HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 г.

Виктор Нюхтилин

Мелхиседек. Наука

Обсудить

Философский роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 7.10.2007
Оглавление

6. Часть 6
7. Часть 7


Часть 7


С удивлением, от которого глаза самопроизвольно лезут на лоб, приходится убеждаться, что палеолит – это всего лишь предполагаемый исторический период дикости человека, о необходимости которого большевики от науки говорили столь часто, что он как бы свершился уже в качестве факта! С очередным остолбенением, и, не веря своим глазам, в очередной раз читаешь, что доказательств палеолита нет, но (!) они и не нужны! Серьезные ученые буквальным образом пишут, что доказывать палеолит археологическими фактами – это ломиться в открытую дверь. И, знаете, – почему? Сейчас последует очень сильный аргумент – потому что, ведь должен был человек что-то кушать до тех пор, пока не появилось земледелие, охота и скотоводство! А если он все же должен был что-то кушать, то он мог это делать только за счет собирательства (это синоним слова "пастись")! То есть он был просто животным! Доказательств этому нет, – это правда. Все доказательства говорят об обратном – человек появился сразу на достаточно высоком культурном уровне, и никаких следов его дикости нет. Но эти доказательства – доказательства Бога. Ученому этим путем идти опасно. Засмеют. Надо придумать палеолит. Вот и придумали.

Время и изобретения совершенно не вяжутся между собой, если брать за основу человеческие потребности или целеустремления. Например, почему часы долгое время таскали в кармане на цепочке и каждый раз, чтобы узнать время, кропотливо открывали у них крышку, а только через столетие убрали совершенно ненужную крышку, изобрели ремешок, а, много погодя, и нынешний браслет в придачу к открытому циферблату? Почему зазубрины кухонных ножей, не требующие заточки, придумались только в конце 20 века? Больше стали времени проводить на кухне? А процесс смены замазки в оконных переплетах на деревянные штапики, а затем самих штапиков на резиновые уплотнители – разве он требовал научной революции, чтобы растянуться на столетия? А складывающиеся стулья? А кресла с откидным сиденьем в присутственных местах, которые позволили втрое повысить их вместимость? Стали чаще встречаться большим приятным обществом? А дыроколы, раскладные диваны, столики на колесиках, скоросшиватели, перекидной календарь и кубик-Рубика? Что мешало им появиться тысячу лет назад? Что мешало автоматическому оружию появиться на 200 лет раньше? Нужно было всего лишь догадаться, что газы от пороха могут возвращать затвор в исходное положение. А оптический прицел к оружию, почему ждал веками своего места? И почему римляне не изобрели арбалет? "Дженерал моторз" для этого и потом не понадобился. Жалюзи, раздвижной штопор, всевозможные хитрые терки для овощей, отъезжающая, а не распахивающаяся дверь маршрутных такси, детская коляска, – всему этому какие нужны были общественно-экономические предпосылки? Нужны были только идеи, лежащие на поверхности. Как идея раскладушки. Почему в Шумере не было раскладушки? Разве его жители не были заинтересованы в том, чтобы не ложиться спать на глиняный пол? И не только в Шумере, но и в остальных цивилизациях? Какие общественно-экономические предпосылки создали раскладушку?

Какие общественно-экономические предпосылки Российской Империи времен Николая I натолкнули Лобачевского на создание своей математики? Лобачевского высмеяли и объявили сумасшедшим (знакомая реакция!). Ничего из того, что было вокруг, не помогло современным Лобачевскому тузам науки понять то, что он изложил. А что помогало самому Лобачевскому? Уж, во всяком случае, не экономические потребности Империи. Какие исторические условия заставили Кулибина поставить за фонарем зеркало и изобрести прожектор? И чем эти условия отличались от тех тысячелетий, когда у людей были фонари и зеркала?

Топливные элементы были еще во времена до Рождества Христова. Их откопали археологи. Заполняй их сейчас кислотой, и они дают ток. Аккумуляторы пришлось заново изобретать к 20 веку. Какие общественно-экономические условия древнего мира породили топливные элементы? Гидростатику создал еще Архимед – тело тонет, если его удельный вес больше удельного веса воды. Однако до самого Галилея, более чем 15 веков с ним соперничал другой взгляд на эти причины. Перипатетический. Который утверждал, что погружение тела в воду зависит от его … формы! Для этого у сторонников данного взгляда были свои основания – тонкая пластина металла, аккуратно уложенная на поверхность воды, не тонет. Что можно возразить силе продемонстрированного опыта? Вот и куражились 15 веков, пока Галилей просто не догадался, что пластина не тонет лишь потому, что между валиками воды и пластиной остается воздух, который все-таки делает пластину легче воды. Какие-нибудь новые данные нужны были Галилею или перипатетикам для этого? Или задача была слишком трудная? А ведь спорили до хрипоты! До такой степени, что Ему надоело, и Он перемкнул какой-то контакт в сознании, и сразу все прояснилось.

Самому Галилею для изложения всех своих научных концепций пришлось перейти на итальянский язык, поскольку в латинском языке для этого не было терминов. Сам язык науки был не готов для новой науки, не то, что какие-то предпосылки реальных исторических обстоятельств! И, кстати, вот уже несколько веков историки науки спорят – как мог Галилей придти к идее криволинейного движения Земли? Больше всего в этих спорах достается … Галилею, который в своих работах не описал, как он до этого дошел. Видно и сам не знал, как ему такое взбрело, потому что в наблюдаемой природе такого движения не существует, и в науке такого понятия до него не было. А чего спорить? Знания приходят готовыми и необоснованными относительно опыта. По графику.

Пожалуй, хватит фактов. Фактологическую базу следует использовать, но не стоит за нее полностью прятаться. Достаточно понятно, что весь процесс науки регулируется и формируется не логикой общественных потребностей, а Его воздействием. Поэтому, как лица второстепенные в этом процессе, как своеобразные ретрансляторы Его знаний, мы не можем считать науку своей самостоятельной задачей. Мы лишь передаточное звено в Его графике расширения знаний. Это не может быть особой ролью человека. Если процесс получения знаний не является нашей особой ролью, то может быть, результаты этого процесса успокоят нас своей величественной значимостью? Увы, здесь еще труднее искать сокровенную истину. Дело в том, что наука ничего не объясняет своими открытиями, она лишь все описывает, о чем мы ранее уже говорили. Она не отвечает на вопрос "почему", она отвечает только на вопрос "как". Вот нам говорят – "диод открывается". Почему? Если мы выслушаем все объяснения, последовавшие на наш вопрос, то самым правильным выводом в итоге будет – "потому что он так хочет". Ах, создались условия, чтобы он открылся? Почему они так "создались", исходя из его внутренней природы? Кварц имеет такие-то свойства. Почему? Электрические частицы бегут, сломя голову, от плюса к минусу. Почему? При соединении металлов с кислородом происходит окисление. Почему именно с кислородом? Почему, почему, почему… мы стесняемся задавать такие вопросы? Потому, что если их задавать, то нас сочтут за дурака. Ведь любому не дураку известно, что вода растекается – достаточно посмотреть на этот процесс своими умными глазами. Какие еще нужны "почему", ЕСЛИ ТЫ УМНЫЙ ЧЛОВЕК? Ведь такова особенность молекул воды! "А почему она именно такова, а молекула другого вещества не такова?" – хочется нам спросить, и мы чувствуем себя при этом дураками, и вопроса не задаем.

Еще мы не задаем этого вопроса потому как считается, что ответ на него знают те умные люди, которые говорят нам эти научные истины. Они умные. Это уж точно. Потому что они ученые. А мы не ученые. Но они-то обязательно знают! Но и они не знают. Они просто видят, что это – так, и правильно увиденное описывают. А сокровенные причины явлений им также неизвестны. Здесь – стена. Дальше – тайна.

Хорошо проиллюстрировать это можно на таком примере, который не требует научного авторитета участвующих в диалоге. Конечно, если мы будем говорить о нейтрино и гидролизе, то нас будет трудно понять нашим ученым оппонентам, а для нас они создадут картину сожаления, что они, якобы объяснили бы нам, в чем дело, но мы все равно не поймем. Поэтому мы коснемся темы, область знаний в которой нам вполне позволяет укоризненно поводить пальчиком перед носом любого нобелевского лауреата, если он начнет пудрить нам мозги сложными терминами. Это вопросы зачатия. И вот наши главные вопросы этого вопроса: почему мальчиков и девочек рождается примерно одинаковое количество? Почему мальчиков рождается чуть-чуть больше, но из-за повышенной смертности этих сорвиголов в подростковом и юношеском возрасте число мужчин и женщин благоприятно выравнивается в любом обществе? Если нам начнут говорить о мужских и женских хромосомах, то мы прервем увлекательный рассказ, и скажем, что это – описание того, "как". А нам надо – "почему"? Почему хромосомы именно так складываются? Почему они создают половину человечества мужиками, а половину человечества их врагами? Почему (также спросим мы) перед войной у народов, которые в будущем пострадают от брани, по данным демографов рождается какое-то время избыточное количество мальчиков? Почему после войн и эпидемий рождаемость воевавших и вымерших регионов резко увеличивается, и популяция человеческого вида восстанавливается, после чего плодовитость семейных пар возвращается к среднему уровню, и рождаемость снова падает? Вот здесь мы и можем пронаблюдать то, как наука описывает мир. Биологи и демографы четко выводят все закономерности роста и падения рождаемости, грамотно описывают процесс равного распределения полов в обществе, научно все фиксируют и выводят законы. Но они ничего не могут сказать по поводу объяснения изначальной причины этих процессов. Когда речь касается квантов или горючести бензина все происходит точно также. Следовательно, результаты науки также не могут быть нашей особой задачей, поскольку они идут в хвосте событий физического мира, а не в их первопричинах.

И, кроме того, все эти результаты знаний о мире мы никогда не сможем использовать для создания целостной картины мира в ее полном объеме. Так устроено наше сознание, в котором есть свойство внимания, ограничивающее наше видение всегда каким-либо отдельным участком нашего бытия. Попробуйте одной рукой рисовать кружочки, а другой в это же время рисовать квадраты. Ничего не получится. А если кому-то и удастся этот трюк, то только в том случае, если он научится рисовать, например кружочки, автоматически, а не осознанно. Мы не можем обобщать воедино в своем внимании целостную картину научных достижений. В любое время мы можем видеть только что-то одно, что вытесняет собой напрочь все остальное. Все известные достижения науки могут быть нами востребованы только по отдельности, загораживая собой все прочее, пусть даже и верно описанное. Весь мир для нас – наша же сиюминутная переработка каких-то отдельных данных. Мы берем нужную нам в данный момент характеристику физического мира (из практически бесконечных) и принимаем ее за сущность всего мира. Расщепляя мир на отдельные достоверные факты о нем, мы выделяем лишь один какой-то его признак и из него выводим для себя следствие обо всем. Происходит постоянное замещение целого его частями, а цепь таких замещений и есть наше видение мира. Зная очень точно о строении клетки человека, и, представляя себе клетку, скажем, девушки месяца из "Плэйбоя", мы не можем одновременно представить себе всю лауреатку, состоящую из этих клеток. Обозревая всю королеву месяца, мы теряем из вида строение ее клетки. Первый случай для нас более грустен, но в плане создания целостной картины, где были бы и рибосомы и форма бедра сразу и одновременно перед нашими глазами, оба этих случая фатально печальны, ибо обозревая мир, нам также приходится выбирать что-то одно, и не всякий раз критерий выбора столь неоспорим, как в нашем примере. Наше научное видение – иллюзия видения, но виновата здесь не наука, а предусмотренная Им форма нашего сознания в земном воплощении.

В этом случае, если наука не может дать нам своими данными сути физического мира, то, может быть, ее великая цель состоит в изучении сущности нефизического мира и, в конце концов, в научном доказательстве Его существования? Вряд-ли. Во-первых, как мы уже говорили, категориями физического мира, которыми пользуется наука, нельзя оценивать характеристик нефизического мира, как полностью противоположных физическим. Успеха не будет. Нужен только непосредственный опыт. Попробуйте описать лед категориями пара человеку, который его (льда) никогда не держал в руках, никогда не видел, не знает даже о воде и не ведает, что вообще бывает температура ниже 100 градусов Цельсия. Единственное, что можно ему втемяшить, так это то, что лед – совершенная противоположность пара. Или, еще проще, попробуйте себе представить, что вы знаете пар, но льда в природе не бывает, а вы предполагаете, что он есть вне природы и попробуйте себе представить кусок льда, отталкиваясь в своих представлениях от этих обжигающих клубов кипящей воды. Вот точно также и наши научные категории материального мира могут давать понятия о нематериальном мире.

А во-вторых, мы видим, что на протяжении всех времен научное восприятие действительности всегда опережает ее понимание. Каждое новое открытие порождало поначалу хвастливое отрицание Бога на основе первых воспринятых, но не понятых еще фактов. Это отрицание сменялось подтверждением Бога в итоге суммирования все новых и новых фактов, и, возможно, когда-либо действительно наступит уровень знаний, который в своей совокупности позволит говорить о доказательстве Бога, исходящем из существующего порядка вещей, но… для этого опять надо уметь держать в уме всю картину собранных фактов. А нам этого не дано. Факты не собираются. Каждый отдельно может говорить в этом случае "за", но все вместе в нашей голове они в одно целое обобщающее доказательство не соберутся. Не потому, что доказательства недостаточно вески, а потому что сознание не может их собрать в одну кучу для рассмотрения все сразу.

Единственная наука, которая может сделать обобщенный вывод и дать одно исчерпывающее доказательство существования Бога – это математика. В этом ее великое назначение, и в итоге она к этому, очевидно, и придет. Но будет ли это понятно всем, если х + а = х – 9 недоступно для 95% человечества? А что в таком случае даст человечеству другое, несомненно, более сложное, предполагаемое нами математическое выражение Бога? В этом случае большинство останется в стороне от праздника.

И вот отсюда мы плавно перейдем к науке, как к явлению кастовому. Чтобы стать ученым, необходимо иметь светлый ум, неуемное честолюбие, неиссякаемое трудолюбие, высокий талант, бесконечную одержимость, извращенную любовь к умственному труду, особые способности к анализу и интуиции. Трудно будет кому-либо убедить нас в том, что все человечество создано именно в такой благородной отливке этих качества, чтобы считать науку задачей каждого. А мы ищем спасения именно каждый для себя. Если Он не создал каждого из нас особо умным, то Он обрек нас на вечную смерть вне Своего Царства. О таком злом Боге нам ничего неизвестно, и поэтому мы не будем приписывать науке спасительных для человечества назначений.

Кроме того, объединяя все сказанное, можно сказать, что никакой своей особой роли человек в науке не имеет. Он вовлечен в нее, но не направляет ее процессов. Если ученые захотят с нами об этом поспорить, то мы им предложим следующий вариант – остановите это безумие, когда наша цивилизация пожирает сама себя, оставьте нам цветной телевизор, достижения медицины, искусственных блондинок, а остального нам не надо – хотим пить воду, а не отраву, жить размеренно и без стрессов, дышать чистым воздухом, иметь время и место общаться с природой, есть натуральную пищу, ходить пешком, купаться в чистых реках и по вечерам собирать полевые цветы прямо у дома. Что нам ответит наука, если запретить ей путь нашей переагитации? Она ответит – это невозможно, я не властна, все происходит через меня, но без меня. О какой особой роли человека тут приходится говорить?

Однако если программа научного любопытства вложена в нас в качестве одной из определяющих, и если даже действует Его План и Его График удовлетворения этого любопытства, а мы, несмотря на это, не находим в науке своей особой роли, то мы должны сделать вывод о том, что, в таком случае, наука должна иметь обязательно какую-то вспомогательную роль, иначе было бы совершенно непонятно Его такое действенное участие в ее судьбе.

Чтобы отыскать это вспомогательное значение науки, следует определить для себя – что происходит в результате развития науки? Чтобы не утомляться пустым перечислением регламентных вариантов, скажем сразу – наука творит историю. Именно наука на протяжении всей истории меняет формы взаимодействия людей от отношений человека с человеком в пределах семьи или племени, до отношений все больших и больших масс людей между собой. Развивая возможности человека по удовлетворению своих потребностей, наука заставляет человека проникать в новые среды обитания (пещера, лес, степь, море, воздух, космос, впереди – глубины океана), она выводит на арену истории не одного человека или его род, а большие коллективы, оснащенные все более и более широкими возможностями взаимодействия, противодействия и сообщения. Не будь науки, человек так и жил бы племенами, родами или отдельными регионами обитания. Наука сделала историю отдельных племен, затем историю народов, затем историю государств, затем историю регионов, затем историю континентов общечеловеческой историей. Это произошло в 20 веке после научно-технической революции.

Для того чтобы до конца не сомневаться в том, что наука развивалась по Его Плану именно для этого, надо сравнить развитие знаний, способствовавших оформлению истории человечества, с теми знаниями, от которых истории ни жарко, ни холодно. В отличие от знаний первого значения, эти знания должны быть заброшены Им и предоставлены человеку на откуп. Естественно, что в этой области должен царить разительный хаос и беспорядок. Есть ли такие знания? Есть. Это наша одежда и наш быт. Ведь ничего не изменилось бы в настоящем времени, если бы мы стали одеваться в тоги или в туники, как в античные времена? Конечно, же, нет! Даже останься мы до сего дня в набедренных повязках – ничего в истории нашего времени не изменилось бы. Для истории это совершенно неважно. Так давайте посмотрим, как работала мысль человека самостоятельно в этой области.

Причем следует сразу отметить, что уж насущнее потребности, чем одеться удобно или обуться добротно – ничего не может быть. Это – ближе всего к человеку после покушать. Ну и что же? Да все так, как мы и предполагали. Обуться не догадывались несколько тысяч лет и сбивали себе ноги о камни и горячие пески. Даже жена фараона ходила босой, а сандалии фараон носил в качестве украшения, которое к тому же добавляет росту. Причем он их не столько носил сам, сколько их за ним носил специальный носильщик сандалий. Не по всякому банальному поводу, в самом же деле, обуваться! Древние греки долго ходили босыми, пока не придумали обувь, и уже перед самой нашей эрой они догадались первыми, что на левую ногу и на правую ногу надо делать разную обувь! Великая была цивилизация! Несколько сотен тысяч лет потребность вопила о себе травмами подошв и сбитыми ногтями, но тщетно! Человек!

Только в 13 веке появился крой одежды! Геометрия до этого позволяла строить вычурные храмы, а догадаться использовать ее для создания одежды по форме человеческого тела не могли. Носили килограммы лишних шкур, кожи и тканей, сложно задрапированных на теле и неудобно свисающих со всех оконечностей. Рукава для одежды придумали древние германцы в 3 веке до нашей эры. До этого тысячи лет ходили без рукавов и мерзли. В 16 веке появилась ночная рубашка – до этого спали нагишом или в том же, в чем ходили днем. Великая догадка – переодеться на ночь!

Пуговицы появились в средние века и был даже настоящий бум пуговиц, когда их на радостях цепляли по 70 штук на одну верхнюю одежду, потому что насладиться не могли этим простым приемом удержания одежды на теле, настолько за тысячи лет надоели путаные драпировки, пряжки, шнуровки и застежки. Только в 16 веке появился гульфик на штанах (придумали датчане), и мужчины смогли наконец через этот проем впереди штанов совершать различные интимные манипуляции без утомительного (а иногда и, как знать, может быть и запоздалого) снятия поясов и расшнуровывания боков брючин. Сами штаны у мужчин появились также в 3 веке до нашей эры. Римляне переняли их от варваров и перестали мерзнуть как бездомные собаки в своих юбчонках, из-под которых, извините, у них все было видно при каждом неосторожном движении. А они их много совершали. Точно также доступно было всеобщему обозрению и то, что находится под короткими туниками у греческих юношей и воинов, которым запрещалось носить длинные одежды. Вряд ли это было что-то не такое, что у римлян. Но ни те, ни другие до трусов не смогли додуматься. Хотя, римляне придумали матрацы и подушки. До них все великие цивилизации укладывали всех, даже самых великих своих членов, на твердое и неудобное ложе. Разве не было потребности у человека сладко выспаться в мягкой постели за тысячелетия до Рима?

Бюстгальтер появился только в 20 веке! В 1903 году. Придумала его врач Гош Саро, которая не могла больше видеть, как корсеты уродуют женщин и наносят их здоровью непоправимый вред. В 1924 году появились "комбинация" и нижние юбки, что избавило женщину от панталонов, на которых даже гульфик не спасал бы от неудобств.

В восемнадцатом веке невыдержанный англичанин граф Спенсер Второй разнервничался на охоте и обрезал себе для удобства пальто снизу. Почему мы об этом упоминаем? Потому что так был изобретен пиджак! В восемнадцатом веке!!!

Подтяжки появились также в 18 веке, а до этого времени тучным мужчинам приходилась затягивать живот выше талии до состояния обмороков, что было все же благороднее, чем постоянно подтягивать штаны, сползающие ниже ватерлинии. Двойную строчку для крепости швейного изделия изобрел только в 1873 году Леви Страусс. Сильное изобретение, не правда ли, – прошей второй раз там, где ту уже прошил один раз, и тебе будет счастье!

Колготки появились в 1960 году! До этого женщины мучались с резинками для чулок или с поясами, поддерживающими эти чулки. Долго же пришлось думать, чтобы соединить чулки с панталонами! Да что там говорить, если лошадей подковывали с древности, а подковы для кожаной обуви изобрели только в 19 веке, а сама обувь стала кожаной после окончания средних веков, когда уже сил не было больше по истечении тысячелетий ковылять на деревянных башмаках, пусть даже уже и сделанных для каждой из ног индивидуально!

В 1922 (!!) году мадемуазель Вионе из Парижа изобрела диагональный крой и прямой крой, что позволило набрасывать женщинам платья просто через голову себе на плечи безо всяких кнопок, шнуровок и крючков, причем платье могло теперь иметь любую форму без использования этих приспособлений. В конце первой четверти 20 века появилось нынешнее современное платье, которое можно одеть без горничной, а снять без нее же или без какого-либо другого заинтересованного добровольного помощника! Только в эру авиации с платьем научились справляться в одиночку!

Железные иглы появились в 14 веке, а стальные полированные в 16 веке! До этого шили деревянными или костяными. Мечи догадались делать из металла, а иглы – нет. Первая вилка появилась в 11 веке у венецианца Доменико Сильвио! До этого ели руками или в перчатках, чтобы не обжечься. Интересно, изобрети вилку Сильвио в наше время, – дали бы ему Нобелевскую премию?

Кардинал Мазарини придумал… глубокую тарелку для супа. До этого первое ели из общего казанка, обтирая на виду у всех демонстративно ложку после каждого опускания в свой рот и перед каждым погружением в общую супницу. Изощренный ум был у этого итальянца!

В 1960 году швед Бент Акерблум (тоже врач) выгнул спинку нашего с вами стула, чтобы не уставал позвоночник. Процесс продолжается. Человек приспосабливается. Работы – непочатый край впереди. Позади ведь всего лишь несколько сотен тысяч лет. Попробуй со всем управиться в два-три стопятидесятилетних цикла! Тем более что человек здесь предоставлен самому себе, к ускорению или видоизменению истории эта деятельность не имеет никакого отношения, результаты ее для Него не важны и они – налицо.

А мы, заканчивая с наукой и переходя к истории, идем дальше в надежде, что в этой самой истории найдем что-то искомое, что даст нам возможность Спасения.


Оглавление

6. Часть 6
7. Часть 7

Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства? Собирать донаты? Привлекать больше читателей? Получать отзывы?.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Слушая Таю. Холивар. Читать фантастический роман про путешествие в будущее из 2022 года!

Отзывы о журнале «Новая Литература»:


01.12.2022.

Счастлива быть Вашим автором.

Юлия Погорельцева


02.11.2022.

Ваш журнал радует своим профессиональным подходом к текстам и авторам.

Алёна Туманова


22.10.2022.

Удачи и процветания вашему проекту.

Сергей Главацкий


18.10.2022.

Искренне желаю вашему журналу побольше подписчиков.

Екатерина Медведкина



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!