HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 г.

Геннадий Литвинцев

Шесть дней месяца Авив

Обсудить

Повесть

 

Повесть параллельной жизни

 

 

Купить в журнале за март 2021 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 года

 

На чтение потребуется 1 час 40 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 31.03.2021
Оглавление

6. Кровь и огонь
7. День Алеф


День Алеф


 

 

 

Голос труб раздался над лагерем в предрассветной тишине, при двухколёсной бочке, с лёгкими котомками за плечами, некоторые с посохами, пилигримы по едва приметной дороге двинулись к северу. А оставшиеся в лагере наёмники-бедуины стали выносить кровати, ковры и другое имущество, разбирать шатры, всё увязывать и грузить на повозки и послушных верблюдов.

Пустынная тропа в направлении Иерусалима… Начальная точка нашего путешествия. Увы, – и драматического поворота в нашем, доселе плавном и спокойном, повествовании, поворота, которого никто (автор в том числе) не мог ожидать. Слышать-то слышали, что всюду, где человек, там и страсти роковые, что от судеб защиты не существует, а всё не верилось. В наше-то время! Когда всё управляемо, всё под контролем, комфортно, рационально. Про невидимую руку рынка знали, а чтобы в налаженную жизнь сверху вмешивалась ещё невидимая чья-то рука, самовольство какого-то рока… Нет, быть не может! «Мене, мене, текел, упарсин», – о чём вы, простите? Ах да, помним, сами цитировали, но когда это было!

В месяце Авив – напомним, именно этот благословенный месяц сейчас на календаре – люди шли когда-то в Город со всей страны и из земель сопредельных. Наших пилигримов ведёт не только охота к перемене мест, интерес к истории и географии, но и духовные поиски, о чём вы достаточно узнали в предыдущих главах. Такие хождения лучше совершать если не в одиночестве, то хотя бы в безмолвии, чтобы расслышать музыку пустынного ветра, голоса прошедших веков, а главное – жалкий, слабеющий голос памяти в себе самом. Надо только знать наперёд, что подлинный Иерусалим редко когда достижим, не каждому он даётся. Вот он, кажется, близко, купола видны, вот они, стены и первые дома – и вдруг всё сминается, скручивается, тонким свитком поднимается в небеса. И путники снова оказываются в пустыне. И опять обещаются друг другу при расставании: «Следующий год – в Иерусалиме!».

 

К нестройной колонне Лука пристроился последним. Тягостное вчерашнее настроение у него прошло, тем более что Рената ответила на его привет весёлым участливым взглядом. Она шла впереди, и Луке только изредка доставалось разглядеть её немыслимо накрученный жёлтый тюрбан.

Первый день шли без остановки четыре часа. Солнце стало основательно припекать, когда увидели впереди под цветущими деревьями просторную парусиновую палатку и встречавших с поклоном двух молодых бедуинов в белых хитонах. После омовения под парусами ждал лёгкий завтрак, холодные напитки, горячий чай. Разлеглись на коврах, вяло обменивались репликами. Лука оглянулся на задремавшего отца и подался наружу.

Местечко, выбранное для бивуака, походило на небольшой безлюдный оазис. Жизнь ему давала заполненная наполовину водой канавка, блиставшая среди деревьев. Вся остальная местность представляла собой обычную картину: солнце, воздух и тишина. Поодаль глинистые ковриги гор, усеянные круглыми голышами, кремнистые низины, фиолетово-красные от ирисов и мака.

Лука сел, прислонившись спиной к обсыпанному красными лохмотьями цветов безлистному дереву, и стал вспоминать любимые строки: «Вот, зима прошла, дождь миновал, перестал; цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей; смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние… Встань, возлюбленная моя, выйди! Вся ты прекрасна, и пятнышка нет на тебе!».

Словно заклинание подействовало – в воздушно-белом наряде, с распущенными по плечам волосами, босая, из палатки показалась она – «блистающая, как заря, светлая, как солнце, грозная, как полки со знамёнами!».

Рената увидела его. И подходя говорила:

– «Сошла я в ореховый сад посмотреть на зелень долины, поглядеть, распустилась ли виноградная лоза, расцвели ли гранатовые яблоки». Продолжим? Я всю песню наизусть помню.

– И я всю помню. Но как вы могли угадать, о чём я думал? – поднялся смущённый Лука.

– Тоже мне тайна! Да у вас на лице всё написано.

Она опустилась на землю, взяла его за руку и легонько потянула к себе. Но Лука вырвался и сел напротив – так лучше было смотреть на неё. Впервые он видел её так близко и при полном свете. Как идёт ей этот набатейский наряд! Сколько серебра на шее! И что это среди цепочек на чёрном шнурке? Анх, коптский крест, ключ жизни, дар ясновидения. Уроборос на левом запястье. Просто лишь украшения, амулеты – или причастность к чему-то тайному?

– Так продолжайте же! – велела Рената. Её тигровые глаза лукаво смеялись. – Дальше самое интересное – «О, как прекрасны ноги твои в сандалиях, дочь именитая!»

Лука помолчал, как бы вспоминая, хотя знал эти стихи до последней буквы. Но приложить их к красавице, сидящей напротив, испытывающей тебя, может, смеющейся над тобой! Но и сладко же броситься в этот кипяток!

– «Округления бёдер, как ожерелье, искусный художник творил их», – начал Лука хриплым голосом и осёкся.

– Ну, и дальше, дальше, про живот, самое интересное! – Рената нетерпеливо пошевелила ногами.

– «Живот твой – круглая чаша, в которой не истощается ароматное вино». – Лука одолел смущение, голос его перестал дрожать и окрасился нежной силой. – «Чрево – ворох пшеницы, обставленный лилиями; два сосца – как два козлёнка, двойни серны; шея твоя – столп из слоновой кости; глаза – озерки Есевонские, что у ворот Батраббима; нос твой – башня Ливанская, обращённая к Дамаску; стан похож на пальму, и груди твои – на виноградные кисти».

В словах его было столько пыла, в манерах – сдержанности, а в жестах – изящества, что Рената не могла не восхититься.

– Всё верно, – говорила она. – Да не смущайся же, ведь это поэзия! Сейчас моя очередь отвечать на твои роскошные похвалы: «Виноградник был у Соломона в Ваал-Гамоне; он отдал этот виноградник сторожам; каждый должен был доставлять за плоды его тысячу сребреников. А мой виноградник у меня при себе». Как сказано – мой виноградник! При себе! И стыдно, и сладко!

– «Влез бы я на пальму, ухватился бы за ветви её; и груди твои были бы вместо кистей винограда, и запах от ноздрей твоих, как от яблоков», – не говорил теперь, а напевал Лука.

Альтовый, грудной голос Ренаты негромко отвечал ему:

– «Приди, возлюбленный мой, выйдем в поле, побудем в сёлах; поутру пойдем в виноградники, посмотрим, распустилась ли виноградная лоза, раскрылись ли почки, расцвели ли гранатовые яблоки; там я окажу ласки мои тебе». Вот какие смелые и тогда были девушки! Не скрывали своих желаний.

– «Уста твои – как отличное вино. Оно услаждает уста утомлённых».

– «У дверей моих превосходные плоды, новые и старые: их сберегла я для тебя, мой возлюбленный!»

Последние слова, произнесённые страстным шёпотом, прозвучали как любовный зов, как настоящее обещание. Было отчего смутиться отроку! Но Рената тут же сменила тон, дав понять, что всё это было декламацией, только игрой.

– Давай вот что, устроим читку «Песни песен» на два голоса вечером в шатре, – буднично проговорила она. – Репетиция прошла, по-моему, на «отлично».

Лука энергично замотал головой:

– Нет, нет, не хочу! Не со мной! Лучше уж вы с этим…

– С кем, с кем? А, так ты ревновать! Если хочешь знать, Ефим мой сердечный друг и человек хороший, но как артист – бездарный. Занят на эпизодах.

– Да мне всё равно.

– А у тебя вышло сильно, с чувством, будто ты эти стихи сам сочинял, прямо вот сейчас, для меня.

– Нет, на людях я не смогу. Это вы всю жизнь на сцене, в цветах, в огнях! – сказал он восхищённо. – Вчера изумительно танцевали. Я вообще-то не люблю балет, да и не знаю. Но вы меня поразили!

– Говорят, в дневное время можно разглядеть звёзды из печной трубы. Трубочисты, правда, это отрицают, но, может быть, им просто не дано.

– Вы и вправду звезда!

– Глупости! – рассмеялась она. – Все звёзды, если хочешь знать, кроме, конечно, небесных – нарисованные, просто товар, пронумерованный. Цена на него зависит от спроса.

– Вы на что-то обижены. Не все же так! – горячо воскликнул Лука. – Не со всеми так! Есть и другое, люди с другими отношениями между собой.

– Есть, но те чужие, они не попадают в наш круг. Вот сколько здесь с нами мужчин? Без тебя и Ефима – шестеро, семеро? И каждый готов, я знаю, утянуть меня в свои любовницы. Подожди, ещё начнут украдкой телефоны предлагать, назначать свидания, делать ставки. Этим людям нравится красть или отнимать то, что принадлежит другому. Без этого им ни владеть, ни любить не интересно. Весь мир для них биржа. Мною тоже пытались торговать, передавать друг другу как подарок. Но со мной не получается! Я давно уже хочу выбраться из этого круга. Вся изорвусь, погибать буду, но выберусь! Знал бы ты, как отвратительны все театры и сцены, какая там грязь внутри!

Тут она внимательно, долгим взглядом посмотрела на него – и рассмеялась.

– Ты сейчас похож на грустное животное, ещё не могу точно определить, на какое. Скорее всего, на маленького пони. Животные ведь чаще всего бывают грустные, замечал это? И человек в грусти становится похож на животное. Но тогда-то он и красив по-настоящему. Наверное, тебе тоже живётся не весело.

– Но почему, – удивился Лука, – почему вы так думаете?

– А ты не можешь быть как все, с таким лицом, как твоё, это и невозможно. Хочу знать, влюблялся ты когда-нибудь?

– Да, ещё в восьмом классе, очень сильно.

– А я похожа на неё? Чем-нибудь должна быть похожа, хотя бы голосом. Голосом в первую очередь. По-настоящему влюбляются раз в жизни, всё остальное – поиск той, первой. Потому я тебе и нравлюсь. Нравлюсь я тебе?

– Нравитесь, – признался Лука.

Рената помолчала, словно собираясь с мыслями. Потом заговорила как-то по-особенному, с внезапной нежностью:

– Как только я тебя увидела – одинокого, грустного, словно слетевшего откуда-то, я мысленно назвала тебя Иосифом. Ну, ты знаешь каким – тем самым, Иосифом среди лживых и ненадёжных братьев, готовых продать кого угодно. И я сразу почувствовала – ты, как и я, живёшь среди чужих, потерялся, а тебе вернуться хочется в родные края. Таким, как мы, всюду чужбина! И мы тоскуем по родине. Она не здесь и не в Москве. Может быть, она где-то в прошлом. Тебе не хочется иногда уйти в прошлое, в другие времена? Где просторнее, светлее, чище, где жила глубокая вера, пылали настоящие чувства?

– О, очень хочется! Я ведь потому и изучаю древности. Но иногда думаю: а может быть, нам только кажется, что там лучше, а жизнь в главном всегда одинакова.

– Я говорю не о том прошлом, что в истории, которое мы (она показала кивком головы на палатку) сейчас якобы ищем.

Она перешла на шёпот:

– То прошлое, о котором я говорю, совсем другое, о нём всего несколько строчек в святой книге. Оно мне видится иногда, когда я одна в горах или у моря. На закате, когда небо золотое, в лучах… Вот там наше место, наша родина, там, за пылающим горизонтом. Там и отец наш ждёт нас. Но туда, в то место, по которому я тоскую, можно попасть лишь со смертью…

Лука неподвижными глазами смотрел на нее, не смея прервать.

– Тебе, может быть, удивительно слышать от меня такое. Сама себе удивляюсь, но мне иногда святой хочется стать. Есть ведь много святых, которые сначала были великими грешниками, обманщиками, блудницами. А потом добровольно стали мучениками – из тоски по небу, по родине, из любви к святости. Надо только продраться сквозь декорации нашей жизни, пустой и лживой, чтобы вернуться домой! Туда, где мы были детьми… где мы верили и молились.

Лицо у неё при этих словах осветилось и стало особенным, невозможно прекрасным. Желтые лучистые глаза проникали ему в душу, вызывая в ней восторженную тревогу. Он слушал её испуганно, словно под наркозом, наполовину отсутствуя, не вполне понимая, но ощущая сердцем странную радость.

– Мы ждём, чтобы кто-то открыл нам дверь, указал путь. Мы ищем, за кем пойти, жаждем узнать силу, к которой примкнуть, чтобы только не остаться среди чужих. Чтобы расслышать, когда придёт время, обращённый к нам зов, приказ, от которого будет нельзя уклониться. Я знаю, и тебе хочется, чтобы приказывали, а ты слушался. Потому я сейчас и заговорила с тобой. Мне ты будешь с радостью подчиняться. Ведь ты уже знаешь это? Согласен с этим?

Она говорила вроде бы и шутливо, а в то же время с душевным напряжением, с серьёзностью, которую выдавали её пытливые глаза.

– Знаю, согласен, – сказал Лука почти безвольно, не вполне владея собой. – Приказывайте.

Её глаза не отпускали его. От неё шёл свет, шла энергия.

– Мы преодолеем своё одиночество, обретём друзей, братьев. Потому ты так рад мне, так сильно ко мне тянешься. Не обожгись! Вдруг я захочу от тебя большего, чем просто дружба и поклонение. Вдруг заставлю по-настоящему влюбиться в меня. Ты ещё не знаешь, что это такое. С настоящей любовью человек отказывается от себя ради другого, готов отдать жизнь за него. Когда ты понадобишься мне, я позову и отдам тебе свой приказ – и ты с радостью его выполнишь, не спрашивая ни о чём.

– Там, в Москве? – прошептал Лука, потянувшись к ней лицом.

– Не знаю – здесь, там, на другой планете. Только не думай и не фантазируй об обычных отношениях мужчины и женщины. Ты мне не для этого нужен. Да и тебе, я знаю, от меня нужно не это.

Луке стало казаться, что она знает о жизни, да и о нём самом, что-то такое, чего не знает ни он, ни его друзья и наставники, что она разглядела его насквозь и теперь сможет управлять им с неизбежностью, мягко, нежно и сильно, как луна управляет морем. Он чувствовал, что эта женщина вполне овладела им, что у него нет силы сопротивляться, а от его собственного «я», от строений его внутренней жизни остались руины. Всё, что он любил и ценил прежде, рухнуло в мгновенье и потеряло смысл. От всего этого было и страшновато, и радостно. Он молча смотрел на нее, не вполне веря услышанному, но и не удивляясь. Он чувствовал себя засохшей пустынной колючкой, «розой Иерихона», неожиданно попавшей в воду и моментально расцветшей.

Время остановилось.

Из транса его вывел... [...]

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в марте 2021 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за март 2021 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: ЮMoney: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению марта 2021 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

6. Кровь и огонь
7. День Алеф

12 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.02 на 05.03.2024, 11:10 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!