Не скромничайте, – убеждал Аркадий. – Я узрел вашу искру. Ее надо раздуть воздухом моих финансовых возможностей.

– Когда, – спрашиваю, – начнем раздувать?

– Сейчас же, немедленно! После ужина поедем ко мне. Это мой шанс послужить искусству! – И мягко погладил меня по спине.

  Что-то неприятное поднялось из глубины моего подсознания: настолько мерзкое, что я вскочил из-за стола и сдавленно шепнул:

– Мне необходимо в туалет.

– Пойдемте вместе! – Обрадовался он и привстал со стула. – Познаем естество друг друга!

– Ни в коем случае! Я бурлю и раздуваюсь!

– В таком случае я вас подожду, – улыбнулся Аркадий.

  Я выскочил из клуба через служебный вход (слово «задний» кажется здесь неуместным)…

  На следующий день Чумак набросился на меня с проклятиями:

– Ты куда меня привел, извращенец? Меня там чуть не трахнули!

– Ты же сам этого хотел, – удивился я. – И Джулия тебе понравилась…

– Никакая это не Джулия, а переодетый в бабу пидор!

– Странно, – говорю, – с виду не подумаешь.

– А тебя весь вечер какой-то хмырь искал. Тоже не лучше. Ты что, сменил ориентацию?..

  Поиски спонсора – дело не столько трудное, сколько опасное. Все зависит от комплекса желаний, совместимых с запретами, и готовности далеко зайти. Ищущий должен обладать определенным набором способностей, не противоречащих притязаниям бизнес-партнера: мягкость фекальной массы в сочетании с твердостью засохших испражнений – вот эталон спонсируемого индивидуума. В противном случае, крах и фиаско будут преследовать повсюду…

  После описанных выше событий прошла неделя. Мне удалось провести какой-то концерт и даже бесплатно поучаствовать в радиопередаче. И, пока я был в эфире, Валечку напугали. В квартиру явился звероподобный «шкаф» и с порога потребовал меня.

– Нету, – промямлил Валечка. – Его по радио показывают.

– Ты что, дебил? – Спросил «шкаф».

– Инвалид я, – уточнил Валечка. – После ходки…

– Тем лучше, – смягчился посетитель. – Я его на кухне подожду, а тебя уважу. – И достал из кармана бутылку водки.

  Вернувшись домой, я обнаружил, что Валечка сидит за кухонным столом, обхватив голову руками, и жалуется:

– Кругом сплошная чернота: и в магазинах, и на рынках!

– Мы – русские, – внушал «шкаф», – и будем действовать. Ты опускаешь руки, а надо поднять голову.

  Валечка поднял:

– Дык… Я действовал, – зашептал он. – Напился армянского коньяка и заблевал дверь квартиры азербайджанца! И это только начало!

– Правильно, – похвалил его собутыльник. – И не останавливайся.

  Они явно уважали друг друга.

  Наконец, «шкаф» заметил мое присутствие. Неуклюже встал со стула и протянул мне широкую, как ласта, ладонь:

– Рома, Платон. Собирайся, брателло, поехали.

– Куда? – Спрашиваю.

– В Смоленск, к Сократу. Уважь его, и он тебя уважит.

– А Плутарх уже там? – Не выдержал я. 

– Какой? Солнцевский?

– Неважно, – говорю.

– Не томи, тачка ждет…

…По дороге в Смоленск Рома поведал мне о широкой душе вора в законе Сократова по кличке «Сократ». Выяснилось, что бандит заинтересовался моей скромной персоной, услышав песни на магнитофоне. Сегодня же у Сократа семидесятилетие, и юбиляр изъявил желание видеть меня на своем празднике жизни.

– Не обидим, – пояснил Рома. – Сократ ценит таланты: картины там, песни, девочек… Тыщи баксов хватит? Только не наглей.

– Хватит, – вздохнул я.

– Молодец, что не жадный, – улыбнулся «шкаф» и возмечтал: – У нас там красота. Природа, и все такое. Очень удобно: чуть что – лес рядом.

– Как же вы меня нашли? – Я начинал трепетать. 

– Это «менты» ищут, а мы – находим, – ответил он со снисходительным величием.

  До Смоленска домчались часа за четыре: Платон обогнал всех водителей страны, приговаривая «говно ваш Шумахер». Мы остановились у высокого бетонного забора с железными воротами. Впрочем, ничего иного я и не ожидал. Рома предупредил:

– Ты – братишка культурный, поэтому по «фене» не пи…и. Сократ дешевых фраеров не любит.

  Въехали во двор. Здесь не было ни души, и только густые деревья шумели зелеными кронами. Мы вышли из машины, прошли по длинной узкой дорожке, выложенной розовой фигурной плиткой. По бокам дорожки цвел аккуратно подстриженный кустарник. Вероятно, Сократ был большим ценителем природы. Наконец, мы подошли к длинному двухэтажному особняку, построенному в стиле усадьбы XIX века. Перед центральным входом стояли белые колонны, сам особняк был выкрашен в желтый цвет.

  Смеркалось. В аллее зажглись «Петербургские» фонари.

  Платон ввел меня в холл, где тут же сам и обыскал.

– Так положено, – извинился он. – А вдруг ты успел ссучиться?

– Естественно, – согласился я. – Четыре часа – огромный срок.

  Мы поднялись по мраморным ступенькам на второй этаж. По стенам были развешаны портреты. Сначала я подумал, что это – знатные предки «Сократа»: сплошь князья да графы. Но Рома с видом экскурсовода объяснил:

– Это – Витька-халява. Его в прошлом году «айзеры» на разборке замочили. А это – Димон-белочка. Он сейчас в психушке: от белой горячки лечится. Даже там в авторитете...

  Словом, иконописные лица изображенных, выставленные в классическом интерьере, совершенно не соответствовали роду их занятий.

  Мы поднялись на второй этаж. Здесь было шумно. За большой белой, с позолотой, дверью слышались полупьяные голоса и громкая музыка.

– Это местные музыканты, – сообщил Платон и остановился. Дал последнее наставление: – Не ссы, все будет пучком. Ведь для тебя что главное по жизни?

– Доказать теорему Ферма, – смело предположил я.

– Не обосраться, – уточнил он.

  Я понял, что естественные отправления в этой компании не приветствуются.

  Рома распахнул передо мной двери. Стоя на пороге, я увидел длинный широкий стол, накрытый более чем на сто персон, и, собственно, самих приглашенных. К моему удивлению, среди них я не обнаружил ни одной бандитской физиономии: сплошь интеллигентные лица. Хоть сейчас пиши портреты, и – в Эрмитаж. Надо ли говорить, что обстановка здесь царила почти аристократическая?

  Платон ввел меня в зал и усадил за стол напротив благообразного вида седовласого дедушки в пенсне. Дедушка при этом внимательно посмотрел на меня и слегка наклонил голову. Я тоже не удержался от поклона.

  Музыканты перестали играть. Рома преобразился. Стоя за моей спиной, изрек:

– Господа, прошу любить и жаловать: наш земляк Александр. Он покорнейше согласился принять приглашение, и прибыл из Москвы.

  Сидящие за столом зааплодировали. Дедушка еще раз наклонил голову и, пристально глядя мне в глаза, спросил:

– Так это ваши произведения я давеча имел честь слышать?

– Вероятно, – ответил я, начиная сходить с ума.

– Премило, – улыбнулся он. – Кстати, весьма рекомендую: изумительное французское вино урожая шестьдесят восьмого года. Это напоминает мне о семи годах, проведенных… впрочем, неважно. Не откажите юбиляру в любезности, попробуйте!

– Покорнейше благодарю, – сказал я, подозревая себя в галлюцинациях.

  Мне наполнили бокал, и я тут же залпом его осушил, обнаружив собственное невежество: кто же так жрет вино черт знает какого урожая?..

  Дедушка кивнул кому-то в сторону, и мне принесли гитару.

– Потешьте старика, – попросил он.

– Просим! Просим! – Закричали присутствующие.

  Рома тихо шепнул мне на ухо:

– Пой, блинах, не кобенься…

  Я лихорадочно перебирал в памяти свои старые песни, пытаясь вспомнить слова той, давней, единственной блатной, коей согрешил много лет назад, и что теоретически могла бы понравиться юбиляру. Наконец, в голове всплыли первые строчки. Дальнейшее было делом техники, ведь главное – начать. И я взял первые аккорды:

 

  Снова вдоль берега снег белый стелется

  Снова над пропастью воет метель:

  Это решеткою в жизнь мою целятся,

  Это тюремная плачет постель…

 

  Дедушка снял пенсне и прикрыл глаза, скрывая за ними видеоряд воспоминаний. Я перешел на припев:

 

  Ах, эти древние окна тюремные,

  Двери Бутырские, стены острожные!

  Где ты, азартная жизнь доэтапная,

  Жизнь позапрошлая, неосторожная?!

 

  Эти суровые вопросы едва не добили деда. Он достал носовой платок и уткнулся в него, как голодный младенец – в пышную грудь матери. Возвышенные лица гостей напоминали портреты декабристов, отсидевших «от звонка до звонка». По моей щеке катилось что-то мокрое и теплое: это Рома Платон обронил скупую слезу «откинувшегося» политкаторжанина.

  На последнем аккорде я подергал гриф гитары, имитируя абсолютную тоску. Эффект превзошел ожидания: крики «браво» заглушили аплодисменты. Сократ мгновенно высушил слезы и лично налил мне вина:

– Вы, юноша, образно отразили наши честь и достоинство. Выпьем за талант!

  Все чокнулись, и я вместе с ними…

  Юбиляр, между тем, и не собирался уходить от проблем искусства. Он вещал:

– Милостивые государи и государыни! Я рекомендую нашему юному другу… – Он указал перстом на меня. – …принять мое предложение и выпустить цикл романсов на мои стихи. Будьте так любезны, послушайте…

  Дедушка снова надел на нос пенсне, неторопливо достал из внутреннего кармана пиджака вчетверо сложенный лист бумаги, развернул его и, глубоко вздохнув, прочел:

 

  У медведя глаза человечьи,

  И пупырчатый кожаный нос.

  Человек в этом мире не вечен,

  И тебя завалить – не вопрос!

 

  Будь я автором данных строк – немедленно завершил бы произведение, однако дедушке было чем продолжить:

 

  Из медвежиных глаз не по-детски

  На подушку скатилась слеза.

  Он висит на стене, как советский

  Неизвестный герой-партизан!

 

  Его успех среди слушателей превзошел мой. Полагаю, что сам Пушкин проиграл бы Сократу в рейтинге популярности.

  Автор устало опустился на стул и пристально посмотрел мне в глаза:

– Вам понравилось?

  Что мне оставалось делать? Тем более, что лес – рядом…

  Сократ откинулся на спинку стула и утомленно изрек:

– Я беру на себя обязательство по выпуску своего альбома. Напишите музыку и спойте. Этот клад не должен пропасть. Через месяц Платон оплатит студию…

  Я понял, что пора смываться.

  На обратном пути Рома не закрывал рта. Интересовался:

– Как думаешь, кто победит на ринге: Тайсон или Льюис?

– Чарли Чаплин, – говорю.

– Это кто? Клоун?

– Почему «клоун»? Он в кино боксировал.

– Так то – кино…

  Жаль, что маленькие люди побеждают лишь на экране, да и то все реже…

  Дней десять я страдал сомнениями: ввязываться ли в эту авантюру? Кому нужен бандитский альбом, и как выкрутиться? Я даже подумывал о том, чтобы съехать на другую квартиру, так ведь все равно найдут…

  Но Рома больше не появился. Позже я узнал, что через неделю после своего юбилея Сократ объелся возбуждающих средств и умер, не успев доползти до любовницы. По Смоленску ходили упорные слухи, что вора «в законе» отравили грибным жульеном, но это никому не интересно.

  А красавицы и артисты все продолжали искать спонсоров. И кое-кто весьма преуспел.

 

 

 

Николай Носов. Фантазёры (сборник рассказов). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Михаил Лермонтов. Герой нашего времени (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Аркадий и Борис Стругацкие. Хищные вещи века (повесть). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно

 

 

 


Оглавление

6. Собачий вальс
7. Ищите спонсора
8. Прапор на Севере
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!