HTM
$1000 за ваше лучшее стихотворение! Приём заявок продлён до 29 февраля, участие бесплатно

Юрий Меркеев

Дерево Иуды

Обсудить

Роман

На чтение краткой версии потребуется 4 часа 50 минут, полной – 5 часов 20 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Художник – Саша Николаенко. Принимаем заказы на иллюстрирование

 

Купить в журнале за август 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за август 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 11.08.2015
Оглавление

6. Глава 5. «Праздник непослушания»
7. Глава 6. «В голове колокол»
8. Глава 7. «Дура лекс, сед лекс»

Глава 6. «В голове колокол»


 

 

 

Иллюстрация. Название: «Дерево Иуды». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

За три с половиной года ежедневного употребления наркотиков Волков не перекумаривался толком ещё ни разу. Своими силами это мало кому удаётся. За большие деньги можно лечь в платную клинику и вылечить ломку сном, специальным аппаратом, который с помощью тока определённой частоты снимает физическую боль, кое-кто из самых рискованных решается на лоботомию, то есть на хирургическое вмешательство в мозги, – однако всё это не приносит ни малейшего результата без твёрдого желания и воли самого человека. Даже Бог, говорят люди религиозные, не может спасти человека без участия самого человека, это закон.

Перекумаривался Андрей крайне тяжело. Хотелось волком выть, лезть на стенку, бросало то в холод, то в жар, тошнило; то безумно хотелось сладкого, то воротило от всякой пищи. И всё время хотелось спать, но при этом не засыпалось. Примерно так, наверное, должен чувствовать себя человек, над которым издеваются «пыткой сном», то есть тормошат его, как только он начинает задрёмывать. В данном случае «тормошителем» выступал отравленный и обманутый мозг, который требовал, требовал, требовал... и ничего не получал!

Окунёшься на мгновение в кусочек кошмара, – и сломя голову назад, поскорее в спасительную и гадкую реальность, гадкую и одновременно спасительную. И здесь бежишь, бежишь, бежишь! Бежишь, едва переводя дух, от каких-то чертей, удавленников, монстров. Однажды ему привиделся целый ряд висельников, которые с удивительной геометрической точностью уходили в необозримо далёкую перспективу. Но то ещё не был ад, то было преддверие ада, потому как в следующие дни в кошмарах уже являлись реальные жёлтые уродцы с небритыми бандитскими рожами и предъявляли, словно бы наяву, какие-то несусветные неоплаченные счета – за надуманные кражи соседей, грабежи родственников и даже за убийство какой-то маленькой девочки, которое он не мог бы совершить даже в самых страшных фантазиях, всё это клубком носилось в его голове, душило, давило на сердце. О боги, боги, лучше бы ему не родиться на свет! Так продолжалось три дня и три ночи... А потом произошло чудо – Андрею стало немного легче, и однажды он проснулся под утро от сильного колокольного звона, метнул взгляд на часы и был поражён. В пять утра – откуда мог взяться в глуши, в лесу, в дачном посёлке церковный колокол, причём, судя по звукам, весьма увесистый, как главный колокол какого-нибудь собора? Андрей закрыл руками уши, но колокольный звон не утихал, а напротив, всё мощнее и размашистей вызванивал звуки, проглатывал тишину и темноту предутренних часов, и, вместе с тем, точно бы обволакивал чем-то приятным душу. И тогда Волков решил, что это слуховая галлюцинация. Он разбудил Максима и попросил у двоюродного брата радиоприёмник. Затем порыскал по коротким волнам, нашёл какой-то рок или джаз и включил звук на полную. Колокол продолжал гудеть в голове. «Ду-ууум... ду-ууууммммм... ..ду-уууууммммммммм!». В эту секунду у Андрея мелькнула мысль о своем сумасшествии. Он сказал об этом Максиму и расхохотался. Максим вяло на него посмотрел, видимо, ему было знакомо нечто похожее.

– Не переживай, – сказал он, зевая. – Это не «белочка». Во время «белочки» колокола не звонят, они приходят на своих ножках прямо на дачу. Как кенгуру – прыг-скок! – Максим потянулся и снова заснул.

Только на пятые сутки Андрей начал приходить в себя. Появился аппетит, стал потихоньку налаживаться сон. Но, как это часто происходит с наркоманами, которые долго сидели на игле, на смену физической ломке пришла ломка моральная, тяжёлая депрессия, вакуум, который необходимо было чем-то заполнить. Андрей почувствовал, что ему нужно было во что бы то ни стало найти хоть какую-нибудь работу, тупую, однообразную, физически тяжёлую, которая бы не оставляла даже минутки на раздумья, потому как мысли несло лишь в одном направлении – они бежали впереди разума, впереди всех запретов, бежали, бежали, бежали!

Как-то раз, сидя у телевизора, он обратил внимание на бегущую строку с приглашением на работу гравёром в цех по изготовлению памятников в одном из заречных районов Нижнего Новгорода. Андрей был знаком с этой работой по Калининграду. Там он почти каждое лето подрабатывал в АО «Поток». Работа была тяжёлая, но денежная. И к тому же, как раз из тех, что нужна вылупившемуся из скорлупы физической ломки наркоману для того, чтобы не сорваться.

Предварительно позвонив, он направился в контору цеха. Встретили его там довольно приветливо, сразу же сунули в руки инструмент и попросили для пробы выбить несколько букв на мраморной доске. Хозяин цеха, следивший за работой новенького, одобрил её, и в тот же день Волков был зачислен в штат. И никакого паспорта с нижегородской пропиской, никакого официального заявления не потребовалось. Андрей начал работать.

Первое время уставал так сильно, что, приходя домой к тётке, тут же валился с ног и спал до утра. Постепенно он привык к такому режиму, и на сон уходило не больше семи часов. Работа была очень однообразна, как конвейер, и это утомляло больше всего. Одни и те же цифры, буквы, фразы... «Дорогим родителям от любящих детей». Или наоборот: «Дорогим детям от любящих родителей». Последних фраз было значительно больше. «Любим. Помним. Скорбим.» Вот уж поистине был поток в вечность, конвейер по нивелировке уходящих форм. Конец жизни делал всех одинаковыми – одежды были сняты.

Практически все гравёры за работой пили. Начинали похмеляться с самого утра, как правило, водкой, и дальше «огненная водица» текла нескончаемым потоком. Начальству до этого, казалось, и дела не было. Лишь бы работа текла таким же бесконечным потоком как «огненная водица». Тут не было регламентов и правил, тут был круговорот смертей в природе человеческой, и относились к этому с понятным цинизмом.

Однажды с Андреем произошёл занимательный случай. Как-то во время работы к Волкову подошёл совершенно пьяный гравёр, старый седой дядечка, едва державшийся на ногах и на мир глядящий сквозь запойную поволоку, властным жестом забрал у Андрея молоток и скарпель и решил продемонстрировать новичку, как правильно высекается буква «О» (действительно сложная для исполнения буква). Когда старик, пошатываясь, приставил скарпель к букве, Андрей судорожно прикусил губу, предчувствуя, что вся его работа над памятником пойдёт насмарку, и загубленный постамент придётся списывать в брак в огромный минус к своей зарплате. Однако у пьяного мастера буква получилась такой ровной, что новичок в восхищении развёл руками. Циркуль по этой букве можно было проверять. С того дня Волков перестал отказываться от выпивки вместе с новыми коллегами по цеху.

Квартиру ему удалось снять довольно быстро. Однокомнатная хрущёвка, хозяин которой недавно умер и которую внаём сдавали его родственники, находилась в десяти минутах ходьбы от работы, рядом со станцией метро.

По воскресениям Андрей иногда выезжал в город, – так тут называли верхнюю часть Нижнего Новгорода, – бесцельно бродил по Большой Покровской, бессмысленно тратил деньги и возвращался на квартиру неизменно пьяным. Так продолжалось до тех пор, пока в нём не начала просыпаться не отравленная до конца депрессия; тупая физическая работа оказывалась лишь паллиативным лекарством от тоски, а не панацеей. Да и алкоголь не помогал, а, напротив – раздражал ещё не затянувшуюся рану. Жить одному в чужом городе на положении загнанного зверя было тяжело. Уже сама свобода, обретённая бегством от людей, не радовала. Волков понимал, что настоящая свобода для человека – это не та волчья свобода вольного ветра, которой он упивался когда-то, и которая когда-то давала ему много жизненных сил. Настоящая свобода находилась внутри него самого и была явлением не внешним, а принадлежащим его душе, духу, то есть тому, чего никто даже при сильном желании у него бы не смог отнять.

В один из выходных дней, маясь от одиночества и трезвости, он написал письмо Наталье, единственному, как ему казалось, человеку, который искренне по нему скучал. Любому человеку, даже если он когда-то был волком, необходимо хотя бы одно существо, которое скучало бы по нему, думало о нём, жалело, любило, ждало...

«Милая Наташа, – писал Волков, вкладывая в слово «милая» всё своё человеческое естество. – В тридцать лет очень трудно ломать свою жизнь так, как это вышло у меня. Уехать из города, в котором родился и вырос, и начинать всё заново в другом месте – это тоже своеобразная ломка, то есть болезнь. С одной я кое-как справился, теперь пытаюсь справиться и с другой. Ностальгии у меня нет, тут другое. Ностальгия – это возвращение боли, а у меня боль одна. Ты знаешь, о чём я. Она меня преследует повсюду. Впервые я её почувствовал, когда ты хотела поцеловать меня в губы, помнишь?

Работаю я гравёром в цехе по изготовлению памятников. Работа спасает тем, что не даёт времени задумываться о жизни. Рубишь эти буковки, рубишь до одури, до тошноты – для того чтобы поменьше оставаться наедине с собой. Но иногда даже среди рутины всплывает та самая боль. И тогда хоть волком вой, не поможет. Недавно высекал розочку на памятнике и случайно разбил себе в кровь палец. Гравёр, который работал поблизости, бросился мне помогать – обрабатывать и перевязывать. Хороший парнишка, мы с ним очень подружились. Представляешь, человек из добрых побуждений бросился мне на подмогу?! Что мне было делать? Скажи! Оттолкнуть его или прямо заявить, что он мне друг, но истина дороже?! Истина в том, что я – спидоносец, и мог заразить его? Останется ли тогда что-нибудь от его доброты? Или же он меня тем же памятником по башке и шандарахнет? Смешно, да? Убить памятником. Ооооосподи, как смешно! Разумеется, я ничего не сказал. Тем более что и я, и он были пьяные. Теперь молю бога, чтобы он не заразился. И это только один пример, когда сон разума порождает чудовищ... Соседка молоденькая на днях забежала, пиво попросила, дал ей пива, сам глотнул, а она целоваться полезла... чёртова кукла! Или это уж я сам чёртов пень! Теперь и за неё молю бога, чтобы не заразилась. Я же ведь нормальный, физически крепкий мужчина, но что я могу без этих самоприказов? Нельзя, Волков, нельзя! Теперь вся моя жизнь в других штрафных кругах – нельзя, Волков, нельзя! Надеюсь, что с девочкой всё нормально будет, успел защитный шлем надеть... Новую главу в своей автобиографии я так бы и назвал: «Сон разума».

Кстати, здесь мне стали сниться другие сны, совсем не такие, какие снились в Калининграде. Здесь они более яркие, красочные, невероятно убедительные. Впервые в жизни у меня была слуховая галлюцинация: в пять утра в лесу зазвонил вдруг колокол... видимо, по мне! Часто снятся люди, которые прячут за спинами камни. И такое ощущение, что в любую секунду готовы в меня их метнуть, только ждут какого-то сигнала, гонга что ли? Или церковного колокола? Не знаю. Знаю лишь, что после таких снов во мне просыпается волчья природа. Я снова начинаю ненавидеть людей и готов покусать их, а потом убежать в лес на волю. Спиной почувствую, когда первый из них решит бросить в меня камень. И ещё – я не доверяю тем, кто встречает меня с улыбкой. В улыбки я верить перестал. Иуда поцелуем предал Христа. Когда меня кто-то из родственников целует, я почему-то вспоминаю поцелуй Иуды, не знаю почему. Они тоже из тех, кто готов бросить в меня камень. Я чувствую это, чувствую кожей!

Вообще же духом я очень бодр. Несмотря ни на что! Думаю, что чем сильнее на ВИЧ-инфицированных будет вестись охота, тем двужильнее будет наш брат. Я хочу призвать мир покрепче за нас взяться! Пусть возьмут вилы и топоры, пусть улюлюкают. Выживет сильнейший. А я себя слабым не считаю... В одной книжке я прочитал любопытную вещь. Смерть – это лишь неумение организма справиться с умиранием. Как просто и здорово, не правда ли? Мне кажется, что Бог, к которому так часто обращаются люди за помощью, и наша Воля – это одно и то же. Ведь человек – это лишь бросок в сторону... Человека! На этом заканчиваю. Жду от тебя письма. Андрей, не Человек и не Волк».

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за август 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение августа 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и принял решение направлять свои вознаграждения от этой публикации на развитие журнала.

 


Оглавление

6. Глава 5. «Праздник непослушания»
7. Глава 6. «В голове колокол»
8. Глава 7. «Дура лекс, сед лекс»
887 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 27.02.2024, 13:57 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!