HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Николай Толмачев

Солнца не надо, или Материалы для ненаписанного романа

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Карина Романова, 22.11.2008
Оглавление

10. Глава 9
11. Глава 10
12. Глава 11

Глава 10


 

 

 

Выпить Шрамова почти не тянуло, иногда только чувствовалось, что чего-то не хватает, какая-то пустота добавилась в жизни, но больших лишений он не испытывал. Скорее из интереса, чем из неодолимой потребности одурманиться, Шрамов скопил штук десять таблеток седуксена и однажды вечером проглотил их сразу. Ничего хорошего не вышло – уснул как обычно, зато ночью, во сне, стошнило, и он испачкал блевотиной подушку и одеяло. Одни неприятности от такого балдежа. К таким вещам нужна, видно, привычка.

Попробовал Шрамов и чифир, но тоже ничего приятного. А чифир здесь в ходу, хоть и под большим запретом, как алкоголь. Готовят его просто. Из двух кусков проволоки и двух старых бритвенных лезвий делают маленький, удобный для скрытного пользования кипятильничек, в туалете возле лампочки оголяют провода. Еще нужна банка с водой и пачка чая, конечно. И при небольшом навыке через пять минут готов отличный чифир, дегтярной черноты. Выходя по ночам в туалет по нужде или покурить, Шрамов часто заставал там ребят, сгрудившихся на корточках вокруг банки с густым, дымящимся, пахучим чифирем, покуривающих, ведущих неторопливы свободные разговоры. Подсаживался иногда и сам за компанию, делал несколько терпких обжигающих глотков под насмешливыми взглядами. Но чифир до Шрамова не доходил, как и таблетки, только появлялись сердцебиение и бессонница. Муравьев, бывший морской офицер, а теперь завсегдатай туалетных посиделок, местный авторитет, снисходительно разъяснил ему, как пить чифир, чтоб не переводить добро. Примерно с месяц, сказал он, пей его регулярно, потом сделай перерыв недельку, а потом уже поймешь настоящий вкус.

Пятерка, что оставил Шрамову отец, удержалась недолго. Непоседливый Коля Ткаченко, которого и сера не пугала, каждый день после завтрака находил возможность улизнуть в самоволку. Хоть через замочную скважину, а выскользнет, – сказал о нем занудный Милютин. Проглотив лекарства и уколовшись, Коля начинал метаться по отделению, мелькая своим мясистым красным лицом то там, то здесь, – и скоро исчезал, как испарялся. Появлялся после ужина, как из-под земли вырастал, еще больше возбужденный и деятельный и с запахом спиртного. Ему Шрамов как-то и отдал утром пятерку, а вечером Коля принес две бутылки вина, которые они и оприходовали без задержки.

Как будто свежая кровь влилась в обмякший за последние дни организм, каждый нерв заиграл новой силой, просветлело в глазах. Хорошо бы всегда, каждую минуту находиться в таком состоянии, на таком как раз уровне, не перебирая… – думал о несбыточном Шрамов.

– Ты, земеля, не падай духом, что попал сюда! – начал убеждать Шрамова Коля, когда они вышли в туалет покурить и совместно выпитое вино разбудило в них дружеские чувства и развязало языки. – Я смотрю, ты что-то унылый, все задумываешься. Брось! Не ты первый, не ты последний! Я второй раз здесь – и ничего! Жизнь такая – одному везет, другому не везет…

– Тоже белка? – спросил Шрамов.

– Не-е! Какая там белка! Самому пришлось сдаваться… Прошлый раз с работы помогли, а в этот раз сам напросился. Надо так…

Он помолчал: колебался, видно. Наверное, и хотелось ему пооткровенничать, и чувствовал, что ни к чему это.

– Лимоны подвели… – пробормотал Коля. Взглянул на Шрамова искоса, оценивающе – и решился, заговорил приглушенным голосом: – Я ж под следствием, на лимонах спалился… Я работаю грузчиком в порту, ну и прихватил с собой с работы сумку с лимонами – семнадцать кэгэ, когда взвесили… Чтоб им сгореть, тем лимонам!.. Всегда сходило, а тут поймался!.. Знать бы наперед… Пошел через дырку, а там менты дежурят… И главное ж – сам дурак: всегда сначала проверял, как шел, а тут понадеялся, спешил, дурбецало… Ну и началось: повезли в райотдел, протокол, то, се… Начали раскручивать. Теперь еще и апельсины какие-то шьют… Не знаю, как и выкручиваться…

– Ну а причем дурдом? – спросил Шрамов.

– Как причем? Ну, ты даешь!.. Когда прижмет, за все хватаешься… Время выигрываю: пока я здесь, следствие притормозилось – на лечении! А там, смотришь, и какая-нибудь амнистия подвернется… Или еще что-нибудь… Мотаюсь сейчас, как не знаю кто! В каждую щелку соваешься, все пробуешь…

Коля уныло скривился. Но чтоб сильно отчаиваться – не в его натуре, тут же перекинулся на другое: как бы еще чего-то сообразить, что ли, может, чифирку забодяжить, или одеколончика раздобыть…

Приятно, конечно, было вот так, после бутылки вина покурить и побеседовать. И чужие, и свои неприятности виделись не такими уж безысходными, но раздражающей тяжестью давила на сознание необходимость скрывать свое состояние, а невозможность продлить приятные ощущения лишала их настоящей полноты, законченности. И уже возникали тревожные настроения, хотелось куда-то идти, чего-то искать, делать что-то, чего потом будешь стыдиться… Сейчас бы и глоток одеколона не помешал, – подумал Шрамов и пожалел, что не попросил отца принести флакончик. Впрочем, вряд ли он принес бы, он и дома прятал от Шрамова одеколон себе под подушку.

– В домино сыграть не желаешь? – спросил Коля, докурив. Его мясистое лицо покраснело еще больше, а энергия так и кипела в нем, он уже куда-то порывался, нетерпеливо похаживал по туалету.

– Нет, – сказал Шрамов, – что-то не тянет…

– Ладно, – махнул рукой Коля. – Пойду к Жуку… – И он выскочил из туалета.

Жук – старый Колин приятель, по первому заходу еще, тот самый бедолага, что несколько дней не мог есть. Теперь он потихоньку приходил в себя, и Коля часто бегал к нему в палату, подкармливал чем-нибудь домашним, подбадривал. А тот выкарабкивался с трудом, как бы даже нехотя, – вбил себе в голову, что у него цирроз печени, и смотреть ни на что не хотел. И врачам не верил, что его разубеждали.

В палате Милютин, развесив мокрые губы, листал свои нескончаемые журналы, бурчал что-то под нос, лениво почесывался.

– А этот прохвост все мечется? – спросил он, имея в виду Колю. – Что за неспокойная натура! Ну, выпил, и сиди спокойно. А то ищет приключений… И находит же! Эти его лимоны… У нормального человека такие вещи проходят нормально, а у него из всего мировые проблемы получаются. Родятся ж такие…

 

 

 


Оглавление

10. Глава 9
11. Глава 10
12. Глава 11

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.07: Виктор Сбитнев. От Моны Лизы до… дяди Коли (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!