HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 г.

Дмитрий Курбатов

Ничто не теряется

Обсудить

Рассказ

 

 

         «Жизнь – это великое и заманчивое приключение. Мы лишь однажды берем билет на станцию Неизвестность, лишь однажды пересекаем страну, именуемую Жизнью. Мы лишь однажды отправляемся пешком по жизни, омываемые ливнями и палимые солнцем».      
        
                                                          Д.Голсуорси

 

 

Опубликовано редактором: , 26.09.2008
Оглавление


1. 1
2. 2

1


 

 

 

Лето быстро закончилось. Пытаюсь вспомнить что-нибудь особенное и интересное, и ничего не приходит на память. Пролетело так, что словно и не жил, а просто «завис» как компьютер. Все прошло мимо. Наступила осень. И стояли же еще нежные солнечные деньки, но я и их пропустил. А ведь помню, как любил уходящее тепло и какую-то легкость недолгих дней бабьего лета. Пробуждение наступило только тогда, когда похолодало, небо затянуло чернотой, да так, будто кто-то накрыл город черным колпаком. Это северный ветер принес эту громадину, заслонившую собой солнце и голубое небо. Я спохватился, как человек проспавший представление и с сожалением глядящий на задернутый занавес.

А потом, в одно утро, проснувшись, я услышал негромкую дробь по крыше дома. Я вылез из теплой постели и подошел к окну. Ударяясь в стекло большими каплями, дождь разбивался и непрерывными ручьями стекал вниз. Он шумел в водосточных трубах, барабанил по окнам и заливал погруженный в серость опустевший город. Ветер не переставал носиться между домами, и в считанные дни оборвал всю листву на деревьях и полностью оголил небольшой сад, где я всегда выгуливал собаку. Вот уж, действительно, унылая пора!

Мне исполнилось двадцать два года, и я решил, что наступило время начать жить самостоятельной жизнью, а потому переехал в старую квартиру моих родителей. Теперь я совсем один. Тоска. Хорошо, что пес остался со мной. Родители не хотели отдавать его мне, боясь, что он будет мне в тягость. Но я очень рад, что рядом со мной живое существо. Я впервые ощутил всю тяжесть одиночества и даже пытался разговаривать со «Жгучим» – так зовут моего пса – а он, казалось, все понимал, да только вот ответить не мог.

Все лето я прошабашил и поэтому не смог подготовиться к вступительным экзаменам. Думал, что деньги мне нужнее, чем образование. Да я и не знал, на кого пойти учиться, кем стать. И вообще, не знал, чего я хочу от жизни. Мне казалось, что где-то там, в будущем, все как-то устроится само собой. А пока, на каждый день, у меня была одна задача – придумывать себе занятие, чтобы как-то проводить время, которого девать было некуда. Я увлекся чтением и нашел, что нет лучшего провождения времени, как только с книгой в руках. Я читал все подряд. Три раза в неделю ходил в зал бокса, по выходным выпивал с друзьями, а все остальное время предавался чтению и праздности.

Как-то, в один из таких дней, я вышел на улицу прогулять Жгучего. Моросил колкий мелкий дождь, и мне поскорее хотелось вернуться домой. Когда мы уже возвращались к своему подъезду и проходили мимо автостоянки, навстречу нам из соседнего подъезда выбежали двое мальчишек, сыновья известного в нашем районе коммерсанта Бадри Урсулова. Мальчишки подбежали к Жгучему и стали его гладить и трепать за уши. Я никогда не беспокоился в таких случаях, так как все дети в нашем дворе знали Жгучего и любили с ним играть. А мой взрослый пес только и рад был тому, и казалось, понимал, что это дети и им позволено все. Через минуту из подъезда вышел сам Бадри, тучный, с полысевшей головой, в длинном кожаном плаще. Мы стояли возле его новенького «Мерса». Бадри подошел к нам и поздоровался. Знакомы мы были давно, я как-то пару месяцев работал охранником в его ночном магазине. Он осторожно, с опаской погладил Жгучего, и, открыв заднюю дверцу машины, велел мальчишкам садиться. Черноголовые пацанята тут же послушались и, помахав руками Жгучему, погрузились в «Мерс». Бадри хлопнул за ними дверью, подошел ко мне и спросил, не хочу ли я немного поработать. Летом он купил новый дом в соседнем районе и не успел построить гараж для машины. В доме сейчас заканчивают делать евроремонт, и через месяц он планирует переехать. Я немного подумал и спросил, какую работу я должен буду делать, и сколько он мне заплатит.

– Ну, ты как будто бы меня не знаешь! – с акцентом и протяжно выговорил он, имея ввиду деньги. Он всегда старался вести себя как крутой. Мол, у него везде все схвачено и деньги он платит всем своим работягам самые большие. Хотя весь бизнес его состоял в том, что он владел круглосуточной палаткой, где самым ходовым товаром был алкоголь, да еще была точка на авторынке, где он торговал запчастями.

– Да Бадри, я знаю. Делать-то что нужно будет? – спросил его я, чувствуя, что скоро промокну до нитки, и поэтому говорил быстро и всем видом показывал, что мне пора уходить.

– Я взял троих алкашей на работу, – объяснял Бадри, выставив вперед руки и растопырив жирные пятерни, – но за ними нужно присматривать и подгонять их, чтобы они работали. Ну, чтобы не пропили чего-нибудь из материалов. Будешь помогать им немного. Ну, будешь как бригадир, – договорил он и удивленно смотрел на меня, вытаращив свои большие черные глаза. Я был выше его почти на голову, а он смотрел на меня как удав на мелкого грызуна. Он привык к тому, что все всегда с ним быстро во всем соглашаются и боязливо попискивают: «Да, Бадри! Конечно, Бадри!» Я знал, что таких как Бадри в нашем городе полно как бездомных собак, и что никакие они не крутые. Про бездомных собак и про всех этих крутых я услышал на одной из наших пьянок, когда мы собирались с друзьями повеселиться и поиграть в карты или нарды. Все мои друзья тогда были, в основном, спортсмены и очень часто работали охранниками или администраторами у так называемых крутых. Не помню, почему мы завели тогда эту тему, но слова, которые сказал один мой подвыпивший друг, запомнились: «Все эти барыги, никакие они не крутые. Они понтуются больше, ведут себя как царьки, а наедешь плотно на такого, он и обделается. Развелось их, правда, много, как собак бездомных. Только собак жалко, а этих надо на место ставить, и уж тем более бояться их не стоит. Согласен, есть среди них нормальные мужики, но в основном…»

И я не боялся Бадри, а просто медленно обдумывал его предложение.

– Ну, если надумаешь, встретимся завтра на этом месте, – сказал Бадри, усаживаясь в автомобиль.

Он уехал, а я, кликнув мокрого пса, побежал домой.

Дома было тепло и уютно, и я переоделся в сухую одежду. Жгучий уже совсем собрался как следует потрясти своей мокрой шкурой, как это обычно делают мокрые собаки, но я успел подбежать к нему и быстро вывел на лестничную площадку. Пес глянул на меня озадаченно.

Потом я уселся в кресло с кружкой горячего чая и думал о том, как же скучно и тоскливо в такую погоду. Одно развлечение – читать книги, смотреть телевизор, по которому показывают всякую дребедень или, как говорит мой друг, «гонят всякую лажу». Ну, и можно послушать музыку. А вот идти никуда не хочется, это точно. «Бездельник на моей шее!» – вдруг вспомнился мне отец. Да, папа, ты своим горбом обеспечил нас всем.

Я начал думать о своем отце, потом вспоминать школьные годы, затем припомнил своих нынешних друзей, и, в конце концов, добрался до себя. Двадцать два года – а я до сих пор не знаю, как жить. Раньше никогда не задумывался об этом. Всегда был чем-то занят. Да, думал я, одиночество беспощадно провоцирует на разные вопросы. С тех пор, как я стал жить один, я начал задаваться такими вопросами, о существовании которых прежде и не подозревал. А теперь, вот, кажется, что все эти вопросы сведут меня с ума.

«Я слишком много стал думать», – вслух произнес я. Жгучий посмотрел на меня, осторожно подошел и положил свою морду мне на колени. Ну, и как мне жить, Жгучий? У тебя все по-другому. Ты не можешь мне ответить, и я сам тоже не могу. Ну что ж, завтра пойду на работу к этому толстяку. Деньги никогда не бывают лишними. А уж отец как доволен будет! Нормальный батя у меня, и все он правильно говорит. А ведь и правда горбатит он, чтобы у нас все было. Другого слова не подберешь. И я вспомнил, как несколько раз отец серьезно травмировался в шахте, и как мы с мамой ходили к нему в больницу. «В гробу я видал твою шахту!» – так однажды я заявил ему. Я знал, что отец любит меня, но так и не понял, чего он от меня ждет. Неужели все гордятся мной только тогда, когда я работаю или отправляю кого-нибудь в нокдаун?

 

 

 


Оглавление


1. 1
2. 2
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?

 

Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Эксклюзивное интервью первой в мире актрисы, совершившей полёт в космос, журналу «Новая Литература».
Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!