HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Пётр Ореховский

Из Сибири с любовью

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Карина Романова, 25.07.2009
Оглавление

23. Ночные забавы
24. Дичь и охотники
25. Особенности выборного процесса в муниципиях и рука Москвы

Дичь и охотники


 

 

 

В чистом кондиционированном воздухе города L, которым дышали его наиболее почтенные обыватели, чувствовалось странное напряжение. В нём пахло чужими деньгами – а этот запах приводил героев российской демократии и бюрократической контрреволюционной диктатуры в равносильно исступлённое состояние. По городу ходили не травленные и поэтому непуганые региональными N-скими властями московские толстосумы, и массы местных остапов бендеров, энди таккеров и прочих мелких азазелло были готовы предложить им свои услуги.

Но толстосумы были хитрые и на людях появлялись мало. Их видели в паре ресторанов, с ними разговаривали областные депутаты Галина Собачкина и Алексей Выгребной. А потом они уехали куда-то отдыхать: то ли кататься на лыжах, то ли охотиться, а то ли просто посмотреть виды, попариться в бане и выпить водки.

Всё это было ужасно и никуда не годилось. «Неужели так и уйдут?» – спрашивал себя едва ли не каждый пятый житель города L. «И ни во что не инвестируют? Или правда, что у нас в области уже ничего интересного нет?»

Естественно, никто не ожидал, что это будет легко. Любой приезд столичных жителей в провинцию всегда имеет под собой гоголевскую коллизию: либо местные жители оставят с носом очередного ревизора, либо проклятый москвич отнимет у бедных уральцев, сибиряков, украинцев, прибалтов… последнюю колбасу, сало, нефть, трикотаж, деньги (нужный объект и соответствующую национальность – подчеркнуть). Но в этот раз столичные гости вели себя как-то пассивно, и никакой особой интриги не развивалось. Обывателям было обидно.

 

Казаков привёз с собой троих жителей Москвы, один из которых к тому же перебрался из Петербурга. Звали последнего Евгений Петрович, и он-то особенно интриговал местную элиту. Из Петербурга перебраться в Москву, да ещё и с деньгами… это, знаете ли, уводит в размышления. Однако в L денежные мешки пробыли недолго и отправились в сопровождении Хлебалкина, которому хватило ума не афишировать вновь приобретённые связи, на охоту. Вернулись в полном восхищении, уставшие, с трофеями. После отвального банкетирования через день отбыли обратно в столицу.

А ещё через неделю выяснилось, что один из гостей успел оформить и приобрести в области N молочный завод, третий по величине, уступающий только двум заводам города L. «Накололи москвичи, всё-таки. Теперь будут от нас молоко вывозить», – радостно вздохнула часть обывателей, узнавшая об этом из газет. Другая, более информированная часть, удивлялась: завод работал с большими убытками и требовал кардинальной реконструкции, которая стоила едва ли не столько же, сколько строительство нового аналогичного завода. «Наколол Хлебалкин москвичей, всучил им свой неликвид», – радовались за земляка компетентные товарищи.

Хлебалкину действительно принадлежал контрольный пакет акций этого завода. В ответ на редкие поздравления ознакомленных с ситуацией коллег по партхозактиву он пожимал плечами, как бы говоря: и я – не я, и корова теперь уже не моя, но во взгляде его читались лукавство и удовольствие. На заводе оставался менеджмент Хлебалкина, и хотя корова теперь уже действительно была не его, но он собирался продолжать её доить.

Ещё через неделю выяснилось, что другой москвич приобрёл запущенный санаторий, находящийся в ленточном бору и на берегу озера. «На что он рассчитывает? что наши станут вместо Таиланда в деревню ездить?» – пожимала плечами избалованная элита. Менее элитная общественность возмущалась – санаторий находился на территории, богатой источниками минеральной воды, и когда-то слыл известной профсоюзной здравницей. Когда Любимов пожаловался на это обстоятельство Казакову, тот ответил: «Так это я ему этот объект присмотрел. Теперь хоть источники приведут в порядок и в L минералку станут продавать, а то ведь ваши торгаши эту воду на рынок практически и не пускали. К тому же после ремонта можно будет ездить отдыхать и лечиться – сейчас-то там всё гнилое наполовину».

И только Евгений Петрович, петербургский москвич, в этот свой приезд не приобрёл в области N никакой недвижимости. И даже интересов своих никаких не обозначил, хотя вместе с двумя своими приятелями был запечатлён на фотографии в обществе уважаемого Александра Поликарповича Тараканова рядом с большой статьёй в региональной газете и подписью «В область потянулись инвесторы».

 

Казакова на фотографии не было, хотя с московскими знакомцами он общался каждый день и помногу, практически не бывая в квартире и мало разговаривая с Тамарой. В город L после приезда трёх богатырей подтянулось ещё с десяток не замеченных обывателями клерков, которые оформляли документы, рассчитывали цифры, проводили встречи, обсуждали дела и производили ещё массу бесполезных с точки зрения создания чего-то необходимого человечеству телодвижений, всегда сопровождающих процесс перехода солидной собственности из рук в руки. Казаков поругался и с клерками, и с московским большим человеком из-за хлебалкинского молзавода, однако его не захотели слушать; и он отказался брать деньги за посредничество. Ему заплатили только за санаторий, который обошёлся всего в шестьдесят миллионов рублей, и в развитие которого предполагалось вложить в пять раз больше. Казаков обещал, что по ходу дела немного присмотрит, как будут разворачивать санаторно-минеральный бизнес молодые московские люди, оставленные на хозяйстве: ожидалось, что при правильной его постановке уже продажа воды должна была вернуть стоимость покупки в течение года.

На последнюю встречу перед отъездом московских гостей Казаков пришёл вместе с Тамарой.

– Значит, вот как она выглядит, твоя большая любовь, из-за которой ты теперь живёшь в этой дыре? – спросил его новый хозяин молочного завода.

– Ага. Примерно, – ответствовал Казаков легкомысленно.

– Тамара, а вы не хотели бы переехать в Москву? – спросил её импозантный высокий худощавый бородач с проседью в волосах, оказавшийся впоследствии Евгением Петровичем.

– А вы зовёте? – не задержалось за Тамарой, почувствовавшей себя чуть ли не королевой бала.

– Не могу говорить такие вещи при Казакове, – ухмыльнулся тот. – Телефончиком не поделитесь?

– При Андрее не поделюсь, – неприступно заявила Тамара, вызвав одобрительный смех больших московских людей.

Но визитную карточку владельца минерального санатория она взяла, когда Казаков оставил их наедине. Тот сказал Тамаре:

– Позвоните как-нибудь, может, что-то и придумается. Не подумайте, что пытаюсь ухаживать, – мы Казакова любим. Но уж так повелось, что от него почему-то уходят, а женщины все – просто сногсшибательные и абсолютно неизвестные, где только находит. Вот вы как с ним познакомились?

– Расскажу как-нибудь в другой раз, – Тамара «сделала глазки» и ушла искать Казакова.

 

Потом они возвращались домой пешком, Казакову захотелось прогуляться. Под ногами шуршали сухие листья. Они шли по городской набережной. Стояли последние дни октябрьского тихого бабьего лета, и заходящее за левый берег солнце оставляло на глади реки сверкающую дорожку. Казаков спросил о Вячеке, Лосеве и Джуниоре, Тамара рассказала ему, куда они устроились на работу, поделившись и домыслами Марины о совпадениях. После того как прозвучало имя Борзовой, он остановился и долго молчал, улыбаясь и рассматривая что-то невидимое Тамаре на том берегу.

– У тебя что-нибудь серьёзное? – спросил он, не глядя на Тамару.

– Что ты имеешь в виду? – стандартным приёмом ответа вопросом на вопрос попыталась ничего не сказать Тамара.

Казаков поморщился и ровным, лишённым интонаций голосом сказал:

– Если ты выдраила квартиру до чистоты операционной, это не означает, что ты смогла убрать запах сигарет. И не твоих, ментоловых, а обычного табака. Впрочем, дело не только в уборке и табаке, кроме них есть ещё тысяча признаков… Ты жила без меня с мужчиной, и я сейчас не хочу это обсуждать. Я хочу понимать, что дальше ожидать от тебя. Ты влюблена в него?

– Нет, – еле слышно сказала Тамара.

– Я не слышу. Не бойся сказать мне. Так что?

– Нет, я не люблю его. И не любила.

– Ты рассказывала ему что-нибудь обо мне?

– Нет.

– Врёшь, вы наверняка обо мне говорили.

– Андрей, он спрашивал, но я ведь действительно ничего не знаю. Я даже не знала, что ты москвичей привезёшь. Я думала… что ты возвращаешься ко мне.

– И потому спала с другим. Молодец.

Казаков горько, но не зло рассмеялся и взял Тамару под руку. Она шла рядом с ним в запахнутом длинном плаще поверх платья с голыми плечами и полуобнажённой грудью и в замшевых туфлях, переступая одеревеневшими, как ходули, ногами на высоких каблуках, и в который раз думала, что ничего не понимает в этом человеке.

Визитку московского гостя с записанным на обратной стороне номером мобильного телефона она собиралась выбросить в тот же вечер, но что-то её удержало. Тамара спрятала её подальше. То ли до лучших, то ли до худших времён.

 

 

 


Оглавление

23. Ночные забавы
24. Дичь и охотники
25. Особенности выборного процесса в муниципиях и рука Москвы
Статистика тиража: по состоянию на 25.02.2024, 20:51 выпуск Журнала «Новая Литература» за 2024.01 скачали 831 раз.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!