HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 г.

Юрий Меркеев

Трещинка

Обсудить

Роман

 

Купить в журнале за декабрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года

 

На чтение потребуется 5 часов 30 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 8.12.2015
Оглавление

12. Глава 12. Духи и ду-хи
13. Глава 13. Покатился вниз римский воин
14. Глава 14. За что гониши меня, Иван?

Глава 13. Покатился вниз римский воин


 

 

 

После случившегося в скиту Бойцов решил немедленно отправиться к отцу благочинному, для того чтобы передать ему всё, что видел своими глазами. Олег понимал, что сумасшествие иеромонаха Ферапонта, которое в православии называется «прелестью», не прекратится пустыми призывами бросать всё в случае наступления Апокалипсиса и бежать за спасением в скит, к отцу Ферапонту, – но выльется непременно в какое-то действие, ибо не может такое бурное брожение умов человеческих погаснуть само в себе.

«Заодно и сам исповедуюсь, – подумал Бойцов, когда садился в понедельник днём в автобус, направляющийся из Страхово в Растяпин. – Попрошу отца Николая наложить на меня самую суровую епитимию, расскажу о казачке, который вынудил меня, мастера спорта по боксу, применить силу; попрошу на время отстранить меня от ведения молодёжных ток-шоу по понятным причинам. Расскажу, наконец, о финансовых затруднениях и о том, что не могу я, всегда презиравший трусов, слюнтяев и попрошаек, всё время клянчить у благочинного копеечку. В конце концов, мы не юродивые, не блаженные, не святые. У меня – жена, сын. Все хотят есть. Такого положения вечно просящего на прокорм я долго не выдержу».

«И почему я вообще должен об этом говорить? – мрачно усмехнулся Олег, подъезжая к рыночной площади. – Ведь это же настолько очевидно для каждого – свои собственные заработанные деньги не надо выклянчивать как милостыню. Будь любезен отдать их вовремя, если моя работа хоть кому-то в церкви нужна».

Выйдя из автобуса, Олег отправился в сторону золотом горящих маковок Успенского храма. Он решил не тратить время на переодевание и, как был в чёрных спортивных штанах и водолазке, так и пошёл к храму. Вид у Бойцова был далеко не праздничным: густая щетина тенями легла на его сухом лице, чёрная водолазка хранила на себе следы ночной вылазки; глаза были красные, воспалённые, с неестественно зауженными зрачками. В походке Бойцова ощущалась решимость волевого человека сделать в присутствии свидетеля перед Богом откровенное признание совершённого греха и смиренно попросить у священника совета.

Около церкви царило праздничное оживление. Благочиние готовилось к встрече митрополита Нижегородского и Арзамасского Филарета. Кроме того, был второй день Троицы, и молодой благочинный, отец Николай Груздев, бесспорно, трепетал перед приездом Владыки в один из главных церковных праздников.

Катехизатор Успенского храма Троскуров, отставной военный и любитель пышных праздничных церемоний, расстилал вместе со старостой Фиговым красную ковровую дорожку, по которой Владыка должен был вступить в храм. Группа растяпинских телевизионщиков со взмыленными физиономиями бегали по церковному дворику, не зная, откуда будет лучше вестись съемка. Вдоль ковровой дорожки постепенно выстраивался люд, пришедший получить благословение из рук самого митрополита. Бабушки крестились и умилённо смотрели туда, откуда вскорости должен был появиться черный мерседес Владыки.

Возле домика причта с озабоченным лицом метался благочинный, отдавая на ходу короткие распоряжения церковным служкам. В руке отец Николай нервно сминал листок с приветственной речью, которую накануне ему помог сочинить опытный в протокольных мероприятиях катехизатор Троскуров. Речь, впрочем, была составлена слишком витиевато и, по мнению Груздева, в избытке содержала елей, от которого иногда просто тошнило, однако делать было нечего – с написанием речей у отца Николая было совсем худо. Поэтому он и пользовался услугами катехизатора. На сей раз Троскуров явно переборщил со всякими округлыми цитатными фразами, вырванными из разных источников и притянутыми к приезду Владыки, что называется, за уши, и поэтому речь никак не желала заучиваться наизусть, капризничала и брыкалась, как норовистая лошадь. Отец Николай то и дело подбегал к Троскурову, спрашивал у него что-то, тыча пальцем в листок, затем задумчиво отходил, произнося про себя заученные слова текста. Таков, очевидно, стал в нынешнем веке православный церковный этикет, чем-то очень похожий на этикет светский из недавней эпохи развитого имперского социализма. Однако не будем иронизировать над внешней, ритуальной стороной церковной жизни. Ведь это всего лишь только этикет, то есть форма, в которую можно вдохнуть любое содержание.

Ну, а что творилось в эти минуты в трапезной – кто бы знал! С сияющими румяными лицами сновали по кухонным коридорчикам матушки, накрывали на стол. Несли малосольные огурчики, оранжерейные, уже этого года; маринованные шампиньоны, солёные рыжики, чёрный груздь (любимый гриб Владыки Филарета); молодые опята, вымоченные в специальном рассоле с добавлением хренового листа. Проплыл над головами фарфоровый поднос со стерлядкой; пронесли жареную картошку; угря, запечённого в перцах; холодного судака, приготовленного по-министерски. В больших металлических вазах, сделанных в технике казаковской филиграни, лежали фрукты: ананасы, бананы, персики. Рядом стояли баночки с маслинами и шпинатом. Не обошлась сервировка без знаменитой растяпинской водки, запечатанной сургучом, и сладкого церковного кагора. Накрывать на стол матушкам помогали бойкие псаломщицы, последним помогали стеснительные юноши-семинаристы. Прочь посты! Наступило время празднеств. А церковь умеет праздновать, тем паче – встречать дорогих гостей.

За церковной оградой между тем два сержанта патрульно-постовой службы разгоняли бомжей-попрошаек, которые каждое утро приходили к успенскому храму как на работу просить подаяние.

Проходя мимо них, Бойцов услышал, как один из постовых, здоровый откормленный детина с крестьянским лицом, прикрикнул на испитого старичка-бродяжку: «Пшёл вон отсюда, бомжара. Город наш не позорь. Привыкли тут пить и жрать на халяву. Считаю до пяти. Если не уйдёшь, в камеру тебя суну». Олега передёрнуло от такого обращения сержанта с нищим, однако вмешаться он не посмел, так как в сумке у него лежали все причиндалы наркоманского промысла, включая оставшийся кусочек ватки с опиумом.

Обогнув домик причта, Бойцов увидел благочинного и подошёл к нему под благословение. Тот поспешно перекрестил Олега и снова уткнулся в листок с приветственной речью.

– Отец Николай, мне нужно с вами срочно поговорить. Дело безотлагательное, – сказал Бойцов.

Благочинный вскинул на него недоуменный взгляд, скользнул им по измятой одежде, нахмурился.

– Не сейчас, Олег, – вежливо, но твёрдо ответил он. – Не видишь разве, что готовимся встречать митрополита. Иди лучше в церковь, помоги прибраться. Да и самому б тебе не мешало душ принять и переодеться. Всё-таки – митрополит.

– Это не займёт много времени, – настаивал Олег. – В скиту творится бог знает что! Отец Ферапонт предрекает скорый приход антихриста и конец света. Заявил, что вот-вот с неба гробы повалятся. Сколотил целый отряд сподвижников. Его духовные чада готовы на всё… Да и со мной, – смущённо прибавил он, – случилась нехорошая история. Поговорить бы, исповедаться.

Отец Николай нервно погладил бороду, что означало: «Не вовремя суёшься ты со своей исповедью», и ещё раз внимательно посмотрел на Олега.

– Понимаю, понимаю, – задумчиво проговорил он. – Всё понимаю, Олег. Подойди, пожалуйста, завтра. Мне только что звонили из епархии. Кортеж митрополита уже выехал из Нижнего. С минуты на минуту они будут здесь. Ну, что я тебя исповедовать сейчас стану? Не мешай, Олег, – сурово добавил он. – Иди домой. Выспись. А то вид у тебя, честно говоря, не очень.

Что нашло вдруг на Бойцова, он и сам не понимал в это мгновение. Видимо, что-то копилось исподволь в его душе и нашло выход не в самую лучшую для этого минуту.

– Я сам знаю, что не очень! – озлился он. – Значит, вы меня гоните? Как тех бомжей за церковной оградой? Потёмкинскую деревню перед Владыкой расстилаете?

– Какие бомжи? Какая деревня? – растерянно пробормотал отец Николай.

– А как вы со мной расплачиваетесь за работу? – продолжал кипятиться Бойцов. – Стыдно сказать. Я хожу за вами, как нищий, и клянчу: «Подайте, отец Николай, копеечку, чтобы я с голоду не подох». А отец Николай ещё подумает, стоит ли подавать бывшему уголовнику копеечку. Не потратит ли на что худое. Не подам, и совесть будет чиста…

Отец Николай не выдержал. Он побагровел от гнева и отвернулся, ища глазами церковного сторожа.

– Фёдор, поди сюда! – крикнул священник сухонькому старичку с протезом вместо левой руки. – Будь любезен, Федор, выведи, пожалуйста, отсюда этого человека. Он, кажется, пьян и болтает лишнее. Пусти его, когда протрезвеет.

Бойцов не стал дожидаться, когда к нему подойдёт инвалид. Он бросил на благочинного разгорячено-презрительный взгляд, резко развернулся и выскочил за церковную ограду. Кругом уже выли сирены автомобилей сотрудников ГИБДД, сопровождавших кортеж влиятельной церковной персоны. Бойцов ушёл вовремя из церкви, иначе он мог бы поставить и благочинного и самого себя в идиотское положение. Однако в те мгновения он не думал ни о чём, кроме унижений, которые, как ему казалось, он претерпевал от отца Николая на протяжении всего того времени, покуда занимался миссионерской деятельностью. Если бы не секция бокса, в которой он тренировал детей и которая давала пусть небольшой, но стабильный заработок, то ему, в самом деле, впору было бы пойти по миру с сумой.

Несколько кварталов он прошёл, точно оглушённый гневом на отца Николая, ничего не видя перед собой и не слыша. Потом вдруг остановился и понял, что находится прямо напротив дома, в котором жил его бывший приятель и солагерник Гулыга, с которым в заключении Бойцов не раз делил последнюю пайку хлеба. Ноги будто сами принесли его к этому дому. После реабилитации в Троицком скиту Олег не общался со своими лагерными товарищами; кроме того он знал, что Гулыга продолжал вести разгульный и не всегда законопослушный образ жизни: пил, кололся, воровал. Но в эту минуту для возмущённого Бойцова не было ближе человека, чем пропадающий грешник Гулыга, и он без колебаний направился к нему.

Дверь долго не открывалась. Очевидно, осторожный хозяин исследовал в глазок неожиданного гостя. Потом наконец замок щёлкнул, и из дверного проёма послышался знакомый сиплый голос:

– Заходи, братэла, на кумаре сижу. Если есть чем, выручи по старой бродяжьей памяти.

Вскоре приятели сидели на кухне один против другого, почёсывались, смолили сигаретами, Гулыга благодарил Бойцова за летнюю опиумку, которую он «уже сто лет не пользовал», а Бойцов жаловался другу на несправедливость, которая, по его мнению, разъела самую сердцевину церкви. И казалось, будто далёкий от религии Гулыга всё понимал.

– Понимаешь, братуха, он меня как последнего бомжа – взашей, – говорил тягучим голосом Олег, пытаясь перебороть сон, волнами накрывающий ватное тело. – Рассказывал он мне ещё раньше одну фишку про театрального Христа, персонажа какой-то грошовой пьески, который кормил, кормил голодных, а их становилось всё больше и больше. Вот уже целые полчища попрошаек одолевают Христа. Не успевает он приласкать сотню, как уже тысячи выстраиваются за помощью. В конце концов, и у Христа терпение лопнуло. Ты понял, брат?

– Угу, – кивал головой Гулыга и погружался в сладостный сон.

– Даже ты понял, братуха. Благочинный намекал, что даже у Христа терпение может лопнуть, что он не Христос. И деньгами разбрасываться не будет. Поэтому и бомжей от церкви – тычками, и меня – на голодный паёк. Стыдно, стыдно, брат, до слёз. Много в нём крестьянской жилки, в этом благочинном. Не то что наш лагерный священник, отец Илия. Тот из старых священников, из потомственных. Рясу последнюю снимет, отдаст. А эти, молодые…

Бойцов не заметил, как задремал, и сквозь наркотическую дрёму ему вдруг почудилось, будто он превратился в римского сотника эпохи владычества над Иудеей, который гонит в рабство первых христиан и самого Христа, и будто бы Бойцов подымает плеть на униженного и оскорблённого Иисуса, и вдруг падает, сражённый тысячью молний, и скатывается с холма вниз, и через мгновение слышит ЕГО ласковый голос:

– Встань, воин, и иди за мной…

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение декабря 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и получит половину от всех перечислений с этой страницы.

 


Оглавление

12. Глава 12. Духи и ду-хи
13. Глава 13. Покатился вниз римский воин
14. Глава 14. За что гониши меня, Иван?
1154 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.05 на 14.06.2024, 18:59 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов

07.06.2024
Ознакомился с сентябрьским номером Журнала перед Новым годом. Получил большое удовольствие!
Иван Самохин



Номер журнала «Новая Литература» за май 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!