HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 г.

Юрий Меркеев

Трещинка

Обсудить

Роман

 

Купить в журнале за декабрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года

 

На чтение потребуется 5 часов 30 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 8.12.2015
Оглавление

17. Глава 17. Курочкин распетушился
18. Глава 18. Да здравствует мировая революция!
19. Глава 19. И полетели гробы с неба

Глава 18. Да здравствует мировая революция!


 

 

 

Дежуривший в ту ночь в больнице Александр Александрович Замыслов, доктор высшей категории, стажировавшийся несколько лет назад в Бостонском военно-морском госпитале, вернулся из приёмного покоя в отделение, которым заведовал, примерно через час после того, как Курочкин побеседовал с тётей Глашей. Узнав от санитарки, что новенький уже вполне оправился от лекарства и даже намеревается ступить на скользкий путь почти всех новичков, которые наивно считают себя здоровыми людьми, доктор пригласил художника в свой кабинет.

Тут, уважаемый читатель, необходимо сделать небольшое отступление и описать внешность маститого психиатра, ибо то, что в современной психологии именуется «социальным фасадом», то бишь внешностью, было у Сан Саныча весьма живописно. Начнём с того, что доктор был очень грузен, однако полнота его была не следствием болезни какого-то внутреннего органа, а, скорее, следствием необузданных душевных влечений. По лоснящимся щекам Сан Саныча и масляному блеску его глаз нетрудно было догадаться о том, что доктор был из породы сибаритов, то есть любил сытно поесть, делал это с фантазией, был не прочь после сна вздремнуть, любил выпить хорошего вина и насладиться обществом какой-нибудь юной девицы. Психиатр умел соблазнить любую кокетку и делал это с азартом стареющего донжуана. Кроме того, доктор обожал охоту и рыбалку. Разумеется, он не стоял по полночи в холодном болоте и не кормил комаров в ожидании какого-нибудь субтильного селезня, и не торчал на полуденном солнце с удочкой в руках. Он предпочитал другую охоту и другую рыбалку, под стать своему общественному положению и вкусу сибарита. Обыкновенно Сан Саныч обзванивал авторитетных растяпинских друзей из прокуратуры, санэпидемстанции и рыбнадзора, и выезжал с ними на природу в такие места и в такие дни, когда природа отдавала всё даром, лишь бы только не поленились взять. Говоря проще, Сан Саныч любил побраконьерничать в компании «пламенных борцов с любителями незаконной рыбалки и охоты». Такое нередко случается в России с сильными мира сего, и к этому уже давно все привыкли…

Лицо Сан Саныча и его особая вальяжная манера держаться с людьми заслуживают отдельного разговора. Круглому и румяному лицу доктора не очень шла традиционная в психиатрии священническая борода, и он удачно отделывался густой седоватой щетиной, которая делала его похожим на респектабельного столичного шоумена или грузинского вора в законе. Прибавим, что на указательном пальце Сан Саныча красовался увесистый золотой перстень с чёрным камнем, признак тайной власти, а на шее болталась золотая цепь в палец толщиной. Когда он разговаривал с человеком, стоящим ниже него на социальной лестнице, то делал это с такой убийственной важностью, что у собеседника поневоле возникало чувство страха и желание поскорее уступить исполину.

Когда Курочкин вошёл в кабинет и увидел эту крупногабаритную фигуру, коленки его задрожали, а во рту стало гадко и сухо, как с похмелья. Замыслов посмотрел на него поверх очков и, указав ему на стул, словно нехотя спросил художника:

– Так, значит, больным вы себя не считаете, Иван Мефодьевич?

Курочкин совсем растерялся.

– Почему же не считаю? То есть, я, конечно… Но ведь я в самом деле не болен, – робко произнёс он.

Психиатр устало и снисходительно улыбнулся, ибо разговор с новеньким разворачивался, как сотни раз выигранная мастером шахматных партий игра. Можно сказать, разыгрывался дебют первоклассника – подставляем под вашего ферзя пешку, а затем благополучно съедаем глупого ферзя. Шесть-семь ходов, и вам мат, господин художник!

Доктору, однако, хотелось немного размяться перед быстрой победой, покуражиться над новичком, поиграть с пациентом в «кошки-мышки», где котом, разумеется, был сам психиатр, а Курочкин – мышкой, и поэтому Сан Саныч избрал тактику мягкого убеждения, тем более что времени у него было предостаточно.

– Ну, хорошо, – наигранно смягчился он. – Знаете вы, почему вас сюда доставили?

– Кажется, знаю, – не слишком уверенно ответил пациент.

– Так, так, так, – пробормотал доктор. – И что же, по-вашему, это нормально – явиться в домашнем халате в милицию и потребовать немедленного ареста? Уже в одном этом поступке прослеживается мазохизм, эксгибиционизм и тяга к страданиям. Наконец, зачем вы так варварски уничтожили собственную афишу с эдакой… – Сан Саныч с чувством прищелкнул языком. – С обнажённой красоткой. Между прочим, фильм я посмотрел с большим интересом. Для психиатра там были любопытные моментики. – В его глазах появился масляный блеск. Так я вас слушаю, уважаемый.

– Просто я услышал голос со своей картины «Самораспятие», – глухо ответил Курочкин. – Он сообщил мне, что я убил соседа.

– Ах, голос, – подхватил психиатр. – Что же это за картина такая, «Самораспятие»? уже в названии слышится что-то мазохистское.

– На полотне я изобразил себя пригвождённым ко кресту.

– Вот что, – наигранно удивился психиатр. – Себя? Наверное, голым? Так, так, так. Это любопытно, любопытно. Элементы мазохизма и эксгибиционизма на лицо. Да…

– Я спросил у голоса, что мне делать, – продолжал Курочкин. – И он ответил, что нужно пойти в милицию и написать чистосердечное признание.

– Да видел я ваше признание, – разочарованно проговорил психиатр. – При царе горохе такие бумажки сочиняли. Бред от первого до последнего слова. Вы больны, дорогой Иван Мефодьевич. И должны признать это, иначе мы не сможем вас быстро и эффективно вылечить. Вам ясно?

– Ясно, – потупился Курочкин.

– Ну, а раз вам ясно, тогда я слушаю.

– Что вы слушаете? – смутился Иван.

– Я слушаю, как вы мне скажете: «Я болен и нуждаюсь в лечении».

– Как же я вам это скажу, если я здоров?

– Ну, вот, опять за упокой, – вздохнул психиатр. – Вы, Курочкин, личность в Растяпине известная, историческая в том смысле, что нередко попадаете в какие-нибудь сомнительные истории. Скажите мне, что у вас несколько лет назад произошло с уважаемой госпожой Шпигель, муж которой не последний в городе человек. Банкир. Я слышал, что вы понуждали её под предлогом писать с нее Данаю лечь в постель обнажённой. Это правда?

– Бред, – фыркнул Курочкин. – С этой воблы разве можно писать Данаю? Рембрандт в гробу бы перевернулся. Она сама затащила меня к себе домой и захотела попозировать. У неё, видите ли, поэтическая натура.

– Поэтическая натура? – усмехнулся психиатр. – Если бы Шпигель захотел, вас бы упекли в места не столь отдалённые лет на десять за сексуальные домогательства, и были бы вы там не Курочкиным, а Петуховым. А вы ещё утверждаете, что здоровы. Здоровый человек не станет раздевать жену миллионера. Так-то.

– Вам не понять художника, – вздохнул Курочкин. – В моменты экзальтации чувств и в старой костлявой вобле можно увидеть нечто прекрасное. Можно увидеть женщину.

Сан Саныч глухо засмеялся.

– Полно вам, Курочкин, – пробормотал он. – Экзальтация чувств, поэтическая натура… Вам бочки с квасом нужно расписывать, а не Данай рисовать. Впрочем, голые девицы вам удаются. Только с лицом вы оплошали. Какая-то кукла получилась, неживая. Тут можно заподозрить нечто более опасное, нежели мазохизм или эксгибиционизм. Здесь пахнет некрофилией. Так что лечить вас есть от чего, – радостно заметил психиатр. – Здоровых людей в природе не существует. Есть только ленивые доктора. – Сан Саныч звонко рассмеялся собственной шутке. – Ну, а уж если говорить об этой истории со Шпигель, то, я думаю, и здесь прослеживается некоторый комплекс неполноценности и склонность к неврозам. В конце концов, нормальный мужчина должен видеть в женщине объект сексуальных желаний. Это заметил ещё великий Фрейд. Всё остальное, творчество там, экзальтация чувств, – это латентные формы психических заболеваний.

Курочкин понял, что беседа с психиатром – это не выход из запутанного лабиринта, а вход в новый, ещё более запутанный. И поняв это, Иван Мефодьевич возмутился.

– Послушайте, – строго сказал он. – Кто вам дал право со мной так разговаривать? В конце концов, я дипломированный художник. Мои картины…

Психиатр не дал ему договорить.

– Художник – это от слова «ху́до»? – снова рассмеялся он, и тут Иван Мефодьевич взорвался.

– Вы что, издеваетесь надо мной? – закричал художник, яростно размахивая руками. – Вы сами, доктор, сумасшедший и маньяк! И хам к тому же! Хам, хам, хам. Кругом одни хамы. Вас бы розгами да прилюдно. Эх…

Доктор незаметно для взбесившегося пациента надавил на кнопку звонка, спрятанную под столом, и через несколько секунд уже хладнокровно наблюдал за тем, как бьющегося в крепких объятиях санитаров Курочкина тащили в процедурный кабинет, где догадывающаяся о том, что этим всё и закончится, санитарка Глафира Сергеевна вколола запелёнатому в смирительную рубаху пациенту двойную дозу успокоительных лекарств и уже обмякнувшему Курочкину по-матерински внушала:

– Говорила ж я тебе, дурочку, что с Сан Санычем спорить не надо. Он – доктор правильный, а ты знай свое место. Раз в г…о вляпался, так веди себя тише воды. Дурачок, ей богу, дурачок. Поговорил бы с доктором о рыбалке, об охоте, как я тебя учила. Признал бы себя дурачком. Глядишь, через месяц бы вышел. А теперь… ух, милый, теперь ты здесь надолго прописался. Жаль мне тебя.

Кубинец помог перенести засыпающего Курочкина в палату, но прежде чем погрузиться в знакомый Ивану приятный зелёный сон, в котором он строил для своей возлюбленной дворец из ливанского кедра, художник прошептал:

– Это всё господин сочинитель с собачкой-оборотнем и заколдованной растяпинской водкой. С нашей помощью он хочет изгнать из себя сатану, а сам с чертями водится. Мне нужно его увидеть. Больше так не могу.

Кубинец заботливо поправил на Курочкине смирительную рубашку, помог ему поудобнее устроиться на постели, присел рядом с ним и тихо сказал:

– Бунт, братишка. Только бунт может спасти мировую революцию. Внесём в храм голую девку и водрузим её в алтаре, как наши товарищи-французы сделали в соборе Парижской Богоматери. Я верю в нашу победу, товарищ эмиссар. А Ваську Перцева мы сделаем министром здравоохранения, – мечтательно произнёс Кубинец. – Выстроим на плацу всех психиатров, – обнажим им ж…ы, и тётя Глаша сделает каждому из них по горячему уколу. А потом загоним их в психушки, выберем из наших товарищей самых стойких и закалённых, назначим их врачами, и… – Кубинец сглотнул слюну. – Да здравствует мировая революция! Только бунт может спасти Россию!

И он начал тихонько насвистывать революционную мелодию, похожую на «Марсельезу».

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение декабря 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и получит половину от всех перечислений с этой страницы.

 


Оглавление

17. Глава 17. Курочкин распетушился
18. Глава 18. Да здравствует мировая революция!
19. Глава 19. И полетели гробы с неба
1154 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.05 на 14.06.2024, 18:59 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов

07.06.2024
Ознакомился с сентябрьским номером Журнала перед Новым годом. Получил большое удовольствие!
Иван Самохин



Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!