HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Вадим Россик

Кто рано встаёт, тот рано умрёт

Обсудить

Роман-драма

На чтение потребуется 5 часов | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за февраль 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.02.2015
Оглавление

18. Глава 17
19. Глава 18
20. Глава 19

Глава 18


 

 

 

Мне снится Кассандра. Правда, я никак не могу её толком разглядеть. Она всё время ускользает, очертания её лица не имеют определённости, фигура расплывается, но знаю, что мне снится Кассандра. Долгий, нудный, тяжёлый сон. «Стой! Зачем ты это делаешь?» – кричу я ей и просыпаюсь. Открываю глаза. А завтрак-то, похоже, я проспал. В окна уже вовсю светит солнце. Лежу весь мокрый от пота в стылой комнате. Вспоминаю сон. «Зачем ты это делаешь?». О чём это я? И вообще, кто такая Кассандра? Вестница несчастья? А может быть, это Полоумная Мария? Страшная старуха на моём унитазе? Нет, её же давно закопали. Или красавица Мари? Тоже нет. Мари умерла и больше не красавица. Тогда, может, это Лана, потерявшаяся в хитросплетениях лондонской жизни? В уши бьётся насмешливый голос: «А ты угадай! Угадай!». Опять открываю глаза. Похоже, я снова уснул?

Протяжный звон колокола намекает, что пора вставать. Усилием воли поднимаю себя из влажной липкой постели. Включаю обогреватель. Медленно веду себя в санузел. Вторник. Начало ещё одного моего дня в Замке.

Впрочем, я уже убедился, что вставать с первыми лучами солнца вредно для здоровья. Вон Харди проснулся однажды рано, и где он теперь? А Мари? Вывод: кто рано встаёт, тот рано умрёт.

В общем-то, совершенно не удивительно, что я встал так поздно. Вчера Сквортцоф надоел всем до тошноты, собирая свидетельские показания. Как будто он сам ничего не видел и не слышал. Закончил инспектор далеко за полночь. Творческие люди и я, в том числе, валились с ног от усталости и ничего не соображали. Тем не менее, когда Сквортцоф объявил, что следствие закончено, поэтому каждый имеет право отправляться куда захочет, все живописцы единодушно решили немедленно покинуть зловещее место. Начались суматошные сборы, и через четверть часа никого из участников художественной студии в Замке уже не было.

 

Выхожу на пустынную террасу. Здесь хорошо. Жаркое солнце греет древние камни, дует тёплый ветерок, в голубом небе снуют птицы, с реки доносится глухой гул моторов самоходных барж. Я расстёгиваю куртку и подставляю ветру лицо. Неделя прошла. Непростая неделя. Что ж. Подведём итоги. Вчера чудовищная цепь смертей закончилась самоубийством Цедрика Никса. Очкарик признался, что задушил Мари, а то, что он убил и Харди, Сквортцоф докажет без труда. Инспектор собрал против Никса достаточно доказательств. Значит, следствие действительно закончено? Убийца покончил с собой, и дело закрыто? Зачем же тогда в последнюю минуту перед расставанием я выпросил у Селины телефон Баклажана? Постукиваю пальцами по балюстраде. На моём тайном языке это означает: «Всё ещё не научился не лезть не в своё дело, чудик? Пропадёшь».

Рассеянно слежу за чайками, парящими на широких крыльях над водой. Виолетта всегда называла чаек помойными птицами. Мол, они хуже голубей. Все городские помойки заселили.

Кстати, утверждение Мари, что она беременна от Харди, оказалось ложью. Вскрытие неопровержимо это доказало. Я слышал вчера, как Сквортцоф успокаивал опечаленного Бахмана. Напрасно Никс так расстроился. Великан успел побывать и в клинике, но Баклажан его разочаровала. Его реакция на моё упоминание об африканке свелась к короткому рыку: «Чокнутая баба!». Впрочем, мистические воззрения Баклажана сразу стали неважны, как только Сквортцофу сообщили, что велосипед принадлежит Никсу. Инспектор прямо из клиники ринулся в Замок.

Конечно, хотелось бы жить более интеллектуальной жизнью, но, как оно получилось, так и получилось. Теперь Никс лежит в морге с раздробленным черепом и клеймом убийцы-психопата. Харди и Мари скоро похоронят рядышком на старом кладбище в центре Нашего Городка. Несчастные влюблённые голубки, павшие от руки злодея. Наверное, так эта история будет преподнесена обывателям местными газетами. Затем появится ещё одна городская легенда, подтверждающая недобрую славу Замка. Вроде всё так, но почему у меня на душе скребут кошки?

Достаю свой мобильник и набираю номер Баклажана. У меня есть к ней вопрос, который не даёт мне покоя. Минуту слушаю короткие гудки, потом прекращаю мучить телефон. Ладно, позвоню позже.

 

Возвращаю себя обратно в башню. Проходя через офис, здороваюсь с Эрихом, который занят разговором с какими-то людьми. «Халло! – Халло!». Лили не видно. Она где-то в бегах. Я знаю, что завтра Замок снова открывается для посетителей, и у персонала полно хлопот.

Наворачиваю круги против часовой стрелки по винтовой лестнице. Второй этаж. Зачем-то дохожу по длинному коридору до южного крыла. Здесь тихо. Передо мной череда одинаковых дверей, за которыми прячутся одинаковые комнаты. Тут жили женщины: Селина, Урсула, Баклажан, Мари. В тёмной нише по-прежнему блестит латами рыцарь. Только теперь он безоружен: кинжал и алебарда хранятся в полиции.

Что я здесь делаю? Нерешительно нажимаю на ручку одной из дверей. Заперто. Позавчера там внутри умерла Мари. Всего два дня назад, а кажется, что прошла вечность.

 

Заставляю себя покинуть место трагедии. Поднимаюсь по лестнице в свою комнату, сажусь к ноутбуку, включаю. Агафон тут как тут. Приветствую его из своего далёка:

– Привет, братан!

– Привет, братан! – отвечает мне Агафон словно эхо с другого конца света. – Что нового?

Я лукавлю:

– В нашей жизни нового мало. Как паппа?

– Папа всё пугает людей своим трудоустройством. Давит телефонными звонками средний и малый бизнес.

– Это в общем, а в частности?

– В частности отныне он моет колбасу хозяйственным мылом. С этого понедельника папа чистоплотен до омерзения.

Я вздыхаю.

– А что ты хочешь? Бриллиантовый возраст.

Пообщались, обсудили отца, обругали правительства, обменялись впечатлениями о погоде, разъединились. Агафон остаётся по ту сторону экрана бороться с неудобной папкиной старостью, а я опять набираю номер Баклажана. И опять напрасно. Едва кладу мобильник на стол, как снизу звучит голос Лили:

– Вадим, вы идёте на ленч?

Конечно, иду. Такое правило. И в любом случае завтрак Геракла лучше беспорядочной пальбы.

 

В столовой непривычно пусто. По укоренившейся за неделю привычке сажаю себя на прежнее место. С одной стороны должен быть Эдик, с другой – Баклажан, напротив меня – Кельвин. Сейчас в сумрачном помещении я кукую один. Лиля гремит посудой на кухне. Каково ей топтаться на том самом месте, где несколько часов назад бился в агонии Никс? Брр!

Что-то есть мне совсем не хочется. Тем более, неаппетитный овечий сыр и безвкусные оливки. Ругая себя за излишнюю чувствительность, наливаю в чашку горячий кофе. Сахар, сливки. Пробую, взбадриваюсь. Так-то лучше!

– Кушайте, Вадим! Это очень полезно. Минимум холестерина, – кричит с кухни Лиля.

Недовольно смотрю на скромное угощение. Что б тебя твои дети так кормили!

 

Сдержанно поблагодарив Лилю за ленч, возвращаю себя в нагретую комнату. Едва успеваю перевести дух, как мобильник громко сообщает, что звонит Марина.

– Как дела, милый? По дому ещё не соскучился?

– Соскучился, – плаксиво бормочу я. – Ну, когда ты заберёшь меня из этих руин?

– Могу тебя обрадовать, – смеётся супруга. – Лукас завтра возвращается из спортлагеря. Саша закончил ремонт своей квартиры. Переедет туда, как только я вернусь с «кура». Если хочешь, поживи две недели с мальчиками, а там и я подскочу. Лады?

Я рад. Хватит с меня этой кровавой средневековой романтики.

– Лады.

– Ты, правда, больше не хочешь гостить в Замке? – спрашивает Марина.

– Здесь очень холодно и сыро, – давлю я на жалость. – По утрам просыпаюсь, покрытый инеем, а это вредно для здоровья.

– Значит, договорились, – решительно заявляет Марина. Она вообще такая: командирка. – Я позвоню Саше и договорюсь с ним, чтобы завтра утром он отвёз тебя домой. О’кей?

– О’кей, солнце!

– А ты меня любишь? – интересуется Марина. Я понимаю, даже командиркам необходимо, чтобы их любили.

– Конечно, Маринка. Ты же знаешь, что для тебя я луну разломаю.

Довольная жена уже хочет проститься со мной, но у неё не к месту включается материнский инстинкт.

– А таблетки ты пьёшь?

– А у меня, действительно, всегда задумчивое лицо?

Марина снова смеётся.

– Кто тебе это сказал? У тебя лицо человека, который никак не может что-то вспомнить. Пьёшь таблетки?

– Как ты можешь сомневаться? – обижаюсь я, сердито глядя на подоконник, где покрываются пылью коробочки с лекарствами. Ну а что? Я ведь уже отругал себя за неорганизованность. – Мужик сказал – мужик сделал, Марина. Если не сделал, женщина задолбала – мужик сделал.

– Ладно, поверю на слово. Тогда целую и чюсс! – заканчивает муторный для меня разговор Марина.

– Чюсс!

 

Мой обед опять проходит в одиночестве. Лиля сообщает, что Эрих уехал по делам и, поставив на стол тарелку с борщом, убегает в офис. Скорбное дребезжание колокола настроения не повышает. Да ещё не вовремя вспоминаю, как вчера художники прощались со мной, своим бестолковым детективом. Торопливые рукопожатия. Небрежные «чюсс!». Укоризненные взгляды. Хорошо хоть не отлупили. Зато на Сквортцофа творческие люди смотрели с обожанием. Было понятно, что они благодарны инспектору за то, что он так быстро нашёл убийцу и им больше не нужно хоронить себя заживо в Замке. А вот я их надежд не оправдал. Обидно, конечно. Я вздыхаю. Ну и ладно!

Лили всё нет, поэтому после еды я сам отношу посуду в кухню. Невольно разглядываю пол. Он чисто вымыт. А что я хотел увидеть? Лужу крови и брызги мозгов на каменных плитах?

Возвращаю себя сытого в комнату. Завариваю кофе. Мне нужно хорошенько подумать, а без допинга это сделать нелегко. Меня не оставляет чувство, что Сквортцоф поторопился. Неврастеник Никс ведь признался в убийстве Мари, но не Харди. А что, если убийца красавчика сейчас готовится к выставке, которая всё-таки пройдёт в Замке? Но чтобы разобраться, мне необходимо поговорить с Баклажаном.

 

Опять звоню неуловимой женщине с экватора. Есть! Я уже и не надеялся услышать её своеобразный немецкий. Однако Баклажан на связи.

– Халло, Ида! Это Вадим.

– Халло! Какой Вадим?

– Писатель из России.

Голос Баклажана меняется. Представляю, как она улыбается сахарными зубами.

– Ах, это вы? Очень приятно!

– Мне нужно узнать у вас одну вещь. Это важно.

– Да?

– Цедрик Никс сказал, что в понедельник взял у вашего руководителя для вас ключи от подземного хода. Это правда?

– Не совсем.

– Что значит «не совсем»?

– Очень просто. В прошлый понедельник доктор Бахман, Понтип, Цедрик, Урсула, Мари и я работали в нашей студии на первом этаже южного крыла. Отбирали работы для выставки. Доктор Бахман и Понтип уже поселились в Замке. Вечером они засобирались на ужин, а мы хотели задержаться. Она попросила меня взять ключи у доктора Бахмана, чтобы потом сразу попасть на автостоянку у реки. Доктор и Понтип уже вышли из студии, поэтому я сказала Цедрику. Он догнал их в коридоре и принёс ключи мне, а я отдала ключи ей.

Похоже, что Баклажан ещё не знает о смерти Никса, потому что спокойно обо всём рассказывает.

– Кому вы отдали ключи?

Баклажан называет имя. Неожиданное имя.

– Вы уверены?

– Конечно. Цедрик вскоре тоже ушёл, а мы все втроём поздно вечером вышли через тоннель на стоянку.

– И что было дальше?

Баклажан смеётся над моей недогадливостью.

– А вы как думаете? Поехали по домам. Урсула подвезла меня до азюльхайма.

– Спасибо, Ида. Вы мне очень помогли.

Баклажан торопливо говорит, боясь, что я откланяюсь:

– Я рада, что оказалась вам полезной, герр писатель. Если бы вы не были таким букой, мы могли бы познакомиться поближе.

Это уже зов джунглей. Действительно, разговор пора заканчивать. Всё, что мне было нужно, я узнал.

– К несчастью, я именно такой бука, Ида. Ещё раз спасибо. Чюсс!

 

Пока обдумываю неожиданные сведения, услышанные от Баклажана, незаметно, как старость, наступает время ужина. Подчиняясь Лилиному призыву, конвоирую себя в столовую. Это мой последний ужин в Замке. Завтра утром Саша увезёт меня домой на Песталоцциштрассе. К солнечному свету и рольставням на окнах, которые нужно каждое утро поднимать, а каждый вечер опускать. Как флаг на корабле. Такое правило.

На этот раз в столовой я не один. У камина сидит усталый Эрих. Вокруг стола бегает на цыпочках улыбающаяся Алинка. Опять без одежды. Лиля с трудом носит посуду. Тоже утомилась за эту сумасшедшую неделю.

Планирую на свободный стул возле управляющего, сообщаю ему о том, что это наш прощальный ужин

– Жаль, Вадим, – говорит Эрих, разливая по бокалам вино. – Действительно, очень жаль. Я не успею показать вам последние свои приобретения. Они придут на днях. Десять винных этикеток из Бразилии. Настоящее сокровище!

Я сокрушённо развожу руками. Ну, что поделаешь? Жизнь – жестокая штука.

Эрих зовёт к столу Лилю, подаёт ей бокал.

– Давайте выпьем за наше здоровье, друзья, – волнуясь, произносит управляющий, – и за то, чтобы встретиться ещё много раз!

– Прозт! – поддерживает мужа Лиля.

– Прозт! – не остаюсь я в долгу.

Пьём. Едим жареного угря с гарниром из овощей.

– Ну, вот и всё, – вздыхает Эрих, когда ужин закончен и вечерняя тьма наполняет столовую.

Я качаю головой. Почему-то я не уверен, что это всё.

– Вы можете ответить мне на один вопрос? – тороплюсь спросить я управляющего, пока он не ушёл.

– Разумеется, Вадим.

– Вы помните ту ночь, когда я уронил термос возле столовой и устроил переполох на весь Замок?

Эрих собирает лоб складками.

– Да-да, припоминаю. Что-то такое было.

– Тогда на шум вы прибежали первым. Потом в коридоре появились Лиля с Понтип, а последним пришёл Бахман.

– Возможно, мой друг. И что вас интересует?

– Мне любопытно, почему вы в полночь были одеты в костюм. Почему не спали?

Эрих несколько мгновений молча смотрит мне в лицо. Хмурит брови. Видимо, напрягает память. Потом его лоб разглаживается.

– Вспомнил! Это было в ночь на вторник, не так ли?

– Совершенно верно.

– Я тогда ещё не лёг. Разбирал свою коллекцию этикеток и так увлёкся, что не заметил, как наступила полночь. Ну, а потом ваш несносный термос оторвал меня от любимого занятия.

Я вздыхаю. Вот так всё просто. А я неделю ломал голову над этой загадкой. Чёрт побрал бы этих коллекционеров!

Эрих встаёт со стула и сердечно трясёт мне руку.

«Чюсс! – Чюсс!».

 

Пожелав мне спокойной ночи, Эрих и Лиля с Алинкой на руках покидают столовую. Я остаюсь сидеть, подперев руками голову. Думаю. Обширное помещение погружено во мрак. Лишь на столе мерцает свеча. У стены возле погасшего камина угадываются очертания картины Мари, которую так и забыли в столовой. Беру свечу, подхожу к картине. Ставлю свечу на пол и, ругая себя за неуместное любопытство, снимаю с картины тряпку. Это большое полотно, на котором изображена женщина, гордо стоящая над окровавленным телом мужчины. У женщины в руках меч. Внизу на раме название: «Юдифь и Олоферн». Известный библейский сюжет. Я придвигаю свечу ближе, чтобы рассмотреть лица. Так я и думал. Фотографического сходства, конечно, нет, но узнать всё же можно.

Наконец-то меня осенило! Теперь я знаю, кто убил Харди. Не зря Баклажан говорила, что в Замке всё кажется не таким, как оно есть на самом деле. Действительно, нужно просто посмотреть с другой стороны. Отвлечься от того образа, который был подсунут. И тогда всё становится на свои места.

Я снова закрываю картину тряпкой и спешу к выходу. Теперь у меня есть ещё одно неотложное дело. Гоню себя в башню, забираюсь по лестнице в комнату, задыхаясь, падаю на стул, звоню.

– Халло, герр Бахман!

– Халло! Кто вы?

– Писатель из России. Мне нужно с вами поговорить.

– О чём вы хотите поговорить, герр Росс?

– Об убийце Харди Курца.

Бахман произносит скрипучим голосом:

– Цедрик Никс застрелился. Я не хочу больше слышать об этом негодяе.

– Речь идёт не о Никсе, а о том человеке, который на самом деле убил Харди. Ведь вы же его знаете.

Бахман молчит. Потом, запинаясь, говорит:

– О чём вы? Я не понимаю вас, герр писатель.

Вот, змий! Пусть засунет себе свою хитрость туда, где солнце не светит. Я злюсь?

– Вы всё прекрасно понимаете! Или мне лучше встретиться с инспектором Сквортцофым?

Я знаю, что это дешёвый шантаж. Инспектор отличается лютым самомнением и жгучей ненавистью к чужому, отличному от его собственного, мнению, однако после короткой паузы Бахман говорит:

– Это не телефонный разговор. Вы всё ещё в Замке?

– Да.

– Тогда, если вы не против, через несколько минут я буду у вас.

Я не против.

– О’кей. Жду.

В ожидании маэстро завариваю себе ещё одну чашку кофе. Не знаю уже, какую по счёту. Сижу перед ноутбуком и перечитываю список своих вопросов. Сейчас ответы на них мне известны, но встреча с Бахманом может расширить границы моих знаний. Задумавшись, я совершенно не замечаю, что в проёме моей горизонтальной двери безмолвно застыл руководитель студии, и только случайно встретившись с ним взглядом, вздрагиваю и прихожу в себя. А вы бы не вздрогнули? Представьте себе, что это из вашего пола торчит высокая пугающая фигура. Бахман одет во всё чёрное, руки в карманах длинного пальто, в зубах трубка, глаза на изнурённом лице холодно смотрят на меня.

– Вы хотели со мной поговорить, герр писатель?

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

18. Глава 17
19. Глава 18
20. Глава 19
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



13.01.2023

Очень приятно. Спасибо!



04.01.2023

У вас в журнале очень много интересных материалов. Не думала, что зависну на сайте надолго.

Любовь Шагалова



29.12.2022

Приятно иметь с Вами дело!

Евгений Духанин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!