HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 г.

Олег Сергеев

Ад

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за декабрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года

 

На чтение краткой версии потребуется 1 час 17 минут, полной – 1 час 26 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 9.12.2015
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


 

 

 

Когда я пришёл домой, она как раз собиралась смотреть одну из своих любимых мелодрам. Обычно это время я использовал для чтения или размышлений, но сейчас мне просто необходимо было отвлечься от мыслей о том, что мне предстоит уже через несколько дней, и я прикорнул рядом с ней. Фильм назывался, кажется, «Сладкий ноябрь» и в целом представлял собой обычную вроде бы сказку про Золушку с финалом, выжимающим содержимое слёзных желез без остатка: нищую и больную раком девицу внезапно полюбил прекрасный принц из богатого квартала, но она мужественно отказалась принимать его заботу и ушла умирать в закат, рассвет или зенит, бог его знает. Женская аудитория рыдает от восторга и умиления, ещё истовее начиная верить в возможность встретить на своём пути бескорыстного принца. Но если копнуть эту историю чуть глубже, то станет очевидным один интересный факт: принц не пожалел больную Золушку, поражая нас своим благородством, принц влюбился в безбашенную красотку, превратившую его серую обыденность в фейерверк и карнавал, ни словом при этом не намекнув на свои собственные беды и горести. О них принц узнаёт в самом конце и то совершенно случайно, уже будучи по самую маковку влюблённым.

Что же это получается? Нынче чтобы завоевать расположение кого бы то ни было, надо даже умирать с улыбкой на лице? Иначе мимо бледной немощной тени пройдут, и не обернётся никто, а весёлую и ярко разодетую богиню непременно пожалеют? Если, конечно, до той поры богиня не обратится спящей царевной – да-да, той самой, что в гробу качается хрустальном.

По экрану бежали титры, Мари рыдала, а я сжимал кулаки от злости и досады. Конечно, он её полюбил! Ещё бы не полюбить такую. А будь она ворчливой мегерой, чей добрый и жизнерадостный нрав съела болезнь и поглотили неурядицы, разве протянул бы он ей руку помощи? Разумеется, нет, ведь тогда пришлось бы только жертвовать, ничего не получая взамен, а на такое вряд ли кто способен в принципе. Игорь? – вдруг подумалось мне. Вот разве что он. Ведь и я, господа, ничем не лучше. Пользуюсь расположением Мари, а случись что – останусь ли я рядом? Ну, кто из вас честно решится ответить на такой вопрос? А ну как у вашего супруга Альцгеймер раньше срока приключится? Или полный паралич. Так ли мы будем любить их или откланяемся при первой же возможности? Я откланяюсь, я это точно знаю. Ублюдок? Мерзавец, скажете? Пусть так, зато честный мерзавец, без всех этих ваших прекраснодушных нелепостей и возвышенных обещаний и клятв, на поверку оказывающихся невыполнимыми. Хотя и честность у нас не в чести. Мы барахтаемся в паутине лжи, боясь признаться в своих подлинных намерениях. Вот если бы супруги вместо фальшивых уверений в любви говорили друг другу, за что на самом деле ценят друг друга… – Дорогая, я обожаю твою филейную часть и вкуснейшие борщи! Без них ты не представляешь для меня интереса. – Милый, как это трогательно! А я в свою очередь жизни не вижу без твоего кошелька и твоей спермы! Аминь. Живите долго и счастливо.

 

Как-то, увлёкшись, ночью я назвал Мари именем Д. Она тут же встрепенулась, отстранилась и принялась расспрашивать, кто эта Д. Я пытался отвлечь её и уходил от разговора как мог, но она настаивала. И мне пришлось всё ей рассказать – отвернувшись к стене, чтобы не видеть её полные слёз глаза.

– Она же давно умерла! Вы даже не были знакомы, как такое возможно! – почти визжала Мари, сжимая в кулаках уголки одеяла.

Я молчал, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не плюнуть ей в лицо какую-нибудь словесную гадость, а она продолжала причитать. Потом она вдруг вскочила, подбежала к моему столу, в один миг что-то из него извлекла и принялась яростно рвать на кусочки.

– Шлюха, грязная шлюха! Вот кто она! – и Мари принялась топтать клочки босыми пятками.

Меня тут же осенило, что это был портрет Д., который я тщательно прятал от Мари в тетради в надежде, что она не полезет в мои записи.

– Вон, – едва слышно процедил я. – Пошла вон отсюда, мразь! Чтобы я больше никогда тебя не видел!

Она задрожала с ног до головы, схватила одежду, в беспорядке валявшуюся на стуле и, рыдая, выбежала из квартиры, оглушительно хлопнув дверью. Гул от удара ещё долго витал по опустевшей вмиг комнате.

Я не хотел видеть Игоря и всё ему объяснять, не хотел его ухмылки и заверений в том, что мы с Мари всё равно непременно помиримся, а я придумываю себе дутые проблемы за неимением подлинных. Но оставаться одному в призрачно-пустом жилье было невыносимым, одиночество тут же вгрызалось мне в глотку. И я набрал номер своего старого приятеля, с которым неплохо кутил в юности, пока Игорь искал себя и не желал считать меня частью своей жизни. Приятель, несмотря на довольно добрые прежде отношения, был отнюдь не рад меня слышать, да и немудрено, часы только что пробили два пополуночи. Он дежурно предложил увидеться на следующий день и тут же бросил трубку.

Сон, впрочем, окончательно покинул мои члены, я оделся и отправился побродить. Был ли я прав, признавшись во всём Мари? Была ли он права, закатив мне истерику? Д. уже никогда не могла бы встать между нами. Да и могла ли прежде? Игорь не относился к моей страсти серьёзно, и я редко делился с ним своими переживаниями на этот счёт. Да и сам он не рассказывал мне о своих похождениях, если таковые вообще имели место быть.

 

Ночь успокоила город, примирила его с самим собой, осветив тончайшей паутинкой звёзд. Я опустился на парапет, запрокинул голову и громко выдохнул, тщетно чиркая неисправной зажигалкой.

– Выходит, огонька у тебя не стрельнуть, приятель? – раздался голос откуда-то справа от меня.

Я увидел лишь тёмную неподвижную и бесформенную фигуру, примостившуюся неподалёку. Я помотал головой, не желая начинать бесполезный и бессмысленный разговор с незнакомцем.

– Тошно дома сидеть? – понимающе пророкотал голос. – Это мне знакомо, сам часто по ночам по городу шатаюсь, все думаю, куда же мы попали…

– В каком смысле? – недоуменно спросил я.

– Ну разве не кажется вам странным всё это? – и мой собеседник медленно провёл рукой по воздуху. – Разве могут люди добровольно жить в таких условиях и быть такими?

– О чём это вы? – удивлённо бросил я.

– Много лет назад мой отец ездил на заработки в Америку, и как-то пришлось ему познакомиться с одним индейцем из резервации. Народ этот довольно своеобразный, и жить с ними в общине отец так и не смог, хотя они его звали, да и сам он жаждал попробовать. Но это были словно выходцы из совсем другого мира, который уже давно пропал, а, может, напротив, вполне себе существует параллельно с нашим. И каким образом попали они из страны вечного света и радости в нашу юдоль разврата – не знают даже они сами. Так вот, этот индеец, с которым сдружился мой отец, был уж очень стар и многое помнил. Он и рассказал отцу о том, как ещё его прадед одним из немногих умел добывать вытяжку из корня ныне исчезающего растения. И если в полную луну выпить эту вытяжку, то поймёшь всю суть вещей, увидишь мир таким, каким он в реальности и является – все рецепторы расслабятся и прекратят обманывать мозг, уберегая его от нежелательного шока. Индеец тот еще мальчуганом пробовал раз этот сок. Отцу моему он так и не поведал, чего же такого он увидал, но только настойчиво убеждал остаться с ними, не выходить больше во внешний мир. Однако внешний мир когтями вцепился в отца, не желая его отпускать, и он всё-таки уехал. А индеец тот напоследок настоятельно просил отца никогда не пытаться принимать средства, расширяющие сознание, ибо не каждый готов увидеть, что там, за завесой…

– Постойте, вас случайно не Игорь подослал? Такая штука вполне в его духе.

– Игорь? Кто это? А вы что, планируете пробовать психоделики, коли так?

– О, да! – натужно закивал я, стараясь изо всех сил придать своему голосу обычные спокойные интонации.

– Откажитесь от этой затеи, – тревожно звякнули слова незнакомца, эхом отражаясь от асфальта. – Вы не понимаете, во что вы ввязываетесь.

– Отчего же. Интересно будет глянуть на тот самый реальный мир, о котором говорил ваш индеец.

– Да вы уже его видите! Оглянитесь вокруг! – и я непроизвольно повернул голову. – Этот мир просачивается в наш вместе со всей своей грязью. Разве вы этого не ощущаете? Самомнение человека вкупе с отсутствием всякой ценности его как вида для окружающего мира – разве вы сами никогда не задумывались об этом? Что заставляет нас считать себя богами, когда в действительности мы лишь грязь на лобовом стекле мироздания?

– Наверное, все животные подспудно полагают точно так же, – задумчиво пожал я плечами. – Мы же просто приматы.

– А откуда у нас такая мысль? Кто внушил её нам? – почти взвизгнул незнакомец.

– Дарвин? – робко пробормотал я.

– Дарвин и есть осколок того мира в нашем. Ах, как бы человечество могло зажить, если бы мы наглухо отгородились от той реальности! Ведь пока нам внушают, что мы свиньи, ими мы и останемся…

– Вы случайно не о Боге хотите со мной поговорить? – осенило вдруг меня.

Но незнакомца моего уже и след простыл. На улице становилось зябко, я вернулся домой в тёплую постель и спал весь следующий день практически до вечера. Приятель позвал меня к себе на дачу, и я решил, что было бы неплохо немного расслабиться на природе перед радиационно-мескалиновым трипом. И только в тот момент я обнаружил пропажу кошелька практически со всей моей наличностью. В последнее время я хранил его в куртке, в которой и выходил ночью подышать, а вечером кошёлек был ещё на месте. Я с досады хлопнул себя по лбу: как можно быть таким доверчивым! Недаром давешний бродяга-философ всё про огонёк меня спрашивал – наверняка примерялся к карманам. Ну и сорвал же он куш. И ведь всё про истинную суть вещей болтал, подбираясь к моему кошельку. Денег было жалко до безумия, но предъявить полиции я не мог ровным счётом ничего, и в душе только искренне пожелал ему когда-нибудь свалиться с этого самого моста.

 

На шашлыках собралась целая компания не знакомых мне людей, и я буквально сразу почувствовал себя посторонним: они радостно чокались холодным пивом, обсуждали капризных и ворчливых подруг, вспоминали футбольные матчи и автомобильные гонки… Я забился в угол с парой бутылок и шампуром и попытался всё-таки получить хоть какое-то удовольствие от поездки. На меня долго не обращали внимания, но в самый разгар веселья один из выпивох шатаясь подошёл ко мне и предложил выпить за знакомство, он-де очень ценит хозяина дачи и всех его друзей. Я вяло отказался, но он всё не отступал, пока, в конце концов, я открытым текстом не попросил его оставить меня в покое. Тот ошарашено выпучил глаза и, спотыкаясь, побрёл назад к компании, что-то возмущённо бормоча на ходу. Через пару минут ко мне подошёл мой приятель и сдержанно поинтересовался, за что я нагрубил его другу. Я попытался объяснить, что просто хотел уединения, но он не дал мне даже договорить:

– Тогда зачем ты здесь?

– Что?

– Для чего ты приехал сюда? Уединение можно отлично найти в своей квартире.

– Я хотел побыть с тобой вдвоём, вспомнить старые добрые времена и никак не ожидал увидеть здесь целую ораву отдыхающих…

Мой приятель закусил губу, явно сдерживаясь, чтобы не наговорить гадостей.

– Ну о чём, скажи, о чём мы стали бы с тобой общаться? – наконец, выдавил он. – Ты за весь день ни слова не сказал. Что с тобой можно обсудить? Ты каким был всегда, таким и остался.

– Ах вот как? Что же держало тебя рядом со мной ещё десять лет назад?

Он брезгливо поморщился, хмыкнул, и по лицу его пробежала тень сожаления и стыда.

– Ты же не хочешь сказать… – начал я. – М-м-м, спасибо и на том, впрочем.

Он раздражённо цыкнул, резко развернулся и направился дому – кто-то из компании достал гитару.

– Иди к нам, приятель! – раздались крики из темноты, и продолжать упорствовать показалось мне уже нелепым.

 

Я нехотя поднялся и подошёл поближе к костру.

– Вот ты, приятель, всё чураешься нас, а зря. Не дело это – так от людей шарахаться. Мы чай тоже не пальцем деланы, хоть и не ваша интеллиХенция! Свои парни, хоть Толстых этих ваших с Пушкиными отродясь, может, и не читывали! Да и кому они нужны нынче-то, был бы человек душевный, а от Толстых этих злоба одна да спесь, вон как у тебя сейчас.

– Да как вас не чураться-то, – едва слышно бросил я, но однокурсник мой бывший, вероятно, расслышал её, подошёл ко мне и принялся шарить у меня в карманах.

Я опешил и не сразу смог его остановить.

– Это что у нас такое? – язвительно протянул он. – Никак смартфон? Да ты шикуешь, приятель. На айфон не накопил, так хоть так понтануться?

– Причём тут понты? – я выхватил телефон у него из рук и спрятал назад в джинсы.

– Ну а зачем ещё он тебе сдался? Для звонков и простая трубка за семьсот рублей сгодится. Зачем же такому интеллектуалу наши босяцкие игрушки? Али Толстой душу не греет? – и вся компания дружно и совершенно искренне расхохоталась.

– Быдло потреблятское, – в сердцах плюнул я, швырнул недопитое пиво в кусты и отправился в город пешком.

 

Только на выходе из дачного посёлка гордость, наконец, уступила место усталости, и я поспешно вернулся, решив попросить кого-нибудь меня подвезти. Однако компания встретила мою робкую просьбу гробовым молчанием, хотя сзади за домом было припарковано четыре автомобиля. Только кто-то крикнул мне вслед:

– Лев-то Николаич к народу быть ближе хотел, а не на каретах разъезжать! Босиком по полю ходил, – очередной взрыв хохота долго звенел у меня в ушах.

С досады я до боли стиснул кулаки, едва сдерживаясь, чтобы не схватить обидчика за вихры и не ткнуть головой в костёр, чтобы запахло палёным мясом…

В конце концов я понял, что до утра мне отсюда не выбраться, рухнул на траву в углу сада и накрылся ветровкой.

Я решил окончательно завязать с приятелями – хоть и считаю я прочих людей значительно глупее и недогадливее меня самого, да только не могут не чувствовать они моего к ним презрительного отношения, вот и отвечают мне соответственно. Да и как можно любить того, кто саму суть вашу ненавидит? Я даже не смог должным образом обидеться на них. Странно ещё, что они с ребятами не бросили меня там, я бы на их месте непременно бросил, тем более что на рассвете со свежими силами идти по посёлку было бы куда приятнее, нежели мчаться на всех парах на новомодном авто, выпуская в чистый лесной воздух клубы дыма.

 

Как бы, наверное, замечательно существовала природа, не появись в ней человек! Щебетали бы птички, тигры не боялись бы за свою роскошную шкуру, всё заполонил бы девственный лес, некому было бы плодить мусорные свалки, губить рыбу, уничтожать виды ради забавы… С удовольствием глянул бы я хоть одним глазком на Землю без человека, на этот рай без Люцифера…

Впрочем, так-таки уж и рай? Если подумать, то боль способен причинять не только человек: хищники преследуют и поедают своих жертв, паразиты лишают жизненной силы хозяев. Значит, их тоже долой с планеты? Но тогда травоядные – в том числе больные и слабые – расплодятся необычайно, заполонят Землю, переварят весь её растительный покров…

Как-то доводилось мне читать об одном эксперименте по созданию мышиного рая: в отдельном отгороженном вольере поселили четыре мышиные пары и снабдили их всем необходимым для комфортного проживания. Через год мышей уже была тысяча, продолжительность их жизни резко возросла в условиях отсутствия естественных врагов и инфекций, а также свободного доступа к неограниченному количеству еды. Но поскольку старые мыши долго не умирали, а новые при этом продолжали регулярно рождаться, первые начали агрессивно вести себя по отношению к молодняку, изгоняя их из сообщества. Так формировалось поколение психологически сломленных особей, они перестали заботиться о своих самках и потомстве. В результате этого возросла и агрессивность самих самок, оставленных один на один с потомством и связанными с этим проблемами – они нападали на собственных детенышей, а потом и вовсе начали отказываться от размножения. На завершающей стадии эксперимента большинство среди мышей составляли самки-одиночки и так называемые красивые самцы – последнее поколение самцов, не вступающих ни в конфликты, ни в пары и оттого отличающихся особенно ухоженной шёрсткой, ибо всё, чем они занимались – было питание, сон и уход за собой. Процветали гомосексуализм и каннибализм. К концу пятого года эксперимента все мыши вымерли. Учёные, впрочем, успели отселить несколько самок и самцов в другие условия с минимальной населенностью и неограниченным свободным пространством, но размножаться мыши так и не начали, погибнув от старости.

Что же это получается, господа? Жизнь существует, покуда есть борьба за неё и возможность проиграть эту борьбу – умереть, уступая своё место новым сильным поколениям? А если нас обеспечить всем необходимым, то в нас потухает жажда жизни, мы способны тогда лишь на самые примитивные действия – еда, питьё, испражнение, сон и уход за собой… Ай да учёный, всю мою стройную концепцию рая на Земле на корню зарубил!

Ну так, может, тогда человеку с хищниками не исчезать нужно, а просто поумерить свой пыл? Но так и до нас виды вымирали сотнями, мы нынче всего лишь один из факторов, играющих, выходит, исключительно положительную роль – стимуляции популяций к жизни и развитию, уничтожению слабых и нежизнеспособных видов… В рамках эволюции всё идёт по плану, отчего же так погано на душе? Вот ведь паршивая логика у жизни – добро ведёт к уничтожению и вымиранию, а зло – к продолжению жизни и дальнейшему развитию. Всё с ног на голову в этом отвратительном мире. Или только в нашей голове?..

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение декабря 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.



Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 


 

 

Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература»
Редакция: newlit@newlit.ru, тел., whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 5.00 до 20.00 мск.)
Реклама: reklama@newlit.ru, тел., whatsapp, telegram: +7 914 699 35 47 (с 2.00 до 13.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!