HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Николай Толмачев

Солнца не надо, или Материалы для ненаписанного романа

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Карина Романова, 22.11.2008
Оглавление

13. Глава 12
14. Глава 13
15. Глава 14

Глава 13


 

 

 

Рядом со Шрамовым на пустовавшую койку положили нового алкаша. Его привели прямо из санпропускника, еще мокренького. Белобрысый такой, свеженький, розовенький, как поросенок, и на алкаша не похож. Первые часы он был как бы ошарашен слегка, поглядывал вокруг с опаской, что в общем-то не удивительно – Шрамов сам помнил свои первые томительные часы. Но и какое-то превосходство, даже что-то вроде презрения улавливал Шрамов в его быстрых взглядах. Сразу по-хозяйски он отделил себе уголок в одной из тумбочек, куда выложил туалетные принадлежности: электробритву, зубную щетку, тюбик с пастой, какие-то пузырьки и среди них флакон с дорогим одеколоном, – ничего не забыл же, не растерялся прихватить. Вежливо представился: Голицын, Владимир.

– А одеколон в палате держать нельзя, – заметил наблюдавший за ним Капитан.

– Да? Почему? – встрепенулся новенький.

– Есть такие, что и выпить могут… – кто-то сказал многозначительно.

– Неужели? Вот это да! – неподдельно восхитился Голицын. – Надо ж такому… А как же теперь быть? – Он с наивным, недоверчивым удивлением оглядывался по сторонам.

– Ничего, – успокоили его. – Просто спрячь получше, чтоб санитарки не нашли, когда будут делать шмон. А то заберут или заставят отдать в сестринскую…

Когда он на минуту вышел, Мефодий озадаченно сказал:

– Подозрительный тип… Не знает, как одеколон пьют! Ха!

И в самом деле, очень уж не похож был он на обычного алкаша. И внешность не та, не пропитая, а даже наоборот, свеженькая не по возрасту, с юношеским мягким пушком на круглых розовых щеках, а лет-то ему уже далеко за тридцать, – сам сказал, удивив всех. И повадки, слова не привычные всем, простецкие, а все рассчитанные какие-то, осторожные. И медики как-то сразу стали выделять его: уважительно на “вы“ обращаются, по имени-отчеству – Владимир Сергеевич. А вскоре и сам он, узнав, что Шрамов бывший учитель, раскололся перед ним: мол, только между нами, чтоб никто не узнал.

– Понимаешь, – с неприятной Шрамову назойливой доверительностью рассказывал он, – я член партии, а тут так получилось, что я два раза подряд попал в вытрезвитель… Вообще-то я мало пью. Врач спрашивает, когда я начал похмеляться, а я не знаю, что это такое, я после хорошей выпивки дней пять не могу на спиртное смотреть… А тут так совпало – то у шефа день рождения, то у сотрудника… Ну и встал вопрос об исключении из партии, а меня это никак не устраивает: как раз наклевывается хорошее местечко, а без партбилета туда нечего соваться. Что делать? Вот я и подумал: полежу-ка я здесь, может, обойдется… Можно будет сказать: раз добровольно лечился, значит, осознал, исправился. Авось обойдется… А сколько пришлось побегать, пока направили сюда! Всех знакомых на ноги поднял. Дожились: в наркологию – и то без блата не всунешься!..

– Это кому как… – сказал Шрамов и подумал, что и правда дожились: кого прут сюда силой, через милицию, а кто через хитромудрые лазейки, и здесь что-то выгадать хочет.

Коля Ткаченко, тоже скрывающийся в наркологии от неприятностей, был понятен и близок Шрамову, как брат, он и был ему братом по несчастью, а этот скользкий тип с аристократической фамилией и хозяйскими замашками вызывал неприязнь, чужим он был Шрамову всеми своими привычками, манерами, мыслями – до физического отвращения. Он пришел с насморком и натащил с собой кучу всяких микстур, полосканий, приспособлений для ингаляций. В палате, до этого напоминавшей обычную общежитскую комнату, сразу запахло настоящей больницей. Он натягивал на себя по два свитера и по трое штанов – Шрамов такую нежную заботу о своем здоровье видел впервые. А разговоры Голицына так и сводились к разным способам лечения простудных заболеваний, большим спецом оказался он по этой части.

К назначениям врачей он относился подозрительно – как и все.

– Витамины, общеукрепляющие принимать можно, – солидно говорил он. – А всякие рыгаловки, тетурамы – ни-ни! Во что бы то ни стало надо от них как-то отвертеться!..

И отвертится, – думал Шрамов.

На ночь Голицыну давали родедорм – легенькое успокаивающее, но он его не пил, а отдавал желающим наркоманам – были и такие, в основном молодые пацаны, все клянчили у алкашей: оставьте колесико, глотали, что ни дашь. А алкаши насчет этого не жадничали.

Лечащим врачом его стал Принцевский, и как-то очень они подружились. Почти каждый день Принцевский вызывал его к себе, или просто в коридоре отходили в сторонку, о чем-то негромко переговаривались – почти по-приятельски. Некоторые даже подозревали: не родственник ли Голицын Принцевскому? С первого же дня Голицыну разрешили держать в палате верхнюю домашнюю одежду, в любое время отпускали домой. И работку ему подобрали подходящую: в кабинете главврача настраивал какую-то аппаратуру, по целым дням там пропадал, но и крупно погорел однажды на этом. Кто-то там из персонала унюхал от него запах спиртного и настучал Сичкарю. А у того разговор короткий – сразу кровь на анализ, и анализ подозрение подтвердил. Как ни клялся, ни божился Голицын в невиновности – Сичкарь ему не поверил. И если б был он лечащим врачом Голицына, сидеть бы тому на сере, но Принцевский согласился с Голицыным, что случаются досадные ошибки и при анализах, то реактивы некачественные, то молоденькие лаборантки думают не о чем надо, и замял дело. А Голицын так убедительно изображал оскорбленную невинность, что Шрамов и сам склонялся ему поверить.

Каждый день к Голицыну приходила жена, школьная учительница, как он сказал, женщина представительная, с мощными бедрами и высокомерным взглядом. Они подолгу засиживались в комнате свиданий, а возвращаясь, Голицын со снисходительной усмешечкой рассказывал:

– Бабы – они и есть бабы. Приходит, плачет, зачем, говорит, согласился лечь сюда? Кто-то ей наплел, что после антиалкогольного лечения все мужики становятся импотентами. И теперь она в панике. Что я буду делать? – плачет, – я еще молодая, зачем мне муж-инвалид? Толкуй ей, не толкуй – все как об стенку горохом, раз вбила что-то в голову!..

Но и сам сомневался, подстраховывался:

– Что-то, видно, есть в этих слухах… Надо будет поосторожнее с тетурамом…

Шрамов пытался представить, как бы вела себя в такой ситуации его бывшая жена, и не мог. Она просто не создана была для таких ситуаций, она никак не могла в ней оказаться. В одном из немногих писем, отвечая на его нерешительную просьбу увидеться с сыном, она раздраженно писала: “Ты сам виноват во всех своих несчастьях. Если бы ты не забивал голову ненужными мыслями, не пил, жил обыкновенной земной жизнью и уделял больше внимания жене и сыну, все могло быть по-другому”. Конечно, по-другому, но Шрамов тогда был бы не Шрамов, а кто-то другой, и такого другого она себе быстро нашла. Их брак с самого начала представлялся Шрамову не совсем нормальным, несерьезным каким-то, обреченным. Она не могла оказаться в положении жены пациента психбольницы, а Шрамов не мог жить благоразумно и “уделять больше внимания жене и сыну”.

 

 

 


Оглавление

13. Глава 12
14. Глава 13
15. Глава 14

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.07: Виктор Сбитнев. От Моны Лизы до… дяди Коли (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!