HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 г.

Пётр Ореховский

Из Сибири с любовью

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Карина Романова, 25.07.2009
Оглавление

41. Условия мирового соглашения
42. Ночь за миллион долларов
43. Искусство благодарности

Ночь за миллион долларов


 

 

 

Всё это, наверное, результат воздержания… и редкой жизни с мужчинами, которые, в сущности, мне безразличны. И, конечно же, сентиментальность стареющей женщины – сам по себе он не может быть так хорош.

Ты пытаешься защититься от самой себя. Завтра его уже здесь не будет и неизвестно, когда ты увидишь его снова. И ты готовишь себе соломку, потому что вспоминать об этом будет больно.

Я не думаю об этом. Сейчас только второй час ночи, впереди ещё много времени, а утром я засну, и это уже просто начало сна.

 

– У тебя были операции на сердце?

– Три. Последний раз – шунтирование, пять лет назад.

– А клиническая смерть была?

– Была.

– Когда?

– Давно, в первый раз. После того, как мы расстались.

– Не поверишь, но я это чувствовала. Я была уверена, что ты умер… Говорят, люди после этого становятся другими.

– Не знаю… я не заметил… скажи, зачем тебе этот фонд?

– Детям помогаю.

– Ну да, ну да. И духовность русскую возрождаешь.

– Посвящаю этому все силы. Каждое воскресенье в церковь хожу, между прочим.

– Точнее, ездишь в сопровождении охраны и телевидения.

– Богу – Богово, а кесарю…

– Насчёт кесаря-то ты хватанула?

– Отчего же. Особа, приближённая к императору, так сказать. И вообще: мы поднимем Россию с колен. Отечество славлю, которое есть, и трижды – которое будет.

– Ого. Россия, Лета, Лорелея… Скажи, ты счастлива?

– Сейчас – да. Я получила то, что хотела.

 

Да, есть Бог в этой жизни, и Он делает нас счастливыми. Каждый получает то, что он хочет, но не так, как в романе Стругацких, а так, как в фильме Тарковского, популярного в нашей молодости. Только не надо искать никакую комнату в Зоне, она – в каждом из нас, и Бог даёт тебе то, что ты хочешь; не то, о чём думаешь и говоришь вслух или про себя, но то, что действительно хочешь внутренне и сильнее всего… О чём, возможно, сам можешь и не подозревать, потому что всё это в бессознательном – привет дедушке Фрейду…
Очень оптимистично. Каждому – своё, понимаете ли. Я-то думал, что в этой женщине – ад, а всё обычно, и не надо искать чертей там, где их нет. Она знает, чего хочет, и получила это. А чего хочу я?

 

– А ты – счастлив?

– Нет, скорее нет, – Казаков посвящает Алину в свою оптимистическую религию. – Думаю, что мне тоже выдано то, чего я хочу, просто я своей пользы не понимаю. Кажется, что хочу-то я совсем другого.

– У тебя будет куча денег! Куда ты их потратишь?

– Прежде всего рассчитаюсь со всеми, кому должен, – половина уйдёт… скажем так, чтобы тебя не грузить, хозяину «Стрельнафинансгрупп». Ещё треть – в налоги на зарплату, всё же – по белой схеме. А там рассчитаюсь с работниками – и мне останется столько же, сколько будет заплачено тебе. Да дело и не в деньгах…

– А в чём? Чего не могут деньги? Или, давай, я спрошу так – если бы тебе ничего не мешало, чем бы ты занимался? кем бы ты был и где бы ты жил?

– Сложный вопрос. Может, мотался бы по экспедициям, проводил интервью, писал бы отчёты, работал бы с аспирантами и студентами, как когда-то. Хорошо было бы иметь свой небольшой научный институт. Кстати, ты знаешь, у меня до сих пор трудовая книжка лежит в институте в Питере. Со старых времён ещё. Бывает, я туда заезжаю…

– Так и что же тебе мешает? Я не поняла.

– А науки нет.

– То есть как? Учёные есть?

– Есть.

– Институты?

– Есть и старые, есть и новые.

– Студенты?

– Эти вообще расплодились немерено.

– Тогда объясни.

– Представь себе такую штуку, как дом: в нём живут бабушка с дедушкой, муж и жена, двое детей, собака в конуре, кошка… все вместе ужинают, по выходным обязательно обедают, обсуждают общие дела, ругаются, любят друг друга. Вот это вместе – дом, правда?

– Да, но какое это отношение…

– Потерпи. Представь дальше, что бабушка умерла или, наоборот, внучка вышла замуж и съехала. Дом останется?

– Само собой.

– А теперь представь, что из дому любовь ушла. У бабушки с дедушкой отдельный холодильник, муж и жена готовят и питаются отдельно, дети, как и кошка, живут сами по себе, и никто ни с кем не разговаривает, так только, по необходимости. Собака на всех лает и кусается, подойти к ней может только глава семьи. Вот, вроде бы дом есть, а его на самом деле уже нет. Так и с наукой – никому по-настоящему не интересно, что делают другие… да и вправду, кому это нужно, если Алина Викторовна Борзова полагает, что она знает больше, чем любой учёный экономист.

– Но я действительно знаю больше!

– Вот-вот. И кому тогда это интересно? науки же, знаешь ли, без интереса не бывает… Или другой вариант – может, служил бы родному государству. В какой-нибудь там структуре.

– Сейчас ты скажешь, что государства нет.

– Правильно, нет. Власть есть, а государства нет. У государства же цель должна быть, она же должна обсуждаться людьми, которые в нём живут, чтобы было понятно, зачем они здесь живут, а не где-то в другой стране, почему они это делают, и кому это нужно. А у нас… тутошние мы. И – против неместных. В Сибири, в Москве или в Татарстане – одно и то же. Вот и вся национальная идея. Мы – общество разрушенных коммуникаций.
– Трепло ты несчастное… давай лучше целоваться…

 

Почему с ним я чувствую себя молодой и ненасытной? глупой и хитрой? а ещё мне с ним весело… он легко говорит грустные вещи, как будто это не про нас, но ведь это действительно не про меня. Я знаю то, что мне нужно, у меня есть много, а будет ещё больше, он никому не нужен, а я нужна всем здесь в L, и буду нужна. Я королева здесь, а он – просто бродяга… ох, чтобы почувствовать всё то, что я чувствую сейчас, я бы могла отдать гораздо больше, чем он способен взять…

Опять ты лукавишь сама с собой, он ушёл от тебя во время твоей весны, и ты замёрзла без него, а теперь оттаяла, и у тебя весна, а он жил всё это время, у него уже осень, да нет, и тогда так было, на пять лет старше в двадцать лет – это много, к чёрту всё, лишь бы с ним, с ним мне интересно… не думай так, не думай! Тебе его не удержать, потом легче будет забыть…

 

– И как теперь к этому всему отнесётся царь Тараканов?

– Как ты сказал? То есть царь не людей, а тараканов?

– Фамилия у него такая.

– К чему, собственно, отнесётся?

– К тому, что его бизнес немного пограбили.

– Если серьёзно, так я ещё летом его едва смогла отговорить от того, чтобы у тебя на улице не нашли в карманах героин, а в квартире – пистолет какой-нибудь.

– Из этого бы ничего не вышло. И кое-кто потом лишился своих тёплых унавоженных мест.

– А кое-кто бы сейчас умирал в кардиологическом отделении.

– Больные люди живут долго, умирают здоровые. Но – согласен, было бы неприятно.

– Пожалуйста, больше здесь ничего не затевай. У нас ведь мировое соглашение, верно? В следующий раз я никого не смогу удержать.

– Согласен при одном условии… не морщись, тебе не идёт.

– Просто лимон кислый. Как ты его ешь?

– Ужин был слишком лёгкий. Проголодался к четырём часам. Хорошая, кстати, у тебя кухня: всегда хотел сидеть вот так ночью за барной стойкой.

– Что за условие?

– Помоги моим устроиться на работу – Марине Воробьёвой и Вячеку… то есть Вячеславу Зальцману. Он неплохо пишет, кстати говоря. Я тебе там его статью оставил, которую не будем теперь публиковать. Про цены на водку.

– Помогу. Но потом – сами-сами. А что же за свою Тамару не просишь?

– Почему? Прошу. У неё, кстати, роман с твоим работником, Андреем Тимошенко.

– Забавно… сомневаюсь, что у них получится.

– Почему?

– Он напоминает мне меня в молодости: знает, чего хочет. А Тамара, по-моему, просто плывёт по течению.

– Может, ты и права… давай выпьем на посошок.

– Ты куда собрался?

– Никуда. Но когда я уйду, ты будешь ещё спать. Я всегда просыпался раньше, чем ты. И… так будет лучше для нас обоих.

– Не хочу прощаться.

– Вот и не надо.

 

Это волшебная ночь… и теперь я знаю, что ты есть где-то, и что когда мне будет очень нужно, я смогу найти тебя. Это важно, что ты есть, и что ты не изменился, оставшись по-прежнему невозможным. Господи, как жаль, как невыразимо жаль – и какое счастье, что я ещё не улетела в Сиэтл… виза пропадает … а ведь завтра, то есть уже сегодня и впрямь западное Рождество. Милый… мой милый сегодня встретил Рождество со мной…

 

 

 


Оглавление

41. Условия мирового соглашения
42. Ночь за миллион долларов
43. Искусство благодарности
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!