HTM
Кто победит в Конкурсе грязного реализма?
Проголосуй до 15.07.2024
Выбери лучшие рассказы!
До конца голосования осталось:

Владимир Никитин

Как создать убийцу

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за май 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 года

 

На чтение потребуется 1 час 45 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 21.05.2018
Оглавление

2. Глава 1
3. Глава 2
4. Глава 3

Глава 2


 

 

 

Под крышей небольшого мотеля го­рел керосиновый фонарь, который скорее слепил ему лицо, чем освещал улицу. Ему – это Бобу, висевшему в этот предрассветный час на уровне третьего этажа с радостной мыслью, что дома в курортном городе невысокие.

Окно, из которого он вылез, негостеприимно темнело. Там лежала, притворяясь спящей, юная особа. Около – Боб не мог видеть, но с ненужной в его положении чёткостью представлял – стоял мужчина в костюме, согнувшись над её холодной постелью. Он внимательно смотрел на юное лицо, вздымающуюся от не очень ровного дыхания грудь, и морщился от тяжёлого запаха рома и колы.

Если бы он выглянул в окно, то увидел бы, как из его же одежды сплели подобие каната, на котором висел и медленно, силясь не шуметь, спускался Роберт.

Как только высота уменьшилась раза в два, Боб отпустил руки и оказался на земле. Он успел прижаться к стене мотеля, когда окно со скрежетом распахнулось, и потянуло табачным дымом. Человек в пиджаке не просто курил. Мысли его витали на избитую тему: долго ли он будет мириться с той, что лежит сейчас в вызывающем белье, притворяясь спящей. Притворяясь, чтобы избежать одиночества.

Боб смотрел на фонарь и отчасти понимал мужчину. Он сам оказался в номере по ошибке, не сумев вовремя уйти, когда вечеринка переместилась в отель.

Тусклый свет вальяжно падал на брусчатую дорогу. В небе неторопливо плыла луна – всё вокруг казалось окрашенным в синий сумрачный цвет. И асфальт был синий, и деревья, и мост, и пристань, и ресторан, плавающий на воде, словно корабль. Над тёмным морем висел плотный предрассветный туман. Какие же сейчас дома, – думал Боб, прислоняясь к прохладному камню, волшебному после жаркого дня в субтропиках. – Тоже совершенно синие.

От аромата свежей сочной травы, впитавшей в себя ночную прохладу, шла кругом голова. Впереди, за мостом, ходили от ветра крылья мельницы. Сейчас эта башня была музеем для туристов, а когда-то, век или два назад, там мололи муку.

Боб представил себя со стороны, как мельник смотрит на него сверху, со своей башни, а между ними на вечернем кадре раскинулся мост.

Мотель, в котором Роб оказался, был у са­мой прис­та­ни. Свой номер он снять не успел. Сюда его доставил паром, а дальше…

 

Он сошёл на берег и побрёл вдоль полосы моря. Деревья послушно наклонялись, словно соглашались с его словами. А говорил он себе под нос, и говорил следующее.

Её не оказалось в гостинице с названием «Мулен Руж», не встретил он её и одноимённом клубе. Да и в районе, где туристы ищут развлечения и который в шутку называют «Красная мельница», он её тоже не нашёл. Осталось не так много вариантов. Во-первых, он мог ошибиться с островом. Кроме того, она могла просто-напросто солгать. Но тогда зачем писать письмо, зачем проявляться в его жизни спустя годы? Впрочем, с виду логичные вопросы не для неё, а значит, могло быть всё что угодно.

Иногда он останавливался и кидал камни в море; они все как один сразу же тонули.

А потом он увидел туристический трамвай, который ходил от Нового города, где были гостиницы, к Старому.

Роб без особой надежды проголосовал. Загорелый до черноты местный махнул ему рукой и стал тормозить. Он блаженно улыбался, словно и не было сейчас раннего утра.

Боб запрыгнул внутрь и протянул водителю пять евро. Они разговорились и после ряда любезностей – как долетели и как оценили остров – водитель спросил про родину Боба, откуда тот добирался. Услышав ответ, он поспешил извиниться.

– За что?

– Я не говорю на вашем языке, неудобно.

– Может, от этого языка я и уехал.

– Теперь мне кажется, что я не вполне хорошо изъясняюсь и по-английски.

Боб оценил дипломатию весёлого местного.

– Куда желаете? До начала работы я могу нарушить маршрут, ехать куда глаза глядят. Правда, земли тут немного, всё больше вода.

– Ну и хорошо, я и дома люблю кататься по кругу. Так что вперёд.

Они тронулись; Боб оглядывался по сторонам, иногда бросая взгляд на карту.

– Что ищете так рано?

– Когда я начал искать, было поздно. Обошёл все весёлые места с названием «Мулен руж». Район, клубы, кафе.

Они оба одновременно посмотрели на мельницу, которая вынырнула из тумана.

– Сложно назвать это местом весёлым, – усомнился Боб. – Тем более – красным.

Водитель покачал головой.

– Не скажите. Вечером музей закрывается, а затем предприимчивый сын мельника устраивает там бар, который работает до рассвета. И многим его гостеприимство приходится по душе, особенно белокожим блондинкам.

– Остановите, я выйду.

– Да музей ещё не открылся!

– Ничего, мне откроет. – Боб спрыгнул с трамвая и больше на водителя не обернулся.

 

Он барабанил в толстые двери мельницы, но без толку – они подавляли любой шум. Выбивать их было – всё равно, что ломать руками ворота замка. Боб стал подниматься по круговой лестнице на мансарду, где, по его мнению, лучше всего было коротать ночь – рядом с голубями и звёздами, под крыльями мельницы, уходящими в небо. Окно оказалось открытым, и он, не раздумывая, влез в него, но в темноте звонко стукнулся о раму. Почти тут же получил удар в нос, который прошёл вскользь; и только это спасло Боба от перелома. Инстинктивно он ударил двумя ногами и попал противнику в живот. Тот сложился и рухнул на пол. Краем глаза Боб увидел, как девушка выбежала из комнаты, накинув на себя полотенце, и затопала голыми ногами по винтовой лестнице.

– Как её зовут? – крикнул Боб.

– Она сказала, что не замужем.

– Она не замужем. Точнее, не за мной. Как зовут?

– Сказала, что Лилия.

Боб выдохнул и огляделся. В комнате снова была она, уже одетая и спокойная.

– Дверь заперта, – сказала Лилия, словно оправдываясь, почему не сбежала.

Это была очень светлая девушка в короткой рубашке, завязанной на пупке, и в длинном, полупрозрачном платье с юбкой, клинья которой расходились от бёдер. На ногах у неё до сих пор виднелся песок. Европейка с зелёными глазами. И совершенно точно не Анна.

– Месье, а вы в курсе, что проникли в чужое жилище и напали на местного? – пришёл в себя сын «мельника».

– Я хотел пропустить пару бокалов, и не ожидал, что здесь притон.

– Здесь не притон!

– Возможно, но полицейские консервативны. Для них, если есть алкоголь и туристки, и нет лицензии, то…

– Полицейские? – округлил глаза он. – Лучше воспользуйтесь услугами моего бара: коктейли у меня от бога.

Лилия улыбнулась:

– Да и для притона здесь слишком всё на доверии, без денег, – сказала она.

Все трое махом опрокинули по холодной текиле-санрайз, не заметив льда.

– А девушка по имени Анна к тебе заходила?

– Не пойми меня неправильно, но тут каждый вечер после экскурсии остаётся много людей, которые не прочь выпить, а дамы нередко задерживаются до утра. И имена они не стремятся говорить.

Боб ничего не ответил.

– Не нашли, что искали? – спросила Лилия, когда они спустились на улицу.

Роб поморщился.

– Выпьем в соседнем баре? – предложила она – Не хочется так просто в номер возвращаться.

Роб согласился, что не хочется.

 

...Так он и оказался у той стены. Из-за девушки без косметики (после моря и бессонной ночи) с разгорячённым телом и уже без всякого желания к мужчине.

В темноте упала сигарета. Боб с минуту смотрел на тлеющий окурок и пожеванный от нервов фильтр. Пока тот еще дымился, он словно клубок раскручивал будущую историю брака, хотя, по сути, для хорошего рассказа хватило бы одной ночи, после которой не осталось бы ни семьи, ни живой жены. Послышался движок гольф-кара – уборщики мотеля начинали свой день. В соседней гостинице заработали автоматические оросители.

Первые лучи солнца падали на строения, выхватывая части зданий из темноты. Архитектурный пейзаж приобретал объём и цвет. Боб снова достал мятый лист и в очередной раз за последние сутки перечитал распечатку электронного письма Анны. Это было приглашение приехать на острова, где она должна быть по работе, с указанием места возможной встречи. Воздух здесь опьяняющий, – писала она.

Извинилась за импульсивность и неожиданное приглашение. Указала, какие документы надо взять и даже присоединила анкету. Одна беда, точное название острова в письме не прозвучало. То ли забыла, то ли упустила. Анна любила розыгрыши не меньше шарад.

Боб быстрыми шагами пошёл к набережной, безлюдной в этот час. Земля ещё была холодный и тёмной после ночного прилива – через несколько часов она раскалится и заблестит. Пустые лежаки лишь оставшимся на них песком напоминали о людях. Здесь же установили пару мини-ворот, сделав нехитрое поле для пляжного футбола. В сетке ютился красный мяч. Боб стряхнул с себя все мысли и бросился к нему. Бывали моменты, когда отчаяние, или всего лишь чрезмерная усталость, накатывало на него сверх всякой меры, и казалось, справиться сил уж нет. Тогда он брал мяч и шёл в ближайший двор….

Сейчас Роб носился один по полю и старался не думать о том, что путешествие оказалось напрасным: таким же, как все предыдущие, и поиски ни к чему не привели. Переписка с Анной – последняя форма общения, которая осталась у него. Пытался ли он увидеть её лично или хотя бы поговорить? Поговорить пытался, встречи предлагал, но не преследовал; хотя было время, когда он знал, где её искать. А потом Боб убедил себя, что если без её желания он добьётся встречи, то на этом может закончиться даже то немногое, что оставалось. Возможно, думал он, письма для Анны это форма игры, нежелание отказываться от того, что у неё сейчас есть.

Ей нравилось кричать в пустой колодец, но она очень боялась, что ей ответят. Получается, если брать это сравнение, то Роб находился на дне, наполовину затопленный дождевой водой и теми редкими словами, что падали на него с недосягаемой пока высоты. И большой вопрос, что питало его сильнее.

 

Последний раз Боб так носился с мячом пару лет назад, около отделения полиции. Туда его привезли по расследованию акции, которую устроила Анна в одном из музеев. Она скрылась, пока охранник вызывал наряд, и поначалу выступала в деле как жертва. На следующий день следователи приехали к институту; её не нашли, зато захватили с собой Боба «для разговора». Машина доставила его к отделению, где попросили обождать: мол, майор, который тебя затребовал, занят. Роб закурил и попытался найти себе занятие, но чтение истрёпанных ветром объявлений о розыске много времени не заняло. Около гоняли мяч несколько мужчин в форме и без. Боб бросил сигарету и направился к ним. Через минуту он уже рвался в атаку, оттесняя от мяча здоровяка в камуфляже. Тот уступал в скорости и движении. После проигранного тайма именно он сказал Робу:

– Ну пойдём, тебя примут.

– Разве майор освободился?

Боб поискал радиопередатчик в ухе полицейского.

– Уже да, – ответил тот и на всякий случай почесал ухо, словно желая стряхнуть грязь. – А в погонах ты совсем, я погляжу, не разбираешься…

Разговор в отделении прошёл на удивление тепло, хотя и не без иронии со стороны полицейского. В конце беседы майор дал на память протокол, который был составлен на Боба как возможного соучастника, но не подписан. И вручил визитку, сказав неожиданную для реальной жизни фразу, место которой в кино: «Будут проблемы, звони». А потом со смешком посоветовал бросить курить.

 

…Через час, вернув мяч в сетку, Роб шёл по мосту, мимо мельницы, застывшей в подлунном мире. Он был вымотан и спокоен. Утренний ветер обдувал разгорячённое тело. Навстречу ему попалась парочка влюблённых, идущая по ограждениям моста. Даже на расстоянии было видно, как они счастливы в этой беспечной прогулке. Весь мир услужливо предоставил им себя как дополнение к их чувствам.

Они прошли мимо слепого музыканта, играющего на местном аналоге волынки, не остановившись и не повернув голову. Звуки, вплывающие в ночь, казались им чем-то отдельным от некрасивого исполнителя.

Боб замедлил шаг и положил купюру. Музыкант самозабвенно продолжал игру, опустив голову вниз – он знал, что людям на отдыхе некомфортно видеть слепоту.

«Деньги были ему нужны просто для существования. Музыка же была единственным ориентиром, средством выражения и удовольствием в жизни. Как светлячки в темноте, звуки освещали ту ночь, в которую он когда-то погрузился».

Боб не понимал, что отрицая у музыканта другое счастье – прежде всего, счастье любить, он также проходил мимо, как парочка до него.

В опустевшем Старом городе пахло морем и рыбой. По брусчатке летали флаеры с приглашением в клубы и кафе с видом на море. В сувенирных лавках были опущены ставни. Таксисты то ли ужинали, то ли завтракали за столиками мини-отеля, беседуя с хозяином заведения. В тональности их беседы ощущалось недовольство временем, нравами и скупостью клиентов.

За перекрёстком стояла красная телефонная будка. Бобу захотелось сделать звонок, как будто именно с этого телефона Анна возьмёт трубку.

Он зашёл туда и долго смотрел на кнопки, пытаясь выкинуть из головы номера, оставившие ассоциации в его жизни. Роб мечтал разом избавиться от воспоминаний, хотя бы на время. Он же умел в детстве управлять снами – если ему снился кошмар, он представлял раковину, которая материализовалась в этом сне, умывался и сразу же просыпался. Но что можно представить сейчас? Хотя бы это…

За стеклом телефонной будки раскинулся парк, и щебетали пти­цы. Яр­кое сол­нце то­пило тра­ву, слов­но зе­лёный мар­ме­лад. На скамейке, на центральной аллее, сидели все те, ко­го он знал рань­ше; да­же стран­но, как они помес­ти­лись. Пе­ред ни­ми сто­ял фо­тог­раф с камерой на треноге и призывал к вниманию. Люди за­мерли; се­кун­дная вспыш­ка уда­ром све­та унесла всех прочь. Скамья опустела; остались лишь полусонные цветы в ожидании полноценного светового дня. И никаких воспоминаний.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за май 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению мая 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Глава 1
3. Глава 2
4. Глава 3
326 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.04 на 21.05.2024, 15:30 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

17.05.2024
Особенно радует наличие в журнале редакторского отбора. Это как огранка алмаза, что придает ему большую ценность в глазах искушённой публики.
Александр Жиляков

09.05.2024
Журнал отличный. Подход к рукописям отменный. Обложка прекрасная. Словом, есть, что смотреть и читать.
Валерий Рыженко

07.05.2024
Блестящий номер. Вы большие молодцы!
Валерий Соловьев



Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!