HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2022 г.

Инесса Рассказова

Лошадь д'Артаньяна

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: , 12.09.2007
                                                                                                                                                  «Львов никогда не был
                                                                                                                                                   русским городом» 

                                                                                                                                                             Уинстон Черчилль


Может быть, мои воспоминания о Львове восьмидесятых какими-то своими подробностями или настроением похожи на «Другие берега» Набокова. Сам Набоков, писатель, как он сам утверждал, от случая к случаю, а охотник за бабочками – по сути, оговаривался, что в «Других берегах» совсем нет эмигрантской ностальгии, скорее – это просто смутная тоска по детству, которое, даже если бы не эмиграция, давно перестало бы ему принадлежать. Так ли и со мной? Не знаю...

Но для меня Львов восьмидесятых – моя русская школа номер 45 с английским уклоном среди новостроек на улице Научной. Где из окон некоторых классов видна была деревня, робко пятившаяся перед городом, и колхозный сад, где мы воровали яблоки и жгли осенними вечерами костры. Гигантская родинка на подбородке моего одноклассника Кольки, который однажды на продлёнке заявил, будто плюнул в мой суп, чтобы забрать его себе. И мой дневник с красночернильной отметиной в полстраницы: «Разговаривала и смеялась на протяжении всего урока в день, когда умер Брежнев».

Львов восьмидесятых – и мой двор гигантской девятиэтажки, в которой не было ничего типично львовского – средневекового. Но был толстый малый, Зенек, над которым мы все потешались. Встав посреди двора, густым и монотонным, как паровозный гудок, голосом он принимался вопить:

– Та-ату! (Па-апа!)

– Та-ату!

И так в течение получаса, пока, наконец, его отец, в шлепанцах с рвущимися на свободу волосатыми пальцами и майке с кое-где полопавшимися швами не выходил на балкон, устало сдергивая рукой очки:

– Чого тоби, сынку?

(Что тебе, сынок?)

– Тату, покличте маму!

(Папа, позовите маму!)

И крыши... Таких крыш, как во Львове с моих черно-белых картинок под названием детство, не было нигде. Это были особенные крыши, утыканные самодельными антеннами. Шесть часов на скором до Варшавы – а, значит, любая палка, к которой прикрутишь проволоку ежом параллельных изгибов, приладишь кабель и воткнешь в гнездо телевизора, принимает две программы польского телевидения. Когда страна с сердечным замиранием переживала злоключения комиссара Катани в «Спруте», мы уже обсуждали на школьных переменках шестую серию «Спрута-3». А, заодно (великое откровение для нас, пятнадцатилетних), и умеренную эротику, которая шла субботней ночью по первому каналу варшавского ТВ. И это – когда постельная сцена в «Москва слезам не верит» была для остальной части «одной шестой» предельной степенью раздевания на экране. Фредди Крюгер, с многообразными шевелениями железно-когтистых пальцев, он тоже явился нам сигналом из недалёкой Варшавы задолго до появления первых перестроечных видеосалонов, прятавшихся в глубине львовских переулков.

Поляки дарили нам не только Крюгера, Катани и эротику, но и возможность любоваться их диковинными маленькими двухместными машинами, на которых они часто наведывались во Львов на выходных и Краковский базар перегружался какофонией, в которой преобладали шипящие: «Пшепрашем, панове?» «Пшистко едно», «Цо пан мове?» (цитирую по памяти, я не сильна в польском). Поляки возили нам дешёвые, но «фирменные» джинсы, а на обратном пути пригибали к земле свои "жучки"-машинки телевизором или каким-нибудь другим электроприбором, которые в Польше были дефицитом. У поляка (первые грешки юности) можно было сторговать недосягаемое "Мальборо", которое не лежало на прилавках магазина «Цигарки-тютюн». А в пионерлагере, когда польский пионеротряд подходил на прощанье меняться галстуками (уже после того, как ими было спето изрядно исковерканное «Взвейтесь кострами», а нами вымучено «Пшистко цо наше»), вопросительно потели ладошки – вдруг не достанется этот какаду – наполовину красный и наполовину белый нездешний галстук из немнущейся материи, затягивавшийся на манер тридцатых – значком. Малоисследованное дыхание незнакомого и волнующего мира.

И лошадь д'Артаньяна, рыжий жеребец Задорный – моя первая лошадь на конно-спортивной базе ДСО «Буревестник». Всякий раз, когда я смотрю «Три мушкетёра», снимавшиеся частично во Львове и частично в Одессе, я с закрытыми глазами отличаю среди других ржаний особенное, тихое ржание Задорного, а, открыв глаза, узнаю его стремительный размашистый галоп. На нём д'Артаньян пел «Пора-пора-порадуемся на своём веку», проезжая вдоль увитой плющом каменной стены улицы Щербакова. Как же она называется теперь, эта улица, по которой мы, сойдя с автобуса на площади Гайдара, шли прогуливать школу в кинотеатр «Украина», чтобы, сев на последнем ряду, с наслаждением задымить, вызывающе (трудные подростки) перекинув ноги через спинки сидений следующего ряда и ловить возгласы из темноты зала: «Вы шо, зварьювалы?»? Да, Задорный… Так я не падала больше ни с одной лошади в манеже, отстроенном ещё в прошлом веке поляками, где крыша держалась на деревянных столбах. А рядом уже почил в бозе похороненный под автобусной станцией ипподром – один из первых ипподромов в Европе с пробковой скаковой дорожкой. Водители возвращались домой с базы через наш плац, и порой мы сбивали их с ног, не справившись с «потащившей» лошадью. Этот манеж всё время был в аварийном состоянии, и зимой нас часто выгоняли на улицу. Львовская зима – туман вперемешку с дождём, но иногда плюсовая температура всё же сменялась минусовой, начинал падать булгаковский «ёлочный» снег, застилая лёд. На этот лёд я и летела однажды вместе с Задорным, получив сотрясение мозга и вывихнув палец (странное сочетание травм). Когда очнулась, обнаружила себя толком ничего не помнившей и сидящей между главным тренером и моим, которые держали меня за обе руки. «Голова не болит?» – осторожно спросил мой тренер. «Палец болит», – слабым голосом ответила я.

 

Главный тренер в начале девяностых сбежит в Польшу, прихватив с собой десяток лошадей, в том числе и своего старенького Футбола, на котором выигрывал когда-то чемпионат СССР. Его Футбол, на которого однажды меня посадили в виде большой милости, оставил у меня на лице отметку – шрам от своего копыта. Он содрал у меня с подбородка кожу, когда я упала ему под ноги, не удержавшись после прыжка через препятствие.

Мой тренер не убежит никуда. Но встанет однажды, привычно широко расставив ноги в галифе и хромовых сапогах, а руки заложив в карман «лётной» кожанки и с мукой на лице перечеркнёт то, что было принято на «Буревестнике» долгие годы, что было нерушимо. Там говорили только по-русски, даже украинцы друг с другом – по-русски. Это спорт. Так вот, с мукой на лице он скажет: «Панове... Шановни спортсмены!». А потом, тяжело вздохнув, махнет рукой, понимая, что не справляется и, как в старые времена, громыхнёт по манежу эхо: "Смена – ша-а-агом, отдать повод, огладить лошадей!".

...Говорят, в Ялте Черчилль, ехидно прищурившись, сказал Сталину: «Львов никогда не был русским городом». Сталин, пыхнув трубкой, не менее едко ответил: «А Варшава – была».

Акция на подписку до 1 июля
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.




Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!

Акция! Скидка за отзыв – 15%



Свежие отзывы:

30.06.2022. Хочу ещё раз выразить вам благодарность за публикацию… каждый день мне пишут люди, что прочли рассказ. Сегодня было обсуждение с мастером, он благословил меня на роман:)

Ана Ефимкина


25.06.2022. Благодарен вам за публикацию моего произведения. Благодаря вам мои работы стали появляться в печати!

Александр Шишкин


20.06.2022. Желаю вам огромных успехов в продвижении действительно интересных литературных произведений!

Влада Ладная


14.06.2022. Приехав в Москву, сразу уселся за комп и начал мониторить повесть. Было круто увидеть свой скромный труд среди мастеров.

Gambrinuss.



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!

Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!