HTM
$1000 за ваше лучшее стихотворение! Приём заявок продлён до 29 февраля, участие бесплатно

Виталий Семёнов

Миг счастья

Обсудить

Повесть

На чтение потребуется полтора часа | Аннотация | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 22.08.2013
Оглавление

6. Часть 5
7. Часть 6
8. Часть 7

Часть 6


 

 

 

– Кузька, уйди, уйди, говорю, – Светка оттолкнула наконец вертящегося под ногами рыжего кобелька и, таща неподъёмный для пятнадцатилетней девчонки чемодан, стала подниматься по крыльцу. – Пап, встречай! – позвала она.

Григорий Фёдорович как раз на веранде был и сразу выскочил помочь дочери.

– А Галка с матерью где же? – спросил он, подхватывая как пушинку огромный чемодан.

– Идут, идут, вон они.

Григорий Фёдорович бросил чемодан на краю веранды и направился встречать остальных.

– Доча, Галочка, наконец!

Отец загрёб Галю с ребёнком на руках в свои широкие объятия.

– Гриш, ну помоги, – Кира Михайловна сунула мужу еще один чемодан и налегке пошла в дом.

Григорий Фёдорович, подхватив чемодан, взял сумку из рук Гали и оттолкнул ногой радостно мельтешащего Кузьку, чтобы дочь с ребёнком на руках не запнулась об него.

– Пойдем, доча, пойдём в дом.

Все зашли на веранду, становившуюся с началом тёплого сезона и кухней, и столовой.

– Гриша, тебе уж на работу пора? – спросила Кира Михайловна.

– Да вот, мать, уже собрался почти, хорошо, что застали, а то Наденьку девать некуда.

– Замучались мы с этого аэропорта ехать, – пожаловалась Светка. – Хорошо, Надюшка, что тебя не взяли, уморилась бы ты в дороге, – сказала она стоящей в проходе шестилетней девочке, насторожённо разглядывающей привезённого рыжеволосого малыша.

 

– Ну, дайте хоть на внука гляну, – попросил Григорий Фёдорович и протянул руки к ребёнку, крепко держащемуся за шею матери.

Галя передала ему мальчика. Григорий Фёдорович сел, посадил малыша к себе на колени, с минуту они разглядывали друг друга.

– Ну, мужик, тебя как зовут? – спросил наконец дед.

– Отря′, – произнёс малыш.

– Чего? А ну-к, дочь, переведи.

– Пап, он не разговаривает ещё, всего два с половиной ему, мальчики поздно говорить начинают.

– Понятно, а отря кто такой?

– Вот это не знаю, какое-то слово хочет сказать, а что это, сама не пойму.

– Отря! – еще громче воскликнул мальчик.

– Странно, говорить не умеет, а «ре» как диктор произносит. Так всё ж, дочь, почему он не Федька? Что за имя ты ему дала, хоть бы Павлом или Петей назвала, раз отца не послушала. Есть же имена приличные, а что это за имя – Виталя? Что оно хоть значит-то?

– Это значит, что он твой внук, пошли, Галка, в бане руки помоешь с дороги, – закрыла вопрос Кира Михайловна.

– Сейчас, мам, иду. Пап, я вот вам рыбки с Сахалина привезла. – И Галя начала выкладывать свёртки на стол, постепенно освободив привезённую сумку. Выложив целый ворох рыбы, занявшей половину обеденного стола, она ушла.

 

– Пап, давай мне Витальку, ты на работу не опоздаешь? – спросила Света.

– А, на. – Григорий Фёдорович передал внука младшей дочери и стал разворачивать свёртки на столе.

Вот это богатство! Копчёная горбуша, кета! Селёдка солёная, настоящая, крупная и жирнющая! Такой рыбы здесь, на Волге, ни за какие деньги, ни по какому блату не купишь. Молодец Галка, уважила отца. Однако на работу бежать пора.

Григорий Фёдорович сунул пару свёртков в уже собранную для работы сетку-авоську и стал обуваться. Обувшись, потоптался у двери бани, находящейся обок с домом.

– Я на работу побежал! – крикнул он в дверь. Повернулся, чтобы идти, но Галя выбежала вдруг из бани и, обняв отца мокрыми руками, крепко поцеловала его в щёку.

– Пап, я так соскучилась по тебе! Буду ждать утра, когда вернёшься.

– Ладно, дочь, до утра. – Григорий Федорович ответно чмокнул дочку и пошёл.

 

Городок маленький, а до работы почти час добираться. Пока до остановки дойдёшь, пока автобуса дождёшься, пока доедешь, потом опять с остановки, до завода. Работал Григорий Фёдорович на дробзаводе, что при карьере был. Когда только поселился здесь, почему-то именно сюда пошёл, да так и прижился, уже пятый год трудится.

Уехали они из Хакасии, с обжитых мест. Григорий Фёдорович с зоны вернулся, и всё вроде бы налаживаться стало. В совхозе работали, дети росли, сын женился, внучка Надя родилась, живи себе. Но через два года после отсидки опять стали сгущаться тучи. Теперь уже над Кирой. Из-за неправильного хранения случилась большая недостача зерна в совхозе. Новое руководство, боясь уголовных дел, вернее, спасая свою шкуру, подставило под недостачу бухгалтеров. На Киру тоже большую сумму повесили. Где денег взять? Продали, что могли, скотину всю под нож пустили. Не хватает. Заложили дом и решили уехать из этого обречённого на воровство совхоза. А тут давние знакомые на берега Волги переехали и письмо прислали, как там всё замечательно. Дескать, рабочих мест навалом, зимы мягче сибирских и яблок полно. Не долго думая, Григорий Фёдорович туда и уехал. Домик купил в рассрочку на три года, на работу пошёл, а летом и вся семья перебралась. Только дочь Галя в Красноярске работала и самостоятельной жизнью жила.

Жила и нажила. Принесла в подоле, позорище! Забеременела без мужа в Красноярске, зачем-то на Сахалин попёрлась, там и родила. Григорий Фёдорович долго не мог принять того факта, что его внук может родиться вне брака. Воспитанный в деревенских, консервативных понятиях, он всегда осуждал матерей с «нагулянными», родившимися без отца детьми. Нехорошо это, неправильно. Вот с его дочерью «неправильность» и случилась. Ужасно, немыслимо, просто уму непостижимо! Его дочь – и такое.

Долго он с дочерью даже не переписывался. Но однажды  вдруг Григория Фёдоровича осенило. Раз отца у дитя не будет, значит, фамилия материна останется, то есть, его, дедова. Если пацан родится, так и дальше фамилию продолжит. Сменив гнев на милость, Григорий Фёдорович лишь условие поставил, чтобы, если мальчик, то непременно Фёдором был. И никак иначе! Распорядился отец, да поздно. Пока письма ходили, родился ребёнок, Виталей назвала. Ну, что за имя, право слово, опять отца не послушала! Опять разобиделся Григорий Фёдорович на дочь, опять не писал. Он не писал Гале, а мать и сестра с ней переписывались. Отцу, несмотря на обиду, тоже интересно, как там его дочь родная, а внук? Переживал. А чего они вообще на этом Сахалине торчат? Неужто у Галки родителей нет, одна там с ребёнком мыкается. Успокоился Григорий Фёдорович, простил дочери обиды свои. Приезжайте! Хоть в этом отца можно уважить?

Вот и приехали, Виталька, наверное, у них поживёт. Пока Галя на работу устроится да садик получит, мальчик у деда с бабой будет. Внучка Наденька вон живёт, пока сын Геннашка свои проблемы решает. А как иначе, на то и деды, чтобы с внуками нянчиться. Тяжко, конечно, было по началу, на пятом десятке заново хозяйство домашнее поднимать, почти с ноля. Сейчас уж за дом выплачено, легче дышать стало. Свинку держат, кроликов развели, огород весь усажен. Пристрой с отдельным входом доделал Григорий Фёдорович, можно жильцов каких приличных подселить, всё копейка добавится. Телевизор недавно даже купили, «Балтика». Не до жиру, конечно, но не голодает никто, и Виталька пусть у них пока поживёт.

 

Григорий Фёдорович отработал ночную смену спокойно, без авралов и происшествий. Отработал, можно и домой, отдыхать. Приготовленный загодя ночной обед остался нетронутым, обратно понёс. Зато рыба вся ушла. Объедение! Любил Григорий рыбу с детства. Море только в Магаданском хмуром порту видел, но морскую рыбу особенно и любил. В сплошном дефиците и частой нехватке денег из-за выплат по рассрочке дома последние четыре года, как переехали сюда, считай морской рыбы и не ел. Сосед Степаныч, правда, рыбак заядлый, угощает частенько, но судак не горбуша, а чухонь не корюшка, морская рыба всё же вкусней волжской. Привезла дочь угощение на славу, и ведь лиса, знает, чем отца взять.

А вот уже дом родной, можно опять рыбкой полакомиться, селёдкой отборной. Григорий Фёдорович зашёл на веранду, постель на раскладушке уже расстелена, правильно, в последний майский день лучше здесь, в доме душновато. Рыбы свёрток на столе, остальную, наверное, поближе к ле′днику, чтобы не испортилась, убрали. Картошка отварная в кастрюльке, лучок начищенный под селёдочку, годится.

Григорий Фёдорович всё уже приготовил себе для очередного праздника живота и начал садиться за стол, как на веранду вышел Виталька, с постели, в трусиках и маечке.

– О, ты чего так рано подскочил? Иди с мамкой ещё поспи, я сейчас тоже спать лягу.

– Дай, – сказал малыш, показывая на стол.

– Проголодался, ну, это по-мужски, пойдём, подкрепимся.

Дед посадил внука к себе на колени и стал разделывать селёдку, разделав, дал мальчику кусочек солёной рыбной мякоти.

Мальчик подержал рыбу во рту и выплюнул.

– Дай, – опять сказал Виталька, указывая на хлеб.

– Да, парень, заелся ты там, на Сахалине, ну, на хлебушка.

Григорий Фёдорович отломил кусочек хрустящей корочки и дал внуку. Смакуя каждый свое, увидели входящую с улицы, опять беременную серую кошку по имени Кошка.

– Что, Кошка, рыбу учуяла, опять давиться будешь? – Григорий Фёдорович оторвал от лежавшей на столе газеты кусок, положил туда рыбные кишки и очистки. Опустив угощение для Кошки под стол, отломил Витальке ещё один кусок хлебной корочки и продолжил трапезу.

Через несколько минут Кошка вдруг закашляла, захрипела и вышла из-под стола.

– Опять двадцать пять! Ну-ка, сынку, погоди. – Григорий Фёдорович вытер об газету руки, снял мальчика с колен, взял Кошку за шкирку и положил к себе на колени задыхающееся животное. Левой рукой он раздвинул пасть Кошки, а правой, присмотревшись, начал вытаскивать воткнувшуюся в кошачье нёбо рыбную кость. Во время всей процедуры Кошка сидела не шелохнувшись, полностью доверившись хозяину. Вытащил.

– Ну всё, брысь. Вот не можешь рыбу есть, не ешь, что за скотина бестолковая пошла. Идём, Виталька, к деду. – Григорий Фёдорович, скинув Кошку, опять усадил внука к себе на колени.

Насытившись, они пошли на крыльцо, помыли руки из рукомойника, дед сводил внука «на травку». Вернулись. Григорий Фёдорович разделся, оставшись, как и внук, в трусах и майке. Лёг в приготовленную на раскладушке постель. Ребёнок сел рядом.

– Вот в садик пойдёшь, калякать научишься, будешь стишки мне рассказывать. А днём сегодня кроликов посмотришь, там как раз окролилась одна, маленьких увидишь.

– Отря′, – как всегда, по существу, объявил малыш.

– Ах ты, мой немтырь, маковка цветная. – Григорий Федорович наклонил головку ребёнка и поцеловал рыжую макушку. – Ты что ж такой рыжий? Как Кузька, значит, подружитесь, раз оба как солнце сияете.

Мальчик, проснувшийся вообще-то только чтобы пописать, начал смыкать глаза и положил наклонённую голову на деда.

– Что, отдыхать пора? Ну и добре. Давай я тебе песенку спою.

И Григорий Фёдорович тихонько запел:

– Детский садик, что пчелиный рой,

Ребятишки бегают гурьбой…

Виталька мерно засопел уже на втором куплете.

 

Галя проснулась поздно, около десяти. Многочасовой перелёт и смена семи часовых поясов сильно утомили вчера. Она сладко потянулась среди стен родительского дома. Встала, никого, в одной сорочке вышла в сени.

– Галка, тихо, иди, глянь, – встретила её мать и подвела к дверям веранды.

Они приоткрыли дверь. И увидели, как, едва помещаясь на раскладушке, раскинув руки, лежал Григорий Фёдорович. Лёжа на спине, храпел немилосердно. На нём, ровно в той же позе, раскинув руки, спал Виталька. Оба в трусах и майках, скинутое одеяло лежало на полу. Ребёнку нисколько не мешал раздающийся прямо у него над ухом заливистый храп деда, и он спокойно спал на его груди и животе. Старый и малый, одинаково одетые, вернее, раздетые, словно сговорившись, лежали в абсолютно одинаковой позе, дед снизу, внук сверху. Спали крепко, утомились.

Женщины, переглянувшись, улыбнулись – мужики уже подружились.

Зачастую нелегко принимать, что, оказывается, наши дети, это не совсем мы. Они от нас отличаются. И чем старше становятся, тем больше отличаются. Да и вообще, жизнь-то кругом меняется, порой неузнаваемо. И только Любовь вечна и неизменна. И родители, со времён притчи о блудном сыне, всегда прощали своих детей. Даже наделавшего кучу ошибок и сто раз ослушавшегося ребёнка мы продолжаем любить. Даже когда наши дети сами становятся родителями и уже дедушками и бабушками, они остаются нашими детьми. Маленькими и что-то неправильно, на наш взгляд, делающими. Мы любим своих детей всегда, а потому и род людской продолжается.

 

 

 


Оглавление

6. Часть 5
7. Часть 6
8. Часть 7
922 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 28.02.2024, 20:41 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!