HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Вадим Россик

Кто рано встаёт, тот рано умрёт

Обсудить

Роман-драма

На чтение потребуется 5 часов | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за февраль 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.02.2015
Оглавление

10. Глава 9
11. Глава 10
12. Глава 11

Глава 10


 

 

 

С неудовольствием понимаю, что сотрудница полиции держит путь в опостылевшую столовую. Заходим. В столовой никакого разнообразия: всё так же мрачно и холодно. Низкие своды давят меня, словно злобный домовой на груди. За длинным столом, как пятая замковая башня, возвышается Сквортцоф. Напротив инспектора сидят Эрих и Бахман. Все трое курят. В сторонке полицай с черепашьей головой перебирает лежащие перед ним бумаги.

– Садитесь сюда, герр писатель, – показывает Сквортцоф на своих визави. Я устраиваю себя на стуле между управляющим и руководителем студии. Теперь я нахожусь прямо перед багровой физиономией инспектора, и могу любоваться его бородавкой сколько угодно.

– Повторяю свой вопрос, – официально басит Сквортцоф. – Что вы можете сообщить по поводу смерти Бернхарда Курца?

Я пожимаю плечами.

– Да, собственно, ничего. С покойным я знаком не был. Даже не обменялся с ним ни единым словом. Кто его мог лишить жизни, не знаю.

Замечаю, что полицай в сторонке прилежно записывает мои слова. Я надеюсь на этом разговор закончить, но от инспектора так просто не отделаться. Он недоверчиво смотрит мне в лицо. Я отвечаю ему взглядом, чистым как роса на траве. Или опять чересчур чистым?

– Когда вы в последний раз видели Курца?

Я не хочу рассказывать Сквортцофу о моей эротической прогулке, закончившейся наблюдением за дракой Никса с Харди. Неудобно перед Бахманом, да и я сам выглядел не очень красиво, подглядывая за сексом молодых людей. Подумают ещё, что слежу тут за всеми, вынюхиваю, поэтому:

– Последний раз, насколько я помню, мы сталкивались на ужине в среду.

– И после этого вы Курца больше не видели?

– Вроде бы нет.

– Вроде бы или нет?

– Нет.

Сквортцоф морщит лоб. Видимо, соображает, о чем бы ещё спросить.

– Уже известно, когда и как был убит Харди? – задаю я вопрос инспектору.

– Заколот точным ударом в левую подмышку, прямо в сердце, – к моему удивлению не скрывает данные Сквортцоф. – Убийца использовал длинный клинок с острым концом. Вероятно нож типа кинжала или кортика. Эксперт предполагает, что смерть наступила больше суток назад, но не более двух. Вскрытие и исследование тканей позволит сказать точнее. Я лично думаю, что Курца убили на рассвете в четверг. В среду после полуночи его видел сосед – толстый албанец. Курц заходил в свою комнату и был вполне жив.

Значит, Харди убили не алебардой. Тогда при чём здесь она?

 

Сквортцоф умолкает и опять морщит лоб. Я снова прихожу ему на помощь. Есть вещи, которые меня самого интересуют. Например, список вопросов в моём ноутбуке.

– Ещё, герр инспектор, я хотел бы узнать, почему вчера утром доктор Бахман посетил санузел на третьем этаже с алебардой в руках. Какая опасность заставила уважаемого доктора ходить в туалет вооружённым?

Бахман судорожно сжимает зубами мундштук трубки. На его узком лице вздуваются желваки. Сквортцоф внимательно смотрит на маэстро.

– Это правда, доктор?

Бахман неохотно цедит:

– Действительно, вчера рано утром я решил спуститься к Мари, чтобы поговорить с ней. На лестнице лежала алебарда. Когда я поднял её, то увидел, что она испачкана известкой, поэтому мне пришлось подняться опять на третий этаж в наш санузел. Там я вымыл алебарду под краном. Не хотел, чтобы Эрих подумал, что это безобразничают мои художники.

Слушая Бахмана, управляющий укоризненно качает своей большой головой.

– И куда вы её потом дели?

– Опять спустившись на второй этаж, я приставил алебарду к статуе в рыцарских латах, которая стоит в нише. Затем зашёл к дочери.

– Вы угадали, Никлас. Эта статуя всегда была с алебардой, – замечает Эрих.

– А почему вы мне сразу не сказали об этой чертовой алебарде?! – ревёт вдруг Сквортцоф, приподнимаясь. – Возможно, вы уничтожили важную улику!

Бахман с испугом глядит на рассвирепевшего великана.

– Я просто забыл… Не придал значения… Смерть лучшего моего ученика… Поймите, я сейчас не в том состоянии…

Бахман замолкает. У него дрожат руки. Плюхнувшись обратно, Сквортцоф сердито задаёт новый вопрос:

– А о чём вы хотели поговорить с дочерью?

На худом лице маэстро появляется знакомое мне выражение высокомерия.

– Это наше семейное дело, не имеющее никакого отношения к убийству, герр инспектор!

Лично я не верю Бахману. Любой, кто видел его тогда, не поверил бы сейчас маэстро. Слишком уж он был взволнован и расхристан.

– Что ещё вы заметили, герр писатель? – спрашивает меня Сквортцоф. Сообщаю ему про велосипед в кустах. Инспектор немедленно поднимается с места. «Можете показать?».

 

Вчетвером идём на выход из Замка. Полицай с бумагами остаётся в столовой. Спускаемся вниз, проходим по коридору до офиса управляющего. В офисе расположилась парочка коллег Сквортцофа. У каждого на коленях лежит включённый ноутбук. Коллеги пьют кофе из картонных стаканчиков и азартно рубятся в какую-то компьютерную игру. Увидев грозного шефа, полицаи напускают на себя деловой вид, однако разноцветные танчики на мониторах выдают их с головой. Сквортцоф хмурит брови, но ничего не говорит. Нам некогда. Открываем дверь и покидаем офис. Объявление у входа информирует, что Замок временно закрыт для посещения. «Надеемся на ваше понимание!». Выходим из ворот, поворачиваем за угол, пересекаем террасу. Ещё один поворот, потом последний угол и мы почти на месте. Гуськом пробираемся по заросшей тропинке.

– Кажется, велосипед стоял там, – неуверенно говорю я, раздвигая густые кусты. Сейчас у стены пусто.

Сквортцоф с трудом залезает в глубь зарослей. Потом присев на корточки, он старательно разглядывает влажную землю, ковыряет пальцем, подносит к глазам какие-то травинки. Остальные стоят на тропинке и терпеливо ждут инспектора. Погода вроде наладилась: солнышко пригревает, флора цветёт, лёгкий ветерок ласково шевелит волосы. Лишь замковый колокол уныло звякает не в тему. Напоминает, что скоро завтрак Геракла. Сейчас бы полчасика задумчиво посидеть на террасе. Наконец, Сквортцоф поднимается с корточек.

– Ничего здесь нет. Вы уверены, герр писатель, что вам не померещилось?

– Уверен.

В ответ Сквортцоф недоверчиво хмыкает, ещё раз оглядывает кусты и басит:

– Предлагаю вернуться в столовую.

 

Пройдя тем же путём обратно, опять оказываемся в сумрачной столовой. Занимаем свои места.

– С велосипедом вы, герр Росс, промахнулись. А может быть, никакого велосипеда и не было? – говорит Сквортцоф, доставая сигареты.

– Велосипед или что-то подобное просто обязано быть, – отвечаю я.

– Вот как? Это почему же? – усмехается верзила.

Нет, я так противно улыбаться точно не буду!

– Автомобиля Харди на стоянке нет. Отсюда следует, что молодой человек уехал ночью или рано утром в четверг. Согласно расписанию на остановке, первый автобус останавливается у Замка в пять сорок. Слишком поздно. С полшестого внизу уже полно людей. Работают уборщицы. Харди не смог бы проскочить незамеченным. Значит, ему нужно было транспортное средство для того, чтобы вернуться в Замок раньше пяти. Пусть не тройка с бубенцами, но велосипед вполне бы подошёл. Конечно, если Харди не привезли сюда уже мертвым.

Хотя Сквортцоф и слушает меня, на его багровом лице гуляет снисходительная улыбочка.

– Не волнуйтесь, герр писатель. Полиция ищет родстер. Если он не на дне Майна, то мы его найдём. А что касается вашего мифического велосипеда, вы не скажете, для чего Курцу нужно было проделывать этот трюк?

Я пожимаю плечами. Вот тут Сквортцоф меня, действительно, уел. Я не понимаю, зачем Харди оставлять где-то свою машину и приезжать в Замок на велосипеде. А может быть, всё это сделал не он?

 

Поняв, что от меня больше ничего путного не узнать, Сквортцоф заканчивает допрос. Подписываю протокол и – «Чюсс! – Чюсс!» – возвращаюсь в свою каменную клетку. А в ней, как во дворце Снежной королевы. Поспешно включаю обогреватель. Давай-ка, дорогой, поработай! Усаживаю себя к ноутбуку. Включаю его и, пока компьютер загружается, думаю.

Что мы имеем? По словам Сквортцофа, Харди был убит вчера утром. Кто-то очень злой на шалопая заколол его ударом в сердце и спрятал труп в чане с известью. Видимо, убийца хотел, чтобы известь уничтожила тело или хотя бы следы. Значит, убийца знал о том, что ремонт во время выставки проводиться не будет. Он ничем не рисковал. В чан не заглядывали бы полторы недели.

Не отвлекаясь от своих размышлений, завариваю себе кофе. Не откажу-ка я себе в допинге. Пробую. Ну, вот. Так-то лучше!

С кофе можно спокойно рассуждать дальше. Кокос утверждает, что видел, как после полуночи Харди заходил в свою комнату. Если Харди ночевал у себя, то зачем он встал так рано? Кто рано встаёт, тот рано умрёт. Кстати, неплохое название для детективного романа. Вряд ли Харди убили в постели, а труп потом тащили через весь замок в восточный корпус. Одному человеку с этим, пожалуй, не справиться, если он, конечно, не такой здоровый бугай, как Сквортцоф.

Следующий факт: родстер Харди исчезает с автостоянки, зато в кустах появляется велосипед. Я заметил его в четверг. Разумеется, велосипед мог стоять там и раньше, но все жё такое совпадение очень интересно.

Следующий факт: драка Никса с Харди. Никс был унижен на глазах Мари. Не очкарик ли отомстил своему сопернику? Интересно было бы узнать, как Никс провёл роковое утро?

Следующий факт: Бахман находит на лестнице испачканную извёсткой алебарду. Какую роль в этой головоломке играет алебарда? Зачем она вообще нужна? Ведь алебардой можно только рубить, а Харди закололи острым клинком.

Следующий факт: тело обнаруживает Кокос, и он же утверждает, что Харди накануне вечером был ещё жив. Можно ли доверять показаниям этого скользкого албанца?

Я смотрю на свой список вопросов. Вроде я ничего не прошляпил? А Замок-то оказался вовсе не скучным местом! Древняя каменная громада полна загадок и жути: безглазый труп в чане, таинственные ночные тени, непонятные поступки обитателей, да ещё, говорят, привидение Полоумной Марии бродит ночами по тёмным залам. Чем не сюжет для романа?

 

От размышлений меня отрывает Лиля. Время ленча. С сожалением покидаю едва успевшую нагреться комнату. Прохожу привычным путём, и вот я снова в столовой.

«Халло! – Халло! Хай! Сервус! Грюсс готт!».

На первый взгляд в мрачном помещении ничего не изменилось: также холодно и неприютно. Камин, долгий стол, картина у стены. Лиля опять с посудой, Эрих с Бахманом, Мари с Никсом, Баклажан с Кокосом, Алинки нет, остальные кто где. Творческие люди стараются не смотреть на пустой стул, на котором позавчера сидел Харди. Эдика тоже не видно. Видимо, слушает лекцию, как из своего оболтуса сделать праведника. Занимаю место возле остроносой Селины и Урсулы в зелёной, как хлорофилл, майке. Оглядываю стол. Меню завтрака Геракла остаётся без изменений: оливки, малоаппетитный овечий сыр, зерновой хлеб и вино из замкового виноградника. Печально. На такой диете я скоро заблею, как недовольный баран.

Бахман вдруг звенит ложечкой по пустому стакану, привлекая к себе взгляды присутствующих.

– Внимание, коллеги! Я должен сделать важное объявление.

Все поворачивают головы к руководителю студии. Я тоже.

– В связи с произошедшим ужасным преступлением решено отложить проведение нашей выставки.

– Отложить? – перебивает Бахмана плешивый Кельвин. – На какое время отложить?

– Ничего определённого сказать не могу, – пожимает плечами Бахман. – Видимо, до конца расследования.

– И сколько оно продлится? – спрашивает Урсула. – Через неделю я должна выйти на работу.

Продавщицу поддерживают остальные:

– И я! И я! И я!

Бахман поднимает руку, прося тишины.

– Я понимаю, что все мы долго готовились к выставке, специально взяли отпуска, но смерть Харди нарушила наши планы.

– И что же теперь с нами будет? – подаёт голос Мари.

Бахман некоторое время молчит, сжимая губы в тонкую линию. Творческие личности ждут в напряжённом молчании. Маэстро делает пару коротких затяжек, окутывает себя облаком дыма и, наконец, произносит из этого облака:

– Скорее всего, выставку разрешат провести только после поимки убийцы.

Сразу поднимается шум и гам. Художники наперегонки негодуют. Их можно понять. Работать несколько лет над своими произведениями, лелеять надежду, что скоро их труд будет по достоинству оценён и вот на тебе: такой феерический облом! Конечно, несчастного Харди всем жаль, но и со своими мечтами о славе никто просто так расставаться не хочет.

– Какое безобразие и попрание наших прав! – повышает голос Кельвин. – Может быть, потребовать от инспектора отменить запрет на проведение выставки? Или обратиться прямо к бургомистру!

Бахман отрицательно крутит головой.

– Я уже пытался говорить со Сквортцофым, но он и слушать ничего не хочет. Похоже, этот грубиян считает, что убийца один из нас.

– Но это же абсурд! Так думать может только тот, кто совершенно не разбирается в людях искусства! – кричит Кельвин, нервно теребя галстук-бабочку на горле. Плешивый пижон разъярён. Другие участники выставки реагируют по-разному. Селина ошарашено моргает. Урсула недоверчиво усмехается, глядя на пасмурного Бахмана. Никс поправляет очки, которые как раз сползли на кончик длинного носа. Баклажан прижимает к груди гри-гри и, зажмурившись, быстро-быстро шевелит толстыми губами. Наверное, шепчет молитву. Слава богу, теперь пылкой африканке не до меня. Бегающие глазки Кокоса бегают по столовой ещё проворнее. Почемутто возводит руки к небу. В гуле голосов я различаю только: «О, мадонна…». Это на языке Страны макарон. Не человек, а настоящий Везувий! Маленькую Понтип мне видно плохо. Мари… Мари? Дочь Бахмана занята тем, что наливает себе полный стакан вина. Любопытная реакция. И только Круглый Ын остаётся невозмутим.

 

– Послушайте меня! – раздаётся голосок Селины, когда шум достигает кульминации. Полька вскакивает с места. Громкий беспорядочный разговор утихает. Художники поворачивают головы к Селине.

– Нам нужно самим разобраться в этом деле! – волнуется Селина. – Провести своё приватное расследование. Если мы быстро узнаем, кто убил Харди, и сообщим полиции, тогда нашу выставку не отменят!

– И сколько же на это понадобится времени? – скептически кривит лицо Кельвин.

– Ну, я не знаю, – теряется Селина. – День-два? Вам, мужчинам, виднее.

– А кто из нас возьмётся за расследование? – задаёт новый вопрос Кельвин.

– Я могу! – неожиданно заявляет Никс, но Урсула перебивает очкарика: – Нет, Цедрик. Это обязательно должен быть кто-то посторонний. Лицо незаинтересованное.

– Ваша идея, Селина, не сработает. Никто из нас не имеет опыта раскрытия преступлений, – кисло замечает Бахман.

– Вы правы, доктор, но к счастью, здесь есть писатель детективов! – не сдается Селина. – У него всегда задумчивое лицо. Я уверена, этот человек обладает необходимым опытом! Мы могли бы попросить герра Росса помочь нашей студии.

Бедная Селина. Задумчивое лицо ещё не признак ума, но я жалею о том, что рядом нет жены. Марина постоянно ворчит на меня: «Ты сам вечно лезешь в передряги!». Вот и убедилась бы в своей неправоте. Однако Марины рядом нет. Рядом только Селина, которая уже обращается ко мне:

– Герр писатель, вы же не откажете нам?

Странная вещь, но когда на меня женщина смотрит умоляющими глазами, я всегда теряю здравый смысл. Впрочем, я это уже, вроде, говорил.

– Можно попробовать, – бормочу я. Придется позже как следует отругать себя за бесхребетность. С другой стороны, раз уж сочетание слабоумия и любознательности привело меня к страшному чану, то, возможно, я по непонятной причине несу теперь ответственность перед усопшим?

– Слышите? Теперь у нас есть свой собственный детектив! – восторженно восклицает Селина.

– А в самом деле? Почему бы нам не провести своё расследование? – поддерживает польку плешивый Кельвин. – Я лично не хотел бы ни с чем возвращаться домой.

– Давайте проголосуем, – предлагает Урсула. – Кто за предложение Селины?

Кто не знает: мы здесь живём в демократическом обществе, и все важные вопросы решаем с помощью голосования. Такое правило.

Сама Урсула, Селина, Кельвин, Круглый Ын, Почемутто, Баклажан и Кокос поднимают руки. Остальные медлят. Понтип уже вроде бы подняла свою ладошку вверх, но, посмотрев на хмурого мужа, поспешно опустила её.

– А я против! – заявляет Никс. – Не хочу, чтобы кто-то ещё копался в нашем дерьме! Мне достаточно полиции.

– А ты, Мари, почему не голосуешь? – спрашивает Урсула красавицу. Мари уже осушила стакан вина и пьяно улыбается. Она не закусывает. Видимо, сторонница теории, утверждающей, что закуска градус крадёт.

– Мне всё равно, моя дорогая. Харди ведь не вернёшь.

Мари наливает себе новый стакан. Бахман недовольно косится на дочь, но его отвлекает Урсула.

– А вы, доктор?

Бахман пожимает плечами.

– Я просто сомневаюсь, что идея Селины что-то нам даст. Буду с вами откровенен, коллеги. Я полагаю, что если уж полиция с её мощным аппаратом не сможет найти преступника, то тем более какой-то писатель.

«Я полагаю…». Тоже мне Рембрандт нашёлся. Почему-то мне кажется, что этот сухостой хотел сказать: «Какой-то писатель из России». Легко барабаню по столу. На моём тайном языке это означает: «Вот гад!». Я злюсь?

– Так давайте попробуем, – решительно говорит Урсула. – Или, по-вашему, лучше напрасно просидеть в Замке неделю, а потом со своими никому не нужными картинами по домам? Мы же так ждали этой выставки! У нас есть только один шанс: немедленно найти убийцу!

– Действительно, Никлас, – вдруг подаёт голос Эрих. – Это, конечно, не моё дело, но что ты теряешь? Пусть Вадим ищет преступника параллельно с инспектором.

Слова управляющего решают дело. Несколько мгновений Бахман смотрит на Эриха непонятным взглядом, потом без охоты поднимает руку.

– Ну, хорошо. Я тоже за это безумие.

Вслед за мужем вскидывает ручку и Понтип. Она радостно улыбается. Мари тоже грациозно поднимает руку со стаканом вина, как будто чокается с присутствующими. Урсула с насмешкой смотрит на оставшегося в одиночестве Никса.

– А ты, что тянешь, Цедрик? Или чего-то боишься?

Никс поправляет очки и раздражённо бурчит:

– Ничего я не боюсь. Что ты ко мне пристала? Как все, так и я.

Урсула подводит итоги голосования:

– Таким образом, решение принято единогласно. С нами нет только герра Трепнау. Его мы спросим потом, но, я уверена, что он тоже будет непротив.

– Можете приступать к расследованию, герр Росс, а мы все будем вам помогать, – подбадривает меня Селина.

Я молча киваю. Ей-то легко говорить: «приступай». Ну откуда остроносая полька взяла, что у меня есть опыт детектива? Нужно найти убийцу! Проще найти тех, кто мешает легализации публичных домов в России.

Одинокий удар колокола ставит точку в наших дебатах. Ленч закончен.

– Когда начнёте ваше расследование, герр писатель? – с едва скрываемой издёвкой спрашивает меня Никс.

– Мне нужно подумать над этим делом, – корректно отвечаю я наглому говнюку. – Предлагаю всем заинтересованным лицам собраться за обедом и поговорить.

– О’кей. Так и сделаем, – величественно кивает мне Бахман.

– Тогда чюсс?

– Чюсс! И хорошего дня!

Ага, как же.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

10. Глава 9
11. Глава 10
12. Глава 11
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



13.01.2023

Очень приятно. Спасибо!



04.01.2023

У вас в журнале очень много интересных материалов. Не думала, что зависну на сайте надолго.

Любовь Шагалова



29.12.2022

Приятно иметь с Вами дело!

Евгений Духанин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

https://nationaly-diploms.com купить диплом в клинцах - поддельный диплом.
Поддержите «Новую Литературу»!