HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 г.

Пётр Ореховский

Из Сибири с любовью

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Карина Романова, 25.07.2009
Оглавление

38. Памяти мещанина Козьмы Минина
39. Рутина российских рейдеров
40. Химик

Рутина российских рейдеров


 

 

 

– Ты же живёшь сейчас с кем-то? Он – кто?

– Живу, не живу – моё личное дело. Мне курсовую работу в университете надо сдать.

– Нашла проблему: скачай через Интернет да сдавай.

– Так не получится. Во-первых, по ключевым словам проверяют. Во-вторых, требуют личного знакомства с местным материалом.

– Хорошо, раз не лень ломаться, я тебя слушаю.

– Вы же занимались спиртовым заводом. Он сейчас кому принадлежит? Твоей конторе?

– Он много кому принадлежит. У тебя в головке не поместится.

– Ничего, я постараюсь. Не выступай, Сева, лучше помоги. Я же у тебя не деньги прошу, а спрашиваю как близкого человека.

– Вечером у нас тут в одном месте тусовка собирается. Ты придёшь? Хочу показать, в каких мы с тобой добрых отношениях как бывшие муж и жена.

– И больше ничего?

– Ничего.

– Договорились.

Далее Тамара узнала про сложную жизнь торговца титулами собственности, про историю приватизации, про суды и законы, которых её бывший муж является изрядным знатоком (а ты как думала? что мы здесь только секретуток трахаем?), и про многое другое. Слушать она умела. Но, как её и предупреждали, обстоятельства с трудом помещались в её голове.

Сначала, ещё за пресловутые ваучеры, завод приватизировали по схеме, при которой часть акций доставалась менеджменту предприятия («это кто ж такой? сейчас продавец в магазине – менеджер по продажам, а наладчик, поди, менеджер по станкам» – подумала Тамара), а контрольный пакет – трудовому коллективу. Об этих мифологических временах первоначального накопления капитала Сева знал понаслышке: был молод, неразумен, а потому не догадался включиться в процесс. Часть акций при этом оставалась у государства в лице областного комитета по управлению имуществом, часть выставлялась на открытую продажу. Потом, когда завод стал приносить убытки, началась смена собственников, и в этом уже принимала участие «21», которой L-алко поручила скупку акций у трудового коллектива и на так называемом открытом рынке – часть своих акций стало продавать государство. Сева, по его словам, тогда крутился как мог, и в конце концов, заключая сделки там и сям, приобрёл порядка 25% искомых акций (больше половины из них он купил у облимущества), после чего L-алко внезапно сказала ему, что этого достаточно. «21» выплатили комиссию («приличная комиссия была, ничего не скажу») и предупредили, что дальше дел со спиртзаводом лучше не иметь; он сдуру купил на фирму ещё процента три, однако дивидендов с них не видел, завод вроде бы банкрот, и продать их теперь некому. В целом, по прикидкам Севы, получалось, что процентов двадцать должно было оставаться в областной собственности, четверть была у L-алко, ещё процентов двадцать – у директора спиртзавода, остальное бродило по рукам дурных миноритариев, когда-то купивших акции завода.

– Потом – что такое «принадлежит»? – рассуждал бывший муж Тамары, явно рисуясь. – Фактически это только право на прибыль, которой нет и не будет, если в фирме работает хороший бухгалтер. Те, кто реально контролирует завод, могут сдавать помещения в аренду сами себе за смешную цену, или обязывают его провести какое-нибудь благотворительное мероприятие, или ещё чего-нибудь… А контролировать можно непосредственно через директора. Зачем вообще возиться с акциями? Да там, поди, и от оборудования лохмотья остались… плакали мои кровные, с трудом нажитые три процента…

Тамара с трудом удержалась от того, чтобы не поддаться на эту явную провокацию и не попросить у Севы подарить или продать ей эти акции. Если бы она это сделала, образ бедной, озабоченной курсовой работой студентки рассыпался бы в прах. Тамара почувствовала, как у неё похолодели и покрылись потом руки. Она вдруг поняла, что её муж, которого она помнила как молодого, легкомысленного, циничного повесу со связями и знакомствами, которые он когда-то получил от родителей, на самом деле холодный и жёсткий делец. Это Тамара уже могла оценить после длительного общения с Казаковым. Но если поведение Казакова сразу настраивало на дистанцию, которую надо соблюдать и быть осторожным, то Севина открытость и манеры простого рубахи-парня были для неё куда более опасны. Кроме того, Сева в хорошем настроении был щедр, что являлось большой редкостью в современных молодых людях, и легко завоевывал общие симпатии. Тамара поняла, что ей предстоит очень нелёгкий вечер. Прививка, которую когда-то она получила, узнав и другую сторону Севиной натуры, почти перестала действовать.

«Знаешь, я изменился. Я теперь стал серьёзным, думаю, что нужно построить дом, посадить дерево и воспитать сына… нет, дочь… лучше и того и другого. Дом я уже начал строить. Теперь ищу ту, которая поможет мне в осуществлении этих планов.

мС тобой я был несправедлив. Но, может, попробуем ещё раз? Что нам мешает?»

Но и это она пережила. И, вернувшись к Казакову ещё до одиннадцати вечера, с гордостью доложила о полученных результатах.

 

На окраине города L, неподалёку от дома Марины, в арендованном помещении первого этажа жилого дома, разместился временный офис московской фирмы «Стрельнафинансгрупп». В нём постоянно находился милиционер-охранник и двое недовольных серьёзных московских молодых людей, Юра и Боря. Жили они в гостинице, в которой когда-то жил Казаков, но в отличие от него услугами местных девиц пользоваться боялись. Участие в авантюре по приобретению спиртового завода тоже не улучшало им настроения (было совершенно неясно, когда и чем всё это закончится), как и незнакомая география недружелюбных рабочих окраин. Возвращение в центр, где находились приличные кафе и сравнительно с московскими дешёвые рестораны, занимало слишком много времени, так что обедали Боря и Юра чаем, йогуртами, фруктами и бутербродами, что тоже не улучшало настроения. Уже на третий день они смертельно надоели друг другу, не разговаривали и сидели, уткнувшись в свои ноутбуки. Казаков, время от времени заезжавший в офис, тихо посмеивался над ними, но отнюдь не пытался облегчить их участь.

Вячек с Мариной расклеили объявления о скупке акций, в основном рядом с проходной спиртового завода и на паре трамвайно-троллейбусных остановок, которые были рядом с ним. Номинал акции после проведенной когда-то деноминации составлял всего десять рублей, правда, напечатано этих бумажек было порядка десяти тысяч. Завод снаружи выглядел мёртвым, на работу из когда-то пятисот занятых приезжало человек семьдесят. Вид у них был весьма мрачный, так что Марина, собиравшаяся было по-простому спросить у прохожих, а не хотят ли они продать своё право на участие в управлении и получении части дохода от деятельности спиртового завода, быстро отказалась от своего намерения.

В первые два дня в L-ский офис «Стрельнафинансгрупп» никто не звонил, Боря и Юра встречали и провожали Тамару, Вячека и Марину насмешливыми взглядами. Потом к делу подключился Любимов, который за ужин в ресторане и десять тысяч рублей через одного из старых кадровиков получил список работников предприятия образца 1994 года, когда проходила приватизация завода. Они стали обзванивать рабочих, приезжать к ним домой, безбожно эксплуатируя лохматую девятку Любимова, и дело пошло лучше. Боря и Юра штамповали договора о купле акций спиртового завода у очередного физического лица, ксерокопировали на маленьком аппарате, который они купили здесь же, в L, паспорта продавцов и даже не гнушались сами иногда выезжать на квартиру вместе с Вячеком.

Каждый день к ночи они все теперь валились с ног: большая часть сделок приходилась на вечер, и «Стрельнафинансгрупп» работала допоздна. Их самочувствие мало чем отличалось от ощущений Чичикова, покупавшего мёртвые души, но, в отличие от этого предшественника Остапа Бендера, вся галерея русских характеров проходила перед ними не в течение года, а ежедневно и по нескольку раз. Нервная нагрузка была очень велика, поэтому, если сначала новоявленные работники «Стрельнафинансгрупп» боялись появления людей в масках или обычных бандитов, то постепенно чувство опасности притупилось и уступило место усталому равнодушию: как будет, так и будет.

 

В середине декабря городская администрация провела торги по реализации безнадёжной дебиторской задолженности муниципальных коммунальных предприятий. Как и предполагалось, на задолженность спиртового завода нашёлся только один покупатель. Им была «Стрельнафинансгрупп».

Можно было начинать официальную войну за приобретение контроля над предприятием: вдобавок к кредиторской задолженности им удалось скупить почти десять процентов акций, потратив на это чуть больше четырёх тысяч долларов. Но Казаков медлил и вёл какие-то свои сепаратные переговоры, что очень раздражало Юру и Борю. Да и как не раздражаться, если приближается европейское Рождество и неделя корпоративных московских вечеринок, а им приходится торчать в сибирской тьмутаракани? Но они воздерживались от реплик.

Любимов и его бывшие студенты тоже стали появляться в офисе меньше: они прошли по всему списку трудового коллектива. Эта часть работы была выполнена. Возникла пауза, в течение которой Казаков пытался осуществить свой блицкриг. И он почти достиг своей цели…

 

 

 


Оглавление

38. Памяти мещанина Козьмы Минина
39. Рутина российских рейдеров
40. Химик
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!