HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 г.

Олег Сергеев

МА(нь)ЯК

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за апрель 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года

 

На чтение потребуется два с половиной часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

18+
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 7.04.2018
Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8
9. Часть 9

Часть 8


 

 

 

Николай сидел в аэропорту и заметно нервничал: самолет из Алжира должен был приземлиться ещё полтора часа назад, но диспетчеры лишь призывали встречающих сохранять спокойствие, не сообщая более никакой информации. Не зная уже, куда себя деть, он достал купленную в аэропортовой горячке газету, развернул её и принялся просматривать, не вчитываясь в содержание. Он пролистал её до конца, свернул, потом вновь развернул. «Так дело не пойдёт, мне надо отвлечься хоть на что-то. Если бы самолёт упал, это бы уже стало известно. Может, в Сахаре песчаная буря, и они просто отложили вылет. Мне надо успокоиться».

Секачев опять принялся просматривать статьи, но на этот раз с видимостью какой-то внимательности. И уже на первом развороте замер, не веря собственным глазам. Броский заголовок огромной статьи гласил: «Исчезновение Дмитрия Брикера: факты и домыслы».

Он никогда не увлекался музыкой, но фамилия Брикера была ему известна в силу популярности группы «Гаррота», в которой тот пел много лет. Если поднапрячься, Николай даже мог вспомнить несколько песен, но в целом никогда не интересовался этой темой и принялся читать статью лишь как материал для дальнейшего расследования. Но уже первые несколько абзацев повергли его в шок:

«Вот уже три месяца прошло с момента исчезновения харизматичного фронтмена «Гарроты», но полиция, кажется, и не думает начинать расследование. По словам Полины, супруги Дмитрия, ей несколько раз отказывали в возбуждении уголовного дела, и ей пришлось написать заявление в прокуратуру, чтобы её мужа наконец начали искать. Впрочем, с тех пор никаких подвижек не наблюдается: следователи отделываются отписками и кулуарно сообщают, что дело – явный «висяк», словно забывая о том, что пропал не простой смертный, а лицо российского тяжёлого металла. Поклонники «Гарроты» неоднократно атаковали здание прокуратуры за последний месяц, требуя проведения полноценного расследования, но правоохранительные органы, по всей вероятности, взяли обет молчания.

Итак, давайте попробуем разобраться во всём с самого начала…»

Николай тщательным образом дочитал статью до конца, аккуратно свернул газету и уставился в небольшую выщерблину в полу. Брикер пропал три месяца назад – как раз тогда, когда и начал орудовать Маат. Выходит, Дмитрий стал его первой жертвой? Вряд ли, тогда нашли бы или его труп, или его самого с клеймом на лбу – Маат всегда оставлял тела на виду, все его жертвы до единой были так или иначе найдены. Может ли оказаться, что это просто совпадение? Что Дмитрий пропал по иным причинам, никак не связанным с появлением в стране гениального и неуловимого убийцы? И почему дело прошло мимо него? Жена Брикера неоднократно писала заявления в полицию, но до следственного отдела оно почему-то так и не дошло. Кому было выгодно это исчезновение? Или это вовсе и не исчезновение? Что он вообще знает о «Гарроте»?

Секачев достал планшет и принялся листать «Википедию» в поисках элементарных фактов биографии группы и её солиста. Когда он перешёл к просмотру фотографий, объявили, что рейс из Алжира идёт на посадку.

С момента исчезновения Сурненкова прошли всего сутки. Николай помнил, как проснулся на лавочке, солнце слепило ему глаза, а Ивана поблизости не наблюдалось. Часы показывали полдень. Они бросили все силы на поиски лучшего криминалиста Петровки, но в тупике оказались даже собаки, не сумевшие взять след. Около шести вечера раздался наконец вожделенный звонок, местоположение Сурненкова тут же отследили, отправили за ним оперативную группу, которая и нашла его посреди Сахары – измождённого, обезвоженного и не понимающего, что с ним произошло. Он что-то лепетал про лес и дом, но оперативники не стали его слушать и погрузили, вероятно, в первый же самолет до Москвы, вылет которого и вправду был отложен из-за песчаной бури.

Через полчаса в аэропорт хлынула толпа злых и уставших пассажиров алжирского рейса. Николай подошел ближе к заграждению, бесцеремонно расталкивая других встречающих, и внимательно всматривался в лицо каждого выходившего из терминала. Иван ковылял одним из последних, а за ним следовали двое оперативников, готовых в любой момент подхватить его за локти, поскольку он едва держался на ногах. Секачев бросился к нему навстречу, схватил за плечи и поволок за собой, не обращая внимания на протесты узнавших его оперативников. Он затолкал Сурненкова в машину, завёл мотор, и через несколько минут, когда они уже были на трассе, спросил, не поворачивая головы в его сторону:

– Как ты?

Иван вяло пожал плечами и устало прикрыл веки:

– Такое ощущение, что я провёл там несколько дней без воды и пищи. Коля, у меня были галлюцинации.

– Мы проверили все рейсы в Алжир и близлежащие страны за вчерашний день – тебя не было ни на одном из них. Не в багаже же он тебя провёз!

– Не знаю, Коля, я ничего не помню, он мне что-то вколол там, возле лавочки, а очнулся я…

– Да, да, знаю, в старом гараже привязанным к стулу, а над головой мигала лампочка Ильича. Почему он тебя не заклеймил?

Иван снова как-то нехотя пожал плечами и нахмурился.

– Ты и представить себе не можешь, что это за место. Я там несколько часов провёл, делая фото, но всё впустую, – он сморщился. – На снимках вышли одни песчаные дюны.

– Получается, он просто чем-то тебя накачал и бросил посреди Сахары умирать?

– Меня – возможно. Но остальные-то! Они искалечены или убиты. У всех клейма на лбу! Здесь что-то нечисто, Коля.

– Он играет с нами. Знает, что его дело в наших руках, и издевается.

– А что там с тем парнем, которого мы караулили? – Ивану казалось, что с прошлого утра прошли годы.

– Как обычно, ничего нового. В квартире найден труп. Ни следов, ни отпечатков, ни ДНК. Соседи никого не видели. Как будто он просто покончил с собой!

– А чем плоха эта мысль, – вдруг встрепенулся Сурненков. – Он накачивает жертв ЛСД, а те сами себя калечат. По крайней мере, хоть что-то объясняет.

– Ничего это не объясняет. Ожоги на лбу они тоже сами себе делают? Тут, Ваня, что-то нечеловеческое, что-то жуткое. Но каналы поставок ЛСД я всё-таки пробью. В твоём случае имела место явная галлюцинация. Глянь пока вот эту статью. Явно наш клиент, – и Секачев кивнул в сторону заднего сиденья, где лежала газета.

Сурненков быстро пробежался глазами по тексту и согласно закивал:

– Странно, что наши замалчивали такой громкий случай. А тебе не кажется...

– Тело не найдено, нет доказательств почерка Маата.

– Тебе не кажется, что это не жертва Маата, а… сам Маат?

– Что?!

– Послушай, всё сходится. Год назад гибнет лидер «Гарроты» Степан Харитонов. Брикер поначалу продолжает заниматься авиационным бизнесом, а потом вдруг исчезает. И в тот же миг на арену выходит Маат. Надо соотнести дату его исчезновения с датой появления первой жертвы. Если разброс в два-три дня…

– Если хочешь, съезди к его жене. Я сегодня пойду к руководству добиваться, чтобы дело передали мне. Мне они должны объяснить, какого чёрта они тянут с возбуждением уголовного дела!

Иван кивнул. Ему срочно надо было забыться, отвлечься, хоть на время выбросить из головы воспоминания о кошмарном доме, привидевшемся ему в самом сердце Сахары, и прямо с Петровки, предварительно договорившись о встрече, он отправился к дому Брикера. Его встретила хрупкая блондинка с безупречным макияжем, проводила в гостиную и предложила чаю. Брикер, вероятно, не жаловал интерьерных излишеств: его дом представлял собой довольно скромное одноэтажное строение с пятью комнатами. После того, как старший сын переехал в собственное жильё, места в доме прибавилось, и свободную комнату отвели под кабинет главы семейства. Обставлен дом был с тонким вкусом, прослеживавшимся также и в одежде его хозяйки: с женой Брикеру явно повезло. Впрочем, жилище не производило впечатления роскошного обиталища богатой рок-звезды. Семья эта походила скорее на простой средний класс, и даже приютившийся возле гаража автомобиль ничем бы не выделялся в общем потоке машин на МКАДе. Иван удовлетворённо хмыкнул: с такими людьми всегда приятно иметь дело.

Полина не сообщила ему ничего нового: Дмитрий занимался самолётами и потихоньку записывал сольный альбом. В день своего исчезновения он отправился утром в студию и даже позвонил ей оттуда с просьбой заказать из ресторана жареных креветок, но к ужину домой не явился. Полиция приняла заявление, как обычно, только на третий день, когда и след Брикера давно простыл. Продюсер и соавтор Дмитрия – Зимин – с которым он в тот день действительно провёл некоторое время в студии, рассказал, что Дмитрий покинул ее в районе полудня, не назначив время следующей записи. Но поскольку такое происходило регулярно и они потом созванивались и договаривались о встрече, Зимин не обратил на это поведение никакого особого внимания. И лишь новость об исчезновении Брикера заставила его задуматься о причинах, ведь он, вероятно, был последним, кто видел Дмитрия.

Осмотр личного кабинета Брикера с любезного разрешения Полины также ничего не дал: контракты с авиакомпаниями, наброски песен, книги… Если только логово Маата не скрывалось где-то в другом месте: идеальный убийца не мог проколоться на деталях, и глупо было пытаться найти в его доме что-то компрометирующее. Теперь Сурненков понял это с ужасающей ясностью.

Вновь и вновь задавая Полине типовые следовательские вопросы, Иван всё пытался нащупать нить, которая привела бы его к осознанию причин произошедшего: если Брикер был Маатом, что подтолкнуло его к этой мысли? Что заставило из рок-звезды стать идеальной машиной для уничтожения людей? А если он всё же ошибся и Брикер был всего лишь жертвой, то почему Маат не уничтожил его? Не потому ли, что тот мог согласиться на сотрудничество, которое вчера предложили и ему самому? А может, исчезновение музыканта и вовсе не связано с Маатом? Впрочем, Полина не смогла сказать ему ничего нового: она раз за разом повторяла какие-то уже известные ему вещи, вдруг с тёплой улыбкой могла вставить пару фраз о том, как Дима любит котлеты или пиво, но в целом Ивану показалось, что она ничего не знала о тайной жизни своего мужа. Или настолько хорошо это скрывала, что даже в её голубых глазах не отразилось и намёка. «Интересно, что бы мне поведала его первая жена, если бы они до сих пор были вместе», – мелькнуло в голове у Сурненкова, и он тут же поднялся, делая прощальные реверансы.

Пара звонков на Петровку решили проблему за несколько минут, и уже через час Иван стоял возле аккуратной двери в обычной новостройке и жал на кнопку звонка. По всем биографиям «Гарроты» и Брикера гуляла всего одна-единственная фотография его бывшей жены, с которой он расстался ровно тридцать лет назад – слегка крупноватая и одетая по последнему писку моды дама, выглядевшая немного старше Дмитрия, некрасивая, но яркая и запоминающаяся. Когда дверь наконец открылась, перед Сурненковым стояла обычная женщина в обычном и не совсем чистом халате, с пучком на голове и внушительными мешками под глазами.

– Евгения Мельникова, если не ошибаюсь? – уточнил Иван. – Бывшая Брикер?

Она кивнула и зевнула практически одновременно.

– С Петровки? По поводу Дмитрия? – протянула она, всем своим видом демонстрируя, что приглашать его войти она не собирается.

– Да, у меня есть к вам несколько вопросов, если вы не против…

– Я не видела его уже почти тридцать лет, чего вы от меня-то хотите? – какая-то тень скользнула по её лицу, она поморщилась и потёрла мочку уха. – Идите к Полине и её допрашивайте.

– Но всё же ради полной картины, да и в 80-е Полина ещё не была с ним знакома, и мне бы хотелось… – Сурненков замялся.

– Хорошо, проходите. У меня не убрано, и чаю я вам не предлагаю, поскольку вы меня разбудили. Думаю, минут в пятнадцать мы с вами уложимся? – она зашагала по коридору в направлении гостиной.

Это была обыкновенная квартира рядовой российской семьи – небольшая двушка, полученная по программе реновации. Судя по краткому досье, которое получил Сурненков по телефону, Мельникова была уже несколько лет в разводе со вторым мужем. Её единственная дочь недавно вышла замуж и съехала, и Евгения осталась одна. Она изредка писала статьи для некоторых жёлтых изданий, которым полюбилась её язвительная манера, и отнюдь не бедствовала, хотя и до приличного достатка ей было далеко.

Спешно проходя по коридору, она захлопнула дверь в спальню, но Иван успел заметить неубранную постель, несколько раскрытых книг, валявшихся прямо на полу, и целую батарею кружек на прикроватной тумбочке. Жизнь одинокой женщины не располагала к красочным эпитетам. Гостиная выглядела несколько приличнее. Из кресла метнулся под диван полосатый кот, и Евгения предложила Сурненкову занять его место, сама же села на соседнее и тут же закурила, не спрашивая разрешения.

– Чем же не удовлетворила вас Полина?

– Дело в том, что я собираю разные мнения, а его жена вряд ли будет объективной и вряд ли расскажет мне о нём что-либо неподобающее. Они же не в разводе, – и Иван постарался улыбнуться как можно естественнее.

– Вы хотите услышать от меня, какой свиньей был Брикер? – и она выпустила струю дыма прямо Сурненкову в лицо.

– Я хочу знать о его характере все. Вы прожили с ним три года, у вас был скандальный развод, а для расследования его исчезновения это, как ни странно, важно – узнать не только его сильные и хорошие стороны, о которых знает весь мир, но и тёмную сторону Дмитрия…

– Если вы читали его биографию, то должны знать причину развода, – усмехнулась она, гася сигарету слюной.

– То есть вы хотите сказать, что вам совершенно нечего поведать мне?..

– Из грязных подробностей? Брикер сделал абсолютно правильно, что развёлся со мной и женился на Полине. Вообще всё, что Брикер когда-либо совершал, было правильным. Это человек с фантастическим чутьём на верные поступки. Он не сделал в своей жизни ни единой ошибки.

– Так уж и ни единой?

– Ну разве что брак со мной… но это тёмная история. Зачем она вам? Молодой парень запал на яркую девицу, втрескался по уши, в спешке расписался с ней, а девица оказалась гулящей. Тяжёлый случай. Но парень не стал унывать, мигом выбросил её из своей жизни и нашёл нормальную женщину. Это не ошибка, это опыт. Вряд ли его стоит укорять за это.

– В ваших словах звучит горечь. Вам до сих пор неприятна эта тема?

– С чего бы вдруг?

– Упущенные возможности. Если бы не… то возможно, на месте Полины сейчас были бы вы…

– Не-а, – покачала она головой, – не была бы. У нас с Димой была головокружительная страсть, мы оторваться друг от друга не могли, но я всегда понимала, что он будет подминать меня под себя, не даст мне быть такой, какой я хочу. Наверное, именно поэтому я и завела тот дурацкий роман с тем павлином Ники – чтобы хоть подспудно дать Брикеру понять, что я могу это сделать, что я не его наложница, я свободный человек.

– Полина не производит впечатление наложницы…

– Потому что она наложница по духу. Не Брикер, так какой-нибудь другой подмял бы её и сделал своей душечкой. Для неё это нормально, она этим живёт, в этом её счастье. За это её Димка и любит столько лет. – Она повела бровями и закурила новую сигарету.

– Значит, вы хотите сказать, что у Дмитрия есть некие домостроевские замашки?

– А разве это не видно? Человек, с лёгкостью управляющий многотысячной толпой, не может не быть деспотом. Хотя нет, я неправильно выразилась, тут не деспотия как таковая. – Она подняла вверх пальцы, сжимающие сигарету, и задумалась. – Он не деспот, не нарцисс, тут немного другое. Для него в жизни существует только он сам и его интересы. И всё его окружение, чтобы счастливо с ним сосуществовать, должно жить только его жизнью и его увлечениями. Существовать только как приложение к нему, как его аксессуар, который он будет рассматривать лишь с точки зрения удобства для себя. Ну конечно же, он будет их любить и заботиться о них, но своей жизни у этих людей не будет. Посмотрите на его сыновей: оба они – отражение собственного отца. Оба поют, голосом подражая Дмитрию, оба ведут себя на сцене, в точности повторяя его движения. И пока всё идет так, он будет носить их на руках и обожать. Но заяви Полина о каких-то своих увлечениях, которые помешают комфорту Брикера, или если вдруг дети пойдут по тропке, на которой они уже не смогут петь дифирамбы отцу, тут-то и начнутся проблемы. Не любить Брикера просто невозможно, но и жить с ним под одной крышей – тоже, – закончила она с совершенно безразличным выражением лица, словно давно заучила всё сказанное наизусть.

– Ну и как вам ваша жизнь без Брикера? Вы счастливы? – невольно вырвалось у Сурненкова.

– Нет, – покачала она головой. – А вы думали, я буду заливать о том, как мне хорошо живется? Мельников был прекрасным человеком, но, как говорится, не орлом. После Брикера вообще сложно воспринимать других мужчин серьёзно.

– Поэтому вы и развелись?

– Вы ведь пришли сюда, чтобы поговорить о Дмитрии, – усмехнулась она, и в её карих глазах мелькнуло что-то похожее на кокетство.

– Да… были ли в нём черты характера, наводящие на мысль о том, что он способен… ну, допустим, на серьёзное преступление? Скажем, убийство на какой-нибудь идеологической почве. Ну что-то подобное…

– Хм. – Евгения прикрыла глаза и помассировала веки пальцами. – Я понимаю, к чему вы клоните. Была у нас с ним пара горячих диспутов, да и со Стёпой они, помнится, много спорили, особенно по пьяни. Ну, вы понимаете. Но в целом он всегда очень терпимо относился к недостаткам других. И если вы меня спросите прямо: способен ли Брикер убить по каким бы то ни было соображениям, я отвечу: нет. Не способен. Он может в ярости кого-то избить, но на этом и всё. Он всегда с горечью вспоминал школьные годы, где учителя палкой вбивали в них хорошие манеры.

– И вы уверены, что за столько лет он не мог измениться?

– Ну я же слежу за его жизнью. Краем глаза посматриваю концерты и интервью. Он остался тем же, что и был.

– Честно, – улыбнулся Иван.

– Мне нечего скрывать, – пожала она плечами. – Он счастлив, это видно. Счастливые люди не творят беззаконие.

– А куда он мог пропасть? Ну, по-вашему?

– Послушайте его сольные альбомы. Думаю, вы кое-что поймёте про него. Брикер много работает на публику, но при этом он абсолютный одиночка.

– Хотите сказать…

– Я не знаю. Его могли похитить, убить. Он мог сам решить отдохнуть от всех. Но чтобы Брикер стал этим вашим маньяком, которого вы ловите какой месяц… нет, это невозможно.

– Вы что-то знаете про этого «нашего маньяка»? – насторожился Сурненков.

– Я читаю газеты, – пожала плечами Мельникова. – Не уверена, что смогла вам помочь и рассказала что-то новое и интересное, но в любом случае, звоните, если что.

Уже направляясь к выходу, Иван вдруг заметил боковым зрением что-то, привлекшее его внимание. Он повернулся и подошёл к комоду, на котором в привычной обывательской манере были расставлены фотографии в рамках. На центральной и самой большой из них была изображена сама Евгения в дни своей ранней юности – в залихватской косухе, ярко-жёлтом трикотажном платье, выгодно подчёркивавшем изгибы её фигуры, и с синим павлиньим пером в волосах.

– Откуда у вас это перо? – спросил он, касаясь пальцем стекла.

Она пожала плечами:

– Это любимое фото Брикера. Он везде таскал его с собой. Перо я купила на каком-то блошином рынке.

– Случайно не сохранили его?

– Боже мой, ну конечно же, нет!

Иван покачал головой и быстрым шагом направился к двери.

– Постойте! Я, кажется, вспомнила кое-что. Где-то через год после нашей свадьбы Дима активнее занялся фехтованием и после всех спаррингов приходил домой злой как тысяча чертей. Крушил мебель, орал как сумасшедший, мог поругаться с кем угодно на ровном месте. Но потом его осенило, что надо попробовать фехтовать левой рукой, ну дать шанс правому полушарию включиться в работу.

– И?

– И он снова стал самим собой. Не уверена, что эта информация имеет для вас какую-либо ценность…

– Вы даже не представляете, какую! – Иван шагнул к ней и решительно поцеловал в щёку, а в следующую секунду уже сбегал вниз по лестнице, набирая номер Секачева.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению апреля 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8
9. Часть 9
12 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.02 на 05.03.2024, 11:10 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!